М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«Огненное Сердце — это беспредельность». Татьяна Бойкова.


 

Гималаи. [Гряда скалистых пиков] 1938

Гималаи. [Гряда скалистых пиков]1938

 

 

 

Не в сердце ль мудрости исток? –
Ума Божественного Сила
В нём путь срединный проторила,
Оно – провидец и пророк;
И в нём – бессмертия залог,
В житейском плаванье кормило,
Дел человеческих мерило...
Дням человеческим итог.

В. Марк-Герг

 

Кто не понимает великой сущности Сердца, тот умаляет свое собственное значение. Чтобы приблизится к пониманию сердца, необходимо научиться уважать все что связанно с сердцем, ибо слишком различны пути мозга и сердца. Люди мечтают о свободе, но в какой темнице держат они свои сердца. Мы знаем, что только сердце может спасити от яда раздражения, только утонченное сердце обладает способностями вмещения, распознования, чувствознания, а также качествами терпения, терпимости, мужества. Помним, что Сердце является спасительным, соединительным мостом с Миром Тонким мостом. В воспитании и утончении Сердца, придается огромное значение сотрудничеству, единению, а на самое первое место выдвигается труд на Общее Благо. Сегодня немного поговорим об огненности Сердца.

«Поистине, ничто не повторено во Вселенной. Но все-таки самым индивидуальным останется сердце человека. Но кто же измерит эту бездну? Кто же примет на себя задачу разъяснить и твердить народам о сердце? Не законники, не врачи, не воины, не священники, но Сестры Великой Горы примут на себя торжественную обязанность возложить руку на болящее сердце, другою рукою указав на беспредельную Благодать. Кто же сумеет понять торжественность любви, соединяющей Серебряную Нить с твердынею Сердца Высшего? Потому так посылаем Сестер на подвиг сердца. Нельзя явить необъятность Высшего Сердца в понимании неявленного сознания. Но вы должны уже преуспевать в усвоении торжественности. У вас уже должна создаться заботливость не оскорбить торжественность чем-то мелким, несоизмеримым. С такою мерою пойдут на Служение Сестры Горы. Так они оградят сердца народные от мерзости и смрада, порожденного тьмою».

«Многие состояния сердца отмечались народною наблюдательностью – от мягкосердия до жестокосердия, но редко отмечалось огнесердие. Между тем именно это качество может занимать и привлекать наше внимание. Трудно не устрашиться перед черным собранием, но никто не осилит огненное сердце. Пусть выдумывают разные угрозы, но один столб Света опрокинет всю тьму».

«Огненное сердце движется не по земным знакам. Много напряжения!»

«Сердце пламенное, сердце ненасытное, сама боль мира лишь устремит тебя! Туман, застилающий глаза пресыщенные, обратится в сияние пламени зажженного сердца. Так будем беречь сокровище огненное. Растолкуем народам сердце ценное». (453,183, 84,164)

* * *

«Невозможно перечислять словами дары духа. Многие из них даже невыразимы словами, так огненны они!

Так мирские понятия не вмещают самого тонкого и высшего. Нужно помнить, что каждый час пламенное сердце творит [то], что люди называют чудесами.

Нужно воспитывать сердце. Нужно наполнять «Чашу». Нужно устремляться звучанием «Колокола». Нужно зажигать крылья пламенные Мира Огненного. От сердца пойдем к Огню – скоро пойдем!»

«Так Говорю – научитесь слушать сердце огненное. Не сомневайтесь в том, что огнем очищено. Мудро проявление основ сердца в жизни, и как же нужно радоваться этому камню добра.

Держитесь за Меня крепче. Держитесь каждую минуту, во всех шагах. Сатаны кинжалы – в спину, но если единение крепко, то клинок сломится о камень добра. Нужно крепкое устремление, которое пригодится во всех мирах». (511,510, 210)

 

Среди огней сердца самый яркий пламень, это пламень самопожертвования. Именно это качество отражает нападения стрел враженских и создает прославленную неуязвивмость. Самопожертвование — это не бесцельное, ненужное принесение себя в жертву, это готовность бороться и победить за дело Высшее. Братья Милосердия шли в самую пучину зараженных очагов и сердце их было спокойно, «ибо передавали сознание свое Христу бесповоротно и нераздельно. Такой обмен сознания создавал вспышки огня очищения непробиваемого».

«Спокойствие сердца не есть успокоение. Горящее сердце не может успокоиться. Спокой сердца есть твердость и непоколебимость. Таким пониманием можно достичь напряжения, которое ведет к Нирване. Но сколько ступеней нужно мужественно пройти, чтобы осознать непоколебимость сердца! Легко говорить при кажущемся покое окружающего, но нужно искать закаление сердца не в бездействии. Конечно, действие не в махании рук, но в напряжении сердца». (379)

 

Когда-то отшельники били себя камнем в грудь, в область Чаши, чтобы вызвать напряжение сознания, таким способом разжигая огонь сердца и соединяя себя с Высшим. Все бичевания, раздражение кожи власяницами, опоясывание тела разнообразными цепями принадлежат к тому же первобытному способу нагнетения сердечного напряжения, когда все существо посредством боли напрягается по одному направлению. Но нам не надо прибегать к этому способу, т.к. мы знаем из книг Учения, что высшая защита и восхождение заключаются в нераздельности устремления к Иерархии. Для достижения неуязвимости и умножение сил необходимы три элемента: утонченное сердце, Иерархия и понятие нераздельности с ней.

«Чистое сердце утверждает Иерархию легко, и восхождение такого сердца как уявление Адаманта. Ничто никогда не затемнит путь чистого сердца, и даже с врачебной точки зрения такое очищенное сердце примет лучшее будущее». (537, 582)

 

Не будем забывать и о таком главном качестве огненного сердца, как торжественность.

Учение говорит: «Удесятерите торжественность. Умножьте ее, как умножают лампады молитв. Когда идем путем восхождения, вложите руку Нам. Поспешите к Вершине Сердца. Скоро займемся «Знаками Огня», теперь утвердим качества сердца и покажем их в жизни. Напрягайте энергию во славу Владык, торжественно и мужественно!»

«Чаша» требует торжественности, как бы для наполнения уровня. «Чаша» напрягается первая.Замечайте, насколько события далекие прежде сердца отзываются на «Чаше». Эта последовательность редко отмечалась. Конечно, при наполнении «Чаши» нужно принимать сердечные средства».

«…торжественность собирает в себе и восторг, и восхождение, и защиту от зла, и обращение к Иерархии. Так спасительна торжественность, но ее нужно воспринять и удержать. Среди тления и разрушения какая торжественность?! Но для торжественного сознания разрушения и не существует. Оно немедленно покрывается куполом воссоздания во всей прекрасной утонченности. Так отражение торжественности недаром считается лучезарным. (…).Торжественность расцветает пурпуром – так собираем гирлянды сердца».

«Любовь, заключенная в чистой торжественности, всегда нуждается в защите от темных оскорбителей. Мужество является щитом, и огонь соединяет струи свои в пламенный меч. Не случайно Утверждаю мужество; оно укрепит кругозор». (492, 527,476, 525)

 

«Напрасно люди полагают, что Высший Дух становится нечувствительным к малым предательствам, наоборот, чувствительность возрастает с очищением сердца. Конечно, вместе с этим растет и мощь сердца, но чувствительность, конечно, не может миновать отравления злобою окружающей. Так путь очищения не может быть назван отупением. Нужно сознавать, насколько легче доступ к сердцу очищенному. Потому среди вопросов мистерий был один: «Умеешь ли не бояться боли?»

«Испитие яда или распятие является непременным условием движения вверх. Как бы производится расчет с низшей материей. Так научаемся летать, оставляя внизу тяжелую обувь». (487, 533)

«Мы уже знаем, что при изучении чувствительности и некоторых болях. Многие из подходящих, чаще всего любопытствующих, спрашивают об этом. И если им сказать, что вследствие их небрежности, страдают избранные, они не поверят и не примут, что представляют собой конденсатор и трансмутатор энергии. А при порче подобных аппаратов, это распределение энергии расстраивается и немногое тонкие сердца несут давление, которое должно было распределиться по всему миру. Солнечные натуры несут на себе упор огненной энергии и должны отвечать за миллионы трутней.

Обычно подобные вопросы задают именно те, кто сам более всего способствует этим болезням, своими подозрениями, осуждениями, всякими противодействиями духовным трудам. Но посадите подобного вопрошателя в отравленную комнату, и он немедленно заболеет сотнею болезней. Конечно, нужно представить себе напряженность организма при духовном труде. Как магнит впитывает он окружающее, желая помочь. Не сказка перенесение чужой боли на себя. При этом можно заметить, что боль переносится несходно, но поражает или наиболее напряженные, или слабейшие центры. Не нужно думать, что боли в жизнеописаниях подвижников преувеличены. Наоборот, они так же напряжены и развиты, как различно само человечество. Но что же облегчает эти страдания? Кроме серебряной нити самой Иерархии часто само сердце подает знак к началу целительного луча. У Нас часто изумляются, отчего врачи не обращают внимания на людей, приходящих к больным? Может быть, половина лечения состояла бы не в лекарствах, но в удалении вредных элементов, вносимых так приходящими и приносящими духовную заразу».

«Вопрос о людях очищающих и о людях вредящих нужен в медицине. Без разрешения этого вопроса не найти спасения от многих новейших заболеваний. Не нужно забывать, что болезни эволюционируют вместе с расами и эпохами. Мы очень загордились и забыли обо всем, не знаемом нами. Но сердце знает сроки, и даже невежественное сердце трепещет от приближения Огненного Мира». (463, 437, 438)

«Каждый полководец скажет, что лучше уклониться, нежели принять поражение. Та же бережность, в отношении сердечной энергии должна быть проводима всюду. Из той же бережности Мы соединяем ядра сочетанных духов, чтобы этими взаимосоединенными усилиями не тяготить одного из воинов. Между тем не много твердых духов требуется, чтобы изменить гибельное положение. Не много пламенных сердец могут встать самоотверженным дозором и сплести крепкую сеть защитную. Не сверхъестественное, не магическое, но просто пламенное устремление сердца соединит миры!» — говорит Учение. Нужно уметь пребывать всегда в готовности для труда и битвы.

«Так, при сражении духовном нужно ко всему прибавлять каплю энергии сердца. Нужно это делать сознательно. Можно уговорить сердце действовать. Не следует смотреть на такие разговоры с сердцем как на ребячество. Так же, как молитва действует, когда сознательна, так же мы заставляем сердце концентрировать энергию – это и будет лук напряженный. Когда огонь сердца светит и пылает при каждом касании, тогда и зов к сердцу может стать молчаливым. Но при начальном воспитании сердца нужно прибегать к беседе с нашим центром – так справедливо можно называть сердце». (562, 475)

С сердцем можно советоваться и получать ответ.

«И Положил с вечера мысль, на сердце, а заутро Дал решение», – сказано о Старце Горы в хрониках персидских. Для многих это просто сказка-прибаутка. Между тем целое Учение дано в этом речении. Именно, «положил мысль на сердце». Нигде иначе не может преобразиться мысль, как на престоле сердца»

Конечно не все могут мысль расчленить в сметенном состоянии и сердце найти в извилинах засоренного рассудка. Но тот, кто уже почуял престол сердца, тот познает и дисциплину духа.

«Престол сердца называется не только как символ, но также и потому, что при положении мысли на сердце можно ощущать легкое как бы давление в верхней части сердца. Ощущение это настолько тонко, что не привычный к тонкому чувствованию даже не заметит его. Но люди с утонченным сознанием ясно почувствуют это давление мысленной энергии».

«Сердечно познавший не спросит о последующем, не прочтя первое. Так сердечное познание дает обаяние, которое не приобретается золотом. Явление Анура, иначе говоря, сердечного обаяния, ценится очень высоко. Оно принадлежит к качествам накопляемым и неотъемлемым. Анура – сердечное обаяние, или царь-сердце. Можно видеть, как с детства обаяние открывается, иногда даже в тягость самому себе, ибо люди иного напряжения перемешивают ритм». (394, 396, 489)

 

Огненное сердце обладает особым обаянием, благодаря чему собирает вокруг себя духовно устремленных людей.

С обаятельным человеком всегда приятно встречаться, приятно иметь дело. Особенно, когда мы встречаем человека высоко устремлённого , то мы не станем говорить с ним «об обеденной похлебке или о ничтожных приключениях вчерашнего дня; вы будете стремиться в будущее в размере мышления собеседника».

В сегодняшних объявлениях о приёме на работу мы часто сталкиваемся с пожеланием о коммуникабельности человека желающего занять объявленное место. Отчасти это новоприобретенное название предполагает умение работника общаться с себе подобными на таком уровне, чтобы можно было удачно решать задачи фирмы даже в проблемных ситуациях. Здесь также необходимо своего рода обаяние. Но чаще всего такое обаяние бывает интеллектуально-мозговым, т. е. просчитанным: сколько отмерить улыбок, чтобы не переборщить, сколько сказать необходимых слов, комплиментов и т.п.

Мы сейчас говорим о сердечном обаянии, являющимся прекрасным, солнечным магнитом, сверкающим и обогревающим всех, кто находится рядом и вдалеке, притягивающим все доброе и светлое. Конечно, будет совсем неплохо, если везде будут работать люди обладающие качеством сердечного обаяния.

«Мозг – прошлое, сердце – будущее. Так более Огней около сердца. Нужно не забыть, что кроме обычных огней каждая эпоха зажигает свои светочи и, конечно, Век Огня дает особое огненное сочетание». (265)

 

«Люди не желают представить себе, сколько опасностей проявляется около них. Сколько раз Высшие Силы и участники Тонкого Мира спасали их! Но человечество полагает, что если день миновал, то, значит, ничто не угрожало. Такое мышление притупляет зародыши чувства признательности, но без этого чувства человечество не может преуспевать. Вместо признательности появляется требовательность и затем угроза».

А между тем есть малые незаметные мысли. Они, как насекомые, подсекают все самые сильные побуждения. Самый устоячивый характер расшатывается уколами таких подосланных мыслей.

«Казалось бы это повторено и уже надоело, но, когда приходит время действия, люди забрасывают себя облаком осколков малых мыслей. Самые благородные решения стираются под слоем постыдных мыслей. Мешают подвигу прежде всего не столько сомнение, сколько бесформенные мысли, порожденные старыми привычками».

«Потому так Советую сердце хранить как уничтожающий меч против всякого зла».

«благословенны опасности, они научают единению и сопротивляемости. Когда же усилить эти состояния утверждением сердца, то и доспех готов. (…). Как нужно бывает объединение молчанием! Ничто так не влияет на сердце, как напряженное молчание». (523, 353, 401)

 

Конечно, мы не застрахованы от грубых попыток нападений темных. Неся свет учения, мы являемся объектом для подобных нападений, с той лишь разницей, что каждый встречает противника по своим силам. Но как бы там ни было, темные стараются использовать любой случай, чтобы напасть и ударить, действуя как через людей, так и подсылая свои измышления.

«Всякое отчаяние есть предел. Сердце — это беспредельность».

Поэтому необходимо хранить мужество, только оно дает движение вперед. На многих страницах Учения нас предупреждают против чувства страха. Это чувство недопустимо, т.к. оно противоположно огню, и с ним необходимо бороться всеми возможными способами. Все виды страха испепеляются огнем, поэтому устремление к огненной энергии должно означать отречение от всякого страха. «Нужно брать пример с тех отважных сердец, которые не только не бегут от огненных драконов, но безбоязненно приближаются к ним». (591, 589)

 

Много сведений нам дано, важно применить их.

«Сердце долго было в загоне, и потому кроме духовных воздействий нужно иметь наготове и средства земные. Но во всяком случае при сердечных напряжениях следует менять направление мыслей. Мысли, как поток горный, меняют ритм окружающий. Немудро говорить о полном покое при напряжении сердца, ибо прежде всего покой не существует; наоборот, напряжение сердца тем более чует космические вихри и может быть потрясено вибрациями. Но перемена мыслей может действовать, как мускус, утверждая течение нервного вещества. Уже знаете, насколько меняются ритмы токов и насколько при атмосферном напряжении вибрации токов неумеренны, но даже становятся колючими».

В дни сильного напряжения или утомления, появляется вдруг желание прилечь, не нужно думать о поразившей нас лени. Такая усталость и слабость может происходить от разных причин. Возможно это будет не от весны и не от осени, но может объясняться сгущением токов, что давят на центры. Возможно наше сердце участвует в битве.

«Конечно, в эти дни напряжение и расход сил необычайны, потому, если чувствуете напряжение или утомление, не стыдитесь прилечь. Во время неслыханной Битвы нужно беречь сердце. Это совет всем. Нужно представить себе всю дымную земную поверхность, чтобы понять необходимость защитного доспеха».

«Наряду с нагнетением, можно ощущать как бы пустоту. К этому ощущению нужно относиться очень бережно. Чаще всего это известная защитная полоса, обезопасивающая сердце от разрушительных ударов, как бы кольчуга защищающая. Это обстоятельство нужно знать. Одни принимают это ощущение как отторжение и напрасно огорчаются; другие полагают, что такое чувство означает конец опасности, и прекращают бдительность. И то и другое лишь нарушает поток энергии. Но уже опытный воин ценит этот щит, так хранящий его силы. Уже знаете, что удары по ауре так болезненны для глаз и ушей, но может быть как бы ощущение резаной или колотой раны».

Неустанная битва дает перебои в сердце, поэтому нужно быть осмотрительными и бережными. Надо заметить также, что волны тоски могут возникать от участия в битве. Малые духом страшатся битвы или того состояния, что называется битвой. Но ничто другое не поможет так нашему восхождению, как битва. В такие моменты необходимо посылать свои устремления в совместной битве к Учителю, таким образом сознательно участвуя в битве, и так устремляясь к Иерархии, как земные воины не спускают глаз со знамени впереди них. Нужно быть очень наблюдательными, чтобы понять что такое битва.

«Часто люди все-таки понимают Битву не больше уличного столкновения, забывая, что сражение в почтовом ящике, в улыбке ухищренной лжи и в задержке Света. Битва гораздо драматичнее, нежели обыватели ее понимают. Когда Говорю о бережности, тоже понимайте на семь концов». (547, 350, 585,520)

 

Опытный боец не смущается колебаниями удачи. Подобные колебания заключены в каждом росте. «Но при космическом напряжении можно предложить сердцу не переутомляться. Связь сердца единого с космическим пульсом очень очевидна».

«Истечение невидимой энергии при телесной сонливости будет верным знаком участия в отражении тьмы. Мы можем призывать к бою в любое время, потому нежданный приступ сонливости должен обращать особое внимание. Так же и поток энергии не останется незамеченным. Унесет он много сердечной энергии, потому заслуженно дать той энергии снова аккумулироваться. Немудро позволить источиться, потому напомним отдых в виде перемены занятия».

«Течение сердечной энергии часто ощущается с правой стороны организма. Энергия ударяет в «Чашу» и оттуда, конечно, рефлектирует на правую сторону организма. Висок, шея, плечо, колено, конечности показывают чувствование, очень близкое физическому истечению. Непомерны количества выделяемой таким путем энергии пламенного сердца. Потому Руководитель часто говорит: «Осторожность!» Трудно вполне заранее определить начало истечения, ибо пространственные магниты и симпатии иногда требуют одновременно посылок в разные части света и сферы». (586, 516, 457)

 

 

Утонченное сердце будет обладателем утонченного обоняния. Еще старые отшельники замечали, что добро есть благоухание, а зло есть ядовитое зловоние.

«Претворение энергии в аромат есть очень определенный факт. Когда утверждается о благоухании фризий или фиалок, можно предполагать о близости физической или тонкой энергии Доброго Начала. Наоборот, запах тления сопровождает все низкое как на физическом, так и на духовном плане. (…).Многие не поймут, что сердце будет двигателем утончения обоняния. У сердца пламенного приближение каждой сущности вызывает своеобразное употребление чувства обоняния внутреннего. Удушия сердечные происходят часто от таких приближений. Ни ветер, ни очищение воздуха не помогают там, где сама энергия зла образует как воронку, но, конечно, и добро дает облегчение». (577)

 

«Явление сфер тонких будет соответствовать состоянию сердца. Так сердце, уже звучащее пространственным ритмом, будет знать и звучание сфер, и аромат тонкий, и ему преклонятся цветы созвучащие. Видеть цветы Тонкого Мира значит уже подняться в сферу Прекрасного. Можно увидеть эти очищенные образы и при бодрствовании, но для этого нужен пламень сердца. Можно видеть и огонь сердца прекрасный – порхающим над сердцем. Но для этих проявлений нужно зажечь сердце».

«Не случайно мы часто толкуем о творчестве Тонкого Мира. Сознательность и внимательность приготовляют нам широкое поле для творчества. Можно заметить, что это созидание не утомляет и остается неисчерпанным, – так происходит между мирами сотрудничество». (398, 518)

 

«Только подумайте, что ничем нельзя подделать ауру и содержание секреций. Такое простое соображение трудно усвоить человечеству. Даже среди испытаний Архатов подобные вопросы имеют место. Ничего не видеть, ничего не слышать, но тем не менее верить до степени высшего познания – это тоже качество Архата. Появление сердечного устремления – это тоже качество Архата. Умение разбираться в великом и в малом – тоже качество Архата. Бережливость основной энергии – тоже качество Архата. Постоянное желание блага – тоже качество Архата. Мужество и терпение – тоже качество Архата. Нелепо понимать сущность Архата как нечто неземное. Он формируется на Земле как Водитель сердец».

«Отшельник, понимавший язык животных, во время молитвы заметил, что маленькая зеленая змейка начала извиваться около него, – так продолжалось несколько дней. Наконец, он спросил змейку, что значит ее странное поведение? Змейка отвечала: «Хорошо твое сосредоточение, Риши, если во время молитвы так замечаешь все мои движения». Отшельник тогда сказал: «Червь лукавый, не суди по себе. Сперва происходит сосредоточение земное, потом тонкое и затем огненное, когда сердце вмещает и небесное, и земное.

Многим можно рассказать эту притчу. Извивы змеиные так часты! Уподобившись змее, люди не могут выносить [что-либо] поверх своего ползучего состояния; они готовы тратить и время, и усилия, лишь бы уловить что-нибудь, по их мнению, умаляющее. Размеры червя соответствуют такому мышлению. Кто старается утверждать, что йогические достижения не существуют, тот, поистине, червь лукавый!

Зачем ограничивать себя земными достижениями? Зачем отрываться насильственно от кармических состояний? Можно через Огненное Крещение достичь и здесь объединения с Миром Тонким.

Кто однажды прикоснулся к Учению Огненному, тот меняет сущность свою вчерашнего дня». (585, 587, 594)

 

«Поручаю пройти с Нами через радость и горе; только в этом двуродном пламени творится сознание. Упражнение сознания есть Йога Сердца. Без жизни невозможно это упражнение, но, как знаете, его можно продолжить и в Тонком Мире – так будем приближаться к Огненному познанию. Подойдем к нему без ужаса; не можем сказать – без трепета, ибо это биение ритма неминуемо, но оно не будет ужасом, но торжественностью».

 

Не будем думать, что нам мало дано, что мы еще не готовы, что все это еще не для нас, потому что мы этого не достойны. Оставим все сомнения, не умаляя себя, но не станем возносится в гордыне.

«Дано много, снова укреплено сердце и дано приближение к Иерархии и к Тонкому Миру в полном сознании. Но только сердце доведет до Огненного Мира».

«Советую быть сердечно готовым исполнить Указ Учителя». (521, 597, 598)

 

2005г.

 

Работа составлена по книге "Сердце".

16.05.2015 18:24АВТОР: Составитель Татьяна Бойкова | ПРОСМОТРОВ: 471




КОММЕНТАРИИ (1)
  • Сергей Целух17-07-2015 07:30:01

    Прекрасную тему затронула Татьяна Николаевна в своей подборке о человеческом сердце: вечную, судьбоносную, на все времена. Философия сердца проходит красной нитью через учения Живой Этики, другие произведения Николая и Елены Рерихов. Она также главная тема в произведениях русских религиозных мыслителей. О значении сердца, как символа жизни и любви, говорит хотя бы тот факт, что в Библии это слово встречается более тысячу раз. Известно, что проблемы философии сердца решаются преимущественно в рамках богословия и религиозной философии, хотя учение Живой Этики изучает и рассматривает ее более подробно, во всем объеме и вместе с любовью. В сердце происходит встреча человека с Богом, оно источник Божественного откровения. В Евангелии от Матфея сказано: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф.5,8). В сердце, как пламень, входит дух Божий. Это состояние отметил пророк Иеремия: «… было в сердце моем, как бы горящий огонь». «Сердце умное и разумное», говорится в Библии. Оно размышляет, в него приходят всякие мысли: «Размыслите в сердцах ваших» или такое: «Не дал вам Господь сердца, чтобы разуметь» (Втор. 29,24). В древнейшем памятнике русской мысли Х1 века «Слово о Законе и Благодати Киевского митрополита Иллариона сказано, что причиной крещения князя Владимира стало то, что «взглянуло на него всемилостивое око благого Бога, и воссиял разум в сердце его».
    Пусть Ваша работа поможет людям задуматься о своем сердце и принесет творческий огонь и радость.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Духовное совершенствование »