М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Учение Живой Этики о собственности. Владимир Бендюрин


В последние годы в стране возникла критическая ситуация, с угрозой стойкого усиления собственнической психологии, что противоречит стратегическому плану эволюции общественного сознания, изложенному в Учении Живой Этики для наступающей эпохи. С одной стороны, после времени жесткого стандарта вернулась свобода личного предпринимательства, и это замечательно, когда является родом творчества. С другой стороны, интересы предпринимательства чаще низко материальные, и это угрожает отвлечением от духовного пути эволюции.

 

Всех нас темные силы пытаются сделать рабами идеологии низменного капитализма: сделать мелкими или крупными собственниками (якобы не рабами, а хозяевами) и при этом умертвить живую душу, вытравить дух. Но если такое произойдет, Россия, «Его (Сергия Радонежского — Майтрейи) страна», которую он веками воспитывал как прообраз новой эпохи, как образец для всех, потеряет собственное лицо и погибнет морально, а с ней и растоптавшая идеал планета, — ведь зачем возвышенному Космосу такой отброс? Разве что под свалку, как второй Сатурн.

 

Нам грозит именно гибель по сути: «...главная погибель мира от привязанности к несуществующей собственности. Поведать это народу новому, значит излечить страх старости. Явление владения без собственности откроет путь всем без условного наследия» (Оз-2.1.9). О наследии позже, а упомянутый принцип владения близок принципу «власть — жертва» (Зов-23.9.1922), когда человек берет на себя управление (в том числе материальной собственностью) не для личной корысти, а для возложения своего труда и подопечного общества или имущества на алтарь Общего Блага, Высшего Блага. «Пусть народы научатся мыслить об Общем Благе, ибо своекорыстие окажется тяжким препятствием к продвижению» (Н-731). Все — для всех и для Всевышнего, а не для себя. А корыстное присвоение общего означает омертвление части живого организма (ведь что бывает после отрывания?).

 

Вот образец работы темных — сначала поселить неверие, потом затопить желаниями и раздуть их в преступления и собрать жатву двойную» (Оз-2.7.16). «Среди черных внушений будут страсть и корысть, из них порождается самое низкое предательство» (МО3-571). «Страх и корысть на месте любви будут черным огнем» (МО1-272). «Когда человек явил подчинение устремлениям к собственности, то эго самости затмило развитие. Ведь человек стал рабом темных сил...» (Бе-576).

 

Всякий кризис может повернуть в любую из противоположных сторон, в том числе возможен в ближайшие годы крах собственнической психологии в России или хотя бы в некоторых слоях ее общества. То есть Россия проходит сейчас испытание. Надежду на светлый исход вселяет тот исторический факт, что в России четкого капиталистического строя, с его культом частной собственности и циничной властью денег, не существовало никогда. Первая буржуазная революция 1917 года сразу же повлекла за собой социалистическую. Сейчас капиталистические принципы законодательно провозглашены все, но на практике не доводятся до 100 процентов, хотя бы из соображений гуманизма. Чтобы правильно оценить происходящее и правильно себя повести, нужно внимательно рассмотреть сумму высказываний по теме в тексте Учения.

 

Чувство собственности в Учении Живой Этики определенно характеризуется как сужденное к преображению и отмиранию в наступающую эпоху. Мусор истлеет или сгорит, а с ним те, кто сделали мусор своей сущностью. Выживет человек огненный. Мы живем в период кризиса, перехода к Эпохе Огня, и все явления жизни будут преобразованы соответственно новому состоянию космической среды. Поэтому начнем с того, как рассматривается вопрос о собственности в Огненном Мире, который активно входит сейчас в нашу жизнь, в земной план Бытия. То есть сравним законы обладания имуществом на уровнях стихий Огня и Земли, в мире энергий и мире вещества, в духе (огненном у каждого человека) и в теле.

 

Начнем с того, что огню свойственно давать, а веществу брать и скапливать в себе энергию, и в психофизике человека дух дает, а тело принимает и хранит высшие качества, в том числе жизнь. «...принцип Огня есть претворение и постоянное отдаяние. Огонь не может существовать без жертвы отдаяния, также и огненное зерно духа существует отдачею. Но жертва тогда делается истинной, когда она становится природою человека. Умственная, насильственная жертва не будет ни естественной, ни божественной... Нужно полюбить жертву огня, как ближайшее средство общения с Миром Огненным. Без этого жертвенного устремления нелегко подняться из когтей зла». (МО1-546). «...на высоких ступенях Существа принимают отдавание как радостную обязанность. Нужно стремиться к этой степени огненности, тогда мы вступаем в равновесие с Огненным Принципом, и отдавание становится получением. Уже без всякой самости существо принимает высшие дары. В таком ускоряемом обмене совершается приток энергии» (МО1-626). «...каждый самоотверженный расход ауры вызывает усиление всеначальной энергии. Значит, в отдавании мы получаем» (Бр-334). «Корысть не свойственна Огненному Миру» (МО1-581). «...земная собственность не существует. Много сказано о собственности, но только огненное состояние может показать иллюзию такой собственности» (МО2-177). И от того, каково качество проявленного сознания, чего в нем больше — духовности или телесности, — зависит отношение каждого человека к собственности, склонность творить, дарить или потреблять.

 

Если развитый ниже среднего уровня общества человек больше получает от окружения, чем дает ему, то высокоразвитый может больше давать, чем получать от мира. Так, что касается имущества разума, человек с малыми духовными (огненными по качеству) накоплениями прошлых воплощений требует длительного и интенсивного обучения, со многими повторами для усвоения и т.д. Человек же духовно богатый схватывает знание общества (на самом деле — узнает опять, с небольшими модификациями) на лету, и уже скоро в избранной области загорается на творческое дополнение общественного знания, применяя знание духа. Не только набравший большой опыт прошлых воплощений ведет себя так, но почти так и любой с зажженным от источника духа сознанием. Таково обращение огненного человека не только со знаниями, но и с предметами: вещи имеют для него ценность лишь участия в творчестве на общее благо (в духе-огне мы едины...), и он вряд ли станет заводить вещи бесполезные для этой высшей цели. Истинно творческий человек, при готовности решить очередную задачу общества, непринужденно, «само собой», естественно получает от Бога и Природы (внешне выглядит как от общества) необходимое для этого имущество (ментальное, астральное или физическое) и легко с ним расстается после выполнения, когда оно уже потеряло для него полезность творческого роста, — иначе не придут новые средства для очередного этапа совершенствования.

 

То, что мы сами (накопления духа) являемся порожденным «имуществом» Высшего Начала, — один из ключей к пониманию, почему же собственность, как Сказано, «не существует». «Мы не можем отдать (а тем более продать — автор статьи) чужое имущество. Мы отдать не можем, что получили на хранение... Потому радуйтесь и молитесь: Господи, Ты дал мне Твою Благодать на хранение, Ты научил сохранить Ее. Научи теперь, как вернуть сохраненное По Гласу Твоему, Мой Владыко!» (Зов-23.12.1922).

 

Одухотворенное сознание мыслит лишь об отдаче. «Только одною отдачею в духе и на земле достигаете явления света и правды» (Оз-2.3.16). «Именно в положении духа своего за человечество заключается и жертва, и приобретение» (АЙ-501). По закону кармы лучше отдавать, чем брать. Когда мы что-то берем, мы, вместе со средствами, берем и обязанности распорядиться имуществом. Получили плату-аванс — придется творчески отработать. А после жертвы, продиктованной высшими принципами, обязательно приходит получение еще более высокой и редкой ценности духовного плана. И особенно много дается ценнейших средств тому, кто заранее устремился к творческому труду.

 

"Мыслитель говорил: «Отдаем, чтобы получить. Жертвуем и обогащаемся»" (Н-949). «Мы отказались и приобрели. Мы отдали и получили. Мы лишились и освободились от увлечений» (АЙ-481). «Отдавая, получаем. Презирая вещи, получаем небесное одеяние» (Оз-1.6.9). «Можешь отдать твое самое дорогое, и не заметят того. Но не сожалей. Путник, ты должен отдать твои, мешающие тебе, вещи. И чем больше отдашь, тем легче тебе будет продолжать путь твой» (Зов-24.7.1922). "Когда-то Мы говорили — отдай все. Теперь идем дальше и говорим: «Возьмите все, но не считайте своим»" (Оз-2.4.14).

 

Даже вещь подарить полезно для облегчения кармы, но заботиться надо не столько о материальной жертве, сколько о духовной отдаче. Денежная помощь или оздоровительная экстрасенсорная накачка энергии может иногда выручить ищущего духовности, спасая его от темного шантажа снизу, но часто милостыня плодит ленивцев и паразитов, находящих тем самым уловку отказаться от творческого труда, чем они вредят, прежде всего, себе. Гораздо полезней «поделиться огнем» — зажечь своим творческим энтузиазмом или подарить здравую идею, решающую жизненные проблемы человека. Наиболее положительное значение имеет лишь та помощь, которая учит творческой помощи самому себе. Сурово, но это правда. Ситуации могут побудить к разного рода помощи, даже и примитивной, но главное — поделиться огнем духа и души. И научить делиться тоже. Христос и другие Великие Учителя говорили именно о раздаче духовного богатства (см. Оз-2.6.15). Мир можно и следует видеть как хранилище даров творчества других, из которого можно брать на время, чтобы тоже обучиться творчеству и еще более обогатить сокровищницу творческих даров.

 

Не следует впадать в застойное извращение естественной связи субъекта творчества с объектом творчества. Всякой связи — свой срок. Имущество по сути, в бесконечности, — божье, а по срокам, во времени и пространстве, в плотном мире, имеет место череда владельцев-управленцев в эволюционном процессе творчества. А когда творческий процесс иссяк, пора менять субъекта. «Пятое [качество взыскующих общего блага] — отказ от собственности и принятие на хранение плодов творчества других» (Оз-3.4.6). «...трудное достижение... приобрести уважение к земному творчеству и явить освобождение от чувства собственности. Тот, кто почувствует величие Беспредельности, конечно, поймет всю несоизмеримость призрачной собственности на таком переходном месте, как Земля. Тот, кто поймет величие созидания мыслью, тот оценит Превышнего в любом земном творчестве. Так почувствуем один великий путь и отдадим плоды труда нашего идущим за нами. Так сохраним ценность труда не для себя, но для следующих, которые продолжат эту связь совершенствования. Следует также здесь на Земле утвердить в сердце своем точку зрения на собственность, иначе мы унесем в Тонкий Мир самое тяжкое чувство о земной собственности» (МО1-635). «...подобает заменить "я" мощным "мы". Не прав творящий человек, полагая, что его творчество лично. Пусть он подумает о видимых и невидимых сотрудниках. Его труд не умалится, если он окажется достижением сборным. Так и понятие личной собственности легко преображается в нечто коллективное. Человек будет хранителем земных сокровищ, и он придет в Мир Надземный неотягощенный грузом тяжким» (Н-831). О невидимых сотрудниках: наши мысли (порождающие действие творчества) являются в сознание и извне — от воплощенных и невоплощенных индивидуальностей.

 

В мире огненных энергий преобладает принцип непрерывности, общности, в плотной материи — принцип дискретности, отдельности, частности. Личная, частная собственность — явление земли, тела. Несмотря на раздельность наших тел, в духе мы едины и, следовательно, по сути, даже во плоти обладаем всем сообща. Грубые материалисты потому не верят в Общее Благо, что их сознание построено по законам плотной материи. Они трясутся за свои материальные блага потому, что отделились в сознании, ограничили себя жесткими рамками и не верят, что к ним через эти границы может легко прийти что-то ценное. Так и выходит: жадные в отдаче закрывают дверь, и через преграду мало что приходит. Люди же с проявленной духовностью знают, что ценное притекает по принципу необходимости (если, конечно, цель творческая). Весь мир — это более или менее уплотненные энергии, а для энергий нет границ (лишь бы был настроен приемник), и единый источник энергий неисчерпаем.

 

Необходимы средства для творческого труда. Тело — одно из таких средств, и его нужно поддерживать в здоровом состоянии. На последнее тратится некоторое количество труда и средств, но поверхностными материалистами это зарабатывание физического здоровья часто обращается в самоцель, в приоритетный смысл существования. Высшее явление дара необходимого свыше заменяют принципом платы за необходимое, покупаемое внизу.

 

Из восточной классики известен принцип незаинтересованности в оплате труда. Можно замечать, что сдельно и обильно платят за чисто материальный продукт, изготовленный механически, без элемента творчества. А чем больше творчества в работе, чем меньше в ней приземленности, тем меньше материальная оплата, которая есть закон земли. Истинная плата для творцов — получение еще более высоких возможностей за умело выполненное творческое задание. А если перепадают какие угодно средства — норовят истратить не на себя, а на дело, на творчество. Работа у них идет надземная, и «платит» за нее (возможностями для утоления творческой потребности) мир надземный. Если продукт творчества оказывается полезен земной практичностью, появляется плата земная, материальная. Но не надо ожидать за высший труд какой-либо платы вообще.

 

Плата низкая — за низкое-плотное же. Так, в живописи больше получают за низкую астральщину, чем за возвышенные образы. Выгодней всего продают портреты тела заказчика. Коммерческая музыка держится на сексуально-плотских инстинктах. Велик навар с порнографии.

 

На возвышенное жертвуют, а не корыстно покупают. Массовой потребностью оно становится в экстремальных ситуациях, когда плотный мир рушится и открывается заслоненный бытом Мир Высший. В спокойные времена готовых жертвовать низшее ради процветания высшего гораздо меньше.

 

Но мир земной все же населен людьми, в которых заметно присутствует высшее начало, поэтому творцам не позволяют лишаться необходимого минимума для поддержания телесной жизни. Общество понимает, пусть полусознательно, что без религиозных подвижников и прочих «праздных» творцов у него нет будущего. Вот занятых духовной жизнью в Индии, да и не только в ней, кормят и одевают добровольно — дарят. И это справедливо, потому что духовные работники тоже много дарят (высшие ценности). Получается взаимодарение вместо торговли. Лишнего имущества за духовную работу не дают, и это правильно. Продающие высшие знания за материальные блага привыкают служить темным силам и теряют связь с высшим источником вдохновения — какое уж тут творчество! Если же мотив продажи отсутствует (и не помешает негативная карма), общество обязательно обеспечит истинному творцу, в области религии или воспитания, искусства или науки, прожиточный минимум. Надо лишь решиться обнаружить это, без компромиссов. Носители Огня — высшая ценность. Высшая энергия существует и без плотного мира, а мир без света и тепла от нисходящего Огня безжизнен.

 

Многие способные к творчеству стонут, что, мол, семья-дети сковывают полет. Но кто же их заставлял брать земные удовольствия вкупе с земными обязанностями? А запрягся — тяни лямку. Семейная атмосфера стимулирует доводить творения до воплощения в плотной материи, до земной практики — и это тоже положительный кармический вариант, если, конечно, человек остается творцом и выдерживает усугубленное теперь испытание на отсутствие материальных претензий за высокий труд.

 

Если за чисто механический труд (физический или интеллектуальный) не грех ждать плату, а за практический, общественно-полезный, но уже творческий, можно ее предполагать, то не касающееся прямо телесной жизни должно делаться без лишних земных мыслей, в том числе корыстных. Всякое творчество — свыше, от Творца, а разве Бог требует зарплату? Корысть — тупик психологии отдельной личности; творчество исходит из того духовного мира, где мы едины; они несовместимы.

 

Тому, кто занялся делом личного духовного «спасения» (это, конечно, законно), нельзя становиться паразитом и требовать комфортного обслуживания. В конце концов, на его развитие потрачены средства, включая материальные, и почему бы ему слегка их не отработать? Вдруг ты не настолько еще свят, что уже одно твое присутствие в мире — великое для него благо? Да, если человек действительно духовно мощен, от него исходит гармонизирующее мир излучение, и общество это чувствует и особенно благодарно обеспечивает существование во плоти истинного святого. Но истинный святой никогда не ищет личной выгоды. Да и личного спасения без спасения коллективного, кстати.

 

Есть два патологичных способа получения. Первый, насильственное присвоение, порочен перебором больше положенного и лишением других меньше естественного; для себя кармически вреден излишней скоростью приобретения, а посему жди обратный удар столь же насильственного лишения — восстановления равновесия. Такие преступники преследуются не только по кармическому закону, но и по обычным уголовным, и по законам уголовников. Второй способ — притягивание имущества техникой, скажем намеренно неточно, нищеты — опасен его практикующему притеканием всякой грязи (ментальной — ложных идей, астральной — вредных чувств, эфирной — биоэнергетических болезней) без разбора, поскольку такой вампир не закрыт защитной оболочкой; обычно при таком образе жизни падение на самое грязное дно. Оба способа — требование без намерения отдачи. Творцу же достаточно обеспечить пищей и некоторыми другими мелочами тело и разум, чтобы они лучше помогали в творческой отдаче.

 

Одухотворенные люди знают реальность и ценность невесомых материй, а «материалисты» ценят лишь плотную материю. Можно видеть, что каждое из «тел» человека имеет свое «движимое» имущество: физическое — пищу, одежду, личные бытовые вещи, астральное — эмоции, чувственные образы, ментальное — формы мышления и знания, дух — высшее сознание, кармические творческие накопления (это соответствует стихиям земли, воды, воздуха и огня, в порядке утончения). И каждый человек стремится получить нечто соответственно фокусировке сознания: отождествляющий себя с телом ищет телесного, с духом — духовного, с чувствами — наслаждений, с умом — знаний.

 

Сейчас, например, стали высоко ценить информацию, то есть стали больше замечать ментальную материю — и это шаг вверх. Однако, очень по-земному, часто пытаются закреплять корыстное право собственности на знания и спекулируют ими, хотя природные истины существовали и до того, как их осознал их якобы владелец. Как-то странно награждать более понятливого ученика (а иногда ловкого вора), совершенно не думая о Творце и Учителе.

Все мы — лишь ученики в школе жизни, а данное нам — лишь учебные пособия для текущего урока, которые придется отдать обратно в конце урока. Вцепившийся в имущество остается в этом классе на второй год, на третий и т.д., а нового, еще более ценного, знания на новый срок обучения не получает.

Стихия земли — принцип постоянства формы, она утверждает творческое достижение, но застылость формы противоречит творческой эволюции. Земля привязывает к омертвевшему прошлому, огонь влечет к полному жизни будущему. Светло-огненное будущее не очень определенно, но полно возможностей; темное прошлое кому-то уютно стабильностью, но всегда скучно одновариантностью. «Избегайте однообразия, как в месте, так и в труде. Именно однообразие соответствует величайшему заблуждению — понятию собственности. Раб собственности теряет прежде всего подвижность духа. Такой раб перестает понимать, что каждый день труда должен быть окрашен особым качеством духа... Зародыш чувства собственности — ...страх. Хотя бы чем-нибудь прикрепиться к земле... Периодически вредные игрушки собственности отнимались от человечества, но отец лжи — страх — опять ткет свою паутину, и опять боязни измышления. Потому отменим страх. С ним уйдет собственность и скука. Сколько нового здоровья в разнообразии места и труда!» (Оз-3.5.6).

 

Часто люди хранят ненужное барахло. Часто их не оторвать от насиженного рабочего места, где они давно уже перестали проявлять творчество. Часто живут безвыездно на одном месте, где уже исчерпали творческие возможности и не могут получить свежего вдохновения сквозь психические наслоения своего прошлого. Часто упрямо сохраняют привычки характера, мышления, питания и т.д. Но привычки, как говорит Учение, — гниение жизни. Все всегда движется, и попытавшийся остановиться на пути вверх тут же начинает катиться вниз. Надо легко и вовремя расставаться с пройденным. Место для получения надо освобождать. «Видно, настало время получить мне новые вещи» (Оз-2.3.16). Часто бедность оздоравливает, как лечебное голодание, очищая от ненужных шлаков, мешающих нормальному движению жизненных токов. Сытое брюхо к ученью глухо. Земные тенденции привязанности и накопительства хороши в меру — пока не мешают духовно-огненным подвижности и отдаче.

 

В китайском «Дао Дэ Цзин'е», в индийской «Бхагавадгите» и другой восточной классике можно найти указания против связывания себя (своего сознания) с продуктами своего труда, о том же, например, в Н-601 из Агни-Йоги: «...привязанность к своим творениям очень отягощает в Тонком Мире. Существо, погруженное в свои творения в разных веках, теряет новую сосредоточенность, которая так нужна для тонких познаний. Если житель Тонкого Мира привяжет себя к мировоззрению минувших существований, он воспрепятствует своему новому миропониманию». Та же проблема будет и в следующих воплощениях, и в рамках одной жизни: люди привыкают к тому, над чем работали, что приобрели трудом, в том числе «трудом» воровским, привязываются ко всему, что имели. Но ведь все дается свыше лишь до момента выполнения некоторой кармической работы, а после нужно отвязаться от прошлого, от уже по сути умершего, исчерпавшего импульс движения в сознании данного человека (а важно в вопросе собственности лишь состояние сознания) и двигаться дальше. Вредно и бес толку (без движения) мучительно вспоминать свои прошлые ошибки. Осознал неправильность поведения, решил не повторять ошибки — и пошел дальше. Если б помнили все ошибки прошлых воплощений, так бы и не двигались вперед. «...вы привязаны к множеству умерших предметов» (Об-141). «Обязанность каждого... осознать непрошеных гостей и напрячь волю для окончания счетов жизни. Иногда даже недурные побуждения привязывают к достойному лицу негодные элементы, как бы отягощение корабля негодным грузом. Но кормчий должен разобраться в качестве груза и отсечь негодное» (АЙ-137). «Не нужно привязывать мысли к... тяжелым воспоминаниям, иначе они, как пиявки, будут высасывать жизнь» (Н-639). «Малейшая соринка собственности дня минувшего, как жернов на шее» (Оз-3.4.8).

 

Одной из типичных привязанностей является «любовь» обладания: «любят» кого-то или что-то, если оно послушно находится в роли имущества. «Любящие природу» биологи любвеобильно собирают коллекции убиваемых насекомых и прочих существ, не смеющих претендовать на право распоряжаться собой. Любящие ревнивцы убивают или калечат (физически или психически) пытающийся вырваться на свободу объект любви (супругов, детей и др.). Если член семьи послушен, то есть являет собой продолжение хозяина, ему охотно передают наследство: ведь почти что себе отдал. Но все высокоразвитое не терпит хозяйского к нему отношения низких и пытается освободиться от сковывающей творческий полет чужой воли. Без сопротивления можно владеть лишь низкоразвитым, но законно ли даже такое имущество?

 

Живому «имуществу» (скажем, животным, подчиненным по работе, детям, ученикам), казалось бы, выгодно долго быть имуществом — ведь за ним ухаживают, его питают, движут вверх, учат. Но подопечных нельзя приучать к рабству и паразитированию, ценно лишь самостоятельное творчество. «Нужно очиститься от всякой корысти и рабства» (МО2-97). Надо не вставать в позицию обладания, а давать простор творчеству в индивидуальном стиле данного духа. Только грубый материалист может считать, что его, например, дети — его полное продолжение или что государство имеет все права на людей, рассматривая их в качестве жестко подчиненных шестеренок. Сущность человека — его дух — не может принадлежать никому в мире, и он только сам себе продолжение и Тому, Кто его действительно сотворил. И оболочки духа — физическое, астральное и ментальное тела — подчинены лишь духу и духовному миру. Оболочки отчасти являются продолжением оболочек других людей, наследуют гены, информацию и прочее имущество — но не цель жизни.

 

Обычаи наследования по биологическому, кровному родству противоречат законам жизни духа. Учение настаивает на отмене наследования по телесному принципу (см. Оз-2.1.9. Об-87, 143, 200, 251). Часто, конечно, родственники, соответственно карме, готовят условия (учебный материал) для наследника, но именно так он должен отнестись к наследству, а не превращать в мертвую схему. С даваемыми средствами (деньги, воспитание, профессиональные секреты, аристократическая наследственная власть и т.д.) почти всегда навязываются земные требования: продолжить именно это дело, не тратить средства и время на «постороннее», а выращивать капитал по накатанной схеме и т.д. Земля готовит ловушки, и не все выдерживают испытания на творческое отношение к наследству. Обязывающее рабство от наследуемого имущества может загубить истинный талант другого профиля и загубить дело из-за неспособного к нему наследника.

 

Главное имущество человека — его высшее сознание, творческий опыт прошлых воплощений, кармические накопления зерна духа, а имущество, пришедшее с его телами, — лишь колорит очередного кармического урока-испытания, и должно быть подчинено духовным целям. Грубоматериалистический подход заставляет считать, что тело потомка — порождение родителя, а характер и мышление тоже закладываются предком, так что и все остальное наследство и цели жизни надо навязать своему прямому продолжению. Но даже внешность — не копия родителей, а задается в огромной степени небесными конфигурациями; а психика формируется не столько родителями и общественными воспитателями, сколько планетами и, главное, собственной жизнью духа в прошлых воплощениях. Больше всего конкретные задачи жизни закладываются гороскопом.

 

Внешние проявления (действия, выражение эмоций, слова) складываются из отображения внутренних состояний и из заимствований извне. Но в каком соотношении? Одежда, например, в идеале, выражает индивидуальный стиль мышления и чувствования человека. Если выражается глубина — замечательно. Те же, кто без вопросов носит модные одежды, демонстрируют недоразвитость своей сущности; они заимствуют чужой стиль, раз собственный не созрел. Большая часть общества живет модными массовыми мыслями и чувствами, совершает модные действия и собирает модные вещи. Некоторые при усвоении этих форм добираются до сущности, но не очень-то многие. Получается, что модная внешность — чужое имущество. Коллективное. Навязываемое.

 

Приземленный, поверхностный взгляд на человека, отождествление его с телами, с внешностью и воспитание именно внешних повадок, приносили и приносят большой вред высшей эволюции. Это, например, принуждение обществом человека «прилично», дорого выглядеть внешне, что осуществляется кнутом и пряником, испугом и подкупом. Человек тратит жизнь на добывание набора «приличных» вещей и материальных благ, при этом, может быть, «продавая душу» — без воздействия темных сил здесь, конечно, не обходится. Просто убийственно могут действовать на нестойкий дух оценки «по одежке»: «Да ты совсем опустился!» или «Твой ребенок ужасно выглядит!» и т.п. Аналогично толпа может формировать, навязывая, форму и астрального, и ментального тела — стандарты, нормы, массовые предрассудки поведения, чувствования, мышления. Не стоит отождествлять себя даже с довольно высоким ментальным телом (Кама-Манасом): тела человека не более чем временное, на одну жизнь, имущество духа — истинного «Я». Тела — спецодежда труженика-духа. При недостаточной одухотворенности сознания, человек, увлеченный потоком образов, путает эти временные одежки, оболочки (образы и тела) с вечным «Эго» и тем самым становится подчиненным-рабом своей собственности. Или, еще хуже, путает себя с искусственной внешностью этих оболочек, сформированной извне темными.

 

Этой патологии способствует вынужденная внешними обстоятельствами погоня за недостающим «питанием» тел — пищей, энергией, эмоциональными впечатлениями и информацией. Причем часто не за действительно необходимым, а лишь за кажущимся таковым, в силу воспитанных ненасытности и зависти. Даже и за наркотиками — абсолютно ложной целью. Поэтому Учение советует не насиловать и не распускать тела, а обеспечить их необходимым для здорового состояния, не меньше и не больше, бережно и строго. При этом не надо забывать и о духовном питании.

 

Агни Йога — Учение Жизни, она подходит ко всему реалистично, по закону золотой середины, указывая «не аскетизм, но разумное управление вещами» (АЙ-247). Человек должен не отвергать низшие слои материи, в которых он живет и действует своими телами, но облагораживать эти слои, вносить в них гармонию, добро, истину, красоту из высших слоев. Да, телесные формы условны и временны, но пусть же они будут прекрасны для себя и других, насколько это возможно — примерно так выглядит подход к такой собственности в Тонком Мире, промежуточном между Огненным и плотным. То же самое желательно и в плотном, хотя сырье для построений в нем погрубее, и подобие тонких форм достигается не полностью.

Труд человека — улучшение форм мира, в своих телах и в окружении, принимая их на некоторое время в свое владение под личную ответственность. Ключевая формула — «кто может улучшить, тот и владеет» (Оз-2.1.9). Именно по этому принципу законно наследуются, передаются по творческой цепи структуры мира, будь то вещи, или формы, или энергии. «Хорошо понять владение вещами без чувства собственности. Хорошо иметь вещи, чтоб беречь их и даже наполнять их благою аурою с мыслью передать их другим. Явление руки творчества живет в доме без привязанности собственностью, и, улучшенное, понесет радость дальше» (Оз-2.1.9). Уже упоминалось пятое качество взыскующих Общего Блага — «отказ от собственности и принятие на хранение плодов творчества других». Это может относиться к мыслям, к эмоциям и к плотным изделиям — все это живет в пространстве и совершенствуется цепочкой творцов. Пришедшее к нам в голову, в душу, в руки не есть только наше. Мы можем это усовершенствовать и изобретательно использовать для решения своих очередных задач как орудие труда или орудие-оружие (против хаоса) духа во плоти, а затем передаем обратно в общее хранение. Теперь речь не о страстных толпах, а о коллективах творцов.

 

Возьмем пример передачи (в том числе в музей для общего пользования) прекрасной вещи, произведения искусства. Плотная материя зафиксировала замечательную форму, которая воплотилась из воображения создателя и порождает образы этой формы у созерцающих. Вещь не меняется, но меняются образы, индивидуально меняясь и у кого-то улучшаясь. Вещь — посредник в передаче формы; кроме того, форма может передаваться и без плотной вещи, виртуально, а то и прямо в тонком мире. Передаются астральные формы и ментальные мыслеформы; они могут воплощаться в вещи, театральные и т.п. действа и в устные или напечатанные слова. Кроме того, вещи могут служить конденсаторами-передатчиками благой психической энергии.

 

Улучшаются сообща живые плотные тела: биологический вид в смене поколений постепенно совершенствуется в своей физической форме и тонкой праформе (это коллективное имущество вида). Улучшаются философии — и в сути учений, и в форме выражений, потому что языки тоже совершенствуются. И так далее.

Воспользовавшись учебным пособием, несколько усовершенствуем его для общего блага или обогащаем вариантом. Мы уже выросли из метода мышления (мнения, модели и т.п.) или из формы эмоциональной реакции, но для идущих следом это пригодится на свое аналогичное время. Жизнь — школа коллективная. Общий фонд-инструментарий методов мышления, чувствования и ведения быта в огромной мере ускоряет развитие каждого. Например, мышление развивается благодаря устному общению, книгам, СМИ, научному опыту, художественному и т.д., а также ноосфере — незримой атмосфере-фонду мыслеформ человечества. Мысль, родившись в сердце и мозгу человека, не остается внутри, но странствует в пространстве, притягиваясь по сродству мышления другими людьми, снова вылетая и множась. При каждом домысливании ее кем-то она обогащается, тем самым являясь коллективным творением. К своим породителям она возвращается, может быть, не раз, пока взгляд не сформировался до той степени, чтобы расстаться с ним ради формирования существенно более высокого взгляда на те же вещи на новом витке индивидуального развития. И тогда она достается новому поколению, еще обогащаясь и трансформируясь. Архив мыслеформ постепенно совершенствуется, определяя уровень развития человечества. Так что не только первородные истины природы не могут принадлежать их открывателям, но и мысленные изобретения являются общественным имуществом. То же относится к чувствованиям (их носители — элементалы). И даже передачи вещей, если присмотреться внимательно, идут не без участия высшей законности. В мире духа мы едины, мы происходим из единого родящего источника, и сообща собираем в тонких и плотном мирах опыт эволюции. Уже при жизни мы владеем сообща, а между воплощениями — тем более.

 

Чтобы быстро и эффективно справиться с заданием, надо брать не меньше и не больше, чем необходимо. Накапливающий больше своих творческих потребностей и возможностей обычно отравляется от переедания, или его грабят. Сообразно задаче приходят именно те возможности и именно тогда, когда мы можем справиться, если, конечно, не закрывать путь интуиции от духа в проявленное сознание. В хорошем творческом режиме не нужно накапливать про запас, загромождать свои личные хранилища, до невозможности их переварить, — нужное придет вовремя. При хорошем настрое и в мир продукт творчества выйдет вовремя — когда нужен другим и когда это уже не недоношенный уродец. Если мы еще чем-то сможем его улучшить, он опять найдет нас (надо отпустить детище на свободу). Кстати, в творчестве очень полезно не фиксировать слишком определенно сыроватую мысль, «отложить» ее — тогда она возвращается (почти сразу, или после сна, или спустя дни) дозревшей, не без участия других, в том числе свыше.

 

Привязанность к своим творениям объясняется и избыточным чувством ответственности: кажется, что без нас они тут же погибнут. Но как творец у них не один, так и защитники наверху имеются. От страха больше вреда, чем пользы. Например, «защитные» оболочки могут изуродовать «дитя». Или мыслеобраз угрозы сам и сформирует удар. Недостаточно раскрепощенным творцам собственническая психология причиняет боль страха за судьбу детища, боль расставания при «отдаче в чужие руки» и боль пресыщений-отравлений от избыточного накопления. Но «нужно не страдание, а освобождение» (АЙ-527), — указывает Учение Живой Этики.

В наступающую эпоху людям доверяется решение более сложной, чем прежде, задачи: «Когда-то Мы говорили — отдай все. Теперь идем дальше и говорим: "Возьмите все, но не считайте своим"» (Оз-2.4.14). Актуально с этой точки зрения взглянуть на нынешнюю ситуацию в России, когда, кажется, открыты пути самому отъявленному капитализму (власти даже не людей, а денег — раскрашенной бумаги), но он все еще получает сильнейшее внутреннее сопротивление (отвращение). Может быть, все-таки Россия уже достаточно укрепилась духом, чтобы выстоять в такой трудной ситуации соблазна? Как можно видеть, даже подкуп народа не оказывает решающего действия. В глубине души не в грубой материи видится смысл жизни. Надо еще учесть, что пока в России капитализмом не пресытились. Раздражение от капиталистических принципов распределения внутри коллективов быстро растет… Короче, процесс еще не закончился, Россию хоронить рано.

 

Держится пока эта патология на дефиците: отказ от капитализма (точнее, собственничества) в начале века был слишком решительным, насильственным, и отбросили даже часть минимально необходимого человеку (из вещей, чувственных впечатлений и информации). Аскетизм породил голод и зависть к буржуям. Запретами к добру не придешь. Поэтому в конце концов сломали забор и накинулись на все без разбора. Это своего рода кармическая расплата за насильственное искоренение купцов и им подобных. Хлынула муть, хотя и оказалось, что западная цивилизация тоже способна на положительное творчество, и знакомство с ее достижениями не помешает. Купцы — как переносчики культуры и цивилизации — все же нужны, раз громада государства не умеет гибко реагировать на положительные новшества. Лишь бы они переносили истинные ценности, а не развращающие нравственность игрушки, — об этом должен позаботиться закон.

 

Вычистить новую грязь, конечно, придется. Тем более что внесение мерзостей типа наркотиков (навязанной потребности) и страсти к обогащению проводится организованно и сознательно. Игра опять на дефиците, только уже не вещей и т.п., а средств к существованию: людей принуждают зарабатывать грязными способами. Однако лучшие люди постепенно разбираются в том, что же действительно необходимо. Главное сейчас, чтобы все больше людей понимали и различали происходящее. Например, то, что осуществляется эволюционная программа широчайшей кооперации (в том числе всех стран любых экономических укладов), но акцент должен быть не на материальной заинтересованности, а на духовных, творческих, культурных основах. Суть должна быть сознательно очищена от наростов. Или надо осознать указания Учения, что планета больна спекуляцией (Оз-3.3.15, Об-36), то есть паразитическим получением выгоды без творческого производства полезных вещей. Необходимо избавляться от явления корыстного посредничества в передаче вещей, чувственных впечатлений и информации. Паразиты эволюции не нужны.

 

Это решается, например, духовным развитием: приобщившийся к первоисточникам не нуждается в посредниках и не принимает от них суррогаты необходимого. Ведь многое предлагаемое торгашами навязывается обманом: действительная потребность с уверенной интонацией псевдоутоляется внешне схожими, но гораздо более грубыми продуктами. Вместо истин — примитивные гипотезы или намеренная ложь, вместо приобщения к красотам высших слоев астрального мира — наркогенные блуждания по астральным помойкам, вместо любви — извращенный секс, вместо здоровой пищи — вареные трупы, вместо творчества — рутина однообразной «работы», вместо творческого стиля — показушный имидж, вместо духовно-творческих накоплений — материальное богатство и т.д. Проблема — в обретении каждым человеком или народом здоровой системы ценностей, достойной человека, а не скота.

 

Низкие посредники — явление извращения здорового закона Иерархии.  Передача действительных даров, как уже было сказано, идет от Огня, Света, духа, от высот вниз, от богатых высшими ценностями к небогатым. Суть цепи иерархов — постадийное обучение в школе жизни. Но вот как учат потреблять и производить те, кого мы берем в учителя? Чему неопытная молодежь учится у популярных кумиров общества, часто малодуховных? Копируют поверхность этой полуповерхностности. А такое принятие внешности без связи с сущностью, формы без взаимообмена с духом — бесплодно в творческом и кармическом смыслах. Даже если подражают истинно духовным и творческим личностям, без собственного творчества урок бесполезен по сути: хорошее усвоение происходит лишь при сотрудничестве всех внутренних уровней психики, от духовного до телесного. Многие впадают в иллюзию обладания знаниями от того только, что прочитали книгу или прослушали лекцию (успокаиваются даже от покупки книги), от того, что выучили несколько приемчиков, рецептов поведения. Но пища — еще не тело. Усваивается переработанное. Лучше всего укладывается в психофизике то, что произвел, синтезировал сам. Знание и прочие ценности извне усваиваются лишь при внутренней готовности отнестись к ним творчески. Лишь работа внутренних посредников дает пользу от контактов с внешними посредниками передачи. И лишь то, что соприкоснулось с уровнем духа при воплощенной жизни, сохраняется и после нее. Жить настоящим не для момента, а для вечного — вот рецепт обретения лучших ценностей сознания. То, что не вписалось в индивидуальное творчество, вообще реальной ценностью не является. И собственностью является разве что в потенциале. Или вовсе не является (действительно, вопреки «очевидности»).

 

Многие в России чувствуют и даже ясно понимают, что материальное богатство не дает счастья. «Чистота сердца есть самая нужная собственность» (С-69). «Только когда сознание наше останется единой собственностью нашей, тогда мы чувствуем свободу восхождения» (МО2-177). «Сравним земную жизнь с надземным пребыванием. За малыми исключениями пребывание в Тонком Мире несравненно длительнее. Значит, мы должны готовиться не для кратких остановок и должны особенно ценить то, что понадобится в длительном пребывании. Всеначальная энергия, мысль, сознание, воображение и воодушевление являют невесомую собственность» (А-534). «Когда советую сохранять земные накопления, имею в виду лишь вооружение крепости духа... Ответственность своим духовным состоянием — лишь это имущество достойно йога. Все остальное не больше как оружие воина, которое после боя возвращается военачальнику» (АЙ-223). «Что же может жертвовать кто отказался от земных богатств? Но сокровище Иога осталось при нем — труд, мысль, воля и вся великая энергия. Из этих источников можно черпать неустанно, можно восполнять убыток из праны надземной... Мир Надземный поспешит восполнить потерю энергии» (Н-949).

 

Единственное наше стойкое индивидуальное имущество — наше высшее сознание, структурированная материя-энергия каузального тела, высшего Манаса, накапливающаяся вокруг вечного зерна духа в результате творческой деятельности. Главная реальность человека — состояние его сознания, а не внешние предметы плотных слоев материи. Не вещи важны индивидууму, а их суть. «Человек, осознавший суть всех вещей, не нуждается в них» (Об-246) больше. Нижние уровни сознания, в идеале, ищут в материальном окружении формы, гармонично созвучные высшей основе, собирают сумму формальных воплощений истины, верно ощущаемой сознанием высшим — и так потенциал индивидуального высшего сознания дополняется более конкретными структурами. Не вредно временно владеть вещами для лучшего изучения их сути, при помощи духовного зрения. Но нельзя считать поверхностные явления жизни за истинную реальность и ценность. Это привязывает к низшим слоям, к «копошению» в земле без большого смысла.

 

...каждая лишняя привязанность к Миру земному останавливает путника... на пути Огненном...» (МО3-22). «...некоторые люди настаивают, чтобы жизнь на Земле была земной... Они готовы лишить всех надземных понятий. Они желают сделать жизнь подлой и пошлой посредством снижения всех высших понятий. Они забывают, что не может быть ничего земного, что не принадлежало бы Космосу. Каждый камень уже часть Вселенной. Люди не свиньи, которые не могут взглянуть на небо. Каждый живет не земными отбросами, но высшими эманациями... Так говорил Мыслитель: «Не будем умалять жизнь, ибо каждый из нас живет не на одной Земле. Нам дано бытие в трех мирах, и мы должны оказаться достойными каждого мира. Мы хотим привязать себя к Земле, которая может разрушиться, но мы забываем, какое нетленное бытие дано нам! Не будем слепы, когда форма познается лишь осязанием: нам доверено познание всеми чувствами. Но знаем ли все? Надземный мир имеет и свои выражения. Мы богаты сокровищами, нам данными» (Н-203). «Нужно всем со всею внимательностью удалять из мышления все, что может привязать к обычному обиходу. Средства и возможности не следует искать в обиходе. Замечали, насколько Мы строили необычно. Но сейчас нужно еще больше поражать необычностью. Смотрите на нее как на средство к преуспеянию» (МО2-340).

 

Знание о множестве воплощений духа, и не только на этой планете, и не только в физическом теле, может остерегать от слишком внимательного копания в одном из бесчисленных сундуков с сокровищами. Если уж так хочется обладать, надо уметь расставаться с меньшим ради большего. «Кто почувствует величие Беспредельности, поймет всю несоизмеримость призрачной собственности на таком переходном месте, как Земля» (МО1-635).

Психология собственности, конечно, не полное безумие: есть в ней нечто законное. Но надо сознавать, что есть истинное «Я» и что есть его оболочки, и не принимать временное имущество временных оболочек слишком всерьез. Плотное тело умирает — и человек расстается с деньгами и тому подобным имуществом, о котором, возможно, так беспокоился при жизни. Его личные вещи еще послужат обществу, но уже не ему. А если в вещах слишком много личных наслоений (психической «заразы»), то лучше эти вещи уничтожить — удалить из мира вместе с хозяином. Если его наслоения психической энергии для всех благостны (а таковыми являются высшие) — пусть служат и дальше. Таковы мемориальные дома и музеи вещей великих людей, используемые уже не с бытовыми целями.

 

Аналогично при «смерти» астрального тела: личные пристрастия и памятные визуальные впечатления тоже разрушаются. Остаются (воссоздаются в новых воплощениях) лишь эмоциональные притяжения к долго знакомым духам. Частично сохраняются эстетико-художественные навыки — лучшие накопления астрального тела. Расширяется спектр любимого, с преображением от астральной любви к конкретным земным объектам в любовь к их видам — архетипам, праформам. Аналогично и с имуществом умирающего ментального тела: сохраняется в каузальном теле лишь сущностный отпечаток познаний, и это поможет в новых жизнях легче овладевать похожей информацией.

Человек, накопивший прежде богатый творческий опыт, тянется уже не к чему попало, а выбирает важное. Он уже меньше впадает в безумные алчные страсти. Он уже отвернется от уродливых, не гармоничных с высшим уровнем Бытия, вещей и явлений. Просветленный не станет заводить безобразные вещи, которые служат темным силам. Он очень осторожно отнесется к бывшим в употреблении вещам и к наследиям традиций. Знать все, иметь все можно лишь по сущности, и накапливание свалки форм лишь мешает этому. Не все полезно, что в рот полезло. То, что одним — пища, другим — яд. Чувство вкуса — великое чувство. Разборчивость в обладании — великое достижение.

Уже получивший высшее богатство не станет проявлять лишнюю заинтересованность в материальных благах. Понимающий свое происхождение из высших прекрасных миров станет иметь дело с низшей материей с непременным желанием ее облагородить и использовать как инструмент творчества. Мы спускаемся в плотные слои не за вещами, а ради совершенствования материи, в себе и в мире.

После всего сказанного может оставаться сомнение: но немножко-то собственником можно быть? Немножко ведь не считается! Да какой я собственник? Вот олигархи — другое дело!

 

Дело, конечно, не в безобидном необходимом личном имуществе — это не более грешно, чем иметь тело. Жизненный минимум еды и одежды — законная потребность (но действительно минимум, не раздутый страстями!). И испытание на бездомие далеко не для всех: хорошо, если жилье удобно способствует творчеству. Вовсе незачем отбирать полезные инструменты. Но крайне важны факт решимости неприсвоения общественного, стремление к отдаче, непривязанность собственностью, творческое отношение к временному имуществу и т.д. Важен мотив, суть, а не количество — «немножко» или много, больше или меньше других. Мелкий или крупный собственник — разница не принципиальна! Различать здесь надо не по количеству, а по качеству. «Чувство собственности измеряется не вещами, но мыслями... Можно иметь вещи и не быть собственником» (Об-85). «Можно приучать сознание к отрицанию собственности окружающих вещей. Благо в сознании — ничто не принадлежит мне, но нам, и мы рассеяны по всей планете» (Об-3.2.24). «Самое ценное собирание лишь для отдавания» (МО2-240). «...будьте собирателями, но не будьте собственниками» (Н-699). «Существует закон, по которому получение не должно быть понято как собственность. Осознание такого понятия может происходить в сердце» (А-580). «Вы помните слова Будды об ученике, окруженном вещами и осознавшем отказ от собственности. Нечего насильно пытаться отнимать вещи и тем создавать страсть к рухляди. Главное уничтожить землевладение и наследование и разумно провести образовательную задачу унизительного значения собственности. Не важно, что на день дольше старик останется в своем кресле. Важно, чтобы молодежь сознала нелепость своего кресла. Необходимо, чтоб это сознание явилось не отказом, но свободным завоеванием. Когда без лукавства люди узнают о непрактичности собственности, тогда вырастет коллектив сотрудников» (Об-3.3.9). Мы сейчас все испытываемся не на количество, а на тонкое качество. А когда не будем желать присвоить, будет доверено во владение многое.

 

 

(на основе докладов 5.7.1992 и 15.7.2001)

13.11.2009 14:19АВТОР: Владимир Бендюрин | ПРОСМОТРОВ: 1211




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Духовное совершенствование »