Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Культура против «подворотни». Юрий Темирканов о святых и шпане


 

Ю.Х. Темирканов

 

 

Музыка есть ощущение, настроение, её нужно постепенно глотать, как воздух, считает знаменитый дирижёр.

 

Летописец эпохи

 

Елена Петрова, АиФ-Петербург: – Юрий Хатуевич, вы ведь лично знали Шостаковича. Что для вас значит этот человек?

 

Юрий Темирканов: – Прежде всего хочу сказать, что большинство симфоний Шостаковича были впервые исполнены в этом зале, этим оркестром. Вот и на открытии мы играли его музыку, она будет звучать в течение всего сезона.

 

Композитора я, действительно, довольно хорошо знал, но не могу сказать, что дружил. Не отношусь к тем людям, которые после смерти гения величают себя его друзьями. Что за человек был Шостакович? Считаю его летописцем времени, и чем дальше мы уходим от той эпохи, тем Шостакович открывается нам больше, становится значительнее, чем мы думали.

 

Это был последний святой человек на Руси, он – единственный из всех великих, которых я знаю, стеснялся того, что великий. Другие же вели себя «в соответствии». Как, например, Прокофьев, что, конечно, никак не умаляет его достоинств. Шостакович был, наверное, последним в стране человеком, который лично отвечал на все письма. Никогда не забывал сделать то, что обещал. Поразительное явление, настоящий русский интеллигент, последний. Сейчас таких уже не делают.

 

– На Западе имя композитора принято связывать с политикой, насколько это справедливо?

 

 

– Это правильно, ведь, как я уже сказал, Шостаковича от эпохи не отделить, он был её Пименом. А время, в котором жил, было страшным – даже домашние дела имели политическое значение, даже чихнуть нельзя было без политики. Шостакович не мог не ответить на вопросы времени. Даже не знаю, как он состоялся бы в других обстоятельствах… Если бы жил в приличной стране, вряд ли писал такие глубокие, трагические вещи. А он жил в неприличной стране, как и все мы.

 

К счастью, страна изменилась.

 

– Признайтесь, а вы сами какие чувства испытываете, когда вас называют великим?

 

– Мне очень нравится, когда про меня так говорят (улыбается). Но боюсь, что если бы так подумал, то перестал бы выступать. Перестал бы быть тем, кто я есть. Артист, довольный собой, уже не артист.

 

– Поэтому вы никогда не надеваете свои ордена, хотя имеете и отечественные, и зарубежные награды?

 

– Орденов действительно много, я их не считаю и не ношу – стесняюсь. Да и глупо выходить на улицу, как Брежнев. Вот когда я был молодой, очень хотел получать награды, в советское время это входило в правила игры. А когда постарел и поумнел, понял, что это такое. Все мы мудреем с возрастом. Правда, глупый к старости не умнеет, а совершенствуется в своей глупости.

 

В дирижёрстве есть одно достоинство – чем старше становишься, тем лучше дирижируешь. Признаюсь, иногда думаю, что пора уходить. Но знаю, что люди, бросающие дело, которому посвятили жизнь, быстро помирают. Я, честно говоря, не хочу. А Раневская замечательно назвала награды «похоронными принадлежностями».

 

От человека к обезьяне?

 

– За пультом вы уже не один десяток лет. Как вам кажется, интерес к классической музыке в стране растёт или падает?

 

– Число нашей публики зависит от количества интеллигенции в городе, стране. Было время, когда интерес спал, а сейчас опять поднимается, потому что интеллигентных людей становится больше. Медленно, но упорно. А в последнее время в зале стало появляться много молодёжи, это очень показательно, значит, мы не зря работали.

 

В последние десятилетия мы стоим на баррикадах, защищаемся от «культуры подворотни», которую в людей вбивает телевизор. Эта культура привлекательна для обывателя, потому что не надо думать, а только отдыхать и развлекаться. «Подворотня» обращается к нижней половине тела, а к верхней – только настоящее искусство: фильмы, картины, книги и музыка. Надеюсь, мы победим, иначе дарвинское движение может развернуться в обратном направлении – от человека к обезьяне.

 

– В концертах с вами выступают выдающиеся солисты. Вы сами выбираете конкретных исполнителей?

 

– Я выбираю по принципу: симпатичен он мне как музыкант и человек или нет. Ведь даже если замечательный исполнитель, но нет симпатии, не умею с таким работать. Это будет просто сотрудничество, а я хочу делать музыку.

 

В Петербург охотно приезжают знаменитые музыканты: их привлекает сам город, да и сыграть в Большом зале с нашими прославленными оркестрами – большая честь. Но на Западе звёзды выступают чаще, чем в России, потому что там много денег, и они могут оплатить несколько приездов знаменитости в одном сезоне. Но у них наряду с великими могут играть те, кто просто в состоянии купить зал. У нас такая «шпана» не выступает. Да и в стоимости билетов у нас и на Западе – значительная разница. Мы не можем повышать цены, потому что филармоническая публика – это люди не богатые, а интеллигентные. А на Западе часто публика приходит на концерт, чтобы продемонстрировать свои бриллианты.

 

– В Петербурге на ваших концертах – аншлаги, но, откровенно говоря, не всегда зал Филармонии так заполнен…

 

– Могу сказать о себе: конечно, приятно, что продаются билеты, но даже если бы пришла треть зала, я бы всё равно дирижировал с той же ответственностью и с той же радостью.

 

– А с чего стоит начать человеку, решившему первый раз пойти в Филармонию?

 

– Нужно забыть выражение идиотов-музыковедов: «Понимать музыку». Я, например, музыку не понимаю… Вот если бы сказали: «Чувствовать музыку», это другое дело, потому что она начинается там, где кончаются наши представления о слове, о конкретике. А музыка есть ощущение, настроение, её нужно постепенно глотать, как воздух.

08.10.2016 14:55АВТОР: | ПРОСМОТРОВ: 1205


ИСТОЧНИК: Аргументы и Факты. № 39 (28.09.2016)



КОММЕНТАРИИ (8)
  • Татьяна Апанасенко09-10-2016 04:35:01

    Рискую вызвать на себя шквал критики, но смолчать не могу.
    Я, конечно, очень уважаю Юрия Хатуевича, но отдельные моменты в этом интервью, мягко говоря, удивили.

    Темирканов: «Это был последний святой человек на Руси, он – единственный из всех великих, которых я знаю… Поразительное явление, настоящий русский интеллигент, последний. Сейчас таких уже не делают».

    - Если хорошо поискать, то на 150 миллионов населения, хоть один настоящий русский интеллигент, а тем более святой, да найдется. Святые подвиг принимают, не выставляя себя напоказ. А если под понятием «святой» подразумевать «высоконравственный, морально устойчивый человек», то таких на Руси всегда было немерено, особенно в провинции.

    Темирканов: «Если бы жил в приличной стране, вряд ли писал такие глубокие, трагические вещи. А он жил в неприличной стране, как и все мы.

    - Особенно «неприличной» она была, когда Шостакович писал свою 7-ю симфонию в блокадном Ленинграде.
    Во время войны, немецкий врач, обследовавший русских женщин, угнанных в Германию писал: «Россию победить невозможно, пока у этого народа такая нравственность: более 90% обследованных мною лиц женского пола от 15 до 20 лет – девственницы».
    Вот такие неприличные люди жили в нашей стране.

    Темирканов: «К счастью, страна изменилась».

    - Изменилась ли? Среди ярких представителей элиты, как и среди народных масс «культура подворотни» превалирует в нынешней России в большей степени, чем в ее «неприличном» прошлом. Телевизор, СМИ и интернет нашпигованы всякого рода проявлениями неприличного поведения представителей властных структур и других прослоек общества.

    «Неприличный». Толковый словарь Ушакова, синонимы:
    «безнравственный, безобразный, бесприличный, бесстыдный, бесстыжий, бестактный, возмутительный, гривуазный, грубоватый, грязный, двусмысленный, для курящих, заборный, зазорный, изношенный, кабацкий, казарменный, кинедологический, крепкий, маловысокохудожественный, малопристойный, матерный, нарушающий правила приличия, не отвечающий правилам приличия, не соответствующий правилам приличия, не соответствующий требованиям приличия, неблаговоспитанный, неблагоприличный, неблагопристойный, невместный, недобропорядочный, недопустимый в печати и речи по непристойности, некстати случившийся, непечатный, неподобающий, неподобный, непотребный, непригожий, непристойный, несалонный, нескромный, неудобный, неудобопроизносимый, неудобь сказуемый, неуместный, нецензурный, отборный, охальный, площадной, порнографический, потрепанный, похабный, пошлый, приапический, противоречащий правилам приличия, разухабистый, сальный, скабрезный, скользкий, скоромный, смелый, соблазнительный, соленый, срамной, срамный, стыдный, урловый, фольклорный, цинический, циничный».

    Неужели сам Юрий Хатуевич жил в такой стране? И все мы? Тогда почему на нее такие надежды у Братства Шамбалы?
    Такое понятие можно использовать в отношении отдельных групп населения, но в отношении целой страны нельзя.

  • Татьяна Бойкова09-10-2016 15:14:01

    Татьяна, я согласна с Вами. Если "последнего святого" Шостаковича можно пропустить,как личное видение и расположение Ю.Х., то по поводу страны согласится не могу. Я, например, не считаю, что жила в неприличной стране, где все было для детей, юношества и людей.
    Наша страна действительно изменилась, но, пока, отнюдь не в лучшую сторону. Если на наших глазах творится такой произвол с МЦР, то как можно говорить о каком-то "счастливом изменении" в теперешней стране.

  • Галия09-10-2016 22:15:01

    "Нужно забыть выражение идиотов-музыковедов"-как-то резануло слух

  • Людмила Матвеева09-10-2016 23:48:01

    Мнение Темирканова нужно воспринимать как сугубо субъективное. Он человек искусства, а в советское время творческие коллективы находились под прессом государства, выехать за рубеж было не просто даже прославленным творческим коллективам, как, впрочем, и въехать к нам. Не буду касаться вопроса о том, какой при этом устанавливался жёсткий контроль за нашими согражданами на гастролях, чтобы упаси боже они чего-нибудь крамольного не сказали зарубежным коллегам и репортёрам. Всё это было, отрицать невозможно. Были и другие "неприличности", но в какой стране их нет? В самодовольной Америке что ли всё благополучно? Нет безработных, тюрем, коррупции,насилия и нарушения прав граждан? В большей или меньшей степени всё это есть везде.

    В целом, можно сказать, что рухнувший железный занавес имел определённые последствия, с его падением к нам хлынула с Запада волна и хорошего, и плохого. Во всяком случае, при спаде нашего производства товаров народного потребления, вопрос дефицита в том числе и лекарственного был снят, к тому же, постепенно во все отрасли хозяйства стали внедряться новейшие технологии. Вместе с тем, рыночная экономика полностью уничтожила все главные государственные социальные гарантии, в итоге, то, что было хорошего при советской власти полностью улетучилось, а плохого (перечислять не буду, места не хватит) еще и добавилось. Но каждый человек имеет свои собственные приоритеты и представления о счастье и святости, в том числе и Темирканов.

    Мне же по-прежнему дорог СССР, отдавая себе отчёт во всех его несовершенствах, считаю, что его можно было спасти посредством внутренних обширных серьёзных реформ. То, что мы имеем сегодня, возведённое на его обломках, лично меня не устраивает, так как если говорить о всех видах свободы, то она как была так и осталась в руках у тех, у кого есть баснословные деньги и могущественные покровители. Следствия этого безнравственного закона встречаются на каждом шагу каждый день, но не все хотят это видеть и в первую очередь те, кто на волне "перемен" удачно достиг потолка своего личного счастья. Но ведь никому не запрещено почувствовать себя счастливым хотя бы краткое мгновение, тем паче - приближаясь к окончанию своего жизненного пути. Вероятно, Ю.Х. Темирканов только сейчас обрёл то, к чему стремился долгие годы, поэтому он и считает, что "к счастью, страна изменилась". Думаю, что очень многие с ним не вполне согласятся, и у всех у них есть основания на это, так как до общего блага и всеобщего счастья ещё очень далеко.

  • Михаил Бакланов10-10-2016 05:13:01

    Татьяне Апанасенко. Шквала критики не будет. Нужно только посмотреть внимательнее, что послужило источником непонимания слов Ю.Х. Темирканова. Это обычное дежурное интервью с известным маститым дирижером, артистом и музыкантом. И ни как не прояснение его жизненных взглядов в ранге обычного человека. Мне оно показалось именно таким и никаких отчуждающих эмоций не вызвало. Но раз они появились в двух местах, то попробую высказать и свою точку зрения на эти моменты. Видите ли, каждый музыкант имеет своего кумира-композитора – это не обсуждается. И видеть в нем свое представление о совершенстве как профессионале и как человеке. Это тоже личное и не обсуждается. По крайней мере, в таком виде интервью, когда корреспондент не ставит своей целью дискутировать или развивать тему глубже. Вот это надо понять в ответе Ю. Темирканова, а не пытаться продолжить его мысли за него. Он не давал общую характеристику наличия «святых» и просто хороших людей на сегодняшний момент в стране. Он говорил как музыкант о музыке и о своем личном предпочтении в этом мире культуры. И никто, прежде всего корреспондент, не просил его уточнить более глубоко его представление на эту тему. Почему мы теперь вправе их обоих за это критиковать, не имея возможности прояснить непонятное у самого Темирканова и придумывать за него свою версию ответа с позиции своего понимания поднятой темы? Это основной мой взгляд на возникшую ситуацию.
    Тоже самое случилось и во втором эпизоде обсуждения интервью дирижера. Только относится к другим словам. И опять же не понятно, что в тактичном выражении прозвучало как «неприличная страна» - что подразумевалось под этим обобщенным понятием?
    Темирканов: «Если бы [Шостакович] жил в приличной стране, вряд ли писал такие глубокие, трагические вещи. А он жил в неприличной стране, как и все мы».
    Разве не было причин так охарактеризовать то бывшее время? Безусловно – были и не мало. А вот что конкретно он имел ввиду, опять не прозвучало и нам пришлось домысливать из головы. Да еще с обидой на отрицание (?) им на бывшее, безусловно, хорошее в то время. Вот и мне придется здесь в таком случае предложить свой вариант «домысла»: дух, в том числе и творческий в тяжелых условиях пребывания развивается более быстро, чем в болоте (сытой и сонной стране) «приличной страны» - именно так я понял его слова и согласен с ним.
    Темирканов: «К счастью, страна изменилась».
    Она действительно изменилась, к счастью ли – это опять к тому, что он подразумевал под своими словами: тот ушедший негатив, который он изначально имел ввиду, или то, что мы ему попытались приписать. И опять вместо него!
    И как общее пожелание из моих слов. В таких ситуациях, когда невозможно уточнить, что человек в реальности имел под своими словами, нужно стараться говорить своё мнение не как наш домысел недосказанного, а как свою позицию и видение по этому вопросу в виде личного, подчеркиваю, высказывания. Тогда это будет звучать и восприниматься как только чисто субъективная позиция комментатора. Нужно видеть границу между критической оценкой ясно выраженной мысли и попыткой домысливать (обычно критически) непонятое в своей интерпретации. Таков принятый в журналистике принцип построения такого рода комментариев. Тогда не появится диссонанс между уважением к человеку и непониманием его отдельных мыслей, воспринятых по единичному факту его высказываний.

  • Татьяна Апанасенко11-10-2016 05:40:01

    Я сразу хочу подчеркнуть, что отношение к Юрию Хатуевичу у меня осталось неизменным. Я его любила всегда, и его неудачные высказывания в этом интервью не умалили его в моих глазах, как и в глазах других тоже. Но, что случилось, то случилось. Я не смогла оставить без внимания его высказывания, потому что затронуто достоинство страны и ее обитателей.

    Я понимаю, что для Ю.Х.Темирканова – это обычное, дежурное интервью. Но оно предназначено для печатного издания «АИФ-Петербург», регионального приложения к популярнейшей газеты «Аргументы и факты». Петербург второй по значимости город, культурный центр России, город русской интеллигенции, в котором наверняка все глубоко уважают заслуженного ее представителя. И вряд ли найдется такой человек, который мог бы унизить Юрия Хатуевича своим недоверием. Его мнение может для кого-то стать решающим по отношению к тем или иным событиям прошлого страны, которое сейчас подвергается огульному охаиванию. Люди увлечены политикой чрезмерно, количество телепередач и теледебатов, посвященных противостоянию тем, кто гнобит Россию и ее историю зашкаливает. Глубоко уважаемому человеку особенно нужно быть осмотрительным в плане своего мнения на счет прошлого своей Родины. Тут не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.

    Нормально, когда неприличными называют слова, человека или что-то отдельное от общего целого, для того это слово и существует, но называть неприличной целую страну, в конце концов, неприлично и трагично для самой страны. Как известно, нельзя уничтожить следствия слова и мысли, особенно, если они исходят от уважаемого, культурного человека.

    Единичный факт высказывания одного умного человека, с мнением которого принято считаться, может привести к шквалу вреда в отличии от множественных высказываний слабоумного. Никто не будет делать продолжительных умозаключений по поводу субъективной позиции уважаемого источника, просто запомнят бросающиеся в глаза слова и в душу закрадутся сомнения.

  • Татьяна Апанасенко11-10-2016 06:06:01

    Тему интервью Ю.Х.Темирканова можно закрыть, но хочу продолжить тему «страшного» прошлого страны, мимо которой не проходит только ленивый.
    Сказано: «Закон воздаяния точен: что посеешь, то и пожнешь. Жернова Господни мелют медленно, но верно». Потому одергивать «страшное» прошлое страны бессмысленно. Е.Рерих указывала, что революция не с неба упала, а «явилась следствием многих вековых поражений». То же самое можно сказать и в отношении политических репрессий. Следует обратить внимание на слово «вековых». То есть трагические времена в России тоже не с неба упали, а были следствием предыдущей истории страны в веках.

    В «Космических легендах востока» сказано:
    «По времени исполнения карма бывает:
    зрелая – та часть нажитой кармы, которая Владыками кармы определена к изжитию в текущей жизни, и потому она неизбежна;
    накопленная – это такая, которая по разным причинам не могла быть ни изжита, ни погашена, так как требует для своего погашения особых условий, - эта карма всегда доступна изменениям;
    зарождающаяся – та карма, которую мы создаем своими поступками, желаниями и мыслями в продолжение текущей жизни – и это посев для будущего».
    Можно сделать вывод, что карма нашей страны, которая складывается из семейной кармы и кармы отдельных личностей, в 30-е годы, перед началом Великой отечественной войны, пришла к периоду погашения не только зрелой кармы, но и накопленной, с целью очистить ряды от носителей пораженного гнилью ума, могущих ограничить свободу действий Владык, влияющих на эволюционные процессы в миру. Ведь ум, как источник мысленной заразы, определяет судьбу как человека, так и целой страны.
    Еще следует обратить внимание на то, что карма определяется ее Владыками. Так кого винить в своих страданиях и страданиях страны – Владык кармы или самих себя и своих далеких предков? Считается, что за грехи родителей расплачиваются их потомки.

    Коль дело коснулось «страшных» и трагических времен страны, на тему которых ведутся дискуссии, где только можно и кому не лень, приведу ряд интересных на мой взгляд высказываний. Они скажут о прошлом лучше, чем я.
    Будучи в эмиграции создатель русской авиации, адмирал, великий князь А.М.Романов в своей «Книге воспоминаний» писал:
    «Еще более жаркие дебаты ожидали меня в Клубе Армии и Флота [в США]. Его руководство считало само собой разумеющимся, что я буду проклинать Советскую Россию и предскажу неминуемый крах пятилетнему плану. От этого я отказался. Ничто не претит мне больше, нежели тот спектакль, когда русский изгнанник дает жажде возмездия заглушить свою национальную гордость…
    - Россия больше никогда не опустится до положения мирового отстойника. Ни один царь никогда не смог бы претворить в жизнь столь грандиозную программу, потому что его действия сковывали слишком многие принципы, дипломатические и прочие. Нынешние правители России — реалисты. Они беспринципны — в том смысле, в каком был беспринципен Петр Великий. Они так же беспринципны, как ваши железнодорожные короли полвека назад или ваши банкиры сегодня, с той единственной разницей, что в их случае мы имеем дело с большей человеческой честностью и бескорыстием».

    В 1997 году газете «Советская Россия» было дано интервью под заголовком «Я видел молодость мира». Его дал ныне покойный мастер спорта СССР по альпинизму, математик, академик РАН А.Д. Александров, бывший дворянин, ставший коммунистом в советское время:
    «История – это не просто удобная лестница, восходящее в будущее. Путь человечества редко шел по равнине, чаще по горным кручам. И самые крутые подъемы, и бездонные пропасти приходятся на революционные эпохи. Но и самые головокружительные восхождения человечество совершает в эти периоды. «Они штурмовали небо», - писал Маркс о парижских коммунарах.
    Я принадлежу к поколению 20-х годов. Наша дорога не была прямой и легкой. Мы брали неведомые и немыслимые дотоле высоты и шагали по краю пропасти, а кто-то срывался и навсегда исчезал в бурном потоке времени. Люди разные, и на вершине у кого-то захватывает от счастья дух, а другие испытывают только приступ головокружения и дурноты – ничего не поделаешь: боязнь высоты. И сейчас, когда уже далеко от нас та эпоха, некоторые пытаются оглянуться назад. Но что они там видят?
    Ведь революция – это ещё и великая историческая драма, достойная пера Шекспира или Толстого. А к этой теме сейчас подбираются журналисты и публицисты, поднаторевшие только в сочинении скабрезных исторических анекдотов…».

    «Что же до жестокости того времени, то Неру в своей книге «Взгляд во всемирную историю» приводит слова американского генерала Гревса, который служил при штабе Колчака о том, что на одного расстрелянного красными приходилось сто расстрелянных белыми. И это понятно. Для Красной Армии пленные солдаты противника представлялись просто обманутыми мужиками. А для белых все пленные были враги».

    «Коммунизм – это явление поэтическое, бунтарское. В начале века он явился в мир в образе Прометея, бросившего вызов богам. А усилиями партийной посредственности коммунизм низвергли до уровня бытового анекдота – чем больше колбасы, тем ближе к коммунизму. И если в начале века коммунистическая идея пленяла сердца молодежи, то по мере того, как из неё уходила поэзия, она всё больше становилась уделом стариков и превращалась в навевающую скуку канцелярскую инструкцию».

    «Свобода – система упорядоченная. Не путайте ее с хаосом. Да, формально сейчас людям развязали руки. Но когда человек голоден, эта рука с неизбежностью тянется либо за подаянием, либо в чужой карман, и траектория ее движения изначально определена и детерминирована. И никаких кандалов не надо. Так какая же это свобода?
    А мы, коммунисты, в отличие от нынешних демократов считаем, что для свободы надо создать материальную основу. Прежде всего, человека надо освободить от унизительной нужды, от необходимости вкалывать за кусок хлеба…
    Как-то во время подобной дискуссии в Индии я заявил: «Мы, материалисты, считаем, что основное – это материально, но главное – духовное» и затем процитировал Рамакришну: «Не говори о любви к брату своему – осуществляй ее!»

    «В 20-е годы мы все жили в ожидании грядущего праздника всемирной революции, а в конце 30-х стало ясно, что этим надеждам не суждено сбыться в обозримом будущем и наша страна в одиночку находится во враждебном окружении. С этого момента началось возрождение патриотизма в СССР. Тогда как раз встречали спасенных челюскинцев. И, глядя с трибуны Мавзолея на ликующий народ, Сталин с гордостью произнес: «Начинают любить свое Отечество».

    «Сейчас, правда, нам усиленно пытаются внушить, что основой свободы и независимости является частная собственность. Так вот, я любезно разъясняю: у Иисуса Христа не было никакой собственности, кроме хламиды, в которой он ходил, а у М.Ганди всё имущество состояло в «дхоти» - куске материи вокруг бедер, но невозможно представить себе более свободных личностей. Частная собственность вообще несовместима с освобождением духа и потому чужда всякой истинной религиозности. И в «Бхагават-Гите» - священной книге индусов – есть такое место: «Тот, кто освободился от зависти, гнева, страсти, от собственности, от самого понятия «моё», - тот готов стать брамином». Или вот в евангелии от Луки сказано: «Горе вам, богатые, ибо вы уже имеете свое утешение».

    «Я люблю повторять: «Царство Божие внутри нас», потому что свобода – это внутреннее состояние человека, даже если он испытывает внешнее давление, но не предает свои убеждения. Вот и мы должны сохранить свой Дух… Какой? Свой Русский Дух, который триедин – Братство, Труд и Свобода».

    Все интервью-воспоминание А.Д.Александрова можно читать взахлёб, настолько мысли в нем светлые и чистые – мысли коммуниста, творившего науку и историю Российской государственности. Мне бы очень хотелось узнать его мнение по поводу современного состояния страны. Очень жаль, что уходят из жизни такие люди.


    Администратор

    Татьяна, спасибо огромное и за прошлый и за этот комментарий.

  • Абрамова Елена11-10-2016 19:19:01

    Не надо забывать, что Ю.Х.Темирканов человек высокого искусства и постоянно находится под влиянием и воздействием этой высокой сферы, поэтому естественно, что намного ярче и сильнее чувствует дисгармонию окружающего мира. То, как он это выражает в словах, мыслях, образах не может отразить полностью глубину его восприятия, тем более при интервью, это подобно " Как вложить великий меч в малые ножны?". Но в книге Джамили Хагаровой
    «Юрий Темирканов. Монолог», он говорит " Но ведь и мы еще что-то можем сделать. И хотя массовая культура расплы­вается, как грипп свиной, и бороться с этим трудно, мы готовы к борьбе за духовные основы нашего общества, за веру в идеалы. Мне кажется, будто мы сидим на баррикадах и защищаем наших детей от тех, кто хочет их сделать дикарями. Искусству в этой борьбе принадлежит немалая роль, а может, и решающая. Особенно — музыке".

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Искусство »