Антон Надточеев. Всего лишь ширма? // Версия. Вышла в свет книга Учения Живой Этики «Община» на финском языке. СОЗЫВ II МЕЖДУНАРОДНОГО СЪЕЗДА РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ «ЕДИНЕНИЕ И СОТРУДНИЧЕСТВО РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ – ПУТЬ К СОХРАНЕНИЮ НАСЛЕДИЯ РЕРИХОВ». Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Шапошникова Л.В. Магический мост синтеза // Культура и время, 2002, № 1–2. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Колокол раскола. Артур Арсеньев


 

 

 

 «Помните, пока вы едины, вы пройдете через все препятствия, но малейшее разъединение в действиях нанесет трещину самому основанию. А что можно строить на расколотом основании? Первая буря разрушит такое строение».(17.12.30 Рерих Е.И. Письма. 1929-1938 т.1)


Давно уже октябрь стал для нас значительным и долгожданным месяцем в годичном круговороте. От группы единомышленников из одного рабочего посёлка почти всегда кто-нибудь приезжал в Москву на традиционную октябрьскую конференцию. В 2014 году поехал Пётр Иннокентьевич. Опять перед отъездом возникло сильное щемящее чувство дороги. К приятному ожиданию встреч примешивалось какое-то необъяснимое волнение.

 

В дороге всё  складывалось неплохо, только в ночь перед прибытием случилось неприятное приключение. А ещё ранним утром, когда коридор вагона наполнился пассажирами с багажом, у выхода раздался истошный женский крик. Происходящее выглядело, как иллюстрация к «Анне Карениной»: утро, поезд прибывает на московский вокзал, выходят пассажиры, и раздаётся душераздирающий женский крик. Слава Богу, в этот раз обошлось без жертв. Одна женщина при выходе из поезда ступила ногой в узкую щель между порогом тамбура и перроном.

 

Надо было где-то скоротать время, пока город проснётся, и Пётр Иннокентьевич, сдав багаж в камеру хранения, отправился в зал ожидания.

 

Только он уселся и погрузился в свои размышления, как почти над его ухом раздался громкий голос оратора, густо заряженный возмущением и протестом. Ясно было из его несвязанной речи, что ум этого громогласного бедолаги сильно помутился. Пришлось искать другое место.

 

Когда город начал просыпаться, наш путник отправился встречать восход Солнца. И Москва приготовила ему волшебную встречу.  После вокзальной суеты и неприятных приключений, после громогласной речи сумасшедшего пришла тишина Коломенского парка. Великолепие могучих лип и клёнов в осеннем убранстве, серебро изморози на зелёной траве, многовековые дубы и восход Солнца с крыльца домика Петра. Пётр Иннокентьевич любил этот бревенчатый домик, любил прикасаться к гладкой тёплой поверхности старинных брёвен. Удивительно, что эти свидетели суровых лет и великих дел излучали сейчас любовь. Он стоял на крыльце и смотрел на восток. Сквозь всю эту свежесть, через волшебную сказку осени, между мощными стволами и ветвями медленно восходил ясный рубиновый диск.

 

Пётр Иннокентьевич пошёл навстречу Солнцу и, обойдя могучие былинные дубы, повернул налево. Пройдя немного, остановился, завороженный открывшейся красотой. Здесь с возвышенности открывался необъятный простор с видом на пойму Москвы-реки. Сзади ворота с колокольней, а немного пониже справа торжественно устремлялся ввысь Небес чарующий своими линиями  старинный белокаменный Храм Вознесения. Величественная гармония этой архитектуры, обрамлённая музыкой простора и восхода,  наполняло сердце Петра Иннокентьевича радостью и восторгом. Над рекой и над поймой за ней живописно клубились облака густого тумана, они закрывали силуэты далёких городских строений, заслоняли от вторжения цивилизации в эту тихую духовную гармонию. Простор, туманы, восход Солнца и радостное предвкушение встреч были многообещающим началом. Так начинался для него День Преподобного Сергия Радонежского 8 октября 2014 года.

 

«А вдруг, - подумал он, - ещё раз произойдёт необычная встреча из тех, которые запоминаются на всю жизнь». Такая встреча произошла с ним однажды на территории Музея. Он был летом проездом в Москве. Долго-долго  ходил по залам Музея, впитывал красоту картин и скульптур, несколько раз «зависал» над чудесной рельефной картой экспедиции и опять возвращался к картинам и к сокровенным экспонатам.  Когда вышел из музея, сел на скамейку под деревьями. Закрыл глаза и предоставил всем впечатлениям свободно укладываться на «полках» сознания. Прошло минут десять, вдруг он почувствовал сильный и очень приятный поток Благодати. Причиной была женщина, присевшая на другой край скамьи. Либо она находилась сейчас в каком-то очень возвышенном состоянии, либо степень её совершенства была необычайно высока. Хотелось, чтобы это состояние никогда не проходило, но Благодать стала слабеть, когда женщина встала и пошла. А Пётр Иннокентьевич так и остался сидеть, зачарованный произошедшим, и был не в силах что-либо предпринять.

 

Клубятся над рекой и над лесом на том берегу облака тумана, постоянно меняя форму и нежные оттенки. Серебрится и тает иней на зелёной траве, и старинный храм, устремлённый в Небеса, зовёт устремиться туда же. Сердце Петра Иннокентьевича, его чуткая к красоте, утончённая натура  всё больше и больше наполнялось радостью. Он очень хотел донести эту радость, не расплескав, до Музея, до прибывающих единомышленников.

 

Встреча  с Музеем всегда желанна, а в такой день особенно. Когда при входе в усадьбу видишь бюсты сыновей и скульптуры старших Рерихов, то понимаешь, что входишь в их дом. Весь Музей как огромный кристалл духовных накоплений, вмещает в себя всю их  жизнь и Подвиг. Навряд ли, я смогу выразить всю глубину чувств, которые переживал в это время Пётр Иннокентьевич. Отражение богатства этих чувств и их оттенков можно было увидеть на лице и в его глазах, когда он рассказывал о своей поездке.

 

Затем он окунулся в процедуру регистрации и в череду встреч и приветствий. Вокруг было множество знакомых, а ещё больше незнакомых лиц. Кто-то был сосредоточен на происходящей процедуре, а кто-то, закончив формальности, общался на улице со своими знакомыми.

 

Почти все доклады он слушал и смотрел в Петербургском зале. Больше всего его привлекала здесь великолепная скульптура Николая Константиновича перед мольбертом и с кистью в руке. В этом соседстве и в окружении симпатичных дружелюбных людей он провёл три дня, стараясь всё самое интересное и значительное записывать в блокнот, чтобы потом подробно и обстоятельно рассказать это своим товарищам.

 

Самым трогательным событием в эти дни для Петра Иннокентьевича  было прохождение Людмилы Васильевны в перерыве через Петербургский зал. Людям с жизненным опытом было ясно, что Людмила Васильевна собирается уже в Дальний Путь. Видно было, что ей тяжело ходить и немощь вытесняет былую крепость организма. Всегда кто-нибудь из близкого окружения шёл рядом и поддерживал её.  Все, кто был в этом зале с глубоким почтение встали и сопровождали её взглядом. Она улыбалась, махнула рукой призывая сесть, но кто мог усидеть при её появлении?

 

Это был особый значительный год в жизни нашей страны: год зимней олимпиады, год рокового киевского майдана, год возврата Крыма и жуткой трагедии Одессы, Донецка, Луганска и других городов и сёл. В этом году уходящий западный мир в агонии своей с особой злостью набросился на Россию. В необычный год и завершение конференции было не обычным, по край ней мере для героя этого рассказа. Вечером после окончания конференции участники стали выходить на улицу. Добровольцы выносили лишние стулья и увозили их на тележках в глубину внутреннего двора. Пётр Иннокентьевич, как всегда охотно включился в эту работу. Игра туч, облаков и лучей осеннего предзакатного Солнца создавали особую освещённость, видоизменяя привычную обстановку. Сочные тона резко менялись приглушёнными тонами и наоборот. Была в этом какая-то неприятная неестественность. Происходящее более походило на тяжёлый сон, нежели на явь. Во внутреннем дворе над белокаменным старинным крыльцом, над буддийской ступой, над этим прежде довольно уютным пространством, а ныне в гнетущем таинственном освещении, как-то более, чем обычно нависал преувеличенно огромный золотой купол православного храма.  Его тёмное красноватое золото в этот вечер вносило дисгармонию в привычный пейзаж и в привычную атмосферу.

 

Уже давно увезли все стулья. Петр Иннокентьевич один стоял посреди двора. А тут ещё громыхнул дребезжащим басом благовест. Обычно колокольный звон радовал, а в этот вечер в нём было что-то тревожное и подавляющее. Эти  низкие колючие вибрации, будто специально, разрушали наработанную годами светлую атмосферу Музея. Ему стало не по себе. Он усилием воли стряхнул с себя это окутавшее его оцепенение, и обошёл здание Музея. Будто из тёмного душного подвала вышел на свет или вырвался из дурного сна. Здесь перед парадным входом, перед изваяниями Учителей была совершенно другая атмосфера. Ещё не все разошлись, стояли небольшими группами и общались. Пора было ехать на вокзал. Пётр Иннокентьевич попрощался со своими знакомыми, постоял перед Учителями и пошёл на выход из усадьбы, унося с собой столь разнообразные впечатления.

 

В этом же  месяце ему приснился сон. Пётр Иннокентьевич шёл среди ночи в Музей. Он приближался к ярко освещённой территории, ограждённой высоченным деревянным забором. Территория эта символизировала усадьбу Лопухиных с Музеем. С противоположной стороны из ворот вышли двое, и бодро зашагали по ночной дороге, удаляясь от усадьбы. Одной из них была Людмила Васильевна, молодая, энергичная, и в каком-то радостном возбуждении. Ощущение у Петра Иннокентьевича  было такое, что она завершила своё дело в одном месте и теперь направляется, чтобы начать новое дело на новом месте, на ходу обсуждая со своим спутником план и детали этого начинания. Как только они вышли,  всё освещение на территории усадьбы погасло, будто вырубили главный вводной автомат.

 

Некоторое время спустя известие об уходе Людмилы Васильевны, при всей любви и уважении к ней, Пётр Иннокентьевич принял спокойно. Что ж, размышлял он, Герой свершил свой Подвиг и с чувством исполненного долга уходит в Отчий Дом. И дело её жизни, как казалось ему,  оставалось сейчас в надёжных руках. Но вскоре сообщения о расколе в МЦР потрясли его до глубины души. Он помрачнел, осунулся, а потом и вовсе уехал в своё «родовое имение», и больше не приезжал. Телефон его стал недоступен. Группа из пяти человек распадалась на глазах. Уважаемый всей группой лидер, казалось, был и убедителен, и красноречив, но так и не смог переубедить двух сотрудниц, которые горой стояли за Ш.А. Амонашвили. Пятый сотрудник больше всех после Людмилы Васильевны уважал и ценил М.Н. Чирятьева, и очень сильно переживал из-за его исключения из правления. Так тихо закончила своё существование активная, и, казалось бы, дружная группа, успешно трудившаяся около двадцати лет.  Вместо группы осталось лишь лёгкое облачко воспоминаний о том, как здорово всё начиналось…

 

 

17.04.2020 13:58АВТОР: Артур Арсеньев | ПРОСМОТРОВ: 519




КОММЕНТАРИИ (18)
  • Соколов17-04-2020 18:57:01

    Это просто великолепно! Спасибо огромное! Столько мыслей и чувств всколыхнулось... Особенно в такой день. Такая литература и нужна. Где и форма и содержание и глубина мысли - все есть.
    Вот бы еще промелькнувшую политическую нотку убрать. Выше, выше всей политики - в сферу культуру, объединяя, не внося и капли разъединения. Строя на Камне.

    Строя на Камне. Когда не на Камне, то происходит распадения того, что создавалось десятилетиями. Налетела буря и все рухнуло.

    О ШАА. Столкнулся с тем, что для кого-то на его имя теперь табу. Жизнь сложна. Разве Высшие Силы перестали действовать через гуманную педагогику - нет. Примем жизнь во всей ее сложности. Она всем столкнувшимся с этой ситуацией дает бесценный опыт.

    Еще раз большое спасибо за важные мысли.

  • Руслан Коломиец17-04-2020 23:45:01

    Комментарий удален.

  • Ирина 18-04-2020 15:25:01

    Спасибо! Действительно замечательный рассказ. Думается, многие заметили, что за битвой с гос.чиновниками как-то стала нам менее заметна роль истинных виновников происшедшего с МЦР - предателей (Лосюкова и его подельников - Амонашвили, Чирятьева, Гиндилиса и пр.). Кому-то вообще кажется, что они и не очень-то и виноваты. Кто-то вспоминает, что они сделали раньше - как-будто это может их оправдать... Но за каждым, кто предал, тянется тёмный шлейф дурных поступков, которые были как-то не видны на фоне успехов и достижений МЦР под руководством ЛВШ. Из этого шлейфа и сформировалось самое страшное преступление, которое может совершить человек...

  • Соколов20-04-2020 08:24:01

    Так может быть забудем про гуманную педагогику? Вчера она была прекрасной, а сегодня стала не очень?

  • Елена20-04-2020 10:40:01

    Соколов (20-04-2020 08:24:01): «Так может быть забудем про гуманную педагогику?..»

    - Нет. Не забудем. Серия книг «Антология гуманной педагогики», действительно, замечательна и очень нужна не только педагогам... Да, жизнь сложна, и поступки тех или иных людей порой затруднительно объяснить или понять... Но надо жить дальше, стараясь делать всё возможное для Общего Блага.

    Спасибо Артуру Арсеньеву за талантливый рассказ!

  • Галина20-04-2020 11:57:01

    А при чем здесь Чирятьев, Амонашвили или сотрудники МЦР, которые справедливо или несправедливо с ними обошлись. Получается, ничего эту группу и не связывало, кроме разговоров на тему Учения. Началась у музея черная полоса и "птички" полетели искать корм в другом месте.

  • Соколов20-04-2020 12:42:01

    Так важна только серия книг? Отделим гуманную педагогику от Ш.А.А.?

  • Сергей Скородумов20-04-2020 18:18:01

    Честно говоря, рассказ удивил какой-то инфантильностью сотрудников описываемой группы и полным непониманием ими основ Живой Этики. И цель рассказа мне тоже не вполне ясна. Как и его киселеобразный финал.

    Получается, что в группе, работавшей в течение почти 20 лет, совершенно не усвоили Иерархический принцип, связанный с волеизъявлением Святослава Николаевича Рериха. Отношение к Международному Центру Рерихов строилось у них исключительно на личных симпатиях к его отдельным сотрудникам. Закономерно, что когда эти сотрудники ушли по неблаговидным причинам, то и связь оборвалась.

    Удивило также, что после известных трагических событий у сотрудников группы не возникло ни малейшего желания как-то помочь и защитить МЦР. Вместо этого они начали красиво и эгоистично страдать в лучших традициях отдельных представителей «российской интеллигенции».
    Называть предательство, которое имело место в истории МЦР, «расколом» на мой взгляд, неправильно. Здесь просится какое-то совершенно иное более резкое слово по отношению к тем, кто встал в оппозицию.

    Примечательно, что автор рассказа невольно описал энергетический процесс, который имел место в результате разрушения Музея. Если раньше многие рериховцы находились в сильнейшем духовном поле, которое создавал Музей, и комфортно себя при этом чувствовали, то теперь всем приходится идти, используя запасы внутренней энергии, накопленной за эти годы. И если накоплений нет, то и финал получается трагический…

    В 1992 году звуками колокола прозвучало обращение Святослава Николаевича Рериха к рериховцам:

    «Хочу пожелать всем вам успехов в вашем благородном и необходимом для культуры Родины деле. Несите высоко знамя Учения и наших Учителей, не давайте его использовать в неблагих целях. Защищайте Международный Центр Рерихов, помогайте его сотрудникам, не позволяйте никому мешать его работе. Всего вам светлого. Без страха продвигайтесь вперед. Да будут ваши сердца чисты, а помыслы — благородны. Помните, что судьба России в ваших руках. Да будет Свет!»

    Этот колокол звучит и сегодня. И самое важное тогда и сейчас, чтобы эти слова нашли свой отклик в сердцах тех, кому они предназначены…

    А решение в этой ситуации может быть только одно – победная борьба в правовом и общественном поле за возвращение и восстановление Музея.

  • Сергей Скородумов20-04-2020 18:23:01

    Уважаемая Галина!

    Я бы попытался увидеть проблему с другого ракурса и посмотрел не на то, как сотрудники МЦР обошлись с Чирятьевым и Амонашвили (кстати, обошлись абсолютно справедливо и корректно), а на то как Чирятьев и Амонашвили обошлись с МЦР и его общественным Музеем – делом всей жизни Людмилы Васильевны Шапошниковой….

  • Майя Мартолина21-04-2020 06:03:01

    Большое спасибо Артуру Арсеньеву за лирическое откровение в статье
    "Колокол раскола". Эта статья подвигнула сотрудников-рериховцев к размышлению
    о происшедших роковых событиях. Серьёзный анализ происшедшего позволит сделать позитивные выводы об ошибках...
    И двигаться дальше в сторону созидательного сотрудничества во имя Светлого и Прекрасного Будущего...
    Спасибо и за верно подмеченный комментарий Галине. По этому поводу мудро сказал Пифагор :"Ласточек в доме не держи".

  • Соколов21-04-2020 07:28:01

    Цель рассказа хотя бы в том, чтобы люди задумались, на чем строят. И какой бы финал не был, он не не окончательный финал, особенно когда люди начинают делать выводы, учиться и менять жизнь. У нас людей способных так писать мало и их стоит поддерживать.


    Администратор

    Согласна.

  • Сергей Скородумов21-04-2020 10:44:01

    Ну что же. Давайте подождем продолжение этого рассказа. Я тоже очень надеюсь, что финал у этой истории неокончательный. И продолжение последует...

  • Галина21-04-2020 13:09:01

    Уважаемый Сергей! Смысл моего комментария в том, что герои рассказа - группа рериховцев - как-то быстро сдали свои позиции. Во всяком случае, у меня осталось такое впечатление после его прочтения. А получается, личные симпатии к переметнувшимся на другую сторону оказались сильнее прочих чувств и соображений.

  • Галина21-04-2020 13:17:01

    И сам главный герой не нашел ничего лучшего, как уйти в "самоизоляцию", очевидно разочаровавшись - вот только в чем? или в ком?

  • Сергей Скородумов21-04-2020 17:43:01

    Уважаемая Галина!

    Я с Вами полностью согласен. У меня сложились точно такие же впечатления. У автора есть литературный талант. Вот только в финале сюжета получилась какая-то обломовщина. Сюжет начался "за здравие", а закончился "за упокой!...

  • Елена21-04-2020 20:02:01

    К сожалению, сюжет данного рассказа вполне реальный... Сколько в нашей стране таких интеллигентов, подобных Петру Иннокентьевичу , которые, как говорится, просто ушли в себя? Наверное, много... Хорошо, если они прочитают этот рассказ, узнают в герое себя и задумаются... Конечно, хочется продолжения рассказа, причём позитивного. Но это ведь зависит от Петра Иннокентьевича, его душевного и психологического состояния.

  • Бойкова Татьяна22-04-2020 07:10:01

    Сергей, как это не печально, но это жизнь. Ведь, сознайтесь, таких рериховцев у нас досаточно. Чуть что-то не так и сразу дух сник, руки опустились и хорошо еще, если МЦР остался невиновен... Так что не будем наседать на автора, он показал жизненную ситуацию в нашем Движении. Повторюсь, наверно хорошо, что герой рассказа просто ушел в себя (возможно он еще осознает истину и дух его возродится к позитиву), а не начал выступать с обвинительными письмами и статьями, которых нам немало пришлось читать и обсуждать.

  • Соколов22-04-2020 07:50:01

    В художественной литературе может быть использован любой жанр - и трагедия и комедия, что угодно. И заканчиваться "за здравие" рассказ вовсе не обязан. Заставляет задуматься и замечательно. Автор вовсе не обязан писать продолжение, главное что думает и пишет, главное не равнодушен. Многие проходили через подобное и возрождались из пепла, многим это близко и полезно. За это и спасибо автору.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Проза разных авторов »