М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Наталия Дмитриевна Спирина


Родилась я в городе Харбине (Китай, раньше — Манчжурия) в 1911 г. Харбин — культурный центр русского зарубежья — был очень интересным и Наталия Дмитриевна Спиринасвоеобразным городом в том отношении, что он был совершенно русский, — это был осколок старой России. Он начал строиться ещё тогда, когда строилась Китайско-Восточная железная дорога, и Харбин был её главным пунктом. Русское правительство было очень заинтересовано в том, чтобы там укрепиться, оно хотело заселить Манчжурию, через которую шла эта магистраль, русскими, чтобы они эксплуатировали дорогу. Многие русские съезжались в Харбин ещё до революции, на добровольной основе, там жили и работали.

 

В 1904 г. разразилась Русско-японская война, и в Харбине был создан тыловой госпиталь для наших русских раненых. Моя мать, по специальности медсестра, была командирована в этот тыловой госпиталь, и, пока шла война, работала там. Когда война окончилась, она могла вернуться назад, в Петербург, но встретила моего будущего отца, который был служащим, они поженились и остались в Харбине.

 

Я выросла в очень религиозной среде и воспитывалась в духе православия. Родители были верующие, они постановили, что по другим предметам я могу приносить и четвёрки, может быть, даже тройки, но по Закону Божьему — только пятёрки.

 

У меня с детства был интерес к духовным вопросам. Всегда было ощущение, что я смотрю не глазами, а через глаза, что нахожусь в теле, но я не тело; и почему-то ещё маленькой я знала, что жила раньше. Это было неслыханно, потому что церковь этого совершенно не признаёт и мои родители никогда бы этого не допустили, но у меня было такое внутреннее убеждение. И хотя меня водили в церковь, но искала я всегда какого-то прямого пути — не через ритуалы, обряды или длинные молитвы, которые мы обязаны были знать наизусть и читать перед сном и перед уроками, — меня интересовал прямой путь, «от сердца к сердцу». Как подойти к Богу ближе, проще? Как подходили к Нему святые? Как жить, чтобы выполнять Его заповеди? Меня интересовало именно это.

 

С детства у меня были определённые интересы к литературе и поэзии, интересовали духовные книги. Я читала Евангелие, Библию, Апостольские послания, очень интересовали Жития святых, как конкретный пример применения данных в Евангелии заповедей. Интересовали также такие литературные произведения и образы, как, например, старец Зосима у Достоевского в «Братьях Карамазовых», нравственные рассказы Толстого.

 

По мере моего роста официальное православие перестало меня удовлетворять, потому что оно не отвечало на самые глобальные вопросы: о законах бытия, космоса, жизни, потустороннего мира. Так, например, ответа на вопрос, что же будет после смерти, я не находила. Обещанные церковью вечные муки или вечное блаженство были неприемлемы. Я начала искать. Со временем пришла возможность познакомиться с учениями Востока о нескончаемости жизни и прохождении души через различные материальные формы. Я прочитала популярно изложенные книги Рамачараки обо всех йогах и другие книги по восточной философии.

 

Мне дали музыкальное образование; после гимназии я окончила Высшую музыкальную школу, которая по программе приравнивалась к консерватории, и по призванию стала учительницей музыки (фортепиано). Почему мне этого хотелось? Потому что я понимала, как много можно дать детям, приобщив их даже в начальной стадии к музыке, научив их слышать и слушать музыку, — ведь это остаётся на всю жизнь, даже если они не станут профессионалами. И поэтому я всегда работала с большим увлечением.

 

Был у меня личный период, когда я вышла замуж. Брак был очень неудачный, к тридцати годам я развелась. И сразу же ко мне пришла книга «Аум» из серии «Агни Йога». Первая фраза, которую я прочла, раскрыв наугад книгу, была: «Молитва есть возношение и восхищение. Молитва есть провод к потоку Благодати». И я сказала себе: «Это моя книга, это то, что я искала». До сих пор я знала и слышала в церкви молитвы, которые в основном заключались в словах «подай» и «помилуй», то есть концентрировали на себе. А тут был как бы выход из склепа самости в необъятные просторы возносящей в небо любви к Высшему.

 

С тех пор я стала читать и изучать книги Агни Йоги, потому что там я получила ответы абсолютно на все свои вопросы, поняла смысл жизни, её предназначение, одним словом, я получила мировоззрение.

 

Мне стало ясно, что Агни Йога есть синтез всех религий и йог в их чистом виде. Все отрывочные знания, накопленные к этому времени, упорядочились в стройную систему, всё встало на своё место, на всё был найден ответ. Оставалось изучать данное Учение во всех подробностях и пытаться претворять в себе и прилагать к жизни. «Изучение путём становления» — изучать практикуя. Это трудный, но единственный путь постижения основ Бытия. Лёгкий путь, которым многие идут, к перерождению не приводит.

 

В 1934 году в Харбин приехал Н.К. Рерих. К сожалению, тогда я ещё не была знакома с Учением Живой Этики, но помню их выступления в больших залах нашего города, где они [Н.К. Рерих и Ю.Н. Рерих] рассказывали о своей экспедиции. А моя встреча с ним произошла через монографию «Рерих», изданную в Риге в 1939 году, когда я познакомилась с ним как с художником. Книга «Пути благословения» была первой книгой Рериха, которую я прочла. Она произвела на меня огромное впечатление и приобщила к Рериху не только как к художнику, но и как к мыслителю, писателю, поэту, общественному деятелю.

 

Вскоре после того как я начала заниматься Живой Этикой, через год или два, мне посчастливилось встретить духовного Учителя, уже очень много знавшего, очень давно приобщённого к этому, — Бориса Николаевича Абрамова. Он намного раньше меня стал изучать Живую Этику, а когда Николай Рерих был в Харбине, встретился с ним. Рерих признал его своим учеником и в знак этого дал ему кольцо ученичества. В Харбине такие кольца он дал только двоим — Б.Н. Абрамову и А.П. Хейдоку.

 

После отъезда Рериха в Индию между ними завязалась активная переписка, в которой приняла участие и Елена Ивановна Рерих. Таким образом, став принятым учеником, Борис Николаевич стал звеном в иерархической цепи.

 

Тогда очень мало кто читал Живую Этику, не то что сейчас — тысячи и тысячи, — но тогда время к тому ещё не пришло. Борис Николаевич создал небольшую группу учеников, где под его руководством я много лет изучала Живую Этику. Мы регулярно собирались и занимались раз в неделю. Мы брали темы, делали выборки. Зачитывали то, что нам особенно звучало, комментировали это. Но самое главное было — это, конечно, прослушивание Записей. У нас, естественно, возникали вопросы. Борис Николаевич отвечал на наши вопросы, предварительно предлагая нам самим сначала найти на них ответ. Занятия наши проходили не только в изучении книг; главный упор делался на работу над собой, на самосовершенствование. Наш руководитель указывал нам очень тактично на наши недостатки и учил, как изживать их и утверждать в себе нужные качества.

 

Мы делали выборки из книг Учения по темам; я выбрала тему о психической энергии и в течение долгого времени делала подборку по всем книгам Агни Йоги.

 

До того как я начала читать книги Учения Живой Этики, я никогда стихов не писала и поэтом не была. Но когда я раскрыла книги Учения и мне стали встречаться мысли очень близкие, которые меня зажигали, у меня стали складываться стихи, и только на темы Учения. Первое стихотворение появилось, когда рано утром я взглянула в окно, а там — восходящее солнце, небо светло-голубое и по нему летели розовые облака: «На заре, по небу голубому розовые ангелы летят!», — в них я увидела как бы ангелов. После этого я начала писать стихи, выражая в них те мысли Учения, которые мне были особенно созвучны и вызывали восторг и радость.

Елена Ивановна, переписываясь с Борисом Николаевичем, интересовалась его учениками, «молодой порослью», хотела знать, как идёт распространение Учения. Для ознакомления её с нами он посылал ей наши фото, по которым она чётко и ясно определяла наш духовный уровень, степень нашей пригодности к сотрудничеству. К моей фотографии Борис Николаевич приложил и часть стихов из сборника «Капли». Елена Ивановна отнеслась к ним одобрительно. Отзывы о них приведены в изданных впоследствии сборниках этих стихов. Елена Ивановна пишет, что они ей близки, что она «чует их Источник» и хотела бы, чтобы ей прислали ещё эти стихи, что и было сделано.

 

Вот несколько примеров, как я создавала «Капли». Например, в Учении сказано:

 

«Так в эпоху космической реакции можно разделить человечество на рабствующих и на устремлённых к космическому сотрудничеству. Так планета населена рабами достояний и носителями космических огней».

 

Я пишу:

Рабы достояний, грызущие цепи
Своих достижений земных, —
Свобода стремлений, свобода исканий,
Свободный полёт не для них.
Они мимо солнечной жизни прошли!
Но радость играет цветами зари
На крыльях,
что вдаль от земли унесли.

Очень вдохновляли картины Николая Рериха, на которые у меня имеется цикл стихов.

 

Как я уже упоминала, у нас шла через Бориса Николаевича интенсивная переписка с Рерихами, и они неоднократно настаивали на том, что нам надо ехать на Родину и принести туда предназначенное для нашей страны Учение. Они всё время писали нам: «Надо ехать на Родину. Вы там нужны. Там большой духовный голод». «В Новую Россию Моя первая весть», — сказано в книге «Зов». Эту весть надо было передать русскому народу. Вы знаете, что России суждено великое будущее; и надо было начинать готовить это будущее.

 

И вот Хрущёв объявил репатриацию — все русские могут вернуться на Родину, причём на очень хороших условиях: нам давали подъёмные, был бесплатный проезд. Правительство обязалось нас трудоустроить и по возможности поставить на очередь на квартиру. Всё это было выполнено.

 

Воспользовавшись этой возможностью выполнить указанное, Борис Николаевич и я в августе 1959 года вернулись на Родину. Советское генеральное консульство предложило поехать в Новосибирск, нам гарантировали трудоустройство и жилплощадь, и мы приехали сюда. Борис Николаевич вскоре переехал в другой город, а я осталась в Новосибирске, где сразу же стала работать по своей специальности, как музыкант-педагог. Три года я работала в городе, в музыкальной школе, а потом в Академгородке. Академгородок только начинался, не было ещё ни торгового центра, ни Дома учёных, никто сюда не хотел ехать. Тут мне дали отдельную квартиру, потому что педагоги были нужны.

 

Мне удалось привезти с собой все книги Живой Этики, но в годы застоя не было возможности открыто выступать и делиться всем накопленным и привезённым, приходилось делать это в общении с близкими по духу людьми, без всякой огласки.

 

Я преподавала в школе, а сама «ушла в глубокое подполье», потому что для учителей это было не то мировоззрение. Но я применяла его в действии, стараясь привить детям любовь к музыке. У меня всё шло успешно, так что моя работа, моя профессия меня удовлетворяла: таким окольным путём я могла выразить Живую Этику. До сих пор дети меня помнят.

 

Сначала, в годы застоя, мы не могли выступать с лекциями или докладами по Живой Этике. Но было Указано, что если мы будем даже только читать Учение, не выступая, этим мы будем насыщать пространство.

 

В 1960 г. в Советский Союз приехал С.Н. Рерих со своей выставкой, его пригласил Н.С. Хрущёв. С этого времени о Н.К. Рерихе стали писать. В Новосибирске всё П.Ф. Беликов, Н.Д. Спирина, Е.П. Маточкин.(нажать, чтобы увеличить)это началось с 1973 года, когда в Доме учёных Академгородка была открыта сборная выставка картин Николая и Святослава Рерихов. На этой выставке выяснилось, что о них почти никто ничего не знал. Я уже знала о многих картинах, в них очень много символики, её надо было объяснять, — и стала водить экскурсии.
У нас создалась маленькая группа в составе: Е. Маточкин, Л. Шкутин, чтец из местного любительского театра, и я как ведущая. Мы сделали композицию, которая называлась «Образы Рериха», и стали её повсюду читать. Мы рассказывали о биографии Н.К. Рериха, сообщали, что он не только художник, но и писатель, поэт, читали отрывки из его стихов и прозы; рассказывали о нём как об учёном, совершившем феноменальную экспедицию по Центральной Азии; и только не упоминали о книгах Живой Этики. Рассказывали о Н.К. Рерихе как об общественном деятеле, о Пакте Рериха и Знамени Мира, которое он предложил как Красный Крест Культуры для охраны всех ценностей Культуры, созданных человечеством. В течение длительного времени мы успешно «гастролировали» со слайдпрограммой «Образы Рериха» в Академгородке и в Новосибирске.

 

В 1975 году в спорткомплексе Академгородка прошла очень большая выставка картин Николая Рериха. Там тоже довелось водить экскурсии и рассказывать о Рерихе.
С 1976 года каждые три года мы стали проводить так называемые «Рериховские Чтения». Чтения были междугородние, из разных городов съезжались со своими докладами люди, изучавшие творчество Рериха, специалисты. Устроителями этих Чтений были Институт истории, археологии и философии Академии наук и Новосибирская картинная галерея. Каждый раз издавались сборники докладов Рериховских Чтений.

 

Как дальше развивалось Рериховское движение? В Новосибирске стали выходить книги Учения Живой Этики, и люди получили возможность их читать. Мы стали делать лекции, доклады, слайдпрограммы. Начиная с 1989 года, по нескольку раз в год мы устраивали конференции. Первая конференция была посвящена Е.И. Рерих, которая в Учении именуется Матерью Агни Йоги. Был издан сборник с докладами конференции. Неоднократно делались доклады о Николае Рерихе, о Святославе и Юрии Рерихах, о Е.П. Блаватской; мы выступали в прессе.
Стали выступать на радио: нас пригласили читать цикл лекций по Живой Этике. Мы записываем эти радиобеседы на кассеты; к нам приезжают люди из разных городов, переписывают их и в своих Обществах распространяют. Надо сказать, что Рериховские общества возникают с необыкновенной скоростью и в больших, и в малых городах. Мы узнаём о том, что открываются Рериховские клубы, общества и даже фонды. Все они обращаются к нам, потому что мы первые начали этим заниматься. У нас огромный круг общения, люди приезжают за нашими книгами, бывают на конференциях, переписываются с нами — одним словом, работа наша растёт с каждым днём, с необыкновенной интенсивностью. Нас приглашают в школы к ребятам средних и старших классов.

 

В Живой Этике сказано: «Будут искать каждого, знающего хотя бы крупицу Истины». И это происходит на наших глазах постоянно. Не успеет кто-то хоть немного сам ознакомиться с книгами, как он сразу обрастает учениками, стремящимися получать от него эти крупицы знания. Люди чувствуют, что время не ждёт, что приближаются сроки, решающие судьбу человечества и всей планеты. Сказано, что эпоха Майтрейи наступит стремительно, и это стремительное наступление совершается на наших глазах. Несколько десятков лет тому назад невозможно было себе представить, насколько стремительно и ускоренно это будет происходить и в событиях, и в людском сознании. Пробудились люди, и в них всё раскрывается со страшной силой: у кого свет, у кого тьма. Каждый определяет судьбу свою. Свет борется с тьмой, и победа его так же непреложна, как восход солнца.

 

 

Победа Света — как восход —
Неотвратима, непреложна;
Пусть ночь глухая безнадёжна,
Наступит час — она пройдёт.

 

Теперь я встречаюсь со множеством людей, — у меня огромная переписка, многие приходят, приезжают, — и все хотят одного: мировоззрения; как без этого жить? Из многочисленных обращений к нам мы сделали вывод, что Живая Этика нужна прежде всего как мировоззрение. Очень тяжело жить без люди хотят понимания — для чего мы живём, куда идём, зачем мы здесь, как жить? Она даёт ответы на все эти вопросы.

 

Одно из самых дорогих для меня понятий в Живой Этике — это понятие эволюции. В Учении сказано: «Эволюция человечества, эволюция Космоса — есть ли что-либо более священное?» Эволюция означает путь беспредельного совершенствования. В Евангелии сказано: «Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный». К этой высочайшей цели и ведёт невообразимо долгий, радостный и прекрасный путь эволюционного раскрытия и развития всех божественных возможностей, заложенных в человеческом духе. Имея в виду именно этот потенциал, Христос сказал: «Вы — боги». И второе понятие — Мировая Община, без которой земляне дальше существовать уже не смогут и эволюция не состоится. Мы идём к Общине медленно, преодолевая свои слабости и недостатки, стремясь развивать в себе качества, для этого необходимые. Всему этому учит нас Живая Этика. И мы принимаем это как руководство к действию, осмысленно и добровольно; не потому, что так нужно, но ибо иначе невозможно.

 

Всё нам назначено. Всё наше.
И наши — дальние миры.
Вселенской Красоты дары
И Знаний огненная чаша.
Кто дерзновенью своему
Границ не ставит — всё тому;
И Светом путь его украшен!

Наталия Дмитриевна Спирина— представитель той подлинной русской интеллигенции, для которой служение высоким человеческим идеалам было делом всей жизни.

 

Основные вехи её деятельности в Советском Союзе:

 

Н.Д. Спирина основала Сибирское Рериховское Общество, ныне крупнейший центр рериховедения в Сибири, совместно с академиком А. П. Окладниковым была одним из основателей международных общественно-научных конференций «Рериховские чтения»; являлась главным редактором художественно-иллюстрированного журнала «Восход». Многие годы ее выступления на ежемесячных «круглых столах» по вопросам этики и культуры собирали представителей самых разных регионов России. Наталия Дмитриевна создала цикл радиопередач «Какие мы?», прошедших по новосибирскому радио. Во всех своих выступлениях, слайд-программах, беседах она стремилась передать людям знания о великой силе культуры и красоты — единственного фактора, способного преобразить жизнь как каждого человека, так и страны в целом.
Любовь к литературе, поэзии и живописи, знание языков, интерес к философии, а поверх всего — неувядаемая молодость души, готовность помочь, высокая культура и необыкновенная скромность — все это отличало Наталию Дмитриевну. Сотни приезжавших на встречи с нею людей, обширная переписка явились лучшим свидетельством необходимости той работы, которую она вела до последнего дня своей жизни.
Вдохновленная высокими идеалами Учения Живой Этики, Н.Д. Спирина начала писать стихи, создав новый вид духовной поэзии. Ее поэтические сборники «Капли» и «Перед Восходом» неоднократно переиздавались в Новосибирске и получили большое признание.

 

Иллюстрированная книга “Весть Красоты” (Стихи Н.Д. Спириной на картины Н.К. Рериха) получила почетный диплом Всероссийской ассоциации книгоиздателей.

 

Н. Д. Спирина является также автором философских сказов и притч, статей, докладов и множества выступлений на темы рериховского наследия. Все творчество Наталии Дмитриевны Спириной помогает людям обрести мировоззрение, понять истинный смысл жизни, дает силы и, устремляя к прекрасному, побуждает к преображению жизни.

 


Кульминацией деятельности Н.Д. Спириной стало создание двух общественных музеев Н.К. Рериха в Новосибирске и на Алтае, в селе Верхний Уймон. Оба места связаны с пребыванием в них Н. К. Рериха. В строительстве музеев приняли участие сотни энтузиастов многих городов России, а также представители разных стран. В настоящее время культурно-просветительская деятельность обоих музеев известна далеко за пределами России.

 

В Новосибирске в 2008 г увековечена память культурного и общественного деятеля, жительницы Академгородка Н.Д. Спириной.
На здании № 23 по Цветному проезду установлена мемориальная доска с надписью:
«В этом доме с 1962 по 1997 год жила и трудилась Наталия Дмитриевна Спирина, культурный и общественный деятель, поэт, прозаик, основатель Сибирского Рериховского Общества, музеев Н.К. Рериха в Новосибирске и на Алтае».

 

Все, кому довелось сотрудничать с Наталией Дмитриевной Спириной, соприкоснулись с чем-то необыкновенным и прекрасным.

 

Было совершенно необычно понять, как это может быть — при общении с Наталией Дмитриевной, когда ей было 85-90 лет совсем не чувствовался её возраст! Глядя на неё, все поражались её необыкновенной энергичности, постоянной готовности прийти на помощь, задорному блеску в глазах, чёткой и ясной памяти — она часто цитировала своих любимых поэтов, читая наизусть целые поэмы, и знание такого количества стихов нас всегда поражало, — а уж о её юморе можно говорить и говорить! Всё это для меня поначалу было таким удивительным! – говорят сотрудники СибРО.

 

Приходилось видеть Наталию Дмитриевну в самых разных ситуациях — и когда она принимала иностранцев, свободно переходя на английский или немецкий язык, и когда с радостью встречала друзей; и как она работала, как помогала людям. Многое осталось в памяти и навсегда запечатлелось в сердце.

 

А незадолго до её ухода, – вспоминают её сотрудники, – мы не представляли, как переживём её уход, прогоняли мысли об этом и отчаянно предпринимали всё возможное, надеясь на чудо. Потом, в какой-то момент, мы вдруг одновременно поняли, что Наталия Дмитриевна, зная, каким шоком может быть это надвигающееся событие, задолго готовила нас к нему. И когда всё свершилось, мы смогли не только сами встретить случившееся достойно, но и передать это состояние приехавшим друзьям. В Музее в дни прощания царила красота и высокая торжественность.

 

Мы понимали, что Земля прощается с великим духом, — это была скорбь, но не было надсадного горя от мысли, что Наталии Дмитриевны больше нет. Ощущения того, что её нет с нами, — ни у кого в СибРО не было! Было ощущение радости за неё, выполнившую свой долг, свою миссию — необыкновенно высокую, необыкновенно трудную, и благодарность ей за всё, что она нам дала.

 

Она говорила о том, чтобы мы всегда помнили о Высшей помощи, часто показывала рукой вверх. Высшая помощь, единение, доверие — эти слова звучали каждый день. Обращаясь к Высшему с просьбой о помощи в делах, в здоровье, Наталия Дмитриевна всегда говорила: «Ради дела — Помоги!». Это было только так — ради дела. Для неё ДЕЛО было самым главным в жизни.

 

Грандиозную работу провело СибРО под руководством Н.Д. Спириной по строительству, созданию музея Н.К. Рериха в Новосибирске.

 

Музей Н.К. Рериха в Новосибирске (нажать, чтобы посмотреть в увеличении)Возведение Музея Рериха в Новосибирске началось с полной реконструкции в 1997 году полуразрушенного детского садика (стены разбирались почти до фундамента). Новое здание сдано в эксплуатацию и торжественно открыто 7 октября 2007 года (накануне Дня Сергия Радонежского 8 октября и Дня Культуры - Дня рождения Н.К. Рериха - 9 октября). Восстановление здания требовало очень больших строительных работ и, соответственно, денег. Благодаря энергии Спириной все это удалось сделать, причем в самые трудные для России девяностые годы. В этой работе приняли участие многие предприятия и просто граждане Новосибирска.

 

Летом 1926 года путь экспедиции Н.К. Рериха пролегал через горный Алтай. С 7 по 19 августа Рерихи останавливались в Верхнем Уймоне - древнейшем селе Алтая. Дом известного уймонца Варфоломея (Вахрамея) Семёновича Атаманова стал центром экспедиционной работы. Здесь же написаны многие главы из книги Учения Живой Этики «Община». И вот к середине 1990-х годов благодаря усилиям Сибирского Рериховского Общества сложилась возможность реставрации дома и создания на базе усадьбы Атаманова Дома-Музея Н.К. Рериха.

 

Сегодня Музей Н.К. Рериха в Верхнем Уймоне - памятник истории и культуры Алтая, а в стенах его идёт большая культурная работа, широко выходящая за рамки обычных экскурсий.

 

Из писем Е.И. Рерих Б.Н. Абрамову

 

23.01.1951

Рада была получить их (фотографии. — Ред.) и прочесть Ваши сердечные слова о каждой из новых сотрудниц. (...) Также и Наталия Дмитриевна не должна слишком тревожиться за свои недомогания. Сердце у неё здоровое и это главное. Никакие лекарства, кроме валериана и изредка соды при ощущении тяжести в желудке, ей не нужны. Не нужен ей и строфант — сердце здоровое. Но она не должна оявляться на трудной физической работе, не должна подымать тяжести, ибо ей нужно сосредоточиться на писательстве. Она может прекрасно писать под диктовку В[еликого] Вл[адыки] и напишет прекрасные статьи и полезные книжечки. Но не должна сомневаться, а просто писать свободно, вслушиваясь в мысли и слова ей посылаемые — так было Сказано. Так приветствую от всего сердца новую сотрудницу и радуюсь возможности для неё уявиться на такой прекрасной и столь нужной сейчас работе.

 

 

21.05.1951

Наталия или Ната — медиатор и полезная сотрудница. Сказано: «Она... стала Мне полезной и прекрасной сотрудницей. Яро помогу ей в её работе в Моей лучшей стране». Истинно, Ната может радоваться.

 

10.10.1953

Не удивляйтесь недомоганиями Наты, она ведь проходит процесс приоткрытия центров и она должна знать, насколько он бывает болезненным и какие неожиданные явления, но скоро преходящие, могут проявляться. Ничего не достигается легко, тем более утончение нервной системы и прикасание к тончайшим энергиям. Она может принимать строфант по пяти капель натощак каждый день в течение одного месяца. Но также ей хорошо принимать и валериан утром и вечером по 40 капель на приём — днём и перед сном. Валериан наш жизнедатель, передающий нам лучшую психическую энергию.

 

24.01.1954

О «Каплях» Наты могу сказать, что яро они мне близки и я принимаю их всем сердцем. Пусть пишет со всем пылом сердца своего, не сомневаясь ни в чём. Очень хотела бы иметь ещё несколько «Капель», ибо чую Источник их. Недомогания её неизбежны при касании к Лучам, или Высшим Вибрациям. Но ничего опасного нет, и ярые Лучи, уявляя переустройство организма, истинно, исцеляют и оявляют нам благо величайшее Общения сердечного. Лучи эти исцеляют попутно и остатки старых недугов. Ната — прекрасный медиатор и много пользы может принести.

 

10.02.1954

Жду новых «Капель» от Наты. Очень они меня трогают.

 

На этом мы закончим рассказ о Светлом человеке, преданном Делу Учителя, идеалам Общего Блага, Спириной Наталии Дмитриевне.

03.05.2013 17:45АВТОР: ТЕРОС | ПРОСМОТРОВ: 784




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Наталия Дмитриевна Спирина »