М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Клад захороненный. С.М. Шамин


Н.К.Рерих. Клад захороненный. 1947

 

«Художник-археолог Н.К. Рерих» — именно так называли Николая Константиновича петербургские газеты на заре его творческого пути. В этом двойном "титуле" отразились две стороны его личности — вдумчивый, внимательный к фактам исследователь и вдохновенный творец.

Возможно, именно на единстве этих начал основаны его удивительные прозрения. В литературном творчестве тоже почти невозможно уловить, когда Рерих-учёный передаёт перо Рериху-писателю и философу: они работают вместе и один прокладывает путь другому.

Тема кладов у Николая Константиновича тоже находится в совместном владении науки и литературы. С рассказами о кладах Рерих столкнулся ещё во время первых археологических разведок. И по сей день местные жители часто видят в археологах кладоискателей. Тут есть какая-то доля истины, ведь древние клады — это уникальный исторический источник, своеобразная посылка из далёкого прошлого. Николай Константинович постоянно собирал информацию о подобных находках. В 1899 г. у деревни Раглицы Старорусского уезда Новгородской губернии он даже попытался отыскать основную часть древнерусского клада, отдельные монеты из которого из года в год выпахивались крестьянами [1]. Другой пример — 5 сентября 1903 г. Рерих писал неизвестному жителю Новгородской губернии по поводу найденных в деревне Устрике Боровичского уезда монет, желая получить их для своей нумизматической коллекции [2]. К октябрю 1908 г., когда Николай Константинович решил расстаться со своим собранием русских монет[3], в его распоряжении были отличные экземпляры: «киевская гривна из Рогачёвского клада (с удостоверением)»[4], «новгородки, из них одна с даром и две — сидящий князь»[5], «новгородское пуло (со львом), издано у графа И.И. Толстого как чрезвычайно редкое» [6], «рубль Дмитрия Ивановича (Самозванца)» [7], «рубль Алексея Михайловича»[8], псковские, рязанские, кашинские, тверские, галицкие, московские великокняжеские и другие монеты допетровского времени, не говоря уже о монетах Петра I и последующих правителей, вплоть до Александра III, отдельный раздел сибирских монет 1767-81 гг. и т. д.

Но гораздо чаще, чем правдивые сведения, слышал Рерих полусказочные предания с нечистой силой, страшными заклятиями и неисчислимыми сокровищами. Атмосфера таких разговоров, сопровождающая раскопки, передана им в статье "На кургане" (1898) [9]. В народе ходили даже записи о кладах. В подстрочном примечании той же статьи Николай Константинович пишет, что один мужичок* предлагал ему купить такую "книжку", купленную им самим у старого нищего. Это была рукопись о предполагаемых местах кладов на русском, польском и литовском языках; внешние данные, вероятно, списаны с натуры.

В 1912 г. Рерих написал сказку "Клады" [10], построенную как рассказ черного кузнеца из придорожной кузни [11]. Первая её часть — сообщения о разных кладах. Всего 5 рассказов о спрятанном золоте. Одно из описываемых мест легко узнаётся: «...Тоже хороший клад. На городище церковь, за нею старое кладбище. Среди могил курганчик. Под ним, говорят, ход под землёю, и ведёт тот ход в пещерку, а в ней — богатства большие. И на этот клад запись в Софийском соборе положена, и владыка новгородский раз в год даёт читать её пришлым людям». Это, безусловно, рассказ о Рюриковом Городище под Новгородом. Такие слова, как мшага, названия Лосиный бор, река Перестя [12], упоминание о литовских людях говорят о происхождении записей с северо-запада России. В пользу того, что при написании сказки Рерих использовал этнографический материал, свидетельствует одна характерная ошибка, допущенная в третьей записи: «...И тут клад положен большой. Золотые крестовики и всякий золотой снаряд, и положен клад в татарское разорение». Монеты, называвшиеся в народе крестовиками, появились только во второй половине XVIII века, столетия спустя после татарского разорения. Специалист-археолог такой ошибки допустить не мог, даже при стилизации, а сознательная подделка в данном контексте исключается.

Таким образом, мы, очевидно, сталкиваемся с использованием результатов этнографических сборов в литературном произведении. Однако смысл сказки выходит далеко за пределы истории о спрятанных сокровищах.

После описания кладов кузнец рассказывает: «Намедни чинился у меня важный человек. Он говорил, а я услыхал:
— В подземной Руси, — сказал, — много добра схоронено. Русь берегите. Сановитый был человек».

Примерно в то же время Рерихом была написана статья "Подземная Русь" (1910-13). В ней рассказывалось о раскопках Новгорода. Главный смысл изучения древностей Николай Константинович видел в поиске ушедших в прошлое сокровищ красоты, необходимых для того, чтобы идти «живым путём изучения старины для ступеней будущего творчества» [13].

Н.К.Рерих. Клад захороненный. 1917Далее цитируемые указания к поиску клада, безусловно, более всего применимы к духовным сокровищам: «Про всякого человека клад захоронен. [...] Неверному человеку клад не дастся. Пьяному клад не взять. Со скоромными мыслями к кладу не приступай. [...]

А пойдёшь клад брать, иди смирно. Зря не болтай. На людях не гуляй. Свою думу думай. Будут тебе страхи, ты страхов не бойся. Покажется что, а ты не заглядывайся. Криков не слушай. Иди себе бережно, не оступайся, потому что брать клад — великое дело.

Над кладом работай быстро. Не оглядывайся, а пуще всего не отдыхай. […] А, на счастье, возьмёшь клад, — никому про него не болтай. Никак не докажи клад людям сразу. Глаз людской тяжёлый, клад от людей отвык — иначе в землю опять уйдёт. И самому тебе не достанется, и другому его уже труднее взять». С ранних лет тема сокрытого клада присутствует в творчестве Рериха, но постепенно расширяется как её география, так и внутреннее содержание.

В 1917 г. Николай Константинович пишет картины "Клад захороненный"'и «Победители клада" (из "Героической серии") — на них мы узнаём карельский пейзаж, характерный для этого периода его творчества. В 1943 г. появляются три эскиза "Угадывателъ кладов", и, наконец, в самом конце жизни, в 1947 г., художник возвращается к теме первых двух произведений и создаёт новый вариант обеих картин.

В подготовленном в конце 1920-х гг. сборнике "Шамбала" появляется рассказ "Клады захороненные", где эта тема приобрела совершенно новое звучание.

Н.К.Рерих. Угадыватель кладов. 1943Сборник составлен после первой экспедиции в Центральную Азию. В США он вышел в 1930 г. на английском языке [14], а русское издание состоялось только 64 года спустя [15]. Несмотря на то, что в него включены произведения разных лет, он, безусловно, является целостным произведением, полный анализ которого далеко выходит за рамки этой статьи.

Для нашей темы важно, что серия помещённых в сборнике рассказов географически охватывает Индию, Тибет, Китай, Монголию и Алтай, территории, расположенные вокруг заповедной зоны, давшей название книге. В рассказах есть один общий момент — во всех столь удалённых друг от друга странах народная мудрость разными символами говорит об одной и той же глубокой, сокровенной тайне.

Действие интересующего нас рассказа происходит на Алтае, его композиция и содержание во многом соответствуют сказке 1912 г. "Клады": тот же рассказ кузнеца, хотя и ограниченный второй частью повествования, близки друг другу и сами описания кладов. Изменения, отличающие новый вариант от первоначального, направлены на устранение местного колорита и придание тексту более универсального, общечеловеческого звучания. Из описаний кладов убраны географические названия, привязанные к северо-западу России. Например, приведённое выше описание клада на Рюриковом Городище теперь звучит так: «На самом берегу Иртыша найдёшь городище. И на городище старинная часовня. И за ней увидишь старое кладбище. Среди могил — курганчик. Под курганчиком, говорили старики, глубокий подземный ход. [...] И на этот Клад есть старая запись в Софийском соборе. И сам высокий митрополит раз в год даёт её читать пришлым людям». Заезжий же необычный человек говорит: «Под землёй в Сибири много богатств захоронено. Охраняй Сибирь!» События, происходившие на северо-западе России, Николай Константинович переносит в Сибирь, на Алтай, и прежний рассказ о духовных богатствах русской земли превращается в свидетельство о Шамбале, духовной сокровищнице всего человечества.

Достаточно интересен вопрос, пользовался ли Николай Константинович при написании рассказа "Клады захороненные" только сказкой "Клады" (а значит, рассказами крестьян, воспроизводимыми по памяти), или же он использовал список "кладовой книжки", приобретённой или найденной им в Петербургской губернии? С большой долей уверенности можно утверждать, что второе предположение ближе к истине **.

Н.К.Рерих. Победитель клада (На горной тропе). 1917Во-первых, если сравнивать описание пятого клада, то сразу видно, что второй его вариант более полный. В версии 1912 г.: «За Великой Гривой в Червонный ключ опущено разбойными людьми много золота; плитою закрыто, и вода спущена. Коли сумеешь воду от земли отвести да успеешь плиту откопать, - твоё счастье большое» [16]. В версии 1930 г.: «Место называется Великая Грива. С горы там течёт золотой ручей, и в ручье грабители утопили неисчислимое количество золота. И над этим местом всегда летают крошечные птички. Говорят, что души прежних владельцев этого золота превратились в птиц. И когда слышишь щебет птиц и созерцаешь это место, закрой уши и посмотри в ручей. Если увидишь, что смотришь не один, не волнуйся. Увидишь на дне ручья большую плиту. И в эту плиту ввинчено железное кольцо. А поверх её с горы течет вода, и кажется в ряби, что эта плита дрожит, а кольцо исчезает. Не беспокойся, а начни читать священную молитву Святой Деве Марии. А после скажи: «Всемогущая! На твоей ризе вытканы всё исцеляющие травы. Будь милосердна! Пошли мне из этих трав траву силы!»

И тогда узнаешь, как поймать свою удачу. Если сумеешь воду от земли отвести и плиту заколдованную откопать и успеешь схватить вовремя кольцо, тогда удача несказанна и невыразима» [17].

Кроме того, как уже говорилось выше, во втором варианте только последняя часть сказки построена как рассказ кузнеца, а при описаниях кладов прямо говорится: «Давайте посмотрим, как указаны сокровища в книге искателей сокровищ». Сами же рукописные книги описываются так: «Временами вы можете видеть эти странные письмена на пожелтевших листах, уголки которых потёрлись от долгого употребления. Через многие деревни и становища прошли свой путь эти письмена. Они были написаны старинным почерком, иногда подобно старинным молитвенным книгам, с необычными завитушками и орнаментом. Действительно, нелегко расшифровать эти еле заметные знаки. Многие пытаясь следовать их указаниям. Правда, некоторые места указаны правильно. Некоторые типичные детали обозначены» [18].

Таким образом, мы видим, что собранные научные материалы на протяжении многих лет используются Николаем Константиновичем в его творчестве (как в литературном, так и в художественном). Рерих постоянно открывает в них всё большие глубины, что свидетельствует о расширении его творческого кругозора. Сначала этнографические записи помогают "оживить" прошлое славян, затем появляются мысли о духовном наследии Руси, и, наконец, ставятся проблемы общечеловеческого масштаба. Недаром на последнем варианте картины "Клад захороненный", созданном в год смерти автора, мы видим окружающие клад высочайшие горные вершины — вершины человеческого духа.

 

* Видимо, это Сергей Яковлев. См. в наст, изд., разд. II, № 3, 4. — Примеч. составителя.

** Как следует из документов, хранящихся в РА ИИМК (ф.37) в распоряжении Рериха могли быть списки даже нескольких «кладовых книг»; в любом случае он был осведомлен об их существовании - Примеч. составителя.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Рерих Н.К., 1899. С. 24.
2. Автограф на 2 л. ОР ГТГ, ф. 44, № 114.
3. Аукцион собрания русских монет, принадлежащего Н.К. Рериху. [Каталог]. СПб.: ИОПХ 1908. Объявлены даты аукциона: 5 и 12 октября.
4. Указ, изд., № 1. 3 Указ, изд., № 2.
5. Указ, изд., № 5.
6. Указ, изд., № 28.
7. Указ, изд., № 30.
8. Рерих Н.К., 1914. С. 1-26.
9. Рерих Н.К., 1914. С. 318-320.
10. Автографы первоначальных набросков к сказке см. в ОР ГТГ, ф. 44: № 46, л. 4а, 46, 4в (не пронумерованы); № 55, л. 13.
11. В публ. стоит «Пересня», в рукописи «Перестя».
12. См. в наст, изд., разд. III, № XXXVIII (7).
13. Roerich N., 1930. Ещё одно изд. состоялось в 1978. Упом. рассказ назван "Hidden Treasures" (б. д.). Др. тексты в сборнике датированы с 1904 по 1929.
14. Рерих Н.К., 1994. Упом. рассказ помещён на с. 84-87. Одновременно с изд. МЦР вышло изд. рижского издательства "Виеда" (переводы разные).
15. Рерих Н.К., 1914. С. 319.
16. Рерих Н.К., 1994. С. 85-86.
17. Рерих Н.К., 1994. С. 84.

01.01.2005 03:00АВТОР: С.М. Шамин | ПРОСМОТРОВ: 2016


ИСТОЧНИК: Петербургский Рериховский сборник. Выпуск II-III, Издательский дом «Агни». Самара. 1999.



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Николай Константинович Рерих. Биография. Жизнь и творчество. »