М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Листы старого дневника. Глава XVII, XVIII. Генри С. Олькотт


 

ГЛАВА XVII

 

РЕИНКАРНАЦИЯ

 

Первый вывод из попытки доказать коллективный характер «Разоблачённой Изиды» подтверждённый нашим критическим взглядом на её официально зарегистрированного автора заключается в том, что Е. П. Б. является психически одарённой личностью, но выбивается из литературного ряда, включающего в себя таких накопивших знания гигантов как Аристотель, Лонгин, Буддагхоша, Хвен Тхсанг, Аль-Бируни, Мадхавачарья, Насиреддина – персидский философ и энциклопедист – и в наше время Лейбниц, Вольтер, Спенсер, и т.д. Адекватность её самооценки очевидна, и не отнесённая к эрудитам, она представляет собой почти уникальный случай среди людей Запада. Если отвергнуть гипотезу о том, что авторство пьес Шекспира принадлежит Бэкону, то факт написания их Шекспиром, учитывая его склонность к бродяжничеству и заурядность личности, скорее, подтверждает, чем опровергает предположение о том, что он, подобно Е. П. Б., был посредником могучих, невидимых и реально существовавших умов, которые контролировали его тело, используя так, чтобы писать что-то, далеко выходящее за пределы его обычных возможностей. Сравнение Е. П. Б. с Шекспиром в пользу последнего, поскольку в его произведениях обнаруживается гораздо более глубокое знакомство с человеческой природой и более всеобъемлющее понимание интуитивного знания, чем в её. Его природный ум (или тот, из которого всё извлекалось), кажется, изначально содержал в себе всё то, что он когда-то был обязан использовать; в то время как она, по-видимому, являлась продуктом особого психического развития. Например, возьмём её учение о реинкарнации, прочном краеугольном камне древней оккультной философии, которое утверждалось в «Тайной Доктрине» и других её более поздних работах. Когда мы работали над «Изидой», то Махатмы ему нас не учили, и оно не поддерживалось ею в литературных спорах или частных беседах тех ранних дней. Она исповедовала и защищала теорию, что человеческие души после смерти в соответствии с ходом эволюции, очищаясь, переходят на другие, более духовные планеты. У меня есть запись беседы Махатмы со мной, в которых утверждается эта же теория. И это озадачивает меня больше всего; и если вполне возможно, что из-за несовершенной психо-мозговой подготовки или по какой-то иной причине она, ученик и психический посредник, могла не знать прочной философской основы теории реинкарнации, то я едва могу представить, что подобное невежество могло распространяться на Адепта и Учителя. Возможно ли, чтобы этого Адепта не учил о реинкарнации его Учитель, и что ему, как и Е. П. Б., пришлось узнать о ней впоследствии? Говорят, существует шестьдесят три ступени Адептства, и это не является невозможным. Как мне сказали, среди Адептов есть люди, которые будучи сильными природными психиками, всё ещё почти неграмотны; и, по крайней мере, есть один, который, подобно Ананде, любимцу Будды, не обладает Сиддхи, но настолько интуитивен, что способен понять все эзотерические писания с первого взгляда. Мои записи сообщают, что Учитель говорил мне: «После смерти души идут на другие планеты. Души, которые рождаются на этой Земле, ожидают на других невидимых планетах». Эти два утверждения согласуются с позднейшими учениями Е. П. Б. о том, что данные планеты на обоих концах земного пребывания души являются звеньями нашей «цепи глобусов». Но между двумя этими концами осталась огромная брешь, которая, как мы теперь понимаем, может быть залатана многочисленными эволюционными перерождениями странствующей сущности. Позвольте полностью привести высказывание Е. П. Б., которая в «Изиде» (том I, стр. 351) совершенно однозначно говорит, что:

«Теперь мы приведём несколько фрагментов этого таинственного учения о реинкарнации – в отличие от трансмиграции, – которые мы получили из авторитетного источника. Реинкарнация, то есть появление той же индивидуальности или, скорее, её астральной монады, дважды на одной и той же планете, не является правилом в природе; она есть исключение, как тератологический феномен двуглавого ребёнка».

Раскрывая причину, она говорит, что это происходит, когда плану природы по производству совершенного человеческого существа помешали, и, таким образом, она должна предпринять ещё одну попытку. Такими исключительными помехами, как объясняет Е. П. Б., являются случаи абортов, младенцев, умирающих до определённого возраста, и врождённого и неизлечимого идиотизма. В таких случаях высшие принципы не смогли объединиться с низшими, и, следовательно, совершенное существо не родилось. Но – «Если разум проявлен настолько, чтобы стать активным и распознающим, реинкарнация на этой Земле не происходит, ибо три части триединого человека соединены вместе, и он способен продолжать эволюцию. Но когда новое существо не продвинулось далее состояния монады или когда, как у идиота, триада не была достроена полностью, бессмертная искра, которая её осеняет, должна вновь низойти на земной план, так как её первая попытка оказалась неудачной. В противном случае смертная или астральная и бессмертная или божественная души не могут прогрессировать в унисон и продвигаться вперед к более высокой сфере».

Курсив мой, и этому меня учили. В настоящее время я верю в то же, что индусы и буддисты. Она говорила мистеру Вальтеру Р. Олду, который предоставляет мне информацию, что не учила доктрине реинкарнации до 1879 года – когда мы были в Индии. Я охотно принимаю это утверждение потому, что оно согласуется с нашими верованиями и литературными трудами в Нью-Йорке, а также потому, что если бы она знала о реинкарнации, когда мы писали «Изиду», то с земной точки зрения ей не было никакого резона вводить в заблуждение меня или других, даже если бы она очень сильно это захотела, во что я не верю.

И она, и я верили и проповедовали, как устно, так и письменно, что человек есть триада, состоящая из физического тела, астрального тела (души – греческой психе) и божественного духа. Можно найти, что это изложено в первом официальном обращении, сделанном нами к европейским читателям. Оно представляло собой статью под названием «Взгляды теософов», появившуюся в «Спиритуалисте» за 7 декабря 1877 года. В ней от лица всего нашего движения я говорю:

«Мы считаем, что человек из плоти умирает, распадается и идёт в плавильную печь эволюции, чтобы перерабатываться вновь и вновь; что астральный человек (или двойник, или душа) освобождается от своего физического тюремщика, следуя за последствиями своих земных дел, мыслей и желаний. Он либо очищается от последних следов земной грязи и, наконец, через неисчислимый период времени соединяется со своим божественным духом и живёт вечно как сущность, или, полностью испортившись на земле, погружается глубже в материю и уничтожается».

Я хочу сказать, что «духовно устремлённый человек, ведущий чистую жизнь, будет притягиваться к более духовной сфере, чем эта наша земля, отталкиваясь от влияния последней»; в то время как порочный и совершенно развратный человек, наоборот, может потерять свой дух в течение жизни, деградируя к часу смерти от триады к дуаде, и после оставления физического тела начнёт распадаться; его грубая материя уйдёт в землю, а более тонкая превратится в бхута или «элементария», «блуждающего внутри или около жилищ людей, преследуя сензитивов, чтобы опосредованно насыщать свои развратные аппетиты до тех пор, пока интенсивность его жизни не пойдёт на спад и разложение не довершит его ужасное существование».

В то время это было сутью и содержанием нашего учения о природе и судьбе человека, демонстрируя, как бесконечно далеко от веры в реинкарнацию мы с Е. П. Б. тогда находились. Если кто-то захочет сказать, что это моё письмо в «Спиритуалисте» передаёт только мои личные взгляды, и что ни Учителя, ни Е. П. Б. не несут ответственности за мои незрелые представления, то я просто переадресую их к выпуску «Спиритуалиста» за 8 февраля 1878 года1, в котором появилось письмо самой Е. П. Б., перекликающееся по теме с моим. Оно вызвало самые оживлённые дискуссии между главными представителями британского спиритизма с одной стороны, и С. С. Мэсси, Джоном Сторером Коббом, профессором Александром Уайлдером, мисс Кислингбери, доктором К. Картером Блэком, Джеральдом Месси и мной с другой. М. А. (Оксон) назвал это «Теософским камнем, брошенным сильной рукой Филиала Теософского Общества и создавшим огромный всплеск» в нездоровых водах Трансатлантического Спиритизма.

Громогласная Е. П. Б., как обычно, откликнулась эхом. Она называла себя «непривлекательной старой особой, поверхностно известной как Е. П. Блаватская» – наиболее значимая фраза; говорила, что «полковник непосредственно переписывается с индийскими учёными и черпает от них гораздо больше, чем он может получить от такого несуразного наставника как я сама», полагая, что я уже «подбросил некоторые намёки, достойные вдумчивого непредвзятого рассмотрения». В ответ М. А. (Оксону) в феврале появилось моё второе письмо и очень длинное, очень убедительное и очень чёткое – Е. П. Б., датированное 14-ым января 1878 года, Нью-Йорк, опубликованное в «Спиритуалисте» за 8 февраля того же года. Это письмо стоит прочитать целиком. В нём она, кстати, говорит о необходимости повторной реинкарнации Эго, которому не удалось объединить себя с физико-психической дуадой преждевременно умершего ребёнка – «цикл человека не является полным, пока он не достигнет индивидуального бессмертия. Ни одна ступень испытания и опыта не может быть пропущена. Он должен быть человеком, прежде чем стать духом. Умерший ребёнок является неудачей природы – он должен жить снова; и та же психе (psyché) повторно нисходит на физический план через другое рождение. Только в таких случаях, наряду с врождёнными идиотами, как утверждается в «Разоблачённой Изиде», происходит реинкарнация человека». Может ли быть что-то яснее?

Наша компания, отправляясь в Индию, покинула Нью-Йорк 17 декабря 1878 года, и за несколько дней до этого Е. П. Б. написала статью для парижского «Спиритического Обозрения», опубликованную в этом журнале 1 января 1879; это был её ответ разным критикам. В ней она описывает человека как четырёхпринципного, как «тетрактис», или четверицу. Я перевожу:

«Да, «для теософов Нью-Йорка человек есть триада, но не дуада». Однако он более чем это: при добавлении физического тела человек становится Тетрактисом или четверицей. Но, несмотря на то, что провозглашая это, мы можем опираться на величайших философов Древней Греции, мы обязаны этим учением не Пифагору, не Платону, также и не знаменитой школе Теодидактов (Theodidaktoi) в Александрии. Далее мы будем говорить от имени наших Учителей».

Приводя отрывки из различных древних авторитетных писаний в поддержку данных взглядов, она говорит: «нашими Учителями [подразумевая тех, от кого мы получили учение] являются Патанджали, Капила, Канада, все системы и школы Арьяварты, которые были неиссякаемым источником для греческих философов от Пифагора до Платона». Конечно, не все индийские школы отказывают человеку в выживании после смерти – среди них старые секты Чарваки и Брихаспати, но были также и почти точные прототипы наших современных материалистов. Также следует отметить, что Патанджали, Капила и другие приводимые ею Учителя говорили о том, что реинкарнация является правилом в природе, в то время как мы с ней заявляли, что она – исключение.

В конечном счёте, доктрина реинкарнации была полностью принята и разъяснена как в её экзотерическом смысле, так и в эзотерическом. Однако публично она проповедовалась не ранее, чем с 1879 года, поскольку не содержится в первых двух томах «Теософа», но появляется только в третьем, а затем упоминается во «Фрагментах Оккультной Истины» – серии очерков, написанных, главным образом, мистером А. П. Синнеттом на основе наставлений, данных ему Учителями и Е. П. Б.. В своей обычной экзотерической или ортодоксальной форме я узнал о ней на Цейлоне и воплотил в буддийском катехизисе, первое издание которого, подвергшееся критическому анализу Первосвященника Сумангала Тхеро, появилось в июле 1881 года. Катехизис явился пусть кратким, но обзором доктрин Южного Буддизма, а не провозглашением личных убеждений. В первом издании теория реинкарнации излагалась довольно скупо; но она была разъяснена гораздо полнее в новой редакции 1882 года, где я определил отношение перевоплощённого существа в этом рождении к его предыдущим воплощениям и ответил на вопрос, почему у нас нет никакой памяти об опыте предыдущих жизней. Разговор с Сумангала Тхеро о нравственности теории кармы привёл меня к общему пониманию различия между личностью и индивидуальностью, а также между физической памятью, или воспоминанием о том, что относится к обычному бодрствующему сознанию, и духовной памятью, которая имеет дело с опытом высшего Я и его индивидуальностью. Ранее это различие не делалось, но с тех пор оно сразу же было принято и растиражировано всеми нашими ведущими теософскими писателями. Е. П. Б. также его приняла и ввела в свой «Ключ к Теософии» (стр. 134 и 130) с более полными объяснениями и иллюстрациями. Это – исторические факты, и отношение их к данному обсуждению очевидно.

Первое опубликованное Е. П. Б. заявление о том, что реинкарнация была элементом теософских взглядов, появилось в передовой статье первого номера только что выпущенного «Теософа» («Что такое теософия?», том I, стр. 3, октябрь 1879 года.). Но это был не более чем намёк и ничего более.

«Теософия», – говорит она, – «также верит в Воскресение или дальнейшее существование, а также в переселение (transmigration) (эволюцию) или ряд изменений в душе, что может опираться на строгие философские принципы и объясняться ими, только проводя различие между Параматмой (трансцендентной, высшей душой) и Дживатмой (животной или сознательной душой) ведантистов»2.

Это очень туманно и мало помогает решению проблемы. Однако в сноске к этому отрывку она обещает серию статей о Великих Теософах Мира, в которых, говорит она, «мы намерены показать, что от Пифагора, который обрёл свою мудрость в Индии, до наших самых известных современных философов и теософов – Дэвида Юма и Шелли, английских поэтов и спиритов Франции включительно – многие верили и до сих пор верят в метемпсихоз или реинкарнацию души и т.д.». Но в чём состоит её собственная вера, она чётко не говорит. К большому сожалению, обещанная серия статей не появилась, хотя она могла быть зачатком её идеи посвятить один из новых томов «Тайной Доктрины» Великим Адептам.

В первом номере третьего тома «Теософа» Е. П. Блаватской была начата печататься знаменитая серия эссе мистера Синнетта под названием «Фрагменты Оккультной Истины» в ответ мистеру Терри из Мельбурна, который возражал против антиспиритических взглядов «Теософа». В первом «Фрагменте» она воспроизводит нью-йоркское учение о том, что после смерти человека его душа переходит в другой мир, «так называемый мир следствий (в действительности, состояние, но не место), и там, очистившись от своих многочисленных материальных пороков, развивает из себя новое Эго, чтобы возродиться (после краткого периода свободы и благоденствия) в следующем, более высоком мире причин, в объективном мире, подобном нашему земному, но более высоком по шкале духовности, в котором материя и материальные тенденции имеют гораздо менее важное значение, чем здесь». В настоящем фрагменте реинкарнация постулируется, но не на этой планете и ни того же Эго, но другого, которое рождается из нашего нынешнего в межпланетном состоянии. Во «Фрагменте №3» («Теософ» за сентябрь 1882 года) говорится, что новое Эго обычно после проведения некоторого времени в состоянии блаженства (Дэвакхан) – в соответствии с его заслугами, что согласуется с учением Шри Кришны в «Бхагавадгите» – или переходит на «следующую высшую планету», или возвращается на эту планету для повторного рождения, «если оно не прожило своё определённое количество земных жизней». Ранее ничего не публиковалось относительно определённого количества перевоплощений на этой или других планетах, но только давался набросок о психических странствиях или эволюционном продвижении от звезды к звезде Божественного Я, которое облачало себя в новую душу-тело (soul-body) при каждом возрождении (palingenesis).

В 1880 году мы двое посетили Симлу и мистера О. Хьюма, которому посчастливилось войти в переписку с нашими Махатмами благодаря удаче, ранее выпавшей на долю мистера Синнетта. Е. П. Б. вновь посетила Симлу без меня в 1881 году, и в должное время Учителями теория реинкарнации была преподана двоим друзьям, о которых говорилось выше. Мистер Синнетт передал её во «Фрагменте №4» («Теософ», выпуск IV, № 1, октябрь 1882 года), которым он заложил основу учения о земных перевоплощениях в больших и малых кругах, или коренных расах и подрасах, а также распространил этот процесс на другие планеты цепи, к которой принадлежит Земля. Мистер Хьюм сделал то же самое в своих «Намёках на Эзотерическую Теософию» (Калькутта, август 1882 года), в которых он собирательно говорит, что «человек делает много полных кругов по ходу всего цикла (он подразумевает – цепи) планет. И на каждой планете, в каждом круге он проживает много жизней. На определённом этапе своей эволюции, когда определённые части его менее материальных элементов полностью развиты, он становится морально ответственным». (Цитируемая работа, стр. 52).

Таким образом, через шесть лет после моего разговора с Махатмой в Нью-Йорке, фундаментальная и необходимая идея реинкарнации была спущена в море современной западной мысли, выйдя из благодатной почвы, на которой она родилась.

Рискуя небольшим отступлением, я был обязан проследить её эволюцию в нашем повествовании. Оно необходимо для будущего благосостояния Общества, чтобы показать очевидную необоснованность предположения, что наши нынешние учения давались через посредничество Е. П. Б. с самого начала. Это предположение я считаю пагубным и безосновательным. Если я ошибаюсь, то буду очень рад, если меня поправят. Данное допущение влечёт за собой необходимость признания того, что она сознательно и преднамеренно прибегала к обману, проповедуя в «Изиде» и в более поздних сочинениях ложь. Я считаю, что тогда она писала, как это делала и позже, точно в соответствии со степенью своей осведомлённости, и что она очень искренне отрицала реинкарнацию в 1876-1878 гг., также как и утверждала её после 1882 года. Я не могу объяснить, почему нам с ней было позволено допустить искажения в «Изиде» и, особенно, почему мне было позволено это сделать Махатмой, если только я не предположу, что стал жертвой колдовства, считая, что одним вечером говорил по данному вопросу с Учителем. Но мы не будем так думать. Учителя могли бы под диктовку дать Е. П. Б. хоть что-то, что они считали нужным, они могли бы написать о реинкарнации сами её рукой, занимая её физическое тело, и они могли бы позволить мне написать про неё самому, давая намёки и наброски, тем самым помогая моей интуиции. Однако, несмотря на всё это, они совершенно не учили нас тому, что мы теперь принимаем за истину относительно реинкарнации; они не заставляли нас молчать о ней; не прибегали к каким-то смутным объяснениям общего характера, из которых тогда могло сложиться что-то, находящееся в бесспорном согласии с нашими современными взглядами; не вмешивались, чтобы предохранить нас от написания и проповедования еретической и ненаучной идеи о том, что за исключением некоторых редких случаев, человеческое существо не перевоплощается и не может перевоплощаться на одной и той же планете3.

Вернёмся к вопросу о том, кто и как занимал тело Е. П. Б. (авеша). Было одно косвенное доказательство авеши, постоянно напоминающее о себе тому, кто обращал на него внимание. Скажем, Учитель А или Б, который был «на страже» час или более, работал над «Изидой» в одиночку или совместно со мной и в данный момент что-то говорил мне или, если присутствовали третьи лица, то кому-то из них. Вдруг она (он?) перестаёт говорить, поднимается и на мгновение выходит из комнаты под каким-то предлогом, извинившись перед незнакомцами. Вскоре она возвращается, оглядывается вокруг, будто заново входит в комнату с нашей компанией, скручивает себе свежую сигарету и говорит о том, что не имеет ни малейшей связи с тем, о чём говорилось перед её выходом из комнаты. Некоторые из присутствующих, желая вернуть её к теме, любезно просят объяснений. Она выказывает смущение и неспособность поймать нить разговора; иногда выражает мнение, кардинально противоречащее только что утверждавшемуся ею, а когда её призывают к ответу, то сердится и ругается; если же ей напоминают, что она говорила так-то и так-то, то она начинает смотреть как бы внутрь себя и со словами: «О, да: извините» переходит на другую тему. Эти изменения подчас происходили с ней, подобно молнии, очень быстро, и я сам, забывая о множественности её личности, часто бывал очень раздражён её кажущейся неспособностью придерживаться того же мнения, что и прежде, а также её грубым отрицанием того, что она, несомненно, совершенно ясно говорила минутой раньше. В своё время мне было объяснено, что после вхождения в покинутое другой сущностью тело требуется время, чтобы связать своё собственное сознание с памятью мозга о предыдущем посетителе, и что если кто-то попытается продолжить разговор, прежде чем этот процесс будет завершён, может произойти именно такой сбой, который упомянут выше. Это согласуется с тем, что Махатма говорил мне в Нью-Йорке о вхождении в другие тела (occupancy), а также с приводимым в «Шанкаравиджайе»4 описанием того, каким образом Шанкара вошёл в тело умершего раджи Амараки: «вошёл и постепенно занял всё тело умершего до самых его ног».

Объяснение про постепенность слияния двух джив в одном ровно бьющемся сердце и других телесных автоматизмах (см. главу XVI) распространяется и на вопрос об объединении двух сознаний, и пока оно несовершенно, может происходить именно такая путаница идей, утверждений и воспоминания, какую я описал выше и которая должна была озадачивать большинство посетителей Е. П. Б.. Иногда, когда мы были одни, уходящий из тела Е. П. Б. Кто-то говорил: «Я должен ввести это в мозг так, чтобы мой преемник мог найти это в нём» или Кто-то вошедший, дружески поздоровавшись, спрашивал меня, что было предметом обсуждения до «перемены».

Мною уже отмечалось выше, как различные Махатмы в письмах ко мне о Е. П. Б. и её теле, говорили о последнем в качестве оболочки, занимаемой одним из них. В своём дневнике за 1878 года под датой 12 октября и в рукописи Махатмы «М» у Е. П. Б. я нашёл следующее: «Е. П. Б. разговаривала с У. наедине до двух часов ночи. Он признался, что видел в нейтри РАЗНЫЕ индивидуальности. Он это знает. Не хочу говорить об этом Олькотту, опасаясь, что Г. С. О. будет потешаться над ним!!!». Подчёркивание и тройное восклицание воспроизводятся в соответствии с оригиналом. Упомянутый «У.» – это мистер Уимбридж, который тогда был нашим гостем. Чтобы объяснить происхождение записи, сделанной другим человеком в моём личном дневнике, надо сказать, что когда я покинул Нью-Йорк по профессиональным делам, что был вынужден делать несколько раз в том году, ежедневная запись оказалась дописана «Е. П. Б.», обозначенной как существительное во множественном числе. В записи следующего дня (13 октября) та же самая рука после поимённого перечисления семи посетителей за тот вечер пишет об одном из них: «Доктор Пайк после того, как какое-то время смотрел на Е. П. Б., вскочил и сказал, что никто в мире не впечатлил его так сильно. Один раз в Е. П. Б. он увидел шестнадцатилетнюю девушку, другой – столетнюю старуху, а третий – мужчину с бородой!!». 22 октября та же самая рука пишет: «Е. П. Б. оставила их [наших посетителей в тот вечер] в столовой и удалилась с Г. С. О. в библиотеку, чтобы написать письма. Н… [определённо Махатма] остался присмотреть, и вошёл С… [другой Адепт]; последний с приказом от .̇. завершить всё к первому дню декабря» [для нашего отъезда в Индию]. 9 ноября другим видоизменённым почерком Е. П. Б. написано: «Тело подвержено приступам тошноты и нет горячей воды, чтобы его купать. Хороший камбуз». 12 ноября почерком «М» написано: «Е. П. Б. подшутила надо мной, внезапно упав в обморок и сильно испугав этим Бейтс и Уим. Использована огромнейшая сила вола, чтобы поставить её тело на ноги». 14 ноября тем же почерком: «Н… вышёл, а С… вошёл [подразумевается, что первый – из тела Е. П. Б., а второй – в него]. Пришёл с определенными приказами от .̇. Необходимо ехать не позднее 15-20 декабря [в Индию]». 29 ноября другой Махатма пишет, что он «ответил русской тёте» – то есть, любимой тёте Е. П. Б.. Наконец, не останавливаясь на данном вопросе слишком долго, упомянем, что 30 ноября третий Махатма пишет: «Красавица Митчелл пришла в 12 и забрала С… [Махатму М.] побродить и прогуляться. Пошли в Мейси (Macy’s)5.

Если бы материализовать рупии. Е. П. Б. пришла домой в 4, и т. д.». У меня также есть различные письма Махатм, упоминающие Е. П. Б. в связи с её собственными личными качествами, иногда очень откровенно говорящие об её особенностях, хороших или дурных. Однажды это было послание от Учителей с письменными инструкциями насчёт конфиденциальной миссии в другой город, чтобы послужить причиной некоторых событий, необходимых для её духовного развития. У меня всё ещё хранится этот документ. Это одно довольно длинное письмо, которое я получил в 1879 году, будучи в Раджпутане; оно наиболее странным образом изменяет её пол, говорит о ней в мужском роде и смешивает её с Махатмой М., известным как наш Гуру. Оно говорит о первом варианте этого же письма, которое было написано, но мне не отправлено: «Из-за содержащихся в нём некоторых выражений письмо было остановлено на своём пути по приказу нашего Брата Е. П. Б.. Так как вы в отличие от него (неё) не находитесь под моим непосредственным руководством, любому из нас нечего вам сказать; и т. д.». И ещё: «Наш Брат Е. П. Б. справедливо заметил в Джайпуре, что…; и т. д.». Эта замечательная связь была повсюду, и поскольку она касается нашей настоящей темы, я чувствую соблазн написать о ней, чтобы показать высокое качество продолжавшейся в течение многих лет переписки моих благословенных Учителей со мной. Именно в этом самом письме, о котором я упоминал, в ответ на выраженное мной желание удалиться от мира и жить вместе с Ними, говорилось, что «Единственное доступное средство, имеющееся в вашем распоряжении, чтобы добраться до нас, – пойти по пути, проходящем через Теософское Общество», которое я в противном случае отказывался бы сплачивать, двигать вперёд и строить; я должен был научиться быть бескорыстным. Мой корреспондент добавляет: «Ни один из нас не живёт для себя, все мы живём для человечества». Такой дух пронизывал все мои наставления, и эта мысль проводится на протяжении всей «Развоплощённой Изиды». Пусть литературные недостатки этой книги остаются теми, какие есть; пусть её автор обвиняется в плагиате или же оправдывается; но смысл и суть её содержания заключаются в том, что человек имеет сложную природу, животную на одном полюсе и божественную на другом; и что действительное и совершенное существование, которое свободно от иллюзий, боли и страдания, потому что в нём нет их причины – Невежества, имеет только то, что от духа, Высшего Я. Книга побуждает к чистой и высокой жизни, к расширению сознания, всеобщему состраданию и отзывчивости; она показывает, что это Путь вверх и что он достижим для тех, кто мудр и храбр; она прослеживает все современные знания и гипотезы до архаичных источников, и, подтверждая существование Адептов и оккультной науки в прошлом и настоящем, даёт нам стимул работать и стремиться к идеалу.

Появление этой книги произвело такую сенсацию, что первое издание разошлось в течение десяти дней6.

Критики в целом были к ней благосклонны. Доктор Шелтон Маккензи, один из самых выдающихся на тот день, пишет, что «это по оригинальности мысли, основательности исследований, глубине философского обоснования, широте и степени эрудиции – одно из самых замечательных произведений, которое появилось за очень многие годы» («Филадельфия Пресс», 9 октября 1887 года). Литературный критик из «Нью-Йорк Геральд» (30 сентября 1877 года) говорит, что независимые умы «будут одобрительно рассматривать новое издание как наиболее ценный вклад в философскую литературу» и что оно «будет дополнять «Апокалипсис» Годфри Хиггинса. Между работами существует большое сходство… Книга с её поразительными особенностями, её дерзостью, её разносторонностью и удивительным разнообразием тем, которые она затрагивает, является одним из замечательных произведений столетия». Доктор Г. Блёде, эрудированный немецкий учёный, говорит, что «по всей видимости, она войдёт в ряд самых важных литературных трудов, посвящённых современной науке о духе, заслуживая внимания каждого мыслящего человека, изучающего этот предмет».

Некоторые из замечаний были легкомысленными и довольно предвзятыми, откуда становилось понятно, что критики не читали книгу. Например, «Спрингфилд Републикан» говорила, что книга – «большое блюдо из обрезков7»; «Нью-Йорк Сан», сравнивая с аналогичными работами прошлых времён, классифицирует её как «ненужный хлам»; редактор «Нью-Йорк Таймс» написал мистеру Баутону, что сожалеет о том, что не мог коснуться «Разоблачённой Изиды», так как «испытывает священный трепет перед Мадам Блаватской и её письмами»; «Нью-Йорк Трибьюн» говорит, что её учение «сырое и непроваренное», а «её бессвязные записи о брахманизме и буддизме, скорее, намёкают на самонадеянность, чем предоставляют писательскую информацию». И так далее, и тому подобное.

Однако весомым фактом является то, что книга стала классической – как мистер Коуритч это и предсказал мистеру Баутону8; она претерпела ряд изданий и теперь, по прошествии семнадцати лет, пользуется спросом во всём мире.

Когда она была готова к публикации, я, конечно, сделал всё, что мог, чтобы довести это до сведения моих личных знакомых; и я припоминаю вскоре после этого встречу с одним из них – важным чиновником от юриспруденции – на улице, когда он по-дружески дал мне встряску своим кулаком и сказал: «Я имею зуб против вас». Я спросил: «И почему»? «Почему? Потому что вы посоветовали мне купить «Развоплощённую Изиду», и я нашёл её настолько увлекательной, что мои юридические дела остались в стороне, так как я просидел почти полностью две последние ночи за её чтением. Но это ещё не всё; Е. П. Б. заставляет меня ощущать, какие же мы в своей массе заурядные обыватели по сравнению с теми восточными мистиками и философами, о которых она так замечательно пишет». Первые деньги, полученные за заказ экземпляра «Изиды», были отправлены мне одной дамой из Штирии; мы хранили их «на счастье», и теперь они висят в рамке на стенах офиса «Теософа» в Адьяре.

Самые истинные слова об «Изиде», которые когда-либо говорились, – это высказывание американского автора, что эта «книга заключает в себе революцию».

 

ГЛАВА XVIII

 

РАННИЕ ДНИ ОБЩЕСТВА

 

Одним из публичных мероприятий, которые способствовали росту известности нашего Общества в его ранние дни, явилось спасение группы нищих арабов от угрожавшего им голода и отправка их в Тунис. Эта акция была теософской только в узком смысле, будучи гуманитарной и, следовательно, альтруистичной; ведь все альтруистические усилия по существу являются теософией. Кроме того, в данном случае роль одного из факторов играл элемент религии. История, вкратце, заключается в следующем:

Одним воскресным утром июля 1876 года мы с Е. П. Б., будучи в «Ламасери» одни, прочитали в утренних газетах, что группа арабов-мусульман с девяти потерпевших кораблекрушение судов высадилась со шхуны Кейт Фостер, только что прибывшей из Тринидада. Они оказались без друзей и без гроша в кармане, не могли выговорить по-английски ни слова и голодными бродили по улицам в течение двух дней, пока секретарь турецкого консула не выдал им несколько буханок хлеба и по приказу высокочтимого мэра Нью-Йорка им не предоставили временное убежище в больнице Бельвю. К несчастью для них в прошлом марте Комиссарами Общественной Благотворительности и Советом по Эмиграции были приняты определённые Новые Положения об эмигрантах, которые сделали оба этих государственных органа бессильными в таких случаях, как этот. Газеты утверждали, что арабы не взяли с собой никаких документов, чтобы доказать своё гражданство и тем самым затрудняли нескольких иностранных консулов взять ответственность за их опёку и содержание; они напрасно обращались к консулам Турции и Франции; и если им впереди не обещалась финансовая поддержка, перед ними открывалась мрачная перспектива. Я очень хорошо помню обстановку, в которой мы читали этот рассказ! Мы с Е. П. Б. стояли плечом к плечу, глядя на юг из переднего окна и выражая сожаление по поводу этих бедняг, потерпевших кораблекрушение. Обстоятельство, сильно обострившее наши чувства, заключалось в том, что они были мусульманами – язычниками, чья религия служила причиной отсутствия к ним действенного сострадания в сообществе христиан, которые, даже не говоря о популярных предрассудках, часто призывались к помощи только своим единоверцам. Значит, эти несчастные имели право на благосклонность своих собратьев-язычников, подобных нам самим, и тут было решено, что я должен над этим поработать. В результате при поддержке мэра Нью-Йорка для удовлетворения их нужд мне удалось собрать около 2000 долларов, и их отправили в Тунис за деньги нашего Общества. Все подробности этого можно найти в «Теософе» за сентябрь 1893 года.

Как сказано в предыдущей главе, одним из самых приятных воспоминаний тех первых «теософских» лет явилась наша переписка с широко мыслящими, образованными людьми обоих полов, из которых два человека вспоминаются с особой любовью. Это Чарльз Карлтон Месси и Уильям Стейнтон Мосейн (или, искажённо, Мозес). Выше уже говорилось об общей тематике нашей переписки (см. Главу IV), и имена этих двух преданных друзей никогда не ускользают из моей памяти. Мы, разумеется, представляли консервативную партию Восточного Оккультизма; Стейнтон Мосейн (Мозес) был прогрессивным, ищущим правды, высокообразованным спиритом и, в целом, самым лучшим из них; Месси находился между двумя крайностями, искренний и убеждённый исследователь феноменов, склонный к глубокой метафизике и готовый воспринять любые новые факты или идеи, которые мы могли выдвигать. Обмен письмами – некоторыми настолько длинными, что они могли, скорее, называться эссе – продолжался между нами четырьмя в течение нескольких лет. Наши дискуссии охватывали широкий круг интересных, важных и даже жизненных вопросов, связанных с психологией. Одна из наиболее серьёзно обсуждаемых тем, как мне кажется, касалась Элементальных Духов, их места в природе и их отношений с человечеством. Я слегка коснулся этого вопроса в упомянутом выше нашем первом европейском манифесте, но тогда он изучался нами во всех его аспектах. Я глубоко сожалею, что мне до сих пор не переслали ответы на письма Стейнтона Мосейна, которые могли бы помочь мне в настоящей работе, так как я, возможно, сделал бы её более интересной, сравнивания наши с Е. П. Б. письма с ответами наших друзей, которые я сохранил. С. М. углубился в исследование медиумических феноменов исключительно с целью удовлетворить своё любопытство, реальны они или нет, и вскоре нашёл себе медиума, несмотря на то, что сам являлся им, вызывая феномены самого необычайного свойства. Они могли происходить днём или ночью, без свидетелей или в компании, и вскоре все научные и философские идеи, которые он принёс из Оксфорда, развеялись как дым, и он был вынужден принять новые теории о материи и силе, человеке и природе. Его преданная подруга и благодетельница, миссис Шпеер, направляла в «Свет» еженедельные сообщения о сеансах, проводимых С. М. в доме доктора Шпеера, и, осмелюсь сказать, что никто не написал более интересных отчётом о медиумизме, ибо в прошлом и настоящем вряд ли можно найти более одарённого медиума, чем мой дорогой брат, ныне покойный. Его превосходство заключалось в удивительном разнообразии его феноменов, которые были как физическими, так и психическими, причём все очень поучительными, вдобавок к его развитой психической одарённости, выражающейся в способности быстро понимать передаваемое психически и в его упорной решимости не верить тому, чему его учили предполагаемые духи, которых он совершенно не мог понять. Большую часть этих учений он получал путём автоматического письма своей собственной рукой, также как теперь и мистер Стид, кажется, получает свои духовные наставления от Джулии; он мог сосредоточить всё своё внимание на чтении книги или на разговоре, в то время как рука, неконтролируемая им, могла писать и писать по полчаса кряду, и когда он бросал взгляд на страницы, исписанные подобным образом, он мог найти оригинальные мысли, передающие новые идеи, чуждые его собственным убеждениям, или исчерпывающие ответы на его вопросы, возможно, заданные прежде. Он всегда был убеждён и в своих письмах к нам страстно доказывал, что разум, управляющий рукой, не являлся его собственным – ни его бодрствующим, ни его скрытым сознанием, но просто исходил от духа или духов; он утверждал, что хорошо познакомился с ними с помощью зрения (ясновидящего), речи (яснослышимой) и письма, точно так же, как мог безошибочно узнать любого живого человека. Мы, с другой стороны, настаивали на том, что это ещё не доказано и что, по крайней мере, есть шанс, что его «Император», главный дух-учитель, является его собственной скрытой индивидуальностью и что его феномены были произведены элементалами, которые временно находились во власти его собственной могучей воли. При сравнении оказалось, что некоторые из его самых ярких медиумических феноменов почти идентичны тем, с помощью которых Е. П. Б. наставляла нас в Нью-Йорке, и, поскольку её феномены предположительно производились подчинёнными ей элементалами, я не мог понять, почему его чудеса не могли бы проделываться таким же образом. Среди них – звучание мелодичных «волшебных колокольчиков» в воздухе; производство приятных ароматов в воздухе и из выделений, подобных поту, на теле психика – в случае Е. П. Б. из ладоней, а в случае С. М. из головы; плавающие в воздухе огни; письмо методом осаждения на разных поверхностях вне досягаемости оператора; перенос драгоценных камней и других предметов; музыка, рождённая из воздуха; обладание драгоценными камнями, которые изменяли цвет и тускнели или чернели, когда владелец заболевал; исчезновение простых или цветных карандашей, использовавшихся при осаждении писем; ощущение одних и тех же восточных ароматов, когда присутствовали некоторые невидимые разумы, сведущие в оккультной науке; воспринимаемый Оксоном в астральном свете треугольник из ярких цветных точек, сложенных таким образом, чтобы образовать мистический символ Восточной Ложи наших Махатм; и, наконец, способность переходить в «двойник», оставляя физическое тело и сохраняя при этом сознание, и входить в него в конце путешествия души. Естественно, такое близкое сходство накопленного опыта создало сильную взаимную заинтересованность двух великих психиков, и вполне естественно, что С. М. страстно захотел извлечь пользу из каких-либо наставлений или намёков, которые Е. П. Б. могла дать относительно того, как ему расширить свои знания о другом мире и этим обрести полный контроль над своей психической природой, что подразумевало бы завершение обучения в школе адептства. Какой эффект обмен нашими взглядами оказал на ум С. М., а учения «Императора» – на кружок Шпеер, будет рассмотрено в следующей главе. Я также должен кое-что рассказать о взглядах, разделяемых образованными индусами, а именно – об опасности ребяческого отношения к психическим феноменам, производимым медиумами или мантрикас (mântrikas) – обладателями сил прелести.

 

 

1 – По-видимому, данная вырезка в нашем альбоме была неправильно датирована. Я полагаю, что правильная дата – первое февраля.

2 – Воскресение не означает реинкарнацию, но восстание из мёртвых того же самого человека; и, как знают даже все молодые теософы, Дживатма не есть животная душа.

3 – Некоторые ценимые мною друзья пытались уговорить меня опустить все высказанные дискуссионные предположения о происхождении идеи реинкарнации в нашем движении, но я вижу своим долгом рассказать о них. Я не буду больше замалчивать важные факты, иначе этим буду делать ложные заявления.

4 – В недавней лекции в Калькутте о «Родстве между индуизмом и буддизмом» я показываю, что лучшие востоковеды относятся к «Шанкаравиджайе» как к древней подделке. Здесь я цитирую её только ради описания процесса авеша.

5 – Сеть универсальных магазинов. Первый небольшой магазинчик был открыт в 1857 году на 14-ой улице в Нью-Йорке – прим. переводчика.

6 – «Американский Букинист» (октябрь 1877 года), говорит: «Продажа… является своего рода беспрецедентной, поскольку весь тираж уже разошёлся в течение десяти дней с момента публикации. В 1783 году Годфри Хиггинс опубликовал свой «Апокалипсис», произведение подобного рода, и, хотя было напечатано только 200 экземпляров, до смерти автора, случившейся годами позже, много экземпляров осталось нераспроданными, которые его душеприказчики целиком передали в лондонскую книготорговую сеть. Работа в настоящее время представляет собой чрезвычайную редкость и легко приносит 100 долларов за экземпляр. Со дней Хиггинса мир стал старше, и книга Мадам Блаватской более интересна; до сих пор спрос на неё весьма высок, далеко выходя за рамки ожиданий её издателей». Совершенно верно; и мистер Баутон был настолько удивлён и обрадован, что в воскресенье 10 февраля 1878 года в моём присутствии он предложил ей 5000 долларов за авторское право на издание книги в одном томе, если она напишет то, что разоблачит «Изиду» ещё немного больше. Он намеревался напечатать только 100 экземпляров по цене 100 долларов за штуку. Хотя она довольно сильно нуждалась в деньгах, но отказалась от этого предложения на том основании, что в то время ей не допускалось разглашать какие-либо мистические тайны более, чем она сделала это в «Изиде». Мистер Баутон до сих пор жив и может подтвердить это заявление.

7 – здесь игра слов, в оригинале «alargedishofhash» (dish– блюдо, hash– мешанина, крошево) – прим. переводчика

8 – 27 декабря 1877 года мистер Коуритч из Лондона в письме мистеру Баутону, которое последний любезно предоставил нам в качестве обнадёживающего предсказания, пишет: «очевидно, что книга доберётся до Англии и станет классической. Я очень рад быть её распространителем в Англии». Я могу добавить, что мы очень обрадовались тому, что он собирается сделать это, зная его репутацию как глубокомысленного (high-mindedness) человека с неукротимой энергией.

23.08.2015 08:48АВТОР: Перевод: Алексей Куражов | ПРОСМОТРОВ: 961




КОММЕНТАРИИ (6)
  • к24-08-2015 13:46:01

    Большое спасибо. Будем ждать продолжения

  • Лариса14-09-2015 08:57:01

    Смутные впечатления от главы "Реинкарнация". Как будто учение лепилось "на ходу", лишая его незыблемости и древности... Почему бы ему не спросить тогда Учителей об отсутствии идеи реинкарнации в ранние дни? Или после ухода Е.П.Б он потерял с ними прямой контакт?

  • Лариса14-09-2015 09:19:01

    Фразу - лепилось "на ходу" нужно исправить, взяв всетслова в кавычки, а не только "на ходу"

  • Лариса14-09-2015 09:41:01

    Письмо Е.Рерих от 21.11.53 отвечает на поставленные мои вопросы в предыдущем комментарии.

  • Антон20-11-2015 18:02:01

    В тексте есть неправильно переведенный абзац (фрагмент из Изиды), который лишен смысла. Хорошо бы его исправить; если не ошибаюсь должно быть что-то в этом духе:

    «Если разум успел проявиться настолько, чтобы достичь состояния активности и распознавания, на этой Земле нет реинкарнации для всех трех частей триединого человека, которые соединились вместе, и он, следовательно, может продолжать обычный цикл эволюции. Но когда новое существо в своем развитии не прошло далее состояния чистой монады, или когда, как у идиота, триада не была достроена полностью, бессмертная искра, которая ее освещает, вынуждена повторно входить на земной план, так как ее первая попытка оказалась неудачной. В противном случае смертная, или астральная, и бессмертная, или божественная, души не могли бы развиваться в унисон и продвигаться вперед к более высокой сфере».

  • Антон20-11-2015 18:03:01

    Еще поправлю перевод:

    «Если разум успел проявиться настолько, чтобы достичь состояния активности и распознавания, никакой реинкарнации на этой Земле не будет, ибо все три части триединого человека соединились вместе, и он, следовательно, может продолжать обычный цикл эволюции. Но когда новое существо в своем развитии не продвинулось далее состояния чистой монады, или когда, как у идиота, триада не была достроена полностью, бессмертная искра, которая его осеняет, вынуждена повторно входить на земной план, так как ее первая попытка оказалась неудачной. В противном случае смертная, или астральная, и бессмертная, или божественная, души не могли бы развиваться в унисон и продвигаться вперед к более высокой сфере».


    Администратор

    Спасибо за участие в переводе. Поправили.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Ученики и последователи Е.П. Блаватской »