Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. "Сознание красоты спасет мир". (Р.Я. Рудзитис). Татьяна Бойкова. Человек XXI века. А. И. Субетто. ЗАЯВЛЕНИЕ участников Международного Рериховского движения. Екатерина II. Татьяна Бойкова. Высшее знание о центрах в помощь современной науке и индивидуальному развитию. Владимир Бендюрин. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Зороастризм, прошлое и настоящее. Галина Ермолина.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Космические струны в творчестве Николая Рериха. Рихард Рудзитис


Поверх всяких красот есть
одна красота, ведущая к
познанию Космоса.
Н. К. Рерих

 

I. НА ПОРОГЕ НОВОЙ КОСМИЧЕСКОЙ ЭРЫ

 

Рихард Яковлевич Рудзитис1. В седые, незапамятные времена, в глубине древнейших эпох истории Земли, насчитывающей миллиарды лет, когда обитатель нашей планеты только начинал смутно сознавать свое бытие, человеческая мысль уже устремлялась в Космос. В отличие от животного, человек, гонимый каждодневной борьбой и заботой о выживании, все же мог поднять голову вверх и в великом изумлении вглядываться в звездную беспредельность. Это невольное изумление, при развитии сознания, вырастало в восторг и жажду познания. Присущая человеческому уму пытливость, благоговение и трепет перед неведомыми, могущественными силами Космоса стали огненными крыльями, которые поднимали человека над узкими горизонтами планеты и уносили в космическое пространство.

В долгой истории человечества всегда появлялись смелые, бесстрашные первопроходцы, которые вели народы по пути прогресса и своей дерзновенной мыслью стремились познать и исследовать истинные взаимосвязи и законы в процессах необъятной Космической Природы. Однако, когда мы рассматриваем, к примеру, космографическую систему Птолемея, застывшую и ограниченную, которая более тысячи лет определяла направление западной научной мысли, где небесные светила представлялись развешанными на небосводе подобно бумажным солнцам и лунам в театре Шекспира, то в первое мгновение кажется, что уж очень медленным был путь прогресса эмпирической науки. Но ведь еще до Птолемея, во всех веках были смелые мыслители, астрономы, естествоиспытатели — Пифагор, Гераклит, Аристарх Самосский, Гиппарх, Архимед и многие другие выдающиеся античные ученые, которые дополняли существующие теории или выдвигали новые, хотя официальная наука, быть может, их не признавала. Ренессанс вызвал переворот в понимании строения Космоса. Джордано Бруно, Коперник, Кеплер, Галилей — все они были мыслителями и поэтами, одаренными гениальной интуицией и великим вдохновением; их гипотезы и логические умозаключения показывают, как хорошо они понимали космическую действительность. С тех пор в развитии точной науки произошел небывалый прогресс.

 

2. Затем подошли пятидесятые годы нашего столетия с удивительными открытиями в атомной физике и других отраслях науки, особенно — в технике. В самое последнее время произошло обновление и в способах изучения космического пространства. На помощь линзам телескопов, тончайшим приборам, спектральному анализу, математическим расчетам пришли чудеса современной техники — космические ракеты и спутники Земли с новыми сложнейшими инструментами исследования. Дерзновенная научная мысль, воспламененная жаждой познания, стремится овладеть и нашей Солнечной системой, и галактиками, и туманностями, и просторами самой Беспредельности; стремится познать, исследовать все глубже — что скрыто там, за завесой Неизвестного; быть может, даже установить контакт с другими планетами Солнечной системы. Это и есть триумф современной науки.

 

3. И все же, наблюдая этот процесс с объективного расстояния, как бы из Будущего, мы начинаем ощущать, наряду с восторгом по поводу достижений дерзновенного человеческого интеллекта, на фоне небывалого развития техники, приближение и некой неизбежной, глубокой драмы.Книга «Космические струны в творчестве Н.К. Рериха»

Перефразируя слова Николая Рериха и Рабиндраната Тагора, можно сравнить победный марш современной техники и цивилизации со стремительным движением «головы» или ядра кометы, в хвосте которой, длиной в миллионы километров, на огромном расстоянии остаются тончайшие, лучшие человеческие достижения, которые мы называем духовной культурой.

Знаменательны упоминаемые Николаем Рерихом слова его учителя Куинджи: «Однажды с Куинджи говорили о чудесах авиации. Он вздохнул: "Хорошо летать, прежде бы научиться по земле пройти". Он-то умел по земле ходить» [1].

Истинно, пока человечество пренебрегает духом, пока человек не научится ходить по земной коре в дисциплине и гармонии, пока не проявит своих этических и героических качеств в высшем сиянии и не осуществит дружелюбия и братства как высшего закона бытия, пока не овладеет полетами в духе — не завоюет Космос духовно, до тех пор техника будет «обоюдоострым мечом», способным угрожать восхождению человечества и служить его разложению, хотя она и призвана служить его комфорту и благосостоянию.

 

4. Подобные мысли невольно появляются у людей, созерцающих картины Николая Рериха. Первое впечатление — великое изумление: все необычно, чудесно, поверх логики разума, все захватывает и волнует мысль и чувства. Все насыщено пламенеющими огнями или бархатным мерцанием, в безбрежную лазурь уходят серебристые вершины гор, люди не таковы, какими мы привыкли видеть их, они словно сошли с холста мастеров Ренессанса: их облики излучают духовный свет, и этот свет ощущается во всех компонентах картин — в цвете, в линиях.

После первого эмоционального и эстетического впечатления зритель начинает углубляться в идейный замысел картин, в сюжетный узор, сравнивает, оценивает, ищет истинное мерило для их восприятия. Взволнованный, он вглядывается в них, как в отражение своей совести, и — удивительно — в глубинах души вдруг вспыхивает мгновенное желание свершить нечто великое, героическое, устремиться вместе с автором произведений поверх повседневности — ввысь, в космические просторы.

Истинно, мы чувствуем в картинах Рериха победу человеческого духа над тяжестью плотной материи, преображение инертного вещества в духовные структуры, великое озарение и великую поэзию полета мысли в Космос. В первое мгновение мы интуитивно ощущаем, как невыразимое словами, незримое космическое дуновение исходит от картин Рериха. Кажется, что в одухотворенных фигурах, в языке цветовой гаммы, даже в деревьях, скалах, в контурах мятущихся облаков — во всем звучат космические струны.

 

5. Мы наблюдали великие сражения героев Махабхараты, Рамаяны и Илиады, или космические битвы «Потерянного Рая», ангелов Света и тьмы, или, вместе с Данте, взлетали к высочайшим божественным сферам, где обитают рожденные воображением поэта подвижники духа и святые. Мы созерцали космический лик могущественного титана, благодетеля человечества, прикованного Прометея, описанного пером Эсхила и Шелли. Вместе с Райнисом мы взлетали на «качелях вечности», или, как Лермонтов, пленялись печальной красотой нашей Земли. Но такого мы еще не видели, нам даже трудно представить, чтобы художник попытался изобразить нашу планету на фоне Космоса.

Может быть, это стремился передать Чюрленис в своих аллегорических видениях, или Дорэ, иллюстрируя произведения Данте и Мильтона или Евангелия, пронизанные мощным космическим подъемом. Но, конечно, попытка очеловечить, конкретизировать дыхание необъятного Космоса фантастическими фигурами, в зрителе может вызвать, наряду с эстетическим, и впечатление наивности. Ведь космическое ощущение должно сиять изнутри художественных образов. Дыхание Космоса должно наполнять всю композицию и ее компоненты настолько, чтобы мы почувствовали себя в ином, сверхкосмическом пространстве и в ином течении времени.

 

6. С другой стороны, некоторые великие пейзажисты, например, Куинджи, отодвигают горизонты своих пейзажей в такие планетные дали, что зритель, созерцая слияние земли и неба, переживает невыразимое чувство восторга от прикосновения к чему-то великому.

Так и в картинах Николая Рериха мы прежде всего ощущаем необъятный простор и космичность. Кажется, что Космос у него отражается и звучит в каждой былинке и цветке придорожном, и тем более в величественных обликах гор и прекрасной душе человека, являющей собою венец эволюции. В западной философской литературе в свое время было немало дискуссий о выявлениях космического сознания в деятельности некоторых великих духовных личностей. Такое высокое психологическое проявление мы невольно относим и к картинам Рериха, когда спонтанно отдаемся влиянию их красоты.

 

7. Бетховен в своей Девятой симфонии создал жизнеутверждающий гимн братству сердец всего человечества — исполненную экстаза космическую, величественную песнь. Ода Радости возносится в высоты беспредельности, проникает и озаряет пространства, и, сливаясь с токами космических лучей, тончайших вибраций и энергий, как властная, возвышенная сила возвращается в души человеческие. Так и картины Рериха словно преодолевают границы земной тверди, устремляясь в необъятные космические горизонты. Они — словно частицы планеты, что отделились от своей праматери Земли и обрели самостоятельное бытие в сонме творений солнечной космической Красоты.

 

8. Что же представляет собой космичность в творчестве Николая Рериха? Мы попытаемся определить эти космические струны или мотивы в произведениях великого художника.

С точки зрения психологии, космические лейтмотивы — это те элементы, которые в бытии человечества и планеты согласуются с законами, продвигающими эволюцию, и ведут человека и человечество по пути совершенствования, приобщая к сотрудничеству с всеобъемлющим ритмом гармонично восходящего Космоса.

В каждом свойстве человека нужно искать и развивать его высшие, то есть космические основы. Поэтому космическими лейтмотивами мы можем назвать наиболее благородные, альтруистические качества во всех чертах характера человека, во всей сущности его жизни. Космическое — это то, что не ограничено, не замкнуто только на себе, на своей самости, но постоянно устремляется, в преданности и благоволении сердца, из узкого личностного круга к широкой общественности и благу других, к счастью народа и ускорению эволюции человечества, а вместе с тем — и всего Космоса.

Так в сотрудничестве и жажде совершенствования в человеке развиваются те качества, которые можно истинно назвать космическими, ибо они приближают к целям космической эволюции, а именно: дружелюбие, любовь, преданность, терпимость, великодушие, жертвенность, чуткость и т.д. Все эти качества обретают космическую красоту, когда начинают звучать струнами внутренней культуры и героизма, когда эти нравственно возвышенные, высококультурные свойства объединяются в благозвучии характера, духовном синтезе, этике личности — в человеке возвышенного духа, который подобно маяку излучает спасительные огни на дальние расстояния, среди сумрака несовершенного человеческого сознания.

Поэтому космическую эпоху, возвещающую своим благовестом Великое Будущее, мы можем назвать эрой духовной культуры или духовноэтического возрождения.

 

II. ИЗ ПРОШЛОГО В БУДУЩЕЕ

 

9. Если мы обратимся к первому этапу жизненного пути Николая Рериха, то увидим мальчика с неутолимой жаждой познания. В школьные годы его сильно увлекали и интересовали русские, славянские древности и археология. Знаменательно, что позже, поступив в Академию художеств, он одновременно изучает юридические науки и слушает лекции по русской истории. Проводя летние месяцы в имении своего отца, он восхищается курганами, производит раскопки, зарисовывает найденные предметы. В древних археологических слоях земли он ищет следы человеческой деятельности, своеобразные черты доисторического человека. Можно сказать, что Рерих, подобно поэту-провидцу, пытается прочесть историю планеты в узорах геологических образований, понять загадочные «тайные знаки» мозаики природы, претворить сухие научные факты в живые образы поэтических картин.

Он видит, что даже у человека каменного века было, хотя и не вполне осознанное, стремление к красоте, которое он пытался выявить, украшая предметы обихода, стены пещер и т.д. Рерих понял, что истинная жажда прекрасного неизменно сопровождала и окрыляла человечество на путях эволюции, как сила, вдохновляющая к созиданию, к строительству духовной культуры. Молодому Рериху прошлое видится наполненным древними звонами, песнями, овеянным фантастическими сказаниями, в которых кристаллизовались лучшие космические ощущения и устремления человечества. Интерес к старине пробуждает в Рерихе исключительную любовь к духовному наследию прошлого и к его величайшим представителям.

Таким образом, уже в раннем периоде творчества Рериха отражаются громадные, глубинные исторические перспективы — от примитивного сознания человека эпохи неолита до вершин развития человеческого сознания, до возвышенного мира подвижников духа. Позднее изображение духовно сильных, героических личностей становится для него одной из главных задач художественного творчества.

 

10. Но как бы Рерих ни углублялся в образы и психологию прошлого, уже в этот период он неуклонно искал дыхание будущего, лучшие искры завтрашних свершений. Так самобытные, мощные, сокровенные образы и напластования минувшего в творческой трактовке Рериха, как в волшебной спирали, объединяются с грядущим. И если Рерих больше всего увлекает зрителя дыханием эпоса, героическими личностями прошлого, то все же эти образы являются золотыми страницами книги великих достижений человечества Будущего. Потому впоследствии Рерих мог так легко переключить сознание на Будущее, полное видений и сияющее всеми цветами радуги прогресса.

 

11. Ведь воистину, Грядущее — царство всех планетарных и космических возможностей. Будущее устремляется в лучезарные дали эволюции Космоса, когда человек нашей планеты обретет в своем сердце настоящее чувство дружбы к другому человеку — своему брату и ко всем живым существам, когда на Земле воцарится мир и прежние разрушительные силы человека будут дисциплинированы и преобразятся в творчество красоты и блага, в восхождение жизни, в борьбу со стихиями природы и победу над ними.

Знаменательно, что Рерих мало затрагивает сегодняшний день. И в событиях настоящего он ищет лишь возможности Будущего. «Теперь как-то не нужно мыслить о былом. Теперь — настоящее, которое для будущего».

 

12. Один из друзей Рериха как-то сетовал о прошлом, которое никогда больше не вернется. Рерих ему ответил: «Что значит все прошлое перед Будущим?!» «Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего».

И картины Рериха устремлены в неизведанные светлые дали, навстречу некоему все преображающему идеалу, словно не только человек — главный объект произведений искусства, но даже деревья и камни жаждут преодолеть себя и воссиять в несравненной космической красоте Будущего.

 

III. ВЕЛИКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

 

13. Наряду со стариной и историей, Рериха с детских лет увлекает любовь к природе. Всю жизнь он будет не только певцом вечной природы, но и ее вдохновенным толкователем и защитником. Эта, вначале еще интуитивная, симпатия со временем превращается в сознательную, великую любовь к горам, как к высшему венцу природы.

В перспективе Будущего, природа в понимании Рериха обретает более глубокое эволюционное значение. Еще ребенком, он не только в деревьях и цветах, но даже в камнях ощущал некое энергетическое начало, как бы застывшую стихию огня, можно сказать — латентное сознание, которое отвечало на все его исследовательские вопросы, раскрывало перед ним тайны доисторических эпох и рисовало образы из жизни древних людей. Такой взгляд сохранился у Рериха до конца жизни и, несомненно, наложил отпечаток на все его творчество. Поэтому не случайно один из посетителей его выставки недавно записал: «Ты оживляешь камни и скалы, и чем больше вглядываешься, тем более живыми они становятся».

 

14. Рерих ощущает жизнь мироздания повсюду, как бы биение сердца во всем, и не только в органической, но и в так называемой неживой природе. Он видит ее одушевленной, в процессе вечного становления. В природе текут потоки неведомых космических сил, которые, дополненные богатым поэтическим воображением, выявляются в причудливых, нередко фантастических образах. Так у Рериха есть картины с названием «Дух огня», «Дом Духа», «Спящий великан» и т.д.

Даже облака, изображенные им с великим мастерством и в бесчисленных вариациях, подсказанных воображением, словно тоже наделены душой. Они горят то розово-золотистые, радостные и проясненные, то угрожающие и мрачные, или — серебристые и умиротворяющие. Например, «Веления неба» — целая симфония облаков. В картине «Бой» Рерих первоначально изобразил в небе стремительные фигуры мифических Валькирий, но впоследствии превратил их в клубящиеся облака, чтобы зритель сам, напрягая воображение, ощутил присутствие вагнеровских стихийных сил.

Можно сказать — в динамике форм природы в искусстве Рериха отражается великий огненный ритм космической эволюции, сформулированный еще Гераклитом в известном научном тезисе: все течет — все в становлении уносится навстречу вечной цели восхождения Вселенной.

 

15. Созерцая природу в нескончаемом процессе пульсации и движения материи, Рерих от внешних форм и покровов устремляется в мир тончайших вибраций, энергий и лучей природы, в мир, наполненный излучениями мыслей и чувств человека. Перед его взглядом художника неживая материя разлагается на первичные атомы и энергии, проявляется огненное пламя и излучения. Рерих через все явления и вещи ищет ту самую Anima Mundi1 древних греков, или, другими словами, — целеустремленный импульс космической жизни, который пульсирует в камне, растении и, уже сознательно, в коре человеческого мозга, продвигая и формируя все сущее согласно высшему закону космической эволюции, или гармонии.

 

16. В бескрайних просторах Вселенной царит великое единство, которое объединяет в созвучные системы как гигантские галактики и вращающиеся туманности, так и самые дифференцированные формы природы, силы и существа, и устремляет их в общем эволюционном шествии к неизведанному космическому Будущему. И художник-творец, словно орел с вершины утеса, созерцает калейдоскопически меняющиеся ритмы великой вечной природы, бесконечные взаимопревращения явлений и энергий, воспринимает их сердцем, радуясь их мощи, величию и красоте. Из потока форм и видений великой Реальности мастер выбирает для своих полотен самобытное, существенное, неповторимо прекрасное, в котором он чувствует проблески космической красоты.

Перед дальнозорким взглядом художника раздвигаются, отдаляются границы и горизонты. Так Рерих, проходя школу жизни, учится наблюдать природу и ее явления с большой дистанции, как будто с духовных высот, поднявшись на которые, творческий гений в художественном мышлении может согласовать, привести к благозвучию не только порывы своих субъективных чувств, но и противоборствующие и мятущиеся силы природы.

 

17. Никто не может утверждать, что Рерих в своих символических изображениях абстрактен. Напротив, в его картинах отражаются многообразные идеи и темы, психологически и философски завершенные образы прошлого, видения будущего. В его работах ощутимо само дыхание живой жизни. В искусстве Рериха, можно сказать, отображается великая Реальность Космоса. Частью этой реальности является и наша сущность, потому его искусство волнует и невольно очаровывает нас. Не случайно некоторые критики отмечают реалистический характер искусства Рериха, подчеркивая, что при осуществлении своих замыслов, в отображении прошлого он «не прибегает к абстракциям, а напротив, держится исключительно вполне определенных образов, каких-то картин жизни — жизни, положим, далекой, "вымершей", но на самом деле убедительной в своем прошлом бытии и находящей знакомый отклик в каждом из нас» (А. Бенуа). И сам Рерих говорил: «Мы стремимся изучать и воплощать так называемую абстракцию в реальность».

 

18. Но эту великую Реальность Рерих воспринимает эмпирически, внутренним сознанием — научно, синтезом сердца и ума. Даже в его художественном воображении нигде нет противоречия с логикой и разумной эволюционной сущностью природы. Мировую действительность он видит в ее градациях и стремится прежде всего познать ее высшие проявления — сферу возвышенных, героических идей и вибраций, возвышенных чувств, которую наука только начала исследовать, но в которой дух художника обитает как на своей истинной родине.

01.01.2010 03:00АВТОР: Р.Я. Рудзитис | ПРОСМОТРОВ: 2022


ИСТОЧНИК: Рудзитис Р. Космические струны в творчестве Николая Рериха/ Рихард Рудзитис. Минск: Звезды Гор, 2009. — 170 с.



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Николай Константинович Рерих. Биография. Жизнь и творчество. »