Пленарное заседание Международной междисциплинарной конференции «Россия – Восток: искусство, философия, культура. Фоторепортаж. 14 октября 2019 года. 23 октября состоится концерт стипендиата Фонда имени Е.И.Рерих, пианиста Н.Кузнецова в Московской консерватории. Письмо Круга друзей Международного Центра-Музея имени Н.К.Рериха (Австрия). Знамя Мира над Москвой. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Рерих и культурное наследие Азии. Часть I. Нина Василькова. Акбар - великий собиратель и просветитель Индии. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Кто написал письмо "Медлить нельзя". Михаил Бакланов


 

 

 

 

 

 

В статье приводится материал по результатам лингвистической экспертной оценке авторства текста известного письма С.Н. Рериха "Медлить нельзя", опубликованного в газете "Советская культура" 29 июля 1989 года

 

 

Вступительное слово автора к новой редакции статьи.

 

 

Уважаемые читатели! Настоящая статья была написана в июне 2014 года в связи с приближающимся юбилеем публикации в газете «Советская культура» концептуального для рериховского движения документа – письма С.Н. Рериха «Медлить нельзя». О его значении для становления Движения в стране много сказано раньше и сейчас говорится немало. Однако, как повелось в нашей среде, даже такие основополагающие документы подвергаются обструкции со стороны наших оппонентов. Впервые публично заявление о том, что автором этого письма якобы был не Святослав Николаевич, а Ростислав Борисович Рыбаков, было озвучено на пресс-конференции в ГМВ в 2007 году лично самим Рыбаковым. По тем временам и реакция на это заявление среди оппонентов проявилась наиболее остро. Автор решил чуть позже внести свой вклад в полемику оппонентов, что и послужило причиной данного экспертного заключения, где он попытался реализовать свои возможности в лингвистическом автороведческом анализе. Статья была опубликована на форуме «Международной сети Агни-Йоги» (Минск) 31 июня 2014года и за это время с ней ознакомились более 3 тысяч читателей. Что же послужило поводом для ее новой публикации на «Адаманте»? Как известно, за прошедшее время произошло резкое обострение обстановки вокруг Международного центра Рерихов, связанное с притязаниями руководства ГМВ и ряда чиновников Минкультуры на имущество Центра и его арендуемые помещения в усадьбе Лопухиных. Оппоненты пускают в ход все доступные и недоступные методы и способы разгромить общественный Музей. В частности, была реанимирована эта старая история с авторством письма «Медлить нельзя». Совсем недавно главный редактор сайта «Живая Этика в мире» господин А. Люфт взял видеоинтервью об истоках создания СФР у Р. Б. Рыбакова и разместил его на своей площадке. На первых же минутах своих воспоминаний, Рыбаков повторил свои прежние слова о личном авторстве этого письма. Якобы он написал его в Бангалоре после беседы со С.Н. Рерихом, и тот письмо одобрил, «внеся только какое-то одно слово в текст». Мой же анализ свидетельствует об обратной картине вклада каждого соавтора в текст письма. Впрочем, лингвистическая экспертиза не умаляет роль и заслуги самого Рыбакова в написании этого документа. Однако, пока Р.Б. Рыбаковым не будут представлены документальные подтверждения той работы, которая описывает его версию рождения этого документа, все остальные утверждения с его стороны остаются на его совести. Думаю, что такие документальные источники той работы у него имеются, и их давно пора было представить сообществу в подтверждение своей правоты. В противном же случае, его воспоминания можно рассматривать не более, как попытку навязать рериховскому сообществу нужную ему и оппонентам точку зрения по дискредитации самого документа и лично С.Н. Рериха.

 

Автор в новой редакции статьи сохранил первоначальную её суть, текст и «исторические» моменты того времени, чтобы она смотрелась не как написанная к текущим событиям, а как естественный ход нашей истории отношений с оппонентами. Изменения внесены только в связи появившимися более привлекательными для читателя оформительскими возможностями новой редакции текста: цветовое выделение сложно воспринимаемых в публицистике технических моментов и особенностей экспертизы и сопроводительными пояснениями по этому поводу в тексте статьи.

 

* * *

 

В современном рериховском движении наметилась тенденция всплесков активности оппонентов после очередного "раздражающего" фактора, причем эта цикличность стала иметь всё более короткие промежутки. Степень активности зависит от величины раздражающего фактора, который является практически постоянным - борьба за наследство Рерихов и, как следствие, последующее противостояние МЦР - оппоненты. Темы для дискуссий также не отличаются разнообразием и ходят по кругу, не привнося ничего нового в решение проблем, а лишь усиливают размежевание в РД. Последним мощным раздражителем было банкротство Мастер-Банка, предстоящим станет решение Верховного суда РФ от 22.04.2014. об удовлетворении апелляции Министерства культуры РФ к судебному решению по делу о наследстве Рерихов 2011 года и процесс, что называется, уже пошел.

Написать эту работу и сделать такое вступление пришлось из-за откликов моих личных корреспондентов по оценке статьи, [1]  где мною были приведены цитаты из письма С.Н. Рериха "Медлить нельзя": мне напомнили, что Ростислав Борисович Рыбаков сознался [2] в личном авторстве этой статьи и поэтому её значимость, державшаяся на имени Святослава Николаевича, перестала быть таковой. Почему-то семилетняя давность этой пресс-конференции в ГМВ и последовавший выброс адреналина оппонентами, стерлись в моей памяти и не закрепились как заслуживающий внимания факт. Наверное, просто интуитивно этому тогда не поверил. Однако история, как видите, оставила свой след и сформировала свои последствия. Учитывая, что принципиальные вопросы, изложенные в данном письме, являются фундаментальными предпосылками для создания Советского фонда Рерихов, Музея Н.К. Рериха и их дальнейшей работы, следует попытаться однозначно снять все догадки и домыслы по этой теме. Иначе они станут новым источником последующего судебного и иного противостояния. Вот по этой причине автор взял на себя смелость сделать неофициальную лингвистическую экспертизу текста письма с целью доказать или опровергнуть заявление Рыбакова. Какие основания для такой экспертизы имеются у автора? Есть профессиональная теоретическая подготовка и реальный опыт аналитических исследований, включая автороведение, практика подготовки базовых административных документов, способность к обучению и осознанная ответственность за свои выводы.

 

Несколько слов о сущности автороведческой экспертизы. Это прикладной раздел юрислингвистики, позволяющий по совокупности и отдельным характерным признакам письменной речи идентифицировать личность с точностью, достаточной для участия в вынесении окончательного правового вердикта, в том числе и при доказательстве авторских прав конкретного лица. Фактически каждый человек имеет строго индивидуальные особенности речи, письма, почерка и т.п., обусловленного его социально-психологическим статусом. Данный вид экспертизы достаточно молодое направление на стыке лингвистики и права, социологии и психологии, поэтому требует определенного опыта и "искусства" в своем применении. Официальная методика проведения автороведческой экспертизы в настоящее время отсутствует.

Перед экспертом стояли вопросы:

- текст Письма написан одним или несколькими авторами;

- если текст Письма написан разными лицами, можно ли закрепить конкретные фрагменты текста за конкретным автором;

- можно ли идентифицировать авторство конкретного текста за конкретным лицом;

- можно ли считать Письмо документом, написанным в соавторстве, если будут установлены несколько авторов текста;

- имеются ли претензии и оспаривание авторских/соавторских прав на текст статьи при наличии нескольких авторов текста.

 

В нашем случае рассматривается, с позиции методологии автороведения, достаточно простая задача, связанная с экспертной оценкой авторства текста письма "Медлить нельзя" 1989 года публикации (далее - Письмо) [3]. При оценке эксперт, кроме специфических лингвистических особенностей, опирается на всю совокупность (в рамках экспертизы) известной по делу информации, что обязательно приветствуется при разборе дела (за исключением специальных "слепых" экспертиз). Автор адаптировал официальный язык протокола в целях упрощения восприятия читателями описательной специфики экспертизы. Итак, что же мы имеем по существу вопроса?

Общие сведения

 

Объем анализируемого текста Письма превышает минимально допустимый при экспертной оценке. Текст Письма в разных источниках цитирования имеет незначительные редакционные правки или неточности набора; для экспертизы одни моменты несущественны, другие имеют определенное значение. Последние особенности эксперт оговаривает отдельно в своих комментариях к анализу. Данный вариант Письма выбран для анализа по причинам его вероятной наибольшей аутентичности, т.к. он представлен к опубликованию непосредственно Р.Б. Рыбаковым. Исходный текст Письма находится в архиве МЦР и эксперту не доступен. Предмет исследования - авторская принадлежность текста по отношению только к двум лицам, личности которых установлены и специальной идентификации не требуют. Дополнительная общая информация о претендентах на возможное авторство текста, которая может потребоваться для повышения достоверности выводов экспертизы, имеется в достаточном объеме. Письменный материал для сравнения текста Письма с другими образцами письменной речи претендентов на авторство имеется в достаточном объеме. Так как под документом стоит только подпись С.Н. Рериха, на авторство/соавторство претендует один человек - Р.Б. Рыбаков (С.Н. Рерих умер в 1993 году). Для экспертизы особенностей письменной речи Рыбакова взят текст его предисловия [3] (далее - Предисловие) к данному Письму. Принадлежность авторства Письма по отношению к С.Н. Рериху не рассматривается, т.к. она закреплена его подписью и подтверждается характером текста Письма от первого лица. Проведение обезличенной экспертизы невозможно - и текст Письма, и Предисловие раскрывают личную принадлежность С.Н. Рериха и Р.Б. Рыбакова к объекту анализа.

 

Установлено следующее

 

(Описательная техническая доказательная часть анализа упускается).

 

1. Характер взаимоотношений между Рерихом и Рыбаковым благоприятный, без признаков личной неприязни, как в анализируемых текстах, так и по другим доступным источникам информации. Взаимоотношения построены по принципу "ведущий" (С.Н. Рерих) - "ведомый" (Р.Б. Рыбаков). Взаимные консультации по сущности текста Письма проводились многократно в личных контактах на почве обоюдных интересов. Заглавная роль Рериха в решении принципиальных вопросов по содержанию Письма Рыбаковым не оспаривается.

 

2. Характер делового сотрудничества между ними носит все признаки типичного административного соподчинения типа "руководитель-исполнитель", с подготовкой последним проектов необходимых решений и документов, однако без жестких признаков волевого руководства.

 

3. Оба лица интеллектуально и культурно образованны, имеют совпадающие профессиональные интересы, в которых являются экспертами.

 

4. Оба представленных для анализа текста имеют четко выраженные лингвистические особенности письменной речи и позволяют однозначно установить авторство/соавторство текста Письма. 5. Предисловие имеет однозначное неоспариваемое авторство Р.Б. Рыбакова и относится к литературно-публицистическому стилю письма. Однако в тексте явно прослеживается профессиональная склонность автора к сложившейся устойчивой привычке написания текстов, характерных для научного стиля, где есть общепринятые правила аргументации своих взглядов, конструктивное построение текстов, терминология, профессионализмы, используемые слова и словосочетания. Близость профессиональной принадлежности автора к вопросам, содержащимся в Письме, позволяет частично нивелировать этот фактор и сделать текст вполне приемлемым для восприятия рядовым читателем.

 

6. Рыбаков в своем Предисловии, характеризуя Письмо, не претендует на авторство/соавторство его текста в целом и по частям.

 

7. По причинам, изложенным в п.5, явных признаков для идентификации личности Рыбакова по его стилю письменной речи достаточно мало, по крайней мере, на примере данного Предисловия. Однако по совокупности двух представленных текстов, с использованием метода исключения письменных оборотов с малозначимыми признаками из другого текста с противоположными особенностями (метод анализа расходящихся признаков письменной речи), оказывается вполне достаточным для однозначного экспертного заключения об авторстве Письма. Этот принцип позволяет (с большой долей вероятности) отнести фрагменты письменной речи с мало выраженными особенностями к авторству отдельного лица.

 

8. Общий письменный стиль непосредственного объекта исследования - текста Письма - однозначно не относится к типичным группам по принятой в лингвистике классификации и может быть примерно охарактеризован как публицистически-деловой с признаками рекомендательного характера. Такое нетипичное смешение типов письма характерно для людей творческой натуры, не уделяющих большого внимания деловым/правовым вопросам и не имеющим устойчиво закрепленных признаков для официального/делового стиля письма. Тем не менее, характер рекомендаций, с учетом авторитета и известности С.Н. Рериха, практически имеет "законодательную" силу.

 

9. Текст Письма представляет собой цельный, логически стройный документ делового характера, состоящего из отдельных по смыслу текстовых блоков, выделенных абзацами.

 

10. Подобный стиль Письма, с изложением фрагментов текстового материала от первого лица, использование в тексте ярко выраженных характерных индивидуальных речевых оборотов/конструкций, словесных инверсий, применение устойчивых форм местоимений, отдельных повторяющихся слов и их сочетаний и т. д. - всё это значительно упрощает аналитическую оценку и позволяет сделать однозначное заключение по существу вопроса.

 

Результаты экспертизы

 

Пояснения к результатам анализа текста Письма (анализ текста Предисловия не приводится, читатели сами могут сделать сравнение письменных стилей Рериха и Рыбакова, по приведенному в ссылке [3] тексту Предисловия). Результативная часть анализа приведена в упрощенном виде, чтобы не перегружать читателей излишними специфическими деталями. Текст Письма приведен без заголовка и выходных данных. Тексты, однозначно принадлежащие одному автору, выделены цветным шрифтом; текст, написанный С.Н. Рерихом и отнесенный экспертом к его авторству, выделен красным цветом. Синим цветом помечен текст из проекта Письма, принадлежащего Р.Б. Рыбакову. Блоки текста, написанные одним автором или несущие одну смысловую нагрузку, пронумерованы (цифры в фигурных скобках) сразу же за текстом блоков. В квадратных скобках приведены особенности данного текста в сравнении с другими опубликованными вариантами, если это важно для экспертизы. Курсив — комментарии эксперта.

В конце Письма приведен отдельный дополнительный текстовый блок с предварительным описанием его истории.

Конструктивные лингвистические особенности текста Письма как аналитические метки, важные для экспертов, в данной статье не приводятся, чтобы её не загромождать, но имеются в наличии и могут быть представлены для использования в официальном протоколе экспертизы.

 

{0} Дорогой Ростислав Борисович, В [в] развитие нашей сегодняшней с Вами беседы хочу высказать следующее {1}.

 

Блок 0-1: это предложение в большинстве источников цитирования Письма из номера газеты "Советская культура" от 29.07.89. отсутствует, вероятно, из-за желания придать Письму более весомый официальный статус. Прописная буква "В" - опечатка. Блок однозначно написан Рерихом.

{1} Великие перемены, происходящие сейчас в Советском Союзе, имеют огромное значение для всего мира. Под руководством М.С.Горбачёва прокладывается сейчас путь к совершенно новому вселенскому сознанию, и несомненно это новое сознание овладеет в конце концов умами всех людей на Земле, всего человечества {2}. Я с глубоким уважением отношусь к деятельности М.С.Горбачёва, Н.И.Рыжкова, других нынешних руководителей страны и считаю, что для выполнения их предначертаний, для скорейшего и всемерного осуществления предназначений нашей Родины каждому из нас и всем вместе надо стремиться найти пути к более совершенному человеку. Медлить никак нельзя. Нужны каждодневные конструктивные шаги {3}.

Блок 1-2: логическое начало текста Письма, однозначно написанное Рыбаковым как вступление в проекте Письма. Блок 2-3: продолжение вступления, однозначно написанное Рерихом.

 

{3}... Достоевский говорил: ["]Красота спасет мир["], вернее будет сказать, что осуществление красоты в нашей жизни должно быть нашей основой. Другого пути нет. Только осознанием Красоты, только Добром, только стремлением каждый день делать что-то лучше, чем вчера, жив будет человек. Нужны светлые мысли и реальные конкретные дела. Только объединением сотрудников, мыслящих о высоком, сложатся пути в будущее. Одним из таких объединений и видится мне Центр-Музей Н.К.Рериха. Вы спрашивали, как я его себе представляю.

Прежде всего, это должен быть живой Центр. Не просто музейная экспозиция, а постоянно сменяющие друг друга выставки - картин, ремесел, детских работ, причем не только с разных концов Советского Союза, но и интернационального характера. Конечно, наряду с этим работы Николая Константиновича должны будут представлены постоянно.

 

При Центре может быть и лекционный концертный зал, и студии для молодых художников, и мастерские по возрождению и сохранению народных ремесел, как это уже сделано у нас здесь, в Бангалоре, в Карнатакском центре искусств. Несомненно, при центре должна работать большая библиотека, где будут собраны книги по истории культуры, по искусству, философии России, Востока и Запада, в том числе, конечно, и работы Николая Константиновича и Елены Ивановны. Со временем я мог бы предоставить Центру и хранящиеся у меня многочисленные неопубликованные их труды. Их выход в свет, особенно на Родине, на русском языке, я уверен, весьма способствовал бы расширению сознания на пути к более совершенному, более нравственному человеку. Ведь все их писания в конце концов всегда предназначены были молодым людям нашей страны {4}.

 

Блок 3-4: начинается с многоточия, в большинстве перепечаток Письма его нет. Это опечатка, т.к. в тексте газеты его также нет; цитата в газете взята в кавычки. Блок однозначно написан Рерихом. Слово "центр" здесь и далее написано с прописной буквы, в газете - со строчной. В других перепечатках везде с прописной, очевидно, это уже последующая правка первоначального текста согласно принятому публикатором особенностям его орфографии.

 

{4} Но Центр видится мне и как научное учреждение {5}. Задачей его, как представляется, может стать не только систематизация и изучение многогранного наследия Николая Константиновича и Елены Ивановны, но и дальнейшее развитие заложенных в этом наследии идей {6}. Русские и Восток, Россия и Запад, народная культура, всемирные духовные ценности, единство культуры человечества, ценностные ориентации, понятие о совершенном человеке, человек и природа, внутренние возможности человека, наука и религия - все это так или иначе было, конечно, затронуто в трудах Н. К. и Е. И., но их подходы требуют развития в применении к нынешнему этапу всемирной эволюции {7}.

{8} Несомненно, Центр не сможет в одиночку справиться со всеми этими проблемами, но он может служить координирующим началом, своего рода штабом, причем международного плана. {9}

Блоки 4-9: несут одну смысловую нагрузку и представляют собой правку проекта Письма Рерихом: блоки 4-5, 6-7.

{9} Деятельность Центра, таким образом, будет иметь по необходимости и внутрисоюзный аспект, и международный. Как часть этого второго аспекта мне видится установление связей с обществами Рериха за рубежом [за рубежами Советского Союза], с Музеем в Нью-Йорке, с движениями Знамя Мира и Мир через Культуру.

Штат Центра на первых порах, как мне кажется, должен быть небольшим, человек десять (научные работники - социологи, культурологи, искусствоведы; библиотекарь; секретари-машинистки), но все они, разумеется, должны отвечать самым высоким нравственным и профессиональным требованиям.

Вы спрашивали мое мнение о возможном руководителе центра. Я со своей стороны не вижу лучшей кандидатуры, чем Людмила Васильевна Шапошникова, индолог и писатель, человек деловой, давно занимающийся этими проблемами и мне лично давно и хорошо известный. Несколько принципиальных положений [изложений].

Я абсолютно убежден, что центр-музей может быть расположен только в Москве. Все уже существующие учреждения - мемориальный кабинет Н.К.Рериха в Музее искусства народов Востока, музей в Изварах, кабинет моего брата Ю.Н.Рериха в вашем институте, его мемориальная квартира - должны будут, конечно, установить рабочие связи с центром- музеем, но в то же время сохранять свою самостоятельность {10}.

Блок 9-10: "за рубежом" — в газете "за рубежами Советского Союза". Блок однозначно написан Рерихом. Названия движений не взяты в кавычки, в других перепечатках статьи — да.

{10} В этой связи резонно возникает вопрос о статусе центра-музея, при ком он должен быть и на какие средства существовать {11}.

Блок 10-11: переход к новой теме, начало темы — текст из проекта Письма.

{11} Как я Вам уже говорил, подчинение центра Министерству культуры, а тем более Музею искусства народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей центра {12}. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы, напрямую выходя на международное сообщество.

Центр - это порождение нового времени, новых задач, и, видимо, необходимо учитывать опыт других организаций, возникших в Советском Союзе за последнее время, использовать этот ценный опыт во благо нового начинания {13}.

{13} Суть концепции центра-музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации (по типу Детского фонда) {14}.

Блоки 11-14: несут одну смысловую нагрузку по юридическому статусу центра. Блок 10-11 и блок 12-13 -первоначально единый текст, в который добавлен текст Рериха блоком 11-12. Первоначальные проектные блоки 10-11 и 12-13 трижды усилены Рерихом из-за важности вопроса: блоком 11-12, вводом в блок 12-13 слова «по-моему," и заключительным блоком 13-14.

 

{14} Мне весьма импонирует идея создания общественного Фонда имени Рериха, который взял бы на себя финансовое обеспечение и общее руководство центра {15}. Средства Фонда {16} (который в перспективе мог бы стать международным){17} на начальном этапе могли бы быть составлены из отчислений организаций-учредителей, а также из членских взносов членов обществ Рериха, {18} о возрождении которых в масштабах СССР давно уже идет речь, {19} и, наконец, из добровольных пожертвований граждан СССР и зарубежных стран.

В дальнейшем финансовый вопрос мог бы быть частично разрешен за счет доходов центра от издательской деятельности и концертных, выставочных и тому подобных мероприятий {20}.

 

Блоки 14-20: несут одну смысловую нагрузку о принципах финансирования центра. Блоки 15-16, 17-18 и 19-20 - первоначально единый текст проекта Письма, в который Рерихом добавлены уточняющие и усиливающие моменты в виде блоков 14-15, 16-17 и 18-19.

{20} Если до достижения самофинансирования нужна какая-то основная организация-спонсор, я думаю, что эту роль лучше всего сыграл бы Советский фонд культуры, благородная деятельность которого широко известна во всем мире. Фонд имени Рериха позволил бы выйти в международном плане на самые широкие круги интеллигенции, как правило, сторонящиеся контактов с советскими обществами дружбы. С помощью деловых кругов Фонд смог бы осуществить идею создания на территории Москвы или Подмосковья международного города мира. Из средств, полученных от тех же деловых кругов и в тесной связи с идеей города мира, Фонд имени Рериха мог бы выделить определенную сумму на присуждаемую ежегодно или раз в два года Международную премию и медаль имени Н.К.Рериха за культурную деятельность во благо мира {21}. Блок 20-21: написан однозначно Рерихом; вероятно, не имеет прототипа в проекте Письма.

{21} Таким образом, Фонд имени Рериха и обеспечиваемый им центр-музей смогли бы содействовать решению важнейших задач как внутри страны, так и в международном плане. Это явилось бы толчком для других стран и закрепило бы за Советским Союзом роль первооткрывателя нового вселенского мышления {22}.

Блок 21-22: заключительный текст из проекта Письма по вопросам организации Фонда и центра-музея. Заключение дважды усилено Рерихом в блоках 22-23 и отдельным предложением в блоке 24-25 (см. ниже). /p>

{22} Мне представляется это чрезвычайно важным и не терпящим отлагательства {23}. Что касается Ваших вопросов об Институте Урусвати , я думаю, что к ним следует обратиться на более позднем этапе, после создания в Москве Центрального музея {24}. Сейчас главное и неотложное - [это] создание Центра {25}.

{25} В перспективе мне видится, что Институт Урусвати , где, как Вам известно, в полном порядке сохраняются уникальные коллекции, может стать индийским филиалом центра-музея на правах совместного советско-индийского учреждения {26}.

{26} Конечно, окончательное решение потребует разработки многих юридических вопросов,{27} а также приезда для приёмки коллекций группы специалистов (орнитолога, зоолога, ботаника, а также, вероятно, археолога и фольклориста), но всё это вполне разрешимо.

Конструктивно мы сможем подойти к этому делу только тогда, когда центр-музей и Фонд имени Рериха развернут свою работу в Москве {28}.

Блоки 23-28: новая тема о перспективах сотрудничества с Индией. То, что эта тема присутствовала в проекте Письма, свидетельствует блок 26-27. Слово "это" в газете есть. Название института не взято в кавычки, в других перепечатках статьи - да.

 

* * *

 

Представленный ниже блок 29-30 также относят к тексту Письма, однако в публикациях он не фигурирует, по крайней мере, официально эксперт его не встречал. Поэтому этот текст приводится как цитата со слов автора комментариев Г. Яковлевой к статье на портале "Адамант"[2]. По указанной ею ссылке находится обычный стандартный текст Письма. По этим причинам данный блок не является официально анализируемым текстом Письма. Однако и о нем можно сказать несколько слов. Текст написан однозначно Рерихом, в нем затронуты вопросы сотрудничества СССР и Индии. Вероятно, этот блок был в составе блока 27-28 и находился перед последним предложением, т.к. оно логически предопределяет перед собой еще какой-то текст. Вероятно, блок 29-30 исключен из текста опубликованного Письма по конъюнктурным политическим или иным соображениям по согласованию сторон.

{29} Когда Центр в Москве приступит к работе, я думаю, было бы желательно, чтобы кто-то из советских официальных лиц, скажем, академик Марчук как Президент АН СССР, или академик Лихачев как Председатель Правления Фонда культуры, или оба они, обратились бы с официальным письмом к премьер-министру Индии г-ну Радживу Ганди. Я с ним неоднократно беседовал об этом и не думаю, что индийская сторона будет возражать {30}.

 

Выводы по экспертизе

 

1. Текст письма написан двумя разными лицами.

2. Основной объем текста написан одним лицом.

3. Это лицо идентифицируется как Рерих Святослав Николаевич.

4. Остальной объем текста написан другим лицом и, за неимением других претендентов на авторство, может быть с большой степенью вероятности отнесен к Рыбакову Ростиславу Борисовичу.

5. Окончательный текст Письма был написан с учетом ранее подготовленного его проекта.

6. Проект Письма предварительно готовился на основе взаимных консультаций между Рерихом С.Н. и Рыбаковым Р.Б.

7. Окончательный вариант письма составлен этими лицами в результате совместной работы в Бангалоре (Индия).

8. Несмотря на кажущуюся целостность и логическую последовательность итогового текста Письма, в нем имеются признаки "шероховатости" стыковок двух разных стилей письма. Это свидетельствует об отсутствии последующей литературной коррекции документа после внесения в него поправок Рерихом.

9. Письмо подписано только основным автором - С.Н. Рерихом.

10. Претензий со стороны Рыбакова Р.Б. на авторство в написании Письма в представленных материалах не обнаружено; он сам опубликовал Письмо (как письмо на своё имя) в открытой массовой печати за подписью С.Н. Рериха и со своим предисловием к нему, тем самым отдав полное авторство Рериху.

 

* * *

 

Для наглядности результата экспертизы и лучшего её восприятия читателем, приводится текст письма "Медлить нельзя" с разбивкой на "авторство"[5].

 

* * *

 

Теперь позвольте мне выйти из роли "эксперта" и сделать свои личные небольшие комментарии по теме статьи. Мне не раз приходилось участвовать в подготовке проектов весомых ведомственных документов и постоянно - текущих административных. Практика привлечения руководителями к этому делу помощников древняя и до сих пор используется широко, более того она имеет еще свои административные правила. Например, в текущих документах от непосредственного исполнителя остается его авторство в виде фамилии/выходных данных. А в более солидных стоит только подпись руководителя со всеми вытекающими для него последствиями. В последнем случае каждый помощник руководителя может заявить, что он готовил этот документ, но это лишь для себя и "мемуаров". Каждому понятно, что инициатором и направляющим вектором события является его руководитель. Участие в некоторых проектах позволяет нам испытывать чувство гордости, за другие - нам стыдно. Обычная человеческая история... Когда закончил анализ, еще раз поверил совокупность известной информации по данной теме: вроде все укладывается в четкую логическую цепочку. Однако сам себе не смог ответить на любопытный вопрос: "В чем же разница между текстом проекта Письма и его окончательным вариантом?". Вроде бы смысловое содержание отдельных сохранившихся фрагментов проекта Письма мало отличается от того, что хотел видеть Святослав Николаевич, да и остальной текст, вероятно, был в том же ключе. Несколько дней этот вопрос "сидел" в подсознании, затем мелькнуло "озарение", которое трижды ускользало из головы, пока при удобном случае срочно не зафиксировал его на бумаге. Все оказалось просто! Разница в стиле подачи материала. У Рыбакова он носит научный характер, лишен эмоциональной окраски, "суховат" и больше похож на деловую "декларацию о намерениях" неких лиц. Рерих построил свой текст от первого лица, что сразу резко повысило весомость документа из-за его имени. Естественный русский литературный язык, стиль изложения мыслей в виде доверительной беседы, четкая мотивированная убежденность и вера в результат - все это придало не только окончательную силу Письму, но и насытило его светлой энергетикой, как бы оживило его!

Как видно из результатов экспертной оценки Письма, все концептуальные положения документа принадлежат и написаны рукой С.Н. Рериха. Остальной текст - Р.Б. Рыбакову и при этом он не расходится ни по смыслу, ни по каким-то другим позициям с основным текстом. Да и по-другому и не могло бы быть: Рыбаков вел подготовку и работу по созданию в СССР базовой структуры для приёмки наследства Рерихов. Он являлся доверенным лицом Святослава Николаевича, действовал с ним в тесном контакте и строил свою работу на основе его рекомендаций. Это исторический факт. Об этом автор и хотел напомнить читателям в своей статье в канун 25-летия написания этого концептуального для рериховского движения документа. Вопрос, вынесенный в заголовок статьи, является, скорее, риторическим, чем имеющим какое-то иное толкование, кроме этого: С.Н. Рерих "Медлить нельзя". Бангалор, 3июля 1989г.

 

* * *

 

Вот теперь осталось сказать несколько слов Р.Б. Рыбакову. В своё время Ростислав Борисович сделал большое дело для всех нас сегодняшних и будущих, приняв деятельное участие по организации в нашей стране Центра для сохранения рериховского наследия. Особая благодарность Вам за помощь Святославу Николаевичу в разработке концептуального документа "Медлить нельзя"! Очень жаль, что Вы покинули Проект в самом начале его реализации. И тем более обидно за Ваше выступление на этой пресс-конференции в ГМВ. Лично у меня такое чувство, что Вы сделали это только из принципа корпоративной солидарности, через самого себя (см. реплику Румянцевой О.В. ещё до Вашего выступления: "Но не он [С.Н. Рерих] же сам писал это письмо ["Медлить нельзя"]!"). В Ваших словах не было откровенной неправды, скорее, недосказанная правда. То, что Ваш проект документа не был сразу "выброшен в корзину", а реализовался в итоговый и даже сохранил Ваши слова и идеи - всё это правда. Ведь Вы не заявили, что привезли готовый текст письма, да еще и "под Рериха" (простите мне эту вульгарность!), а "недееспособный" Святослав Николаевич его не глядя подписал или это сделала за него его секретарь. И Ваши заслуги в деле подготовки и создания СФР никто не умаляет. А вот мы все усмотрели в Вашем выступлении то, что каждый хотел, продолжив Ваши слова в нужном нам направлении. Точь-в-точь по афоризму: "Хотели как лучше, а получилось как всегда!". Я давно понял, что самое главное - это быть честным перед самим собой. Друзья, коллеги, соратники не всегда надежные товарищи — могут и предать, и подставить. Думаете, с Вами этого не случится? Уже произошло и давно [4]! И сейчас есть веские основания, что Вашу "карту" разыграют для очередного тура дележа наследства Рерихов. У меня единственная просьба к Вам: сохраните личный архив тех времен! Вам как ученому должна быть понятна ценность подобных документов, свидетельствующих о нашем великом соотечественнике! С глубоким почтением к Вам - автор.

 

Литература

 

1. Бакланов М.М. Возвращаясь к вопросу о юридическом статусе наследия Рерихов. Адамант, от 25.03.2014.

2. Рыбаков Р.Б. Выступление на пресс-конференции в ГМВ, М. 25.09.2007 // Судьба наследия Рерихов: правда или вымысел. Адамант, от 25.11.2013.

3. С.Н.Рерих. Медлить нельзя. Этико-философский журнал Грани эпохи. №7, 01.09. 2001

4. Анненко А. К истории МЦР. Тайное совещание 30.01.14. (письмо знакомому), текстовый блок 3. Адамант, от 09.10.2008.

5. Текст письма "Медлить нельзя" с разбивкой на "авторство": красный шрифт — текст С.Н. Рериха, синий шрифт — исходный текст проекта письма:

 

 

 

 

Дорогой Ростислав Борисович, в развитие нашей сегодняшней с Вами беседы хочу высказать следующее.


Великие перемены, происходящие сейчас в Советском Союзе, имеют огромное значение для всего мира. Под руководством М.С.Горбачёва прокладывается сейчас путь к совершенно новому вселенскому сознанию, и несомненно это новое сознание овладеет в конце концов умами всех людей на Земле, всего человечества. Я с глубоким уважением отношусь к деятельности М.С.Горбачёва, Н.И.Рыжкова, других нынешних руководителей страны и считаю, что для выполнения их предначертаний, для скорейшего и всемерного осуществления предназначений нашей Родины каждому из нас и всем вместе надо стремиться найти пути к более совершенному человеку. Медлить никак нельзя. Нужны каждодневные конструктивные шаги.

 

Достоевский говорил: «Красота спасет мир», вернее будет сказать, что осуществление красоты в нашей жизни должно быть нашей основой. Другого пути нет. Только осознанием Красоты, только Добром, только стремлением каждый день делать что-то лучше, чем вчера, жив будет человек. Нужны светлые мысли и реальные конкретные дела. Только объединением сотрудников, мыслящих о высоком, сложатся пути в будущее.


Одним из таких объединений и видится мне Центр-Музей Н.К. Рериха. Вы спрашивали, как я его себе представляю.


Прежде всего, это должен быть живой Центр. Не просто музейная экспозиция, а постоянно сменяющие друг друга выставки - картин, ремесел, детских работ, причем не только с разных концов Советского Союза, но и интернационального характера. Конечно, наряду с этим работы Николая Константиновича должны будут представлены постоянно.


При Центре может быть и лекционный концертный зал, и студии для молодых художников, и мастерские по возрождению и сохранению народных ремесел, как это уже сделано у нас здесь, в Бангалоре, в Карнатакском центре искусств. Несомненно, при центре должна работать большая библиотека, где будут собраны книги по истории культуры, по искусству, философии России, Востока и Запада, в том числе, конечно, и работы Николая Константиновича и Елены Ивановны. Со временем я мог бы предоставить Центру и хранящиеся у меня многочисленные неопубликованные их труды. Их выход в свет, особенно на Родине, на русском языке, я уверен, весьма способствовал бы расширению сознания на пути к более совершенному, более нравственному человеку. Ведь все их писания в конце концов всегда предназначены были молодым людям нашей страны.


Но Центр видится мне и как научное учреждение. Задачей его, как представляется, может стать не только систематизация и изучение многогранного наследия Николая Константиновича и Елены Ивановны, но и дальнейшее развитие заложенных в этом наследии идей. Русские и Восток, Россия и Запад, народная культура, всемирные духовные ценности, единство культуры человечества, ценностные ориентации, понятие о совершенном человеке, человек и природа, внутренние возможности человека, наука и религия - все это так или иначе было, конечно, затронуто в трудах Н. К. и Е. И., но их подходы требуют развития в применении к нынешнему этапу всемирной эволюции.

 

Несомненно, Центр не сможет в одиночку справиться со всеми этими проблемами, но он может служить координирующим началом, своего рода штабом, причем международного плана.

 

Деятельность Центра, таким образом, будет иметь по необходимости и внутрисоюзный аспект, и международный. Как часть этого второго аспекта мне видится установление связей с обществами Рериха за рубежом [за рубежами Советского Союза], с Музеем в Нью-Йорке, с движениями Знамя Мира и Мир через Культуру.

Штат Центра на первых порах, как мне кажется, должен быть небольшим, человек десять (научные работники - социологи, культурологи, искусствоведы; библиотекарь; секретари-машинистки), но все они, разумеется, должны отвечать самым высоким нравственным и профессиональным требованиям.

 

Вы спрашивали мое мнение о возможном руководителе центра. Я со своей стороны не вижу лучшей кандидатуры, чем Людмила Васильевна Шапошникова, индолог и писатель, человек деловой, давно занимающийся этими проблемами и мне лично давно и хорошо известный.


Несколько принципиальных положений [изложений].

 

Я абсолютно убежден, что центр-музей может быть расположен только в Москве. Все уже существующие учреждения - мемориальный кабинет Н.К.Рериха в Музее искусства народов Востока, музей в Изварах, кабинет моего брата Ю.Н.Рериха в вашем институте, его мемориальная квартира - должны будут, конечно, установить рабочие связи с центром-музеем, но в то же время сохранять свою самостоятельность.

 

В этой связи резонно возникает вопрос о статусе центра-музея, при ком он должен быть и на какие средства существовать.


Как я Вам уже говорил, подчинение центра Министерству культуры, а тем более Музею искусства народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы, напрямую выходя на международное сообщество. Центр - это порождение нового времени, новых задач, и, видимо, необходимо учитывать опыт других организаций, возникших в Советском Союзе за последнее время, использовать этот ценный опыт во благо нового начинания.

 

Суть концепции центра-музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации (по типу Детского фонда).

 

Мне весьма импонирует идея создания общественного Фонда имени Рериха, который взял бы на себя финансовое обеспечение и общее руководство центра. Средства Фонда (который в перспективе мог бы стать международным) на начальном этапе могли бы быть составлены из отчислений организаций-учредителей, а также из членских взносов членов обществ Рериха, о возрождении которых в масштабах СССР давно уже идет речь, и, наконец, из добровольных пожертвований граждан СССР и зарубежных стран.

 

В дальнейшем финансовый вопрос мог бы быть частично разрешен за счет доходов центра от издательской деятельности и концертных, выставочных и тому подобных мероприятий.

 

Если до достижения самофинансирования нужна какая-то основная организация-спонсор, я думаю, что эту роль лучше всего сыграл бы Советский фонд культуры, благородная деятельность которого широко известна во всем мире. Фонд имени Рериха позволил бы выйти в международном плане на самые широкие круги интеллигенции, как правило, сторонящиеся контактов с советскими обществами дружбы. С помощью деловых кругов Фонд смог бы осуществить идею создания на территории Москвы или Подмосковья международного города мира. Из средств, полученных от тех же деловых кругов и в тесной связи с идеей города мира, Фонд имени Рериха мог бы выделить определенную сумму на присуждаемую ежегодно или раз в два года Международную премию и медаль имени Н.К.Рериха за культурную деятельность во благо мира.

 

Таким образом, Фонд имени Рериха и обеспечиваемый им центр-музей смогли бы содействовать решению важнейших задач как внутри страны, так и в международном плане. Это явилось бы толчком для других стран и закрепило бы за Советским Союзом роль первооткрывателя нового вселенского мышления.

 

Мне представляется это чрезвычайно важным и не терпящим отлагательства. Что касается Ваших вопросов об Институте Урусвати, я думаю, что к ним следует обратиться на более позднем этапе, после создания в Москве Центрального музея. Сейчас главное и неотложное – [это] создание Центра.

 

В перспективе мне видится, что Институт Урусвати, где, как Вам известно, в полном порядке сохраняются уникальные коллекции, может стать индийским филиалом центра-музея на правах совместного советско-индийского учреждения.

 

Конечно, окончательное решение потребует разработки многих юридических вопросов, а также приезда для приёмки коллекций группы специалистов (орнитолога, зоолога, ботаника, а также, вероятно, археолога и фольклориста), но всё это вполне разрешимо. Конструктивно мы сможем подойти к этому делу только тогда, когда центр-музей и Фонд имени Рериха развернут свою работу в Москве.

 

* * *

 

Когда Центр в Москве приступит к работе, я думаю, было бы желательно, чтобы кто-то из советских официальных лиц, скажем, академик Марчук как Президент АН СССР, или академик Лихачев как Председатель Правления Фонда культуры, или оба они, обратились бы с официальным письмом к премьер-министру Индии г-ну Радживу Ганди. Я с ним неоднократно беседовал об этом и не думаю, что индийская сторона будет возражать.


Новосибирск, 12.06. 2014.

11.09.2016 09:18АВТОР: Михаил Бакланов | ПРОСМОТРОВ: 2200




КОММЕНТАРИИ (15)
  • Татьяна Аапанасенко11-09-2016 13:50:01

    В 2008 г. в интернете появилось письмо Валерия Кучеровского «Отойдет ликование злобы ...» ( http://yro.narod.ru/dvigenie/P olemika/VKucerovsky1.htm )
    Это письмо – реакция на статью, опубликованную на сайте «Живая Этика в Германии» после публикации видеозаписи Р.Б.Рыбакова на пресс-конференции в музее Востока.

    Вот часть этого письма:

    «Итак, сначала нас посвящают в «тайну» исторической важности. Далее выдвигается ее обоснование с заботливым предупреждением о том, что «рериховцы должны знать правду об истории Рериховского движения»:
    «Письмо «Медлить нельзя» более чем актуально на сегодняшний момент, т.к. именно на него ссылаются сторонники МЦР в споре за права на владение усадьбой Лопухиных, из которого их выселяют согласно Постановлению Совета министров о создании Государственного музея Н.К.Рериха от 4 ноября 1993 г. № 1221. То есть пожелание С.Н.Рериха о создании общественного музея, а не государственного, высказанного в письме «Медлить нельзя» в 1989 г., есть конъюнктурный взгляд Р.Б.Рыбакова, написавшего этого письмо. И как говорит сам Р.Б.Рыбаков, С.Н.Рерих «уже плохо видел, плохо слышал», т.е. можно говорить о недостаточной дееспособности Святослава Николаевича (выделено мною – В.К.), который постоянно жил в Индии, и мало разбирался в бюрократических и политических реалиях России. Если бы С.Н.Рерих знал, в какую страшную фанатическую секту выродится предложение Рыбакова о создании общественного музея, то наверняка он бы поостерегался подписывать вышеуказанное письмо».
    И, наконец, в подтверждение всей этой, выстроенной по жанру детектива, «правдивой» истории приводится откровение самого Р.Б.Рыбакова:
    «Я хочу представиться тем, кто меня не знает: Рыбаков Ростислав Борисович, директор Института Востоковедения и доверенное лицо Святослава Николаевича Рериха.
    Именно я создал Советский фонд Рерихов, против чего решительно выступили и Ольга Владимировна Румянцева, и Людмила Васильевна Шапошникова вместе. Я тогда поехал к Святославу Николаевичу. Вынужден огорчить моего оппонента, но автором опубликованного в газете письма «Медлить нельзя» был я! Святослав Николаевич посмотрел текст, очень его одобрил и (Бог меня хранил) сказал: «Здесь надо внести некоторые изменения». А он уже плохо видел, плохо слышал. Я вовремя сообразил и сказал: «Исправьте своей рукой»,- и он сделал это. А для того, что бы напечатать, мне привезли машинку. Я сидел в соседнем номере и печатал».
    Злоба всегда слепа. В своем желании унизить сторону, против которой воспылала, она забывает про честь и совесть. Манипулируя именами великих людей, забывает о той роли, которую они играют в истории. Елена Ивановна Рерих в письме к Б.Н.Абрамову (28.12.1954) писала о Святославе Николаевиче Рерихе: «Он у меня Махатма». А потому вся эта придуманная игра «создателя Советского фонда Рерихов» Р.Б.Рыбакова (которого, по его же словам, «с треском выгнали») с письмом Махатмы Святослава Рериха просто смешна.
    Лжи, ослепленной злобой, кажется, что ее никто не раскусит. Но она сама себя выдает. Давайте вдумаемся в текст этой «сенсационной» публикации. В нем явные противоречия. Допустим даже, что Р.Б.Рыбаков мог выступить в роли референта и привезти Святославу Николаевичу предполагаемый текст письма для подписи. Он утверждает, что С.Н.Рерих «уже плохо видел, плохо слышал». Но проследим по тексту: «Святослав Николаевич посмотрел текст, очень его одобрил и (Бог меня хранил) сказал: «Здесь надо внести некоторые изменения»». Почему вдруг в этом признании появился страх, и от чего Богу нужно было хранить автора текста, если он приехал с добрыми мыслями? И где здесь слепота, если Святослав Николаевич сам своими глазами прочитал возможное письмо и указал на необходимость внести изменения. На просьбу исправить своей рукой, Святослав Николаевич сделал это. И мы не знаем, в каком объеме. Может, все пришлось перепечатывать? Во всяком случае «референт» признается, что он превратился в машинистку, «сидел в соседнем номере и печатал». И почему-то по тексту рассказа Р.Б.Рыбакова совсем не чувствуется того победного настроения, которым веет от заголовка статьи: «Автором письма С.Н.Рериха «Медлить нельзя» был я!».
    Какой же вывод напрашивается после внимательного рассмотрения только небольшой части «сенсационного» заявления Рыбакова, многократно озвученного его сторонниками?
    Святослав Николаевич прекрасно слышал и видел - и сам прочитал, и внес поправки, и только после этого подписал. Это никак не меняет роли самого письма, если подписал его С.Н.Рерих, а не Рыбаков, который сам этот факт признает. Так что все это только подтверждает подлинность исторического письма!
    Автор «сенсационного» заявления, умаляя Святослава Николаевича и приписывая ему слепоту и глухоту, т.е. недееспособность, которая так нужна противникам МЦР, описывает события 1989 года. Но работники музея Востока продолжали перетягивать на свою, «государственную сторону» Святослава Николаевича и все последующие годы. В Бангалор часто посылались «ходоки». С одной из таких делегаций я знаком лично, поэтому смог взять у них интервью.
    Это мои друзья, с которыми я знаком 30 лет, семья московских ученых – Игорь Михайлович Зенкин (И.М.) и его жена Нина Антоновна Полищук (Н.А.). Он – кандидат наук, биофизик-программист. Она – кандидат наук, биолог. В 1991 году они решили переехать на постоянное жительство в Ауровиль. По просьбе художника Б.А.Смирнова-Русецкого, (который в то время был почетным председателем Московского Рериховского общества и, к сожалению, поддерживал идею музея Востока о создании Государственного музея Н.К.Рериха) они согласились заехать в Индии в Бангалор и передать от него письмо Святославу Николаевичу Рериху.
    Я записал для истории беседу с ними в январе 2006 года в Москве. Приведу небольшой фрагмент этой записи, касающейся впечатления от их первой встречи (январь 1991 г.) с выдающимся художником-мудрецом.
    И.М.: «Если говорить про Махатму в таких терминах, то действительно он выглядел так. Он был такой даже пышущий здоровьем, такой седой, представительный. Ну, просто очень мощное впечатление. И он говорил очень здорово. Спокойно, рассудительно, совершенно не опускаясь на уровень какой-то низкий, а вот на самых высоких нотах все проблемы обсуждал. Естественно, он ссылался и на цитаты из Учения и сам свои собственные мысли высказывал впечатлительно, очень мощно. Вот это была первая встреча...»
    А вот впечатления от третьей, последней встречи весной 1993 г.
    Н.А.: «Он великолепно понимал, он просто так слова не говорил, каждое слово было взвешено, весомо и это так чувствовалось».
    Итак, о какой же недееспособности, глухоте и слепоте в 1989 г. можно говорить, если по свидетельству людей, встречавшихся с С.Н.Рерихом лично, он в 1991 г. и даже перед самым уходом поражал и духовной красотой, и прекрасным физическим состоянием, удивлял своей мудростью и рассудительностью. Ни одного письма в пользу Государственного музея Н.К.Рериха он не поддержал, и об этом хорошо знают работники музея Востока и их союзники. Так что зря старался «создатель Советского фонда Рерихов». Ложь не может победить правду, тем более, когда дело касается высоко духовных людей. А истинным доверенным лицом С.Н.Рериха всегда была одна Людмила Васильевна Шапошникова. Он – Махатма – не мог выбрать ее случайно, и об этом было сказано им неоднократно.

  • Светлана12-09-2016 10:34:01

    Как можно говорить о "недееспособности, слепоте и глухоте" такого Человека - Святослава Николаевича, Великого Учителя и Махатмы! Рыбаков тогда (в 2007г.) сделал огромную ошибку, присвоив себе эту работу. Даже если бы он и внес что-то своё в статью, постеснялся бы я-кать, а лучше бы вообще молчал о соавторстве с Таким Светоносным Подвижником. Высокая самооценка и значимость своего "я" в мировом пространстве окончательно подорвало доверие к Рыбакову многих людей. Он тогда уже замахнулся на Святое и предал Того, Кто его вёл и помогал. Да еще и интервью Люфту дал, не осознав своей давней ошибки и не прибегнув к своей совести. А говорить о простоте и скромности этого "деятеля" как-то нелогично. Одна ложь порождает другую и погоняет ложью. И ничем он не оправдает своего предательства. Никакого внимания и уважения этот человек не заслуживает, это моё мнение. Он давно уже отвернулся от Света.

  • Светлана из Москвы13-09-2016 01:19:01

    Светлана, можно Вас попросить изменить ник и приписать из какого Вы города или ещё как-то.
    А то некоторые мои знакомые (а у меня их в рериховском движении много) начинают думать, что это я пишу.

    Мы с Вами совершенно разные люди и у нас разный взгляд на мир.


    Администратор

    Светлана из Москвы, у Вас странные просьбы. Наша Светлана пишет уже давно и мне непонятно, причем тут Ваши знакомые? Ваших комментариев на ближайшие статьи я не вижу. Если Вы собираетесь писать, то так и подписывайтесь, как сделали в этот раз - все просто.

  • Светлана13-09-2016 13:53:01

    Моё личное мнение о г. Рыбакове остается таким, какое оно есть. Если бы он тогда, в начале образования фонда Рерихов в Союзе, в начале создания общественного Музея Рерихов, работал в гармонии и согласии с Людмилой Васильевной Шапошниковой, помогал осуществлять задуманное, сотрудничал искренне и не предвзято, думал о Наследии для всей страны, то МЦР на протяжении своего существования процветал и укреплялся бы без судов и скандалов. Даже хотя бы как мужчина пошёл на уступки женщине, тогда вместе бы они преодолели тот барьер, что вырос на их пути. А сколько грязи и лжи было вылито на Л.В.Шапошникову после их разрыва. Конечно, где-то она и делала ошибки, промахи, но она воссоздала то, что сейчас существует, не для себя. И это ей далось нелегко. Его откровения: "Я написал письмо-призыв", "Я рекомендовал Шапошникову Святославу Николаевичу", "Я создал Советский фонд Рерихов" у меня вызывают негодования - везде "я". А его рассказ, как он поехал к Святославу Николаевичу "виниться за то, что ошибся в выборе Шапошниковой" и как "Святослав Николаевич погладил его по колену и успокоил и т.д." Это что? К чему такие подробности? Нужно ли было это вообще освещать? Лучше бы г.Рыбаков не "виниться" и жаловаться поехал, а стал бы искать точки соприкосновения и пути соединения в дальнейшей работе с Людмилой Васильевной для всеобщего блага. Дальше не имеет смысла продолжать всю эту историю. Я считаю, что Людмила Васильевна Шапошникова сделала все возможное, что от нее зависело, выполнила свой долг с честью и достоинством, несмотря на все преграды, препоны и клевету. Два Начала не могли найти общий язык в таком важном историческом моменте, поэтому и сейчас тянется шлейф того далёкого раскола. Да еще и Святослава Николаевича сделали "глухим и слепым".
    Даже если бы г.Рыбаков действительно сам полностью (или частично) написал эту статью-призыв "Медлить нельзя", в силу скромности мог бы ее оставить полностью за С.Н.Рерихом, а не заявлять на весь мир, что "это сделал я". Но истинной правды мы не знаем.

  • Светлана из Москвы13-09-2016 17:05:01

    Светлана "Да еще и Святослава Николаевича сделали "глухим и слепым".

    (Светлана из Москвы). Светлана, я много лет по работе была связана с плоховидящими людьми и поверьте, фраза о том, что человек плохо видит совсем не означает, что человек слепой. Эти слова обозначают совсем разное состояние зрения.
    А Рыбакову уже приписали, что он объявил Святослава Рериха слепым.

    То, что Святослав Рерих в мае 1989 года перенёс тяжелейшую операцию.

    На сайте МЦР даже написано в хронологии:
    1989, 4 июня Центральное телевидение СССР в передаче «Международная панорама» транслирует интервью с С.Н.Рерихом, полученное у него в больнице Бангалора.
    Как он плохо себя чувствовал на тот момент пишет не только Рыбаков, а достаточно других людей.

    А письмо было опубликовано от 3 июля

    1989, 29 июля в газете «Советская культура» опубликовано открытое письмо Святослава Рериха «Медлить нельзя!» от 3 июля 1989 г., адресованное советской общественности, с изложением концепции создания общественного музея им. Н.К.Рериха.

    Я могла бы и дальше разобрать казусы, но зачем? Разве это нужно "Адаманту"?

    Дорогие товарищи адамантцы, если вы внимательно и непредубеждённо посмотрите комментарии последнего года, то увидите, что всё меньше людей высказывают на портале «Адамант» точки зрения альтернативные авторам статей.
    Не будем брать комментарий Iris о русском языке.

    Вопрос: « А почему так происходит? Почему люди с альтернативной точкой зрения не говорят о своих размышлениях, может быть своих знаниях событий?»

    Если такого вопроса не возникает, то вопрос снят.

  • Татьяна Бойкова13-09-2016 17:57:01

    Светлана из Москвы, все зависит от того, как человек будет высказывать свою противоположную точку зрения. На Адаманте всегда и все высказывались, так как считали нужным, конечно, в соответствии с элементарной этикой.
    Что касается Вашей защиты Р.Б. Рыбакова, то ведь ему никто ничего не приписывал. Он сам везде говорил о слепоте С.Н. Рериха и его личное "я" постоянно фигурировало в рассказе об этих событиях.

    О том же, в каком состоянии в эти годы был С.Н. Рерих очень хорошо написано в комментарии Татьяны Аапанасенко от 11-09-2016 13:50:01.
    Думаю, что все, читая слова Р.Б. Рыбакова о некой слепоте С.Н. Рериха, не считали, что он абсолютно слеп, но настолько серьезно, что не мог обойтись без посторонней помощи. Но всё говорит за то, что это тоже было неправдой.

    От себя хочу добавить, что года два назад в поисках очередного материала, для иллюстрации статьи, я наткнулась на еще неизвестную мне фотографию Святослава Николаевича. Там же была фамилия фотографа и его небольшой рассказ о встрече с ним. Привожу его здесь:

    "Анатолий Н.Гатилов (A.ФотографЪ) 29 января 2008, 21:16:20
    Это одна из последних фотографий Святослава Рериха, ушедшего из жизни 30 января 1993 года в Бангалоре (Южная Индия). Снимок сделан в марте 1992 года, когда великий Мастер уже практически никого не принимавший, просидел с нами (похоже последними гостями из России) более часа. Разговор в основном шел о философии бытия человека и его месте в природе.
    Я не сторонник ворошить архивы, но когда речь идет о Рерихе, порой не могу удержаться.
    С уважением АГ"
    http://www.photosight.ru/photo s/2526973/

    Как видите, это совсем не совпадает с рассказами Р.Б. Рыбакова от 1889 года.
    Просто, вероятно, Р.Б. не приходило в голову представить, как бы он сейчас посмотрел в глаза Святославу Николаевичу, если тот прочел бы его повествование о самом себе, или услышал его интервью данное А. Люфту.
    Но мы все хорошо знаем, что все это у него впереди, так же, как и нас всех.

  • Александр Терешкин13-09-2016 18:41:01

    Татьяна, согласен с Вами: "Но мы все хорошо знаем, что все это у него впереди, так же, как и нас всех." Помнить бы об этом постоянно!

  • Светлана13-09-2016 21:21:01

    Светлана из Москвы, я хочу спросить Вас откровенно, чисто искренне. Ответьте, пожалуйста, как Вы думаете: зачем и с какой целью тогда на конференции г.Рыбаков сделал это заявление? Неужели только в "слепоте" дело-то было? Почему спустя столько лет, после опубликования этого письма в 1989 году, всплыло это признание? Какое великое терпение у этого человека. Прежде чем сделать это заявление, он явно осмысливал, как это преподнести и когда. Видимо, у него была какая-то веская причина решиться на это?
    Вы сказали, что взгляд на мир у нас с Вами разный. Это естественно для каждого человека. Свою точку зрения я уже высказала. Может быть, Вы поделитесь своей? На Ваш взгляд, порядочно ли и честно поступил Р.Б.Рыбаков тогда по отношению к своему земному Учителю, и что Вы сами думаете о его заявлении? Нужно ли было его вообще делать? Возможно, у Вас ответ будет более весомый и правильный, и Вы убедите меня в обратном (я допускаю то, что я могу ошибаться). Будьте добры, мне интересно знать Вашу точку зрения.

  • Александр Иванов14-09-2016 05:56:01

    Светлана из Москвы, Вы говорите, что могли бы и "дальше разбирать казусы". Сделайте одолжение. Не знаю нужно ли это "Адаманту", но мне это нужно. Поскольку тот "казус", который Вы уже разобрали, мало что меняет в целом. Что собственно доказывает этот разбор? Говорю по теме лингвистической экспертной оценке произведённой автором. Она (оценка) вносит необходимую ясность в понимание всей ситуации - взаимоотношений С.Н.Рериха и Р.Б.Рыбакова, их роли в создании концептуального документа для Рериховского Движения. Разве нет? И более того, автор оценки милосердно даёт возможность человеку исправить свои ошибки. Ведь никогда не поздно сказать правду, выразиться ясно, и исправить то, что ещё можно исправить. Конечно, это действие не изменит прошлого, но создаст позитивное следствие для будущего. И личного будущего Б.Рыбакова, и, в какой-то мере, для будущего всего Рериховского Движения.

    Теперь о "альтернативных точках зрения". Неубедительно! Возьмём ближайший пример (соседнюю статью) - где единообразие мнений участников дискуссии или возможный диктат со стороны администрации портала? Или говоря об отсутствии альтернативных точек имеете в виду нечто иное? Вы легко дали общую оценку (за год!), но попробуйте ответить в конкретном случае.
    Мне же видится, что общение участников происходит в направлении сотрудничества. Да это не просто, но мы учимся, и думаю уместно привести по этому поводу мысль С.Н. Рериха из его письма "Медлить нельзя":"Только объединением сотрудников, мыслящих о высоком, сложатся пути в будущее."

  • Ксения14-09-2016 19:19:01

    Свет С.Н.Рериха много чего в Р.Б.Рыбакове выявил. Закон действует неумалимо, проявляя всё не изжитое. А идеи витают в воздухе, и насыщение ими происходит из одного замечательного места на Земле, к которому С.Н.Рерих имел прямое отношение. И иногда принимают эти идеи более или менее приспособленные проводники. Так что "я" Р.Б. Рыбакова здесь не уместно.

  • Светлана15-09-2016 09:06:01

    Я понимаю молчание Светланы из Москвы, потому что она не хочет копаться в этой грязной и ненужной истории, так же как и все мы, тем более, вдвойне стыдно и страшно, что в неё впутали Святослава Николаевича со всеми этими лингвистическими экспертизами, разборами и т.д. Благодаря таким вот чиновникам, как г.Рыбаков, и начались смятение и разлад среди простых рериховцев. Изначально надо было думать о созидании и объединении сил, а не собственных амбициях. Междоусобные долголетние распри, неприязнь и нетерпимость, гордость и самолюбие в кругах руководства культурных организаций и породили тогда и это нелепое признание г.Рыбакова (который, по- видимому, забыл или вообще не знал об Этикете и Кодексе Молчания человека, соприкоснувшегося уже здесь, на Земле, с такой Высокой Светлой Личностью), и дальнейшее бессмысленное противостояние, которое в наши дни вылилось в безобразное и чудовищное давление на Музей. Разве этого хотели Рерихи? Неужели так трудно исполнить волю Святослава Николаевича – оставить МЦР независимым от всех госструктур и ведомств? А ведь Его воля – это воля Самого Владыки! Против Кого вы пошли, господа чиновники, и те, кто их поддерживает?! Умерьте свои животные аппетиты. Ваши ложь, изворотливость и изощренные новшества в борьбе с Музеем давно уже вышли за все границы разумного и дозволенного. С вашей же подачи в стране зародилось и процветает омерзительное и вредное сектантство во главе таких «доброжелательных учителей», как Тоотс, Котляр и многие им подобные со своими нектарианскими ядами. Они несут мощную силу разложения и губят на корню всё чистое и светлое, сбивая с пути проснувшиеся сознания. Вот с такими «раковыми опухолями» страны вам надо бороться, господа чиновники ГМВ и Минкультуры, а не заваливать суды позорными исками. Глупо бороться с ветряными мельницами.
    Этому неблагодарному «доверенному лицу» Святослава Николаевича не интервью бы давать красноречивые, а как-то налаживать мир в культурной сфере нашей страны. Как правильно подметила Татьяна, на следующем Плане он будет давать совсем другие интервью, и каждый из нас Там же будет отвечать только за себя.
    На замечание по поводу «альтернативных» высказываний на «Адаманте» хочу подчеркнуть, что здесь люди объединены одной духовной идеей – Правда и Истина, поэтому большинство мнений будут солидарны, хотя и взгляды на мир у каждого свои. В этих мнениях есть и противоположные высказывания, и споры в разумных адекватных пределах. Вы, Светлана, невнимательно знакомитесь со всем, что здесь излагается. Такого богатого, разнообразного культурного обмена в общении мало где можно найти на просторах интернета. Здесь идут не только одни беседы, на «Адаманте» можно почерпнуть что-то для себя и обогатить свои знания. Много полезных зёрен сеет этот портал. Поэтому давайте лучше будем честно и объективно подходить ко всему, что у нас перед глазами.

  • Михаил Бакланов16-09-2016 07:07:01

    Как-то в одном из своих комментариев под другой статьей, я выразил свое отношение к содержанию мемуарных материалов известных политических и общественных деятелей - не верю большинству их личных воспоминаний. Не потому, что у них память плохая, а потому что зачастую там приводятся факты, искажающие историческую действительность в выгодном для автора свете. Есть личные дневниковые записи, которым можно доверять в большей мере, но они публикуются не самим автором, а историками после ухода личности из жизни. Р.Б. Рыбаков пока в здравии (долгие ему лета по- человечески!), но он лицо заинтересованное в проведении своей линии, а эта линия имеет свои особенности в нашем рериховском движении. Я бы не стал его приписывать к стану ярых оппонентов МЦР – здесь сказываются исторические нюансы его личного участия в создании СФР и борьбы между «государственниками» и «общественниками» наследия Рерихов. Там была глубокая личная заинтересованность создать Музей «под себя». В ту пору его явно не устраивала идея О.В. Румянцевой о государственном статусе Музея и его подчинении чиновникам. Он прекрасно понимал, что в этом случае его желание, как основного претендента на руководство Музея, может сойти на нет, да и ходить «обузданным» он не хотел: опыт работы в администрации Института Востока у него был прекрасный. Отсюда и его желание создать Музей в виде независимой общественной организации, которая была заложена в его проекте письма «Медлить нельзя». Святослав Николаевич прекрасно чувствовал мысли и желания Рыбакова, знал его потенциал и вес – это позволило использовать его на первых порах как зачинателя и организатора истории передачи наследства в СССР. Именно то, что вектор направленности желаний Рыбакова и заложенных Рерихом концепции создания Центра в стране совпадали полностью, говорит фраза в письме (выделенная курсивом часть текста), принадлежащая Р.Б.:
    «…Как я Вам уже говорил, подчинение центра Министерству культуры, а тем более Музею искусства народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы, напрямую выходя на международное сообщество. Центр - это порождение нового времени, новых задач, и, видимо, необходимо учитывать опыт других организаций, возникших в Советском Союзе за последнее время, использовать этот ценный опыт во благо нового начинания…»
    Святослав Николаевич лишь усилил значимость этого положения вводной преамбулой и свое полное согласие с дальнейшим текстом Рыбакова выразил очень ёмко введением слова «по–моему». Только одно это разбивает в прах домыслы оппонентов, что Рерих имел какие-то наметки и колебания в сторону возможности создания государственной формы Музея. Ну, а сам Рыбаков надеялся при развязанных руках быстро взять руководство Музея в свои руки, в том числе, использовав на первых порах пробивные способности Л.В. Шапошниковой для проведения первых самых тяжелых организационных моментов. Рамки комментария не позволяют полностью описать личные задумки Рыбакова по его видению создания Музея (фактов более чем достаточно, в том числе и из его личных высказываний, которые достаточно близки к истине). Но мы предполагаем, а Небеса – располагают, и все пошло по их сценарию и Рыбакову вскоре пришлось покинуть «корабль» ни с чем. Жаль, что так получилось, но в своих просчетах он должен винить только себя самого. Некоторое время он крепился и активно не вмешивался в процесс формирования СФР-МЦР, заняв свою нишу в структуре В. Сидорова. Но Румянцевой и ГМВ постепенно удалось перетянуть его на свою сторону (в том числе и использовав грамотно игру на психологических аспектах его ухода из СФР). При всем своем общем уважении к Ростиславу Борисовичу, скажу, что личные обиды все же взяли над ним верх и он стал более-менее активно на сторону оппонентов. Отсюда и его первое публичное заявление, что именно он сам написал письмо «Медлить нельзя». Тогда это прозвучало еще в достаточно обтекаемом виде и с некоторой осторожностью в формулировках. Потом ему уже самому понравилась эта идея-полуправда, и она стала довлеть в сознании, подчеркивая и раздувая собственную значимость в этом историческом событии. Вот тогда и родилась вышеприведенная моя экспертная оценка этого письма. Перед ее опубликованием я попробовал списаться с Р.Б. Рыбаковым и попытаться расставить акценты своей работы с его помощью, еще питая иллюзии на его отклик. Увы! Дальше мне удалось лишь отслеживать эволюцию его высказываний по этому вопросу при его публичных контактах с общественностью. И вот его последнее интервью А. Люфту в апреле этого года: здесь с его слов С.Н. Рерих уже только внес в текст письма «кажется только какое-то незначимое одно слово» (не дословно!). И судя по психологическим аспектам восприятия его речи в интервью, он уже реально верит в то, что говорит! Так рождаются легенды, так рождается ложь, так она тиражируется, так она вкладывается своим авторитетом в умы рериховцев, не имеющих возможности реально разобраться в сложной обстановке тех бурных лет на основе документов и реальных фактов. Уважая Ростислава Борисовича за его первичный вклад в РД страны, уважая его как академического ученого, мне очень жаль, что он втянулся и стал разменной картой в политических интригах оппонентов, старающихся разрушить то, что он сам когда-то пытался создать, фактически пойдя против воли того, с кем его свела счастливая судьба жизни. Очень жаль, но мы сами куем свою карму, и что это такое, Рыбакову известно не хуже, чем любому прикоснувшемуся к Учению…
    Со своей стороны, еще раз подчеркну одну мысль, что есть личные воспоминания о работе над тем письмом, а есть документы, которые могли бы подтвердить или опровергнуть их. И они, наверняка, есть у Рыбакова: чего проще – обнародовать их, одним махом расставив все точки над «И», но, очевидно, не судьба! Пусть читатель, который слушает воспоминания Рыбакова, подумает над этим моими словами и сделает выводы сам, в том числе и проведет дальнейшую параллельную линию на другие аспекты его высказываний в интервью…

  • Светлана16-09-2016 09:56:01

    Конечно же, письмо «Медлить нельзя» написал именно Святослав Николаевич Рерих в добром здравии и твёрдой памяти. Сам дух этого призыва никак не соответствует человеку, который на той конференции в 2007 году сказал следующее: «И последнее... Мне кажется, что главная цель нашей сегодняшней встречи - рассказать правду. Спасибо музею Востока, что он даже не перешёл в наступление, но занял хотя бы оборонительные позиции. Ведь столько лет идёт это агрессивное безобразие... Что надо делать? НА МОЙ ВЗГЛЯД, НИЧЕГО ДЕЛАТЬ НЕ НАДО».
    Разве ЭТО доверил Святослав Николаевич – ничего не делать, сидеть, сложа руки и не искать выходы из создавшегося положения – «лебедь, рак и щука»? Та конференция, на мой взгляд, и была дана Свыше людям – своего рода Знак, чтобы они пришли к единому согласованному решению в дальнейшей совместной работе на благо своей страны, чтобы пошли навстречу друг другу, отбросив всю пыль негатива прошлых лет и стерев все обиды. Но нет, и там воспылала гордость и, опять же, на первое место вышли высокомерие и самоутверждение. В результате – сегодня ведётся опасная и непредсказуемая война на культурном фронте (даже нелепо это писать «война в самой культуре»). И те, кто идёт против Общественного Музея Рерихов (неважно как – делами, помыслами, посылами), видимо, не понимают, не осознают и даже не представляют Силу и Мощь Того Гнева, который может в любую минуту обрушиться на их бестолковые головы и на головы безвинных людей. Если погибнет МЦР, погибнет Россия, и тогда начнется цепная реакция уже мирового масштаба… Думаю, все прекрасно понимают, что произойдет дальше. Физическая смерть не страшна, гораздо страшнее смерть духовная.

  • Iris17-09-2016 08:20:01

    Дополнительные "пять копеек" к теме дискуссии. В ноябре-декабре СНР был в Москве и в поводыре явно не нуждался. Более того, сумел выдержать немалые атаки со стороны сотрудников ГМВ, которые добивались от него передачи наследия в их музей.
    А по дороге в Москву и обратно останавливался в Ташкенте, где дал развернутые интервью местным газетам (можно посмотреть здесь http://www.roerich.kz/publicat ion/CNR_Tashkent.htm ), также не нуждаясь ни в чьей помощи. Хотя, если бы был так слаб, как нас пытаются уверить, то мог бы от общения с корреспондентами отказаться.

    Короче - шито всё белыми нитками. Совсем у этой компании нет доказательств. Никаких, раз в ход идет такое наглое враньё

  • Пётр17-09-2016 11:32:01

    Прекрасная статья и комментарий (от 16.09.) уважаемого Михаила Бакланова (и Iris). Как основа для дальнейшего движения вперёд РД.
    Считаю, что "последователи", даже не старающиеся точно и полностью выполнить заветы Рерихов (зачастую не знающие их) не могут быть отнесены к РД.
    Это как не раскаявшийся вор, убийца, грабитель, клеветник и обманщик заявляет всем что он якобы "христианин".
    "Каждый выбирает ПО СЕБЕ - дьяволу служить или пророку"

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Михаил Бакланов »