Международный Центр Рерихов выпустил третий том Справочника по наследию Рерихов. 110 лет со дня рождения Сергея Павловича Королёва. Сергей Юферев Сообщение Международного Центра Рерихов. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Изображение разбушевавшегося моря в жизни, музыке и живописи. Анатолий Спиранов


 

 

Анатолий СпирановПравы те, кто считает, что явление разбушевавшегося моря, ураганы, тайфуны связаны с жизнью и гибелью человека. Я сам это испытал в течении своей 10 летней работы матросом и механиком на рыболовных траулерах в различных акваториях мирового океана. Терял своих товарищей в морской пучине. Совершил кругосветное плавание на грузопассажирском судне. 4 раза пересекал экватор. Поэтому являюсь очевидцем описанных художниками событий. Море не всегда является объектом созерцания. Это прежде всего стихия, ставящая человека на грань существования…

 

Тогда мы были на промысле в северной Атлантике. С утра всё кругом занесло свинцовыми облаками. Постепенно поднялся сильный ветер, разогнавший высокую волну. А к полдню задул настоящий шторм. Волны поднялись выше мачт судна. Они гремели в своём нескончаемом движении. И уже ураганный ветер свистел в снастях мачт, шкотах, надстройках. Срывал верхушки волн и бросал их на судно. Я стоял в штурманской рубке (это самая высокая надстройка судна), держась за какие-то выступы, что бы сильная качка и резкие остановки судна от удара встречной волны не сбила с ног. На нас двигалась стена воды, заслонив небо. Это был 9-й вал.

 

Мы были где-то внизу, всё потемнело и мучительно ожидали, что же произойдёт с нами в следующий момент!? Было страшно, коленки подгибались от наступившей слабости, сердце куда-то исчезло и не чувствовалось его биения. Тело ощущало кладбищенский холод с отлетевшей душой. Волна была значительно больше нашего траулера и тогда он начинает взбираться на этот вал, как на гору. И вот он вскарабкивается на вершину волны в пене, в туче морских брызг, а потом под своей тяжестью падает вниз с другой стороны, скрываясь в воде под самую надстройку. Скрипит металл рубки, хрипит железный корпус судна и, кажется, что он сейчас развалится. Но вот он постепенно всплывает. Двигатели его работают на полную мощность, чтобы не остановится и идти навстречу новым ударам.

 

Это была надежда, победа, радость! Сердце забилось, а вместе с ощущением души послышалась музыка, она росла. Это были первые такты 5-й симфонии Бетховена, "так судьба стучится в дверь". Удары оркестра были поддержаны ударом судна о новую волну, но уже меньшую. Тема развивалась, следовала за другой, как и волны, словно пульсирующий ритм оркестра, следовали одна за другой. И вот новый вал накрывает судно и снова исчезает небо, и снова всё темнеет, и всё повторяется. А звуки, скребущего оркестра в конце первой части, звучат на максимальном forte. И так повторяется множество раз пока постепенно не проходит страх и в звуках музыки и моря появляется чувство радости победы над собой и осознание торжественности момента… А с очередным морским валом звучит финал симфонии и в фанфарных звуках оркестра открывается Высший мир! Я почувствовал космическую энергию Красоты моря и музыки, дающую силу для борьбы и победы!

 

После этого предисловия о своем видении морских просторов, захотелось перейти к описанию морской драмы в творчестве Тёрнера. (1775-1851 г.). Лет 10-15 назад отметил для себя несколько необычное и непонятное, на первый взгляд, в творчество этого художника, в изображение его картин.  Сейчас пришли воспоминания своей работы в море, что-то «стукнуло» и я снова обратился к нему.

 

Уильям Тёрнер. Кораблекрушение. 1805 г.

 

 

Кораблекрушение

 

Судно выбросило штормом на рифы, сломало фок и грот мачты вместе с парусами, матросы и пассажиры оказались в бушующем, штормовом море. Картина воспринимается мгновенно, производит ошеломляющее впечатление – это трагедия и сердце замирает! Здесь для меня сложная проблема восприятия картины: или как зритель, и тогда можно любоваться разбушевавшейся стихией, заходящим солнцем, красотою волн, людьми, мужественно цепляющимися за жизнь, или как участник этих событий и тогда становится страшно, приходят прошлые воспоминания, когда меня смыло волной с палубы рыболовного траулера, и тогда приходит сострадание. С другой стороны, после изучения Агни-йоги на протяжении 30-и лет, этого мировоззрения для будущего человечества, произошло изменение сознания, открылась вторая жизнь, что в корне изменило мои взгляды на жизнь и на искусство. А теперь увеличим эту картину и рассмотрим её поближе в деталях. Это как повесть, рассказ очевидца, насколько всё искренне, живо и к месту.

 

Плот. Фрагмент 1

 

На первом плане плот с пассажирами. У каждого своего характера, своя реакция на происходящее. Самые сильные вытаскивают из воды утопающих руками и баграми. Кто-то в ужасе схватился за голову. Кто-то кричит, а кто-то спокоен и молится.

 

Фрагмент 2

 

Далее рассмотрим средний план картины. Здесь люди, кому повезло, перебрались на спасательные шлюпки. Каждый реагирует на бедствие по-своему и у каждого свои действия. Несколько человек зацепились на обломок мачты и в ужасе смотрят на происходящее, не зная, что предпринять. Другой плот разбило волной о корпус затопленного судна и готово придавить оторвавшейся мачтой. (Фр.2)

 

Фрагмент 3

 

Справа отнесло лодку, от прикрывавшее её, корпуса судна и готово перевернуть её волной. Люди, как противовес, переместились на край шлюпки и на что-то указывают и кричат. (Фр.3)

Но самое страшное испытывают те из них, которые остались на судне. Возможно это команда судна, спасающих пассажиров. Они в ужасе метутся на маленьком пяточке остатков палубы. Они видят, они слышат грохот надвигающего вала – их несёт на отвесный скальный берег. Один из них показывает рукой на приближающуюся катастрофу, другой сделал невольное движение к бегству, кто-то прыгает в воду. (Фр. 4)

 

Фрагмент 4

 

Чем дольше я смотрел на эту картину, тем быстрее билось сердце, душа покинула тело и летала над истерзанными людьми, сострадая, плача и восхищаясь. И уже не обращаешь внимание на нечёткий и рваный рисунок, смелые обобщения и резкий колорит. Всё живёт, шевелится, бурлит, движется. Эта картина открыла новую страницу в духовном росте, необычным постижением глубин духа. Я преклоняюсь перед откровением художника, перед Творцом, озарившим его на это чудо искусства. С чем сравнить это потрясение? С драмой Шекспира. Но здесь главными действующими лицами являются морская стихия, штормовой ветер и страдающие души. Это не доступно драматургии. С музыкой Бетховена, но это божественная музыка, она зовёт и открывает Высшие сферы! У Малера много личного, а здесь эпопея человеческих судеб. Давно я не слушал Брукнера. Возможно с музыкой симфонической поэмы Римского-Корсакова «Шехерезада» и его вставками в опере «Садко». В бытность морским офицером и, находясь в плавании, он хорошо чувствовал эту стихию. Но у музыки другой путь к сердцу человека.

 

Т. Жерико. Плот «Медузы»

Т. Жерико. Плот «Медузы»

 

Я обратился к художникам – маринистам, но они даже не приближались к подобному откровению. Посмотрим на самое известное и популярное произведение Т. Жерико (1791-1824г.), (Плот «Медузы» (1818-1819г.), близкое по теме. 12 дней плот носило по морю. Из 150 членов экипажа и пассажиров «Медузы» осталось 15 человек. Художник прекрасную романтическую тему показал академическим подходом. Заказал плотникам небольшой плот и вылепил из глины фигуры потерпевших. Расставляя их, делал множество набросков. Полтора года экспериментировал с этим материалом пока не создал прекрасную композицию. А в остальном всё «заморозил». Профессионально нарисованы фигуры обнажённых тел в разных ракурсах и тут же хорошо одетые, по обстановке, расположились позирующие статисты, как по команде, повернув головы в сторону, размахивающего тряпкой. Морские волны, своей мощью, снесли бы всё с поверхности плота, тем более пустые бочки, которые, как поплавки, улетели ли бы в первую очередь. Не чувствую, не вижу духовное состояние этих людей. Столь драматическая ситуация идёт из вне, а не изнутри. Потом море не море, тучи не тучи. А вот другой художник академист К.Ж. Верне (1714-1789г.) и его «Кораблекрушение» (1763г.).

 

К.Ж. Верне. Кораблекрушение. 1763г

К.Ж. Верне. Кораблекрушение. 1763г.

 

Хотя кораблекрушения не видно. Волны в заливе не большие, позволяющие отойти судам в море и бросить якорь. Всё здесь похоже на театральную декорацию с соответствующими этому аксессуарами. Вдали справа видна молния, слева сквозь тучи светит солнце. Эффектно просматриваются в дымке горы, а внизу городские постройки. Посмотрим первый план. Слева эффектно смотрится условная скала, смоченная морскими струями и вросшее в неё дерево. Картонные волны прибоя и берег: кто-то по-деловому подбирает сундуки, как бы, выброшенные волною. На площадке камней театральная сцена: женщины театрально заламывают руки, мужчины держат, как бы, утопленника, взявшегося ни откуда. Далее, кто-то сам выбирается из воды и т.д. А теперь плавно переходим к творчеству Айвазовского (1817-1900г.), к картине «Волны у скал».

 

И.К. Айвазовский.Кораблекрушение. (Волны у скал). 1876г.

 

Зрелище захватывает своим драматизмом. Лодку, разбившегося судна, сносит на скалы. Очень эффектны морские волны, обрушивающие свою мощь на скалы, кажется, что они гремят. Заходящее солнце, пробившиеся сквозь тучи, бросает свои лучи на скалу в центре картины и создают живописную магию картины. На верху скалы женщины что-то кричат, с волнением размахивая руками. Но не понятны действия людей в лодке. Они спокойно расселись, опустили вёсла и, как статисты, смотрят на приветствующих, а кто-то машет в привете руками. Им нужно срочно управлять лодкой, усердно работать вёслами, чтобы найти удобное место для высадки на берег. А здесь их разобьёт о скалы.

 

И.К. Айвазовский. Девятый вал. 1850г.

 

«Девятый вал» (1850г.) - самая известная картина Айвазовского. Глядя на драматический, багровый закат солнца, чувствуется, что происходит трагедия. И действительно, на первом плане обломок мачты судна, на котором спасаются люди после кораблекрушения. Кто-то вытаскивает из воды товарища, другие смотрят на размахивающего тряпкой в надежде что-кто- то заметит их. Но кругом ни одного судна и только огромные волны застилают горизонт. Что будет, если их накроет следующий девятый вал. Их ждёт гибель. Им не до красоты волшебного заката. Что-то бесподобно красивое в набегающей волне по центру картины. Солнце своим багровым цветом пронизывает водяную пыль, повисающую в воздухе, валы и пену, срываемую ветром с их гребней. Она светится, сверкает в сотнях цветных бликах, рефлексах, полутонов и в то же время прозрачна. Но багровые тучи, нависшие над волнами, предвещают драму. Под ними хрустальное, зеленовато-синее море, высокие бурные гребни волн, срываемые ветром, которые сверкают и переливаются всеми цветами радуги. Тогда спрашивается, зачем создавать такую картину, если не обращать внимание на страдающих, погибающих людей, не изобразить образно их духовное состояние. Эта картина одна из ранних работ Айвазовского, которую он написал под впечатлением своего кругосветного путешествия. Тогда его судно попало в большой шторм, даже газеты писали, что судно погибло…

 

 

И.К. Айвазовский. Коктебель. Утро. 1853

И.К. Айвазовский. Коктебель. Утро. 1853

 


«Коктебель. Утро». Красиво восходящее солнце, выглядывающего из-за скалы. Красочное великолепие раннего солнечного утра над волнующимся еще морем передано И. Айвазовским с замечательной смелостью и силой. Он соединил в одно целое золотистые, сиреневые, зеленые и синие тона. В картине все находится в движении, и зрителю порой кажется, что цвета эти сменяют друг друга вместе с вздымающимися и рушащимися волнами. Верхняя часть картины вся наполнена фиолетово-розовым сиянием, пронизанной золотом низко стоящего солнца и расплывающихся, клубящихся, похожих на горящий туман облаков. Не понятно зачем, слева картины, болтается небольшой безлюдный парусник, подобно сюрреалистическому изображению. Красиво входит в композицию пустынный берег с лодкой на первом плане… Вот и всё. Красивая безделушка. Во время своей работы в море на рыболовных траулерах в различных мировых акваториях и во время кругосветного плавания я сотни раз встречал восходы солнца. И всегда это было чудо природы. Каждую минуту своего движения над горизонтом оно проходило разные слои атмосферы и поэтому его лучи расцвечивали окружающий мир каждый раз по-разному. Это продолжалось минут 15-20. В целом это была музыка сфер, цветомузыка рождения нового дня! К тому же цветосияние по-разному происходит и в разных широтах нашей планеты, в связи с разным наклоном солнечного света к её поверхности. Поэтому правы художники, пишущие с натуры и выбирающие свою минуту.

 

 

Айвазовский писал свои картины по памяти, у него там оставался усреднённый вариант, который был близок ему. Мы видим у него похожие восходы, закаты, лунные пейзажи, которые он штамповал в десятках, в сотнях раз. Менялось только место изображения – Крым, Италия, Турция и т.д., как иллюстрация данного места. А потом его назначили художником в военное ведомство, что бы он документально описывал события. Хорошо смотрятся его картины на коробках шоколадных конфет, тортов, восточной похвалы и пр. Никакой духовности, мыслеобраза, откровения.

 

Что бы полнее раскрыть свою мысль, я приведу в пример Пушкина с его «Сказкой о старике и золотой рыбке». Здесь хорошо прослеживается связь морской стихии с мыслями и страстями честолюбивого человека. Так каждый раз на непомерные требования сварливой старухи меняется характер моря. Вот пошел он к синему морю; Видит, — море слегка разыгралось. Пошел старик к синему морю; не спокойно синее море. Вот идет он к синему морю, видит, на море черная буря, Так и вздулись сердитые волны, Так и ходят, так воем и воют». Мало кому из представителей русской литературы, как М. Горькому, удалось так ярко, красочно и захватывающе рассказать о приближающемся шторме, используя для этого все языковое богатство оттенков. Привожу с небольшим сокращением «Песню о буревестнике».

 


«Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный. То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы. Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей. И гагары тоже стонут, — им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает. Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах... Всё мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому. Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады. Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает. Ветер воет... Гром грохочет... Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний. — Буря! Скоро грянет буря!»

 

Такое описание шторма невозможно описать ни языком музыки, ни языком живописи. А если подразумевать вместо поведения птиц поведение людей, то всё это приобретёт социальный и духовный смысл. Из всех многочисленных картин Айвазовского я бы отметил работ 10. К примеру «Наполеон на острове Св. Елены».

 

 

И.К. Айвазовский. Наполеон на острове Святой Елены. 1897

И.К. Айвазовский. 1897г.

Наполеон на острове Святой Елены.

 

Я только срезал банальное солнце в левой части картины и получил новое изображение с другим смыслом. Сразу возникает ассоциация судьбы Наполеона со стихией штормового моря. Этот честолюбивый корсиканец завоевал всю Европу, был на вершине могущества. Так он со сложенными в победоносном жесте руками мечтал завоевать целый мир и вдруг судьба, как эти бушующие волны, как этот штормовой ветер рушит его империю и мечты. И вот последнее. «Хождение по водам» — самое духовное произведение Айвазовского. Я даже не могу его комментировать насколько убедительно решена тема веры в Евангелии и его иллюстрация. Приведу этот текст. Евангелия: «15 матф. 26. И ученики, увидевшие его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. 15. Матф. 27. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: Ободритесь; это Я, не бойтесь. 15. Матф. 28. Пётр сказал ему в ответ: Господи! Если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. 15. Матф. 29. Он же сказал: иди. И вышед из лодки, Пётр пошёл по воде, чтобы подойти к Иисусу; 15. Матф.30. Но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! Спаси меня. 15. Матф. 31. Иисус тотчас простёр руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! Зачем ты усомнился? «Как красиво, восхитительно! И какаю мощь, силу, устремлённость содержит в себе Вера! Стоя на палубе траулера, я встречал волны, разливающиеся под ногами, и тогда приходит поэтическое размышление: «Вот она игра Творца в образе Нептуна!». 

 

 

 

И.К. Айвазовский. Хождение по водам.            Хождение по воде. 1888

 

Откуда такая любовь зрителей к морской стихии, к восходам и закатам солнца, к лунному свету? Проходившая в Москве выставка картин Айвазовского, имела потрясающий успех… Чувство красоты формы природой заложено в растениях, цветах путём отбора и приспособлению к изменяющимся условиям существования и законов эволюции. Отсюда необыкновенные листья клёна, дуба и других растений, и цветов. Язык звуковых колебаний заложен в животном мире. Таким образом, они общаются друг с другом рычанием, тявканьем, мяуканьем, шипением и т.п.; тут не далеко и до восприятия гармонических сочетаний. На вибрации классической музыки коровы отвечают большим удоем молока, собаки в экстазе отвечают, не свойственным им, продолжительным завыванием. Даже растения быстрее растут и плодоносят. Естественно и человеку, как высшей форме природы, свойственно врождённое чувство красоты и эмоций, полученной в результате сотен тысячелетий жизненного опыта и созерцания природы, в которой он жил, и движением эволюции. Эти чувства закрепились в его основных инстинктах: Чувство радости жизни, страх смерти и продолжение рода, как сексуальная потребность в удовлетворении. Из этого вытекают аналогии: свет солнца – это радость жизни, ураганы; бури, землетрясения – это страх смерти; обнажённое женское тело – это непреодолимое сексуальное чувство. Все эти инстинкты находятся на одном уровне и правят человеком. Отсюда постоянное засилье на экранах телевизоров детективных и остросюжетных фильмов с насилием, убийством, вымогательством, шантажом и прочем, приправленное «клубничкой», банальные клипы и бесконечные развлекательные шоу. Везде в нашей жизни, куда ни посмотришь, эксплуатируется женское тело. И людям это понятно, правится и не нужно размышлять. Для современных художников «обнажёнка» беспроигрышный вариант. Тициан, Веласкес, Буше, Тёрнер, Э. Мане, Айвазовский, Серов и т.п. – красиво и вызывает чувство удовольствия. Всё реально и понятно. П. Сезан, Кандинский, С. Дали, Пикассо, Х. Миро и т.п. – уродство и никакого удовольствия. Зачем учиться, познавать изобразительное искусство, поэзию, читать художественную литературу, посещать концерты симфонической музыки, накапливать духовные знания. Подсчитано, что по количеству проданных билетов на концерты симфонической музыки в Москве, их посещают 1,5% процента населения. Сюда входят и приезжающие. Я не знаю, что делается в провинции. Для меня самым сложным из всех искусств является живопись, хотя я и сам пишу картины. Как за внешним изображением и описанием увидеть мысли и почувствовать душу художника. Во-вторых, гению художника, в некоторых случаях, даётся получить свои образы из Тонкого мира. Наша задача, в озарении, дойти до границы, за которой начинается этот Мир. И тогда мы раскроем духовность и смысл создания этой картины! Мне это удавалось, о чём я писал ранее. С другой стороны, как преодолеть людям столетиями сохранившийся стереотип мышления, «поросшие мхом» вековые устои искусствоведения. А мы ведь уже живём в третьем тысячелетии. Все бури и девятые валы Айвазовского – это тихая заводь по сравнению с тайфунами, ураганами и землетрясениями ежедневной семейной и социальной жизни. Для подавляющего большинства человечества вся т.н. духовная жизнь – это набор инстинктов, в которую их загоняет необходимость выживания. Более двух тысячелетий Евангелие и по сей день остаётся благим пожеланием потомкам. Вот слова Христа: «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный».

 

 

 

 

07.12.2016 12:30АВТОР: Анатолий Спиранов | ПРОСМОТРОВ: 1403




КОММЕНТАРИИ (2)
  • Светлана07-12-2016 15:37:01

    Очень благодарна автору Анатолию Спиранову. Прочитала на одном дыхании. Так благотворно в меня всё это влилось, как будто энергией наполнилась целительной. Спасибо - от сердца.

  • Надежда09-12-2016 12:45:01

    Благодарна автору за статью и картины, очень интересно, думаю у морей и океанов, озер, морей и рек, родников и воды есть своя музыка...

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Проза разных авторов »