Тэло Тулку Ринпоче в Петербурге 7 и 8 декабря 2019 г. Выставка «Рыцарь Культуры» в Калининграде. Выставка «Н.К. Рерих. Вехи духовного пути» в городе Сортавала. В Ярославском планетарии открылась выставка «Мы – дети Космоса». Лекторий «Держава Рериха» в Казани. О том, кто «жил горным миром». Путешествие в «Страну Культуры». Вышел в свет научный сборник «Л.В.Шапошникова: ученый, мыслитель, общественный деятель...». Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Не сдавай Сибирь, Россия! Сергей Ключников


СИБИРЬ

Драгоценный русский край — под прицелом оккупантов

 

Удивительно, но одна из мировых сенсаций — эколого-просветительский фильм Люка Бессона и Артюса-Бертрана "Дом", победно прошедший летом по всему миру, не получил у нас должного резонанса. Наверное, это можно объяснить тем, что экологические проблемы в России никого по большому счету не волнуют: ни власть, ни население — и по всем социологическим опросам занимают одно из последних мест. Более того, Первый канал недавно выпустил фильм, который объявил глобальное потепление грандиозной спекуляцией и обманом. Реакция экспертного сообщества на эту инициативу, зафиксированная в Сети (а куда еще писать в эпоху новой цензуры?), была практически единодушной. Большинство высказались в том духе, что наше ТВ в очередной раз занялось ложной психотерапией и отнесло реальную мировую проблему к разряду слухов и сенсаций..

 

"Дом" Люка Бессона — это, разумеется, не "Дом-2". Авторам фильма, безусловно, удалось вызвать у миллионов людей запланированную реакцию доверия ко всему, о чем говорится в фильме, посеяв в человеческих сердцах эмоции тревоги, вины и страха перед грядущим. Могу судить об этом не только по статьям в мировой прессе, но и по собственному восприятию ленты. Как игнорировать, например, тот факт, что все глобальные экологические организации (тот же "Гринпис" или WWF) и крупнейшие медийные персоны вроде Альбера Гора (Нобелевский лауреат за активную деятельность по охране окружающей среды) озабочены не столько уничтожением живой природы, сколько собственными политическими и финансовыми интересами? Опубликовано множество серьезных расследований о том, как борьба за экологию служит ширмой для защиты интересов крупного бизнеса, под предлогом несоответствия тех или иных товаров и услуг выкидывающего своих конкурентов из рынка!

 

Историю о том, как США и некоторые страны Евросоюза под предлогом необходимости сократить выбросы фреонов в атмосферу уничтожили мощную холодильную промышленность России, не знает сегодня только ленивый. И вообще, если во времена "тотального чистогана" кто-то выбрасывает огромные деньги на то, чтобы рассказать людям, как губителен для их общего дома технический прогресс, да еще и проплачивает мировую пиар-акцию, — значит, Qui prodest? "Кому это выгодно?"…

ПОЗИТИВНЫЙ ШОК

Создатели фильма заявили ключевую цель — "продемонстрировать нам красоту планеты, нашего общего дома, и подчеркнуть важность заботы о нем". Действительно, с высоты птичьего полета перед нами предстают кадры, показывающие самые разные уголки земли во всем их великолепии — горы и реки, вулканы и водопады, тропические леса и ледяные айсберги. Картины необыкновенной красоты периодически сменяются хрониками катастроф: индустриальными пейзажами задымленных городов, отравленных рек, высохших почв, погибших животных.

 

Эффект, достигаемый фильмом, обусловлен не только его содержанием и приводимыми в нем цифрами и фактами, но и неспешным, почти медитативным ритмом сменяющих друг друга картин и образов. Эстетика вдумчивости и медленного проживания каждого кадра постепенно захватывает, и тебе уже не хочется спорить и сопротивляться — ты во власти тревог и раздумий автора. Люк Бессон сознательно бросил вызов современному кино с его быстрой сменой кадров и планов и агрессивной манерой комментатора, вколачивающего в зрителя нужную ему информацию. Нет, здесь все совсем не так — и кадры меняются, только если зритель их изучил и запечатлел в памяти, и текст произносится так, чтобы у зрителя была возможность осмыслить увиденное, оценить сообщаемую информацию и самостоятельно сделать вывод. Такое уважение к зрителю подкупает… Хотя довольно скоро ты начинаешь понимать, что авторы фильма все же пользуются специальными технологиями воздействия на сознание, только делают это деликатно и ненавязчиво. Одна из таких технологий — умелый контраст медленно плывущих картин прекрасной природы и шоковой информации, внедряющей вам в мозг ужасные следствия ее уничтожения.

 

На протяжении всего фильма сознание зрителей бомбардируют жуткие цифры экоразрушений. 13 миллионов гектаров леса, ежегодно погибающих для того, чтобы обслуживать комфорт 1-2% богачей и сверхбогачей, истощение и уничтожение 75% всех видов рыб и водных организмов, деградация 40% всех пахотных земель планеты. Все эти цифры призваны, по мысли творцов ленты, жестко встряхнуть сознание людей ото сна и побудить их к созидательному действию. Журналисты и кинокритики писали, что цель фильма — не просто шок, а именно позитивный шок. И достижение такого результата зависит не только от личных талантов тех, кто создавал ленту. Сегодня даже самый яркий гений обречен на поражение, если его шедевр не получит нужной финансовой поддержки и не будет через пиар преподнесен зрителю критиками именно как шедевр.

СИБИРСКАЯ "МЕТАНОВАЯ УГРОЗА"

И все же только ли стремление пробудить сонную общественность и заставить задуматься тех, кто принимает глобальные решения об общемировых процессах, двигало создателями фильма, его многочисленными консультантами и спонсорами? Ответ на этот вопрос я нашел для себя, когда вдруг услышал тревожный комментарий ведущего о том, что главную опасность для будущего планеты составляет не парниковый эффект, а в двадцать раз более опасный для биосферы процесс освобождения метана из сибирских болот, происходящий по причине глобального потепления. Высвободившись под действием этих мощных сил, метан в свою очередь повышает температуру на планете, запуская механизм цепной реакции.

 

Разумеется, я не специалист в этой проблеме, но даже среди ученых до сих пор на сей счет нет единого мнения — а значит, мы имеем дело с гипотезой, а не с доказанным фактом.

 

Во-вторых, метановые болота разбросаны по всему миру: они есть в Гренландии, Канаде, в Латинской Америке. И совершенно очевидно, все они влияют на планетарное состояние климата. Однако главным средоточием негативных экологических факторов авторами фильма была выбрана именно Сибирь. Значит, она все-таки не случайно появилась в первых кадрах фильма?

 

Но более всего на мое отношение к фильму повлияло еще одно появление сибирской темы. Уже в титрах.

Многое стало понятно, когда в фильме пошли названия тех стран, природа которых была отснята операторами. Россия и Сибирь показывались в нем как две разные страны. Сам ли Бессон додумался до этой идеи, или ему подсказали это сделать его мудрые консультанты, но он проговорился и приоткрыл планы тех, кто принимает мировые решения по поводу Сибири. Очевидно, по их планам она должна быть отрезана от России.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ БАЗА ДЛЯ "СДЕЛКИ" ВЕКА

Понятно, что реализация подобного проекта потребует очень серьезных юридических оснований. Если законы США не препятствуют приобретению новых земель, то Россия, согласно своей Конституции, не может отчуждать от себя свои территории. Перед силами, лоббирующими этот проект, еще до заключения договора потребуется обставить сделку таким образом, чтобы США не выглядели слишком большим агрессором, а Россия — непропорционально крупной жертвой. Гарвардская школа переговоров, наработки которой активно используются американским Госдепом в качестве наилучшего финала, устраняющего противоречия, предлагает известную формулу: "Я — в выигрыше, ты — в выигрыше". Но, в отличие от обычной бизнес-сделки, в предполагаемом контракте ощущение выигрыша должно остаться не только у его прямых участников (очевидно, что даже не самые умные представители нашей элиты ведают, что творят, и потому всё поймут правильно), но и у традиционно недоверчивого, консервативно настроенного населения России. Поэтому очевидно, что наряду с чисто правовыми акциями, для осуществления которых потребуется если не изменение Конституции, то серьезная проработка всей нашей законодательной базы, необходимо будет включить мощную пиар-кампанию по изменению общественного настроения в пользу проекта. Когда очень хочется, то можно всё, в том числе поменять какой-нибудь мешающий закон или обойти его.

 

То, какой может быть юридическая форма будущего американо-сибирского объединения, позволяет предположить беседа Уолтера Мида с тогдашним губернатором Приморья Евгением Наздратенко, которая состоялась еще в 90-е годы. "Когда Мид поинтересовался отношением губернатора к шансу решить проблемы русских реформ за счет продажи Сибири, его собеседник рассмеялся, но на другой вопрос — о возможности долгосрочной аренды, по типу Гонконга — последовала другая реакция: "На этот раз губернатор не смеялся. Он потер ладони, немножко подумал и внимательно посмотрел на собеседника: "Да! — ответил он по-русски. — Это возможно!" У Мида перехватило дыхание".

 

Этот диалог, описанный камчатским ученым А.И. Цюрюпой в статье "Аляска, Камчатка и Сибирь", завершается предложением "честно признаться себе", что если сохранение Сибири и Дальнего Востока для слабеющей России нереально, то не лучше ли для русских "сохранить национальное самосознание и культурную специфику в среде, родственной европейской (по происхождению) культуры, как это удалось в США и Канаде многим нашим соотечественникам, или в один прекрасный миг оказаться один на один с заведомо чуждым для нас китайским океаном"?

 

Когда выдвигается ложная альтернативa, то третий и единственно достойный путь — проявление политической воли в самостоятельном освоении территорий, завоеванных и освоенных нашими предками, уже не просматривается. Многие эксперты утверждают, что главный недостаток нашей восточной стратегии заключается в склонности консервировать проблемы на одном уровне вместо попыток их решить. Все упирается в слабость воли, в глубокое неверие в собственные силы удержать население и развить эти территории до уровня процветания. Удивительно, почему Америке хватило воли обжить и цивилизовать более холодную, нежели Восточная Сибирь, и тем более Дальний Восток, Аляску (хотя ее доля в экономике США составляет всего 0,3%), а у нас — не хватает? И это при том, что доля Сибири в добыче газа составляет — 91%, угля — 72%, нефти — 72%, что в валютных поступлениях оказывается примерно теми же 70%?

РОССИЙСКАЯ ВОСТОЧНАЯ ПОЛИТИКА

Сибирь и Дальний Восток — это земли, тысячелетиями пребывавшие под спудом и ожидающие своего часа, чтобы сыграть решающую, спасительную роль в истории человечества. Перефразируя известное изречение, можно сказать: "Кто владеет Сибирью, тот будет владеть миром". Очевидно, что это хорошо осознают и Запад во главе с Америкой, и Восток во главе с Китаем. Наши геополитические конкуренты не просто понимают, но и активно действуют, иногда предпринимая нетривиальные ходы и создавая талантливую продукцию вроде фильма "Дом". Их мотивация ясна. Ну а чего хочет Россия в отношении своих азиатских владений?

 

Длительное время проблемы Сибири и особенно Дальнего Востока волновали нашу власть достаточно мало. При этом говорились правильные слова, проводились различные совещания, кое-что делалось, принимались постановления (довольно часто вызывающие критику экспертов за их малосодержательность), но системной политики, направленной на удержание этих областей в составе России, — не просматривалось. Под удержанием я понимаю такую политику, которая позволила бы решить три главные задачи, стоящие перед этой территорией.

 

— Остановить постоянный отток населения из этих земель.

— Грамотно противостоять китайской экспансии.

— Обеспечить мощный подъем экономики восточных регионов страны, не ухудшая при этом ее экологии.

 

Поскольку ни по одному из этих пунктов не удалось осуществить серьезных сдвигов, можно квалифицировать ту политику, которая проводилась, как неэффективную. Особого внимания к этой части России, самой большой по площади и богатой по ресурсам, ни у власти, ни — тем более — в СМИ, нет. Сибирь показывают очень мало, а Дальний Восток на экране телевизора многие годы представал как проблемная, раздражающая зона, где постоянно митингуют, чего-то требуют от центра, ну, и еще проводят протестные акции борющиеся за "право правого руля" автолюбители. Чего стоит хотя бы проведенный недавно "круглый стол", который назывался так: "Дальний Восток — это балласт, или перспектива?" Голоса отдельных энтузиастов вроде Юрия Крупнова, бьющих тревогу по поводу будущего Дальнего Востока, не слышны на фоне агрессивного хора "сепаратистов". Отсутствуют и какие-то серьезные экологические инициативы, связанные с освоением этих территорий, которые могли быть услышанными на Западе и поменять имидж России, которую общественность Европы и Америки видит как страну экологических варваров. Что мешает разработать и заявить такие инициативы, используя каналы телевидения и тот же фонд "Русский мир?" Похоже, при разработке больших восточных проектов России совершенно не учитываются ни дореволюционный, ни советский опыт, позволившие не только удерживать эти территории, но и успешно их развивать.

КУДА ВЕДЕТ ТУННЕЛЬ?

Нельзя не признать, что за последние годы наша власть начинает просыпаться и все же делать какие-то шаги, направленные на освоение этих территорий. При этом активность России увеличивается на обоих фронтах борьбы за свое сибирское и дальневосточное наследие — и на американском, и на китайском. Давно планируемое строительство туннеля через Берингов пролив свяжет нашу страну с Америкой, которая целенаправленно добивалась этого больше столетия, действительно превратит Россию в транзитную державу. В результате Чукотка должна соединиться с Аляской, и через этот туннель в Россию из Америки и в Америку из России потечет гигантский поток фур и товаров.

 

Согласно заявлениям лиц, ответственных за разработку и конкретную реализацию этого проекта, он сулит стране несметные экономические выгоды. Говорится о том, что он переключит на себя 3% мирового грузооборота, что благодаря ему получат новое дыхание гидроресурсы Восточной Сибири, что энергосистемы России объединятся с энергосистемой США(?), и это принесет неслыханные возможности, что откроется дополнительный доступ к полезным ископаемым, наиболее богатые залежи которых находятся как раз на территории азиатской части России, и что, наконец, впечатляющие экономические успехи, достигнутые при реализации этого проекта, поднимут геополитический престиж России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По некоторым расчетам, срок окупаемости туннеля, в который придется вложить, по разным оценкам, от 50 до 70 миллиардов долларов, составляет 30 лет.

 

Скептики возражают: через 30 лет в России полезных ископаемых просто не останется, они будут выкачаны в другие страны мира, потому проект будет изначально убыточным, а большинство выделенных денег захотят освоить, а вернее — "распилить", уже сейчас, слишком коррумпировано у нас чиновничество на всех уровнях. Говорят также и о сейсмической опасности, которой туннель может подвергаться в связи с процессами в мировом океане, вызванными глобальным потеплением и более быстрым повышением температуры в северо-восточной части страны. Оно, согласно прогнозам по изменению климата, неизбежно произойдет в ближайшие десятилетия. Кстати, реализация аналогичного, но куда более скромного проекта под Ла-Маншем привела к большим финансовым убыткам и даже к банкротству инвесторов. Так какие есть основания предполагать, что Россия распорядится любыми инвестициями лучше, чем Запад, чьи экономические стратегии всегда на порядок продуманнее, а правовой контроль за вложенными ресурсами совершеннее, чем в России?

 

Насколько единой является позиция американской элиты в отношении таких мегапроектов, как "Берингов пролив"? Безусловно, у этой идеи есть и влиятельные противники, которые считают, что все проблемы можно решить с помощью войн регионального уровня или военных угроз непокорным странам, что в финансовом смысле "отбивается" гораздо быстрее, нежели строительство подводных сооружений и работа в условиях вечной мерзлоты. Многие американские корпорации могут испугать перспективы конкуренции с Китаем, чьи дешевые товары гораздо легче потекут на рынки Америки после того, как туннель будет построен.

 

Тем не менее, на высшем уровне решение, похоже, принято. В прессе проходили публикации, что Роман Абрамович, имеющий слабость приобретать только все "самое-самое", купил за 160 миллионов долларов самый большой в мире бур. Для чего? Ходят слухи о возможном использовании этой гигантской супермашины для строительства самого длинного в мире туннеля, призванного соединить Аляску и Чукотку. Тем более, что крупные правительственные чиновники утверждают: сооружение этого гигантского туннеля будет производиться без бюджетного государственного финансирования, исключительно на вложения частных компаний.

 

Что же произойдет с Россией, если Америка через этот туннель войдет на нашу восточную территорию всей своей мощью? Будет ли она помогать развитию нашей экономики, или постарается прибрать к рукам все богатства на обезлюдевшей территории? Недавно опубликованный доклад американских спецслужб содержит прогноз по поводу состояния мира через 20 лет и выражает уверенность, что к тому времени между различными странами могут начаться войны из-за нехватки питьевой воды. Но стоит ли Америке беспокоиться по этому поводу, если она к тому времени получит доступ к водному бассейну сибирских озер, и прежде всего Байкала?

 

В какой степени наши власти учитывают подобные угрожающие перспективы? Последние шаги по сближению с Китаем показывают, что, похоже, учитывают. Другой вопрос, что стоит за этими шагами. И версий здесь как минимум три. Либо это проявление многовекторного подхода, с помощью которого Россия грамотно отстаивает свои интересы в диалоге с двумя великими державами. Либо лавирование, импровизации и зигзаги — а там уж куда кривая вывезет. Либо, наконец, это хитроумный способ повысить цену вопроса для экономического и политического торга с американцами. Пока остается только догадываться. Но то, что США будут использовать все рычаги давления на Россию, чтобы присвоить ее восточные ресурсы, включая разыгрывание экологической карты, — это очевидно.

ГИМН СИБИРИ

Кризис, переживаемый сегодня Россией, — это кризис бездарно осуществленной вестернизации страны. За столетия своего существования, и особенно за последние двадцать лет, Россия устала от своих двух столиц с их неизменной ориентацией на Запад и преклонением перед его цивилизационными и духовными ценностями. Москва и Петербург высасывают из восточной части страны все соки: финансовые, товарные, ресурсные и человеческие, — взамен давая чрезвычайно мало. Проблемы усугубляются в связи с диспропорциональной экономической и географической структурой российского пространства. Его цивилизационное ядро — и об этом писали П. П. Семенов–Тянь-Шанский, Д.И. Менделеев, П.П. Савицкий, А.И. Солженицын, Л.Г. Ивашов — сильно смещено к Западу. Это приводит к возрастанию зависимости от стран Запада и к сырьевому перекосу в экономике. Меняется и картина мира: Москва, Петербург и западная часть России начинают восприниматься большинством деморализованного населения как центр цивилизации и символ "продвинутого образа жизни". А восточная часть России: Сибирь, Алтай, Забайкалье, Тува, Дальний Восток, — всё чаще подается телевидением как глубокая и безнадежно отсталая периферия, единственное назначение которой — в неограниченном объёме предоставлять ресурсы Центру. Между тем, с точки зрения серьёзной геополитики, Сибирь является не только центром мировой географии, но и цивилизационной осью, вокруг которой вращаются все остальные государства мира. Не случайно Менделеев поместил центр суши нашей планеты на расстоянии 46 километров южнее Туруханска.

 

В будущем значение восточного региона страны с его запасами полезных ископаемых и питьевой воды будет только возрастать. Однако на нынешний момент место Сибири в общероссийской жизни совершенно не соответствует ее потенциалу. К сожалению, значительная часть российского населения сегодня не понимает ценности Сибири не только с экономической, но и с геополитической и духовно-стратегической точек зрения. Никто не объяснил гражданам России, что Сибирь — это не только ресурсная база, обогревающая сытые столичные города, и не просто центр пересечения транспортных потоков (до сих пор, кстати, используемый в этом качестве очень слабо). Сибирь — это особое место силы, суровый и чудесный ландшафт, создавший уникальный сплав русского этноса с другими коренными народами России. Это перекресток культур и верований, необъятный географический и духовный мир, где до сих пор свободно уживаются православие, старообрядчество, шаманизм, языческие культы, бурханизм. Это — кладовая духа, место закала и шлифовки народного сибирского характера, о котором ярко писали Леонид Мартынов, Василий Шукшин, Виктор Астафьев, Валентин Распутин. Это, наконец, не побоюсь громких слов, квинтэссенция всего самого лучшего и сильного, что есть в России. Человеческий ресурс, рожденный Сибирью, дважды спас Россию во время событий 1812 и 1941 годов, когда именно сибирские полки, в последний момент введенные в бой, переломили ход почти проигранных сражений. Убежден, что сибирский характер еще не раз скажет свое решающее слово, а сибирский дух сумеет распрямиться в полный рост и помочь России в трудный час.

 

Сибирь сильна не только своим славным прошлым, но и своим огромным цивилизационным потенциалом. Многочисленные восточные тексты говорят о ней как о сакральной земле, которая при наступлении катаклизмов способна уберечь от гибели целые народы. Многие ученые говорят о Сибири как о территории с самой низкой в мире сейсмичностью. Научные прогнозы по изменению климата свидетельствуют, что в обозримой перспективе через несколько десятилетий Сибирь по своим климатическим особенностям будет напоминать Средиземноморье. Наши предки, двигаясь на Восток и осваивая Сибирь, чувствовали притяжение этого величайшего магнита (евразийцы называли подобный феномен "месторазвитием"). Одна проблема: магнит этот начинает работать на полную мощь, когда к нему приложены внимание и заботы государства. Сегодня большое количество людей покидают восточные регионы, потому что внимание государства к ним очень сильно ослабело. Это недопустимо и с точки зрения предательства по отношению к памяти предков, своими трудами и кровью добывшими для нас эти территории, и в свете цивилизационной и экологической перспективы.

 

События последних лет и даже месяцев показывают: угроза затопления целых городов и целых континентов — не фантазии кинематографистов, а суровая реальность. Постепенно уходят под воду целые города и в континентальной Европе, и в Америке, и в Англии. Затопление происходит гораздо быстрее, чем его успевают осмыслить научное сообщество и осознать жители планеты. На сегодняшний день главным разрушительным фактом на планете наука считает проливные дожди — растаявшие льды Арктики. Каждый год исчезает ледяная территория размером с целую европейскую страну. Согласно прогнозам ученых, по данным ООН, через несколько лет в мире может оказаться не менее 300 миллионов экологических беженцев. Какая обширная территория готова их принять? Явно не эгоистичные и плотно заселенные Соединенные Штаты, к тому же удаленные от основных центров концентрации населения и сами больше других рискующие стать объектом удара стихии. Очевидно, что такой территорией станут Сибирь и Дальний Восток. Действительно, сибирские просторы столь огромны, что они в принципе смогут вместить сотни тысяч и миллионы людей, успевших покинуть свои тонущие материки и страны.

 

Для сохранения этой территории в составе неделимой России требуются только политическая воля и продуманная политика. В этом случае в будущем, даже не дожидаясь финального аккорда катастрофического сценария, мы в согласии с христианскими ценностями, наверное, могли бы в недалеком будущем начать принимать какую-то часть жителей Запада у себя. Но только в том случае, если они придут сюда с инвестициями, технологиями, управленческими навыками и готовностью вложить свои ресурсы и силы в свою новую, пусть и вынужденно, родину, а не с разглагольствованиями о правах человека и несоответствии российской действительности западным ценностям. Словом, в подобной ситуации надо любой ценой сохранить целостность территории и просто потерпеть. В этом случае есть шанс дождаться момента, когда наши геополитические оппоненты, искусно маскирующиеся под партнеров, станут просить нас о переселении почти на любых условиях. Ведь царство, разделившееся в самом себе, не устоит, гласит евангельская мудрость. Какую цену мы готовы заплатить, чтобы его сохранить?

01.01.2009 03:00АВТОР: Сергей Ключников | ПРОСМОТРОВ: 1521




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Политика, Аналитика »