М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Н.К. Рерих и православная церковь


(по архивным материалам 1934-1935 гг.)
Румянцева О.В., заведующая мемориальным кабинетом Н.К. Рериха

 

Подборка писем из архива Государственного музея Востока, сделанная О.В. Румянцевой, чрезвычайно важна и актуальна по двум причинам: во-первых, она убедительно показывает, как высоко ценили многие иерархи Православной церкви в 30-х годах вклад Н.К. Рериха в православное зодчество и иконопись, а, во-вторых, какими методами и способами пользовались враждебные Н.К. Рериху группировки в Харбине, чтобы дискредитировать и очернить его деятельность. Именно эта тема является главной в публикуемой ниже заключительной части. Н.К. Рерих в своих письмах даёт решительный отпор клеветникам.

 

В мемориальном кабинете Н.К. Рериха в Государственном музее Востока хранится архив Рерихов, переданный г-жой К.Кэмпбелл-Стиббе в 1977 году вместе с собранием картин Н.К. и С.Н. Рерихов, коллекцией декоративно-прикладного искусства Востока из собрания семьи Рерихов и небольшой библиотекой редких книг. В этом архиве, среди других материалов, имеются 65 писем Н.К. Рериха и 11 писем Ю.Н. Рериха, относящихся к 1934 и самому началу 1935 годов. Это — письма-дневники, письма-отчёты, направляемые регулярно из Харбина, Токио, Пекина в Музей Н. Рериха в Нью-Йорке. Обращение в них, как правило, безымянное: «Родные мои». На конвертах — адрес музея и фамилия кого-либо из членов Правления Музея — чаще всего З.Г. Лихтман (Фосдик), иногда Л. Хорша.

 

В данной публикации намеренно выбрана одна тема — отношения Н.К. Рериха с Православной Церковью, так как в наши дни ситуация удивительно повторяется. Работая над архивом и читая строки в письмах, относящиеся к этой проблеме, я каждый раз мысленно вела диалог с дьяконом Андреем Кураевым, который совсем недавно поднял мощную волну неприятия Рериха всем православным миром, а иерархов церкви настроил на анафему всей семье Рерихов, провозглашённую Архиерейским Собором в 1994 году. Как настойчиво разъяснял позицию церкви г-н Кураев в газете «Сегодня» (неправомерно ужесточая и искажая даже решение Собора), все те люди, которые привержены взглядам Рерихов, не имеют права переступать порог православной церкви (исключая покаяние), креститься, быть крестными родителями и совершать другие церковные действа.

 

Н.К.Рерих. Эскиз звонницы в Бариме - селении в Маньчжу-Ти-Го

Н.К.Рерих. Эскиз звонницы в Бариме — селении в Маньчжу-Ти-Го

 

По одной из центральных программ телевидения как-то было показано, как во дворе православного храма священнослужитель сжигает в костре книги Н.К. Рериха, причём особое внимание камера остановила на книге «Нерушимое» (священник повернул её обложкой к зрителю и немного задержал, прежде чем бросил в огонь). Самое примечательное то, что книга эта призывает любить русскую культуру, всячески работать над собой, приносить наибольшую пользу отечеству. Напомню названия некоторых глав: «Бесстрашие», «Культура Победительница», «Благожелательство», «Достоинство», «Свет опознанный», «Россия», «Великий Облик», «Желанный труд», «Возрождение», «Борьба с невежеством»...

 

Столкновение Н.К.Рериха с Православной Церковью в 34—35 годах отличалось тем, что тогда за Рериха вступились все крупные церковные деятели, с которыми у Николая Константиновича были прекрасные, уважительные отношения, а нападки шли от газеты «Харбинское Время», которая предоставила свои страницы мелкому церковному служащему, явно выполнявшему чей-то заказ.

 

Представленная выборка из писем и других архивных материалов необычайно чётко показывает отношение Н.К.Рериха к инсинуациям по поводу его вероисповедания, отношения к православию вообще и к Православной Церкви — в частности. Этот материал был мною использован в докладе на V Международной юбилейной научной конференции, посвящённой творчеству Н.К. и С.Н. Рерихов, проходившей в октябре 1999 года в Государственном музее Востока[1]. Знаменательно, что при том присутствовал и дьякон Андрей Кураев, получивший фактически из уст самого Николая Константиновича Рериха достойный отпор. Как по велению свыше, дьякон вошёл в зал в те минуты, когда только началось чтение доклада. Русская пословица гласит: «Бог правду видит».

 

27 апреля 1934 (ед.хр.2; лл.2-3)

Родные, вот мы и в Спатле — хороший отель. ...Проехали снежные, горы, они напомнили Алтай, — для Гималаев малы. Вспоминаю, как Вы все стояли на станции — ещё раз шлю Вам всем великодушие2, это непобедимое, великое чувство. Основание всего строительства в великодушии! <...> Там, где вчера могла быть обида или раздражение, или непонимание, там завтра будет единая, боевая, стройная дружина! Словом, не будем даже напоминать о прошлом — слишком величественно будущее. <...> Слишком чуют людские сердца, если где-то есть трещина. Потому пройдём это великое время в полной торжественности!

Конечно, много пены будет кругом. Будьте осмотрительны, ибо придётся отвечать на многие нелепые вопросы. Спасибо Вам всем за ласку, — пусть это качество пребудет с Вами во всех делах. Особенно сейчас нужно накопление друзей во всём и везде.

Н.Рерих

 

1 мая 1934 (ед.хр.б, л.З)

Морису для его записок: из Харбина сообщали, что видели меня в Шанхае сходящим с парохода. А в Шанхае я вообще не был. Уж не двойник ли?

Ст. департамент сообщал о том, что мы полонили Далай Ламу со всеми его сокровищами. Далай Ламу отпустили, а сокровища забрали.

Н.Рерих

 

31 июля 1934, Харбин (ед.хр.31, л.3)

Вчера получили совершенно невероятные сведения о том, что в сыскном отделении имеется масонский журнал «Алатас». А также какая-то чепуха о «поручении от американского правительства вводить новую религию для разложения православия». Очевидно, человеческая глупость и подлость бездонны и неисчерпаемы. Если есть Беспредельность Света, то, как видите, есть и почти беспредельность тьмы. Тем более нужно надеяться, что полновесные сообщения Сав. будут особенно полезны. Странно подумать, что именно бедный «Алатас» сделался мишенью каких-то нелепостей. Кроме того, говорят, что имеется и второй номер того же масонского журнала «Алатас» в здешнем Христианском Союзе Молодежи, но выдаётся лишь особо посвященным. Какая нелепая, но и вредная чепуха. Мы просили: нельзя ли хоть взглянуть на этот таинственный журнал. Трудно даже решить, представляет ли это просто гнусную выдумку, или же где-то и кем-то отпечатан какой-то мерзостный журнал под тем же названием. Будем исследовать и эту очередную гадость.

Н.Рерих

 

27 августа 1934 (ед.хр.37, л.3)

Имею сведения, что некий Г.Иванов собирается «разоблачать моё масонство» в своей, скоро выходящей книге. По устному сообщению, речь идёт о какой-то высшей масонской ложе «Арарат». Откуда может проистекать такая безумная ложь — даже вообще невозможно себе представить.

Н.Рерих

 

7 сентября 1934, Харбин (ед.хр.2, л.1)

Также не могу не рассказать Вам о замечательном проявлении Преподобного Сергия. Я уже писал Вам, что некий человек в своей вновь выходящей книге допустил какие-то злокозни о каком-то моём масонстве и о масонском знаке знамени. Затем произошло следующее знаменательное проявление. Заведующий типографией, где печатается эта книга, уже и раньше имел два сна-видения, связанных с Преподобным Сергием. Теперь же он видел сон, от которого проснулся с необычайным сердцебиением. <...> Человек проснулся в трепете. После этого видения, даже не связывая его со своими поступками, он пошёл в типографию и самовольно, даже без ведома автора, вынул из книги всё, касавшееся знамени и меня. Разве это не является одним из многих светлых проявлений Преподобного. Действительно, разве чудо не у дверей?

Н.Рерих

 

10 сентября 1934 Харбин (ед.хр.2, л.7) — копия письма архиепископу Мелентию

Высокопреосвященный Владыка,

Прочтя в газетах об учреждении Объединяющего Университета Святого Владимира, приношу Вам, как Председателю Комитета сего, своё искреннее поздравление. Искренне радуюсь этому объединительному благому событию. Также прошу Вас передать Обществу «Икона» прилагаемую мою статью- приветствие.

При этом, как я уже и говорил в нашей недавней прошлой беседе, прошу Вас принять для Ваших покоев мой эскиз церкви во имя Преподобного Сергия Радонежского, а также воспроизведение моей картины «Святой Сергий Радонежский», оригинал которой хранится в моём Нью-Йоркском Музее. Также прилагаю при сём снимки моих эскизов для предположенной церкви в Бариме, памятую Ваше любезное одобрение этого моего проекта. Дай Бог, чтобы светлое храмостроительство, возглавляемое Вами, достославно процветало во славу истинного Православия и будущего строительства нашей Родины.

Испрашивая благословение Вашего Высокопреосвященства, имею быть душевно почитающий Вас.

Н.Рерих<

 

10 сентября 1934, Харбин (ед.хр.2, л.8) — копия письма к архиепископу Нестору

Высокопреосвященный Владыка,

В прошлый раз вы мне говорили о будущем хранилище при Доме Милосердия, Вами созидаемом. Каждое Ваше благодатное начинание особенно звучит в сердце моём. Прошу Вас принять от меня три оригинала моего проекта для будущей церкви в Бариме, а также несколько воспроизведений с моих религиозных картин. Пусть это будет моим вкладом в Ваше новое хранилище. Также посылаю Вам мою статью-приветствие Обществу «Икона», наверное она будет близка Вашему сердцу.

Испрашивая благословения Вашего Высокопреосвященства, остаюсь сердечно почитающий Вас.

Н.Рерих

 

Н.К.Рерих. Эскиз часовни в Бариме

Н.К.Рерих. Эскиз часовни в Бариме

 

11 сентября 1934, Харбин (ед.хр.2, л.3)

...Я передал Архиепископам Мелентию и Нестору предметы, указанные в прилагаемых копиях моих писем. Не скрою, что наряду со справедливыми Иерархами среди духовенства есть лица, вполне отрицательные. Вместе с именем пресловутого иеромонаха Иоанна запишите также имя некоего Игумена Филарета. Особенно прискорбно, что лица, якобы посвятившие себя Христову служению, не могут освободиться от клеветнических наклонностей. Не будем судить их: они сами себя осудят и даже очень быстро.

Н.Рерих

 

12 сентября 1934. Дом Милосердия в Харбине — копия письма архиепископа Нестора

Глубокоуважаемый, добрейший, дорогой Николай Константинович. Не нахожу слов, чтобы выразить Вам глубочайшую благодарность и признательность за ту доброту, внимательность и заботы, которыми окружаете Вы наш Дом Милосердия. Ваша добрая помощь в трудную минуту существования Дома Милосердия, Ваш чудный дар — древние священные образы русских икон и, наконец, Ваш бесценный вклад в наш скромный музей — Ваши творения, на которые с восторгом и благоговением взирает весь мир, — всё это Ваше доброе внимание наполняет наши сердца чувством глубокой, искренней и самой пламенной благодарности. И мы глубоко верим, что та тесная духовная связь, фундамент которой Вы заложили Вашим добрым вниманием, будет разрастаться и крепнуть в дальнейшем, и мы никогда не лишимся Вашего доброго расположения.

Вместе со всеми насельниками Дома Милосердия возношу я Господу богу молитвы о Вашем здравии и благопоспешении и с чувством искренней благодарности призываю на Вас и труды Ваши благословение Божие.

Преподобный Сергий Радонежский, которого так свято чтите Вы, святым молитвам которого с любовью посвящаю наш скромный музей-хранилище, да будет Вам всегда помощником в Ваших трудах.

Молитвенно призываю Божие благословение на Вас и дела Ваши. С любовью во Христа вседушевно расположенного к Вам, Ваш постоянный богомолец.

Архиепископ Нестор

 

13 сентября 1934, Харбин (ед.хр.2, л.4)

Радостно наблюдать, как лучи Преподобного Сергия рассеивают тьму. Не успел Игумен Филарет клеветнически просветиться, как на вчерашнем церковном торжестве Нестор произнёс по моему адресу многолетие с блестящей речью, в которой огненно ответил всем зримым и незримым клеветникам. На торжестве было много духовенства, и сидевший со мною правящий Архиепископ Мелентий говорил, что разошлёт мою статью «Спас» по всей Епархии. Как всегда бывает, так случилось и теперь: видимо потребовался маленький выпад незначительного Филарета для того, чтобы правящие Иерархи покрыли его своим гласным и звучным словом. Я чувствовал веяние луча Преподобного, когда Архиепископ Нестор непререкаемо и звучно утверждал в пространстве.

Н.Рерих

 

15 сентября 1934, Харбин (ед.хр.7, л.6) — копия письма митрополиту Антонию

Высокопреосвященнейший Владыка,

Весьма драгоценным для меня было недавнее письмо Ваше. Рад сообщить, что как правящий Архиепископ Мелентий, так и Архиепископ Нестор, окружают меня здесь заботливым вниманием, чем премного способствуют моей работе во благо нашей Родины и храмостроительства. Представляю Вам при сём мою недавнюю статью «Спас», снимок с моей последней картины «С нами Силы Небесные ныне невидимо служат» и снимки моего проекта деревянной церкви в Бариме, селении в Маньчжу-Ти-Го (см. рис. — Ред.), а также оттиск статьи г-на Шмидта о моём религиозном творчестве. Я очень рад, что в очерке из биографий моих подчёркнуто упоминание Вашего светлого имени, ибо я всегда с особой сердечной устремлённостью вспоминаю Ваши многоценные для меня указания и радушные споспешествования моим работам.

Шлю Вам, Высокопреосвященнейший Владыка, мои самые сердечные пожелания и, испрашивая молитвы Ваши, имею быть душевно преданным.

Н.Рерих

 

17 сентября 1934, Харбин (ед.хр.38, л.5) — копия письма протоиерею М.Филологову, заступающему место председателя харбинского Патриархального Совета.

Ваше Высокопреподобие,

С чувством радости получил я подписанное Вами извещение от 15 сентября об избрании меня почётным членом общества «Икона».

Уже во многих моих книгах и статьях мне приходилось утверждать и выяснять великое значение Русской Православной Иконы. И потому я принимаю настоящее избрание не только как официальный акт, но со всею сердечностью и желанием посильно быть полезным высоким задачам вновь образованного общества.

Прошу Вас передать членам общества мою искреннюю признательность и надежду на дружную, успешную и светлую совместную работу.

Поручаю себя молитвам Вашего Высокопреподобия, остаюсь сердечно уважающий Вас.

Н.Рерих

 

29 сентября 1934, Харбин (ед.хр.1,л.1) Из статьи в газете «Русское слово»

Вы видите любопытные намёки на антихриста и понимаете, до какого безумия может доходить человеческое невежество. И в этом случае мы видим ту же старую истину, что подобные оппоненты не могли бы по своему невежеству и глупости никогда быть нашими друзьями. Пробный камень продолжает действовать и безошибочно отделяет желательный и — грязный, негодный элемент. По совету одного здешнего юриста, отвечаю лишь списком символа веры. По моему мнению такой ответ уже граничит с общественным скандалом, но по уровню сознания многих этот ответ признаётся самым действительным. Можете ли Вы себе представить, чтобы в бывшей России какой-либо из современных писателей или художников — Толстой, Чехов, Андреев и Репин — были бы поставлены в необходимость на страницах газет печатать символ веры, это было бы Всероссийским скандалом. Но сейчас, видно, человеческое безумие зашло так далеко, что ничего другого и придумать нельзя, и вероятно совет здешнего юриста, знающего общественный уровень, имеет правильное значение. Конечно кому-то это происшествие напомнит времена Саванароллы и Леонарда. Кто-то будет изумляться, что инквизиция средневековья благоденствует и до сих пор. Будем брать вещи так, как они есть. Хуже всего соображать только и не знать, и не считаться с действительностью. Конечно, и сей инцидент, как всегда, будет обращен лишь на пользу. Уже вчера у меня был пресловутый отец Филарет, о котором я писал уже. И, по-видимому, не только извиняясь за прошлые свои проступки, но ушёл уже в совершенно другом настроении. Остаётся лишь пожалеть, что даже духовные отцы сперва говорят, а потом устанавливают своё мнение. Не забудем, что автору пресловутой статьи исполнилось 27 лет и, по словам того Филарета, «статья неожиданно оказалась сильнее, чем можно было предположить». Тем самым он выпал, что статья уже предполагалась. И ещё Вам будет интересно знать, что уже две недели до этой статьи мне передавали, что некая большевиствующая особа искала здесь писателя, который бы написал что-либо о моём безбожии, ибо — «Это сейчас нужно для Харбина». Итак, и в этом мы имеем не что иное, как давно знакомое вредительство сил тёмных. Значит, ещё раз устремим всю бдительность и внимание. <...>

Духом с Вами Н.Рерих

 

Продолжение того же письма (ед.хр.1, л.4). После подписи написано Н.К.Рерихом:

 

 

4 ноября 1934, Харбин (ед.хр.35, л.4)

Высокопреосвященнейший Владыка, Сегодня я получил извещение за подписью члена Харбинского Совета Е.Сумарокова об избрании меня членом временного Совета Общества «Икона». Прошу Вас, Высокопреосвященнейший Владыка, передать Совету Общества мою душевную признательность за избрание <...>.

Велико значение Священной Православной Иконописи в том виде, в котором мы получили эти изображения от Святоотеческих Преданий. Поистине, некоторые новейшие храмы, допускающие известную модернизацию Священных изображений, напоминают нам о земном, тогда как наши исконные Православные Храмы, осеянные древними иконами, живо устремляют нас к молитвенным и небесным вдохновениям. Кроме того, и само религиозно-художественное выражение старинных икон как нельзя более соответствует чину богослужения, создавая одно неразрывное вдохновляющее устремление. <...>

Мне лично в течение сорокалетней работы по украшению и строению Церквей Христовых постоянно приходилось наблюдать, насколько старинный стиль иконописания ближе народному сердцу.

Н.Рерих

 

(копия письма митрополиту Антонию)

4 ноября 1934, Харбин (ед.хр.35, л.7)

Дорогие, если бы мы стали сообщать Вам всё, чем наполнены эти последние дни, то опять-таки пришлось бы написать нечто вроде фантастического романа. Трудно представить себе, с какой целью люди пускаются в такое странное и необъяснимое творчество. Тут же, на глазах, образовывают какие-то творимые легенды. Одни говорят, что нам куда-то запрещено ехать, другие, наоборот, говорят, что нам почему-то всюду позволено. Для одних мы едем что-то завоёвывать, а другие опять-таки погружаются в какую-то масономанию. Нам стало известно, что в Харбине существует некая фотография, изображающая около какого-то сфинкса толстого, бритого, с двойным подбородком человека в масонском одеянии с рукописной надписью: «Император Рерих». Также циркулирует обезображенный какими-то треугольниками вниз портрет Светика [2]. Кому и зачем нужна эта мерзкая провокация — узнать невозможно, но очевидно — тёмные силы очень активны. Старший миссионер Аристарх продолжает усиленно распространять кощунственную легенду о том, что будто бы я утверждаю, что являюсь перевоплощением Святого Сергия. Конечно, при этом не забывается и другая нелепая версия о том, что я гораздо сильнее Американского Консульства. Таким образом, наряду с какими-то политическими наветами люди, мнящие себя христианами, занимаются кощунством. Всё это настолько безобразно и разнообразно, что приходится лишь удивляться организованности тёмных сил. Конечно, не следует думать, что в Харбине только тёмные силы, есть много прекрасных людей, но, к сожалению, они раздроблены и мало знают друг друга, тогда как силы бесовские необычайно сплочены, как я неоднократно и отмечал в моих статьях. Один из здешних газетных сотрудников — Талызин формулировал происходящее так: «Вы, — говорит он, — упали, как пылающий метеор, на наше болото, которое продолжает от этого бурлить и кипеть». Конечно, ещё раз приходится изумиться тому, что вражеские формулы так многозначительны и гиперболичны. А что могло бы быть, если вся эта зря растрачиваемая энергия дружно обернулась бы исключительно во благо. Какие необыкновенные последствия так легко могли бы быть достигнуты.

Н.Рерих

 

Около 15 ноября 1934 (ед.хр.19, л.2—3)

Повторяю вкратце лживые утверждения «Харбинского Времени»: по их словам, я оказываюсь сильным Агентом Америки, главою какого-то всесильного масонского Государства в Сибири, обладающего неограниченными средствами, оказываюсь не только верховным масоном, но представителем мирового еврейского капитала, главою Коминтерна и Фининтерна, ближайшим сотрудником вице-короля Индии, воплощением Преподобного Сергия Радонежского, Оригена, Соломона и, наконец, Антихристом. Всё это нелепое нагромождение лжи лишь показывает, какая злонамеренная шайка обосновалась в японской газете «Харбинское Время».

Елена Ивановна [3], как сообщает «Харбинское Время», живёт постоянно в Адьяре и является заместительницей Блаватской — Анни Безант. Она — урождённая Лишман. Уже одно то, что эта безумная и неслыханная по лживости травля продолжалась целую неделю (а может быть и более), показывает, что тёмные силы со свойственной им грубостью чего-то испугались и поспешили, не стесняясь фактами, нагромождать целые горы.

Поистине, страшится тьма Света и корчится в безобразных судорогах — так в Армагеддоне и должно быть.

Тем более нужно поражать и развеивать тьму. Было бы более чем страшно, если наши учреждения станут устраивать и затрачивать энергию на центры, лекции и всякие полезные выступления, а встречать — лишь вражду и нападения.

Ещё раз повторяю (эти письма могут теряться) имена главарей шайки: Родзаевскийх [4], Шилов, Голицын, Лукин, муж и жена Корниловы, князь Ухтомский (молодой), пресловутый писатель против чудо-масонов — Василий Иванов [5], главный миссионер Аристарх Пономарёв, а в Токио — некий полковник Поротиков, которому сибирские казаки даже руки не падают.<...>

Конечно, во всём этом имеются и семена двух негодяев — ведь письма все фотографируются. <...>

Посылаю копию моего письма генералу Хаяши, ибо мы уже должны говорить о вопросе чести. Копию этого письма можете показать кому следует. <...>

(почерк не Н.К.Рериха, написано под его диктовку)

 

Там же (ед.хр.19, л.4, об.)

Но всё же напишите Владимиру Константиновичу Рериху[6] официальное письмо о том, что Вам известно, что я ни в каких масонских организациях не состою, что Вами приняты меры к расследованию об обезображивании моего портрета, так же как и все прочие меры к расследованию прискорбного происшествия в течение последних дней пребывания. <...>

 

Там же (ед.хр.19, л.5, об.)

Итак, рассеивайте и поражайте тьму и бодро несите Свет, в котором так нуждается человечество. Отслужите молебен в нашей часовне Преподобного Сергия и будьте несломимы и бодры.

Духом с Вами Р. (Рерих)

 

20 октября 1934, Харбин (ед. хр. 4, л.З)

Милостивые Государи,

Уведомляю Вас, что постановление Вашего Комитета от 15 октября мною получено и я душевно рад по мере сил способствовать построению церкви-часовни в Бариме. Фотографии эскизов Церкви во имя Преподобного Сергия Радонежского мною посланы С.П.Качину. Рад сообщить, что эти эскизы получили одобрение правящего архиепископа Мелентия, которому, видимо, они очень понравились, что он отметил в последнем письме ко мне. Надеюсь, что при должном терпении и неуклонности, а также при возрастающем числе летних посетителей Барима, Ваш благодатный проект построения храма получит должное завершение. Оригиналы моих эскизов переданы мною на хранение в Музей-хранилище Дома Милосердия в Харбине.

Прошу Вас передать членам строительного Комитета мой искренний привет. Сердечно.

Н.Рерих

 

(копия письма Н.К.Рериха в Организационный комитет по сооружению Церкви-Школы в Бариме)

 

Эскиз Н.К.Рериха деревянной церкви в Бариме (селение Маньчжу-Го)

Эскиз Н.К.Рериха деревянной церкви в Бариме (селение Маньчжу-Го)

 

25 ноября 1934, Шанхай (ед.хр.20, л.4)

...С самых первых шагов нашей активной работы мы столкнулись с весьма серьёзными препятствиями. Прежде всего против нас выступил местный епископ Виктор, заявивший нам, когда мы обратились к нему за благословением перед началом передачи доклада по радио, что мы «масоны» и «Р.К.» и, если мы не уйдём из этих организаций, то он предаст нас на неделе С.Н.Рерих. Портрет Н.К.РерихаПравославия анафеме всех поимённо, и что наше содружество Святого Сергия — «рериховская затея». Кроме того, некоторые наши «зубры» не прочь применить к нам даже меры физического воздействия.

Мы тем не менее не предполагаем останавливаться перед указанными препятствиями и просили бы только Вас преподать нам некоторые указания тактики и направления работы.

В тот самый день, когда мы в Шанхае молились Преподобному Сергию перед поднятием Его Знамени, в этот же день (как мы узнали случайно из «Харбинского Времени») появилось нелепое против Вас выступление. Этих «разоблачений» в шанхайской прессе, наверное, не будет. Вы, конечно, сами найдёте средства защиты своего Великого Дела от атак сил тёмных, и мы считаем долгом своей совести не только молитвенно поддерживать Вас, но и просить принять от нас наши уверения в том, что наши жизни и помыслы могут быть всегда вверены Вашему руководству. Просим верить, что это не одни только слова. Почти никто из нас не связан погоней за материальными благами, таковых у нас нет, и мы к ним не стремимся. Наша цель, наши желания — направить стопы своей жизни по зову Высших целей.

С пожеланием Вам Духовной крепости и душевного мира. Братски и духовно с Вами.

 

(из письма С.Зенкевича и А.Сальникова Н.К.Рериху)

21 декабря 1934, Пекин (ед.хр.5, л.9)

<...> Судя по последним номерам «Харбинского Времени», там произошло объединение наиболее отрицательных элементов. Самая отрицательная часть фашистов, обезумевшая против какого-то иудо-масонства, затем те кирилловцы-легитимисты, которые, по словам людей военных, «обижены Богом и Врангелем», и какие-то последователи атамана Семёнова, который уверяет, что он имеет печать Чингисхана, и при этом показывает глиняную фигуру Идама, очевидно, рассчитывая на чью-то полную невежественность. Таким образом, с какою-то непонятною целью японская газета «Харбинское Время» приютила три наиболее отрицательные группы эмиграции. Если какие-то вредители собрали эту коллекцию эмиграционных отбросов, то такое тёмное деяние было бы ещё понятно во всей своей прискорбности. Но не желает же Япония иметь таких отрицательных сотрудников. Такое сотрудничество не привело бы ни к каким добрым результатам. Во всяком случае, очень полезно увидеть кристаллизацию отрицательных элементов. Как я и говорю, в «Эзоповой Басне», ни одна собачонка из стаи не годится в охрану каравана. Жаль только, что на эту паршивую свору приходится тратить и время, и внимание. Не дольше как вчера генерал Хорват [7] опять поминал, что заметка о покушении на меня чисто злостно-провокационного свойства. Вот чем живут человеческие отбросы!

Н.Рерих

 

23 декабря 1934, Пекин (ед.хр.22, л.10)

<...> Скажите последователям Преподобного Сергия, что я очень слежу за их благой работой и знаю, что истина, несомая ими, восторжествует. Пусть также неотступно продолжают свои благие лекции и работу. Пусть освещают высокие труды Преподобного Сергия. Пусть напоминают, что народы знают, что Преподобному дано три раза спасти землю Русскую. Первое при Князе Дмитрии, второе при Минине, третье теперь. Работая в такой огромной, прекрасной задаче, люди поймут всю истинную соизмеримость. Всё ничтожное, всё тёмное, преступно-разрушительное исчезнет в лучах неутомимой созидательной работы. Пусть добрые люди научаются ценить дружелюбие, доброжелательство, заботливость и сотрудничество. Это — не заоблачная мистика, но то действенное неотложное, чем должно быть наполнено наше общее завтра.

<...> Мы слышали, что Владыка Виктор приезжает сюда на праздники; с ним я встречусь и лично поставлю ему все недоумённые вопросы. Если и митрополит Антоний, и архиепископ Мелентий, и Нестор, и протоиерей П.Рождественский — все эти уважаемые Иерархи одного мнения, то в какое же положение поставил бы себя епископ Виктор, ломясь в открытую дверь. Здесь у генерала Хорвата я встретил о.Нафанаила и не почувствовал ничего враждебного. Вообще и в этих церковных кругах следует терпеливо и безотлагательно восстановить истину. Нечего им беса тешить — не им слушать какую-то клевету и вносить разложение.

<...>Пусть это письмо моё долетит до Вас сохранно и донесёт всю ту бодрость духа, которая наполняет меня. Каждое препятствие имеет в себе и возможности. Если мы — строители, то должны уметь находить эти возможности и во благо применять их.

Н. Рерих

 

(копия письма Г. И.Черткову [8] с просьбой передать последователям Преподобного Сергия в Шанхае)

Там же (ед.хр.З, л.7)

<...> Из Харбина и сегодня утром сведений не имеем. Странно, что в дружественных газетах, как «Заря», «Русское Слово», «Рупор» и прочие в Харбине, [мои] статьи прекратились, может быть друзья не хотели возбуждать врагов. А может быть, как сказано, в лихочасье ярость врагов с робостью друзей состязаются. Всё возможно.

Н.Рерих

 

29 декабря 1934, Харбин (ед.хр.17, л.7)

Глубокоуважаемый Николай Константинович,

Сердечно благодарю Вас за приветствие с открытием общества «Икона». Благодарю Вас и за статью «Спас»[10], при сём препровождаю Вам несколько оттисков этой статьи. Дай Господи, чтобы храмы наши украшались иконами того древнего художества, в котором был заложен дух, оживотворявший эти святые изображения. Современное направление в иконописании, в котором обращено всё внимание только на угоду вкусов современного христианского общества, не знающего и не видевшего истинной красоты в иконописании, конечно, не может быть ободряемо. Но борьба с этим непорядком при настоящем гонимом положении Русской Церкви невозможна. Если бы нам Господь помог украсить свою церковь такими иконами, то это могло бы вызвать и подражание.

С призыванием на Вас Божия Благословения.

 

архиепископ Мелентий
(копия письма архиепископа Мелентия [9] (Н.К.Рериху)

2 января 1935, Пекин (ед.хр.20, л.11)

Называет В[ладимир] Константинович] (Рерих. — Ред.) некоторых своих родственников «порядочными трусишками». И прибавляет, как они её стараются запугать. Очевидно происходит как раз то, что мы и предполагали. Уж эта трусливость и боязливость! Сегодня же в случайном номере «Харбинского Времени» от 26 декабря мы к удивлению нашему нашли длинную статью Акимова — председателя Харбинского Теософского общества. Разве не изумительно читать такого автора именно в «Харбинском Времени», тем более что возглавляемое им Теософское общество вовсе не тайна. Спрашивается, если именно «Харбинское Время» так широко печатает заведомого председателя Теософского общества, то почему нам ставится в вину даже необоснованное предположение о членстве в этом обществе? Тот, кто даже членом не состоит — тот в членстве обвиняем, а председатель Теософской ложи никаких обвинений и противодействий не вызывает. Всё это лишь доказывает, что собака зарыта в другом месте <...>. Конечно, как можно опираться на людей, которые дрожат и мечтают вымолить прощение врага посредством трусливых умолчаний. Ведь именно такими путями проваливались даже самые большие начинания. <...> Кроме того, из случайно увиденных нами номеров «Русского Слова» замечаем, что газета начинает дышать на ладан. Конечно, против неё существует враждебное течение, но собственным поникновением она от врагов не спасётся. Я им предлагал пригласить к ближайшему участию в качестве автора и члена редакции — Хейдока[11], который соглашался работать бесплатно, но и это не было сделано. По просьбе редакции Юрий[12] оставил им манускрипты своих прочитанных исторических лекций, из которых ещё до нашего отъезда была напечатана половина одной лекции, а затем всё прекратилось, очевидно страха ради. И это надо знать, и такое знание ценно. Всякий, кто хочет умирать, тот очень легко и умирает.

Н.Рерих

 

(Получено письмо от Елиз[аветы] Петр[овны]
Гриб[ановской] из Харбина)

4 января 1935, Пекин (ед.хр.20, л.12)

Вчера у комиссара почт Полетти и его русской супруги Зинаиды Павловны состоялся чрезвычайно удачный вечер. Было много членов русской колонии и среди них профессора Рокфеллерского Института и другие, занимающие очень существенные должности. Кроме того, были представители иностранных посольств — испанский посланник, итальянская легация, американский военный атташе и другие. Также был приехавший вчера из Тяньцзина епископ Виктор.

Происходит нечто, действительно, странное. В то время, когда мы получаем и подписанные, и анонимные письма, говорящие о враждебности его, сам он не только мне, но и другим лицам обо мне говорит в самых лучших выражениях. На ужине мы сидели рядом. А затем, когда Фриндлендер, провожая епископа на подворье, рассказал ему о письмах из Таньцзина и Шанхая, то епископ взял его за руку и спросил: «Здоровы ли вы? Ведь в Белграде в Музее я молился перед иконой Святого Сергия работы Рериха. Люблю его, уважаю и рад буду скоро с ним увидеться» (выд. — Ред.).

Очевидно, и в этом случае мы встречаемся с какою-то широкой интригой, которая имеет задачи ссорить и разъединять. После ужина был устроен для нас, русских, концерт из вещей Мусоргского, Чайковского, Рахманинова и других. Общее впечатление — очень благоприятное, и я бы сказал, во многих отношениях лучше бывших харбинских. Ясно одно, что всякие интриги нужно беспощадно разбивать. Нельзя в небрежении забывать о них. Ведь всякая победа в этих отношениях является уже положительным общественным явлением. Мы не должны забывать, что мы имеем дело уже не с личными явлениями, а именно с широко общественными. Потому пусть во всех наших учреждениях будет и наблюдательность, и зоркость, и соизмеримость, и стремительность.

Н.Рерих

 

Примечание
1 Материал также использован в выступлении в ЦДЖ в Москве 21 марта 2000 г. на встрече журнала «Дельфис», посвящённой идеям Православной Церкви и Учения Живой Этики.
2 Выделенное жирным шрифтом в письмах подчёркнуто Н.Рерихом.
2 Рерих С.Н. (1904—1993) — младший сын Н.К.Рериха. — Прим. ред.
3 Рерих Е.И. (1879—1955) — жена Н.К.Рериха. — Прим. ред.
4 Родзаевский К.В. (1907—1946) — лидер Российской фашистской партии в Харбине, главный редактор профашистской газеты «Наш путь». — Прим. ред.
5 Иванов В.Ф. — адвокат ,автор скандальных книг «От Петра I до наших дней», «Православный мир и масонство» и др. Премьер-министр Временного Приамурского правительства (1920—1921). — Прим. ред.
6 Рерих В.К. (1880—1951) — брат Н.К.Рериха. Участник Белого движения, сражался в армиях генерала Дутова и барона Унгерна. После Гражданской войны оказался в эмиграции в Харбине. Возглавлял Земельный отдел КВЖД (1922), а затем — сельскохозяйственный кооператив «Алатырь» (1934), созданный под руководством Н.К.Рериха. Секретарь Русского общественного комитета Пакта Рериха в Харбине.— Прим. ред.
7 Хорват Д.Л. (1858—1937) — председатель Восточного отдела Российского общевоинского Союза на Дальнем Востоке (Пекин). — Прим. ред.
8 Чертков Г.И. принадлежал к русской колонии эмигрантов на Дальнем Востоке. Представитель комитета Пакта и Знамени Мира в Японии. — Прим. ред.
9 Мелентий (Заборовский) (1869—1946) — архиепископ (с 1939 — митрополит) Харбинский и Манчжурский, инициатор создания Богословского факультета Института Св.Владимира в Харбине. — Прим. ред.
10 Статья Н.К.Рериха «Спас» была опубликована 13 сентября 1934 года в харбинской газете «Заря». — Прим. ред.
11 Хейдок А.П.(1892—1990) — писатель. — Прим. ред.
12 Рерих Ю.Н. (1902—1960) — востоковед, старший сын Н.К.Рериха. — Прим. ред.

07.05.2005 13:31АВТОР: О.В. Румянцева | ПРОСМОТРОВ: 2838


ИСТОЧНИК: Журнал "Дельфис" №22(2/2000)



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Николай Константинович Рерих. Биография. Жизнь и творчество. »