Международный Центр Рерихов выпустил книгу Учения Живой Этики «Беспредельность. Часть первая». Информационное письмо. II Международные научные чтения, посвященные Л.В. Шапошниковой. Космический язык. Часть 1. Хазрат Инайат Хан. Мистицизм звука. Хазрат Инайят Хан. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Инновационный прорыв России. Дети Лейтенанта Шмидта. Павел Гусляр


Как-то в «кулуарах» НТК (Научно-Техническая Корпорация) после обсуждения очередного инновационного проекта Вадим Татур (зам. дир. НТК) с иронией сказал, что Остап Бендер отдыхает по сравнению с теми «изобретателями», которые косяком идут сейчас к инвесторам за финансированием. Он знал, о чем говорил, а я потом подумал, а ведь, действительно, история повторяется. В свое время героями прошлых лет были лейтенант Шмидт и другие товарищи. Поэтому во времена НЭПа, когда революционный дух был подзабыт, в СССР родилось такое явление, как дети лейтенанта Шмидта (в обобщенном, безусловно, смысле). Чиновники чувствовали вину перед революционным прошлым в те годы, поэтому легко поддавались на «разводы» такого типа.

Сегодня, во времена второго пришествия НЭПа, современные чиновники чувствуют свою вину перед героями другого прошлого, близкого нам. А кто был героем в советское время до 90-х годов? Наши славные изобретатели и новаторы, 90% которых работало на ВПК. Поэтому сегодня, когда из уст президента постоянно слышатся призывы к инновационному прорыву, чиновники и некоторые действительно патриотичные и при этом богатые предприниматели легко поддаются на разводы многочисленных детей лейтенантов Шмидта наших дней.

Кто нужен новым бендерам? Очевидно лишь те, кто имеет деньги. Новые Корейки и новые председатели каких-нибудь комитетов (читайте историю Остапа – это очень веселый футурологический прогноз и наших дней в том числе). Итак, им нужны лишь: 1) чиновники, уполномоченные поддерживать новаторов; 2) богатые предприниматели - любители всего нового, которые уже не знают куда деть деньги, а прошлое их техническое образование пробуждает у них желание профинансировать какого-то очередного гения. И те и другие являются любителями-новичками (несмотря на свои посты и миллионы) в инновационном деле.

 Но именно к этим дилетантам от новатики (которые могут быть гениальными финансистами или очень успешными руководителями крупных предприятий) и идут за деньгами и помощью все изобретатели. А куда им еще идти? В Академии наук, которая сама еле-еле сводит концы с концами?

Они ссылаются на свое ВПК-шное прошлое (кстати, чаще всего реальное) и предлагают создать вечный двигатель, эликсир вечной жизни, летающую тарелку и все такое же сказочное… И чиновники вкупе с предпринимателями ведутся на эти «проекты» и часто выделяют немалые деньги таким «аферистам».

Но есть ли кроме таких «чудаков» в России что-то иное? Что же из себя представляет сегодня инновационное поле России?

                                        Инновационное поле России

Львиная доля отличных специалистов в области реальных технологий уехала еще в 90-е годы за рубеж, где очень славно потрудилась на благо мировой науки и промышленности.

Кто остался в России? Только ли те, кто не прошел «кастинг» Запада?

Далеко не только. Остались те, кто не поверил посулам западных вербовщиков или в силу своего возраста не хотел менять страну и не видел за границей перспективы. Остались те, кто не успел довести свои разработки до завершения. Остались те, кто пытался прорваться в совершенно новый мир возможностей, мир, которым можно было овладеть только за рамками западной научной парадигмы.

Именно на этой пестрой и разнообразной почве с конца 80-х годов ХХ века и стали постепенно появляться «дети лейтенанта Шмидта».

Что такое инновационный процесс? Это практическое внедрение новых научных идей и открытий. Кто может разобраться в том, верна идея ученого или ошибочна? Никто, т.к. научный поиск это всегда – пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. Это прорыв в неизвестное.
Спрашивается, как можно найти экспертов в области неизвестного? Сама постановка вопроса абсурдна.

Но надо же как-то отличать сумасшедшего от гения, авантюриста от реального новатора. Как?

 Естественно, что в такой успешной инновационной стране, как, например, США за многие годы уже давно созданы реально работающие методики «сортировки». Но и там выход коммерчески успешных проектов иногда составляет 3-5% от исходно взятых.

 А что такое анализ новой идеи? Чаще всего (если она не очевидно бредовая) это затраты на экспертизу, модельные эксперименты, опытные образцы и время, время, время… Невозможно ускорить процесс беременности. И также невозможно ускорить процесс развития новой идеи. Она должна вызреть. И чем крупнее идея, тем больше времени уходит на ее созревание. Если же хочется уже через год, то нужно выбирать только маломасштабные простенькие идеи. А иногда хочется уже через несколько месяцев… Как тут не вспомнить знаменитый анекдот про китайцев: «очень кушать хочется».

 За более чем 20 лет успешной инновационной деятельности автор постепенно методом проб и ошибок научился различать с минимальными затратами сил и времени истинного новатора от ложного. Ко мне приходили десятки всяких изобретателей и инновационных менеджеров с множество разных проектов, вплоть до вечного двигателя. Некоторым автор давал возможность проверить их идеи в металле. Не буду рассказывать о последствиях этой деятельности, важно не это. Важно то, что постепенно я стал различать уровни новаторов. И понял, что судьба дает тебе каждый раз испытания – разгадаешь ли ты первую загадку, а потом вторую и так до тех пор, пока тебя действительно не пустят в волшебную пещеру с лампой Алладина. Итак – уровни прохода по инновационному (минному) полю России, представленные слой за слоем, как обычно их подводит к тебе судьба:

Самый простой – сумасшедшие. Их отличить очень легко по неадекватному поведению и внешнему виду. Они полны бредовых идей, и искренне фанатично в них верят. Это просто больные люди, которых жалко, но они безобидны и безвредны, хотя иногда отнимают некоторое время.

 Аферисты. Это творчески бесплодные люди, которые стараются получить финансирование на развитие какой-то чужой идеи, иногда выдавая ее за свою, иногда нет. Как правило, они более чем адекватны. Они держатся адекватнее тех, к кому приходят за инвестициями. Им нужен образ очень трезвых людей, двумя ногами стоящих на земле и поэтому очень надежных. Этим имеджем надежности и адекватности они прикрывают как дымовой завесой свой аферизм в области инноватики. Трудно сказать, почему они не нашли своего места в социуме и им нравится профессия аферистов и сказочников. Наверное, судьба Остапа в России – типовая судьба некоторой категории предприимчивых людей. Среди них штучно встречаются просто гении, по сравнению с которыми Бендер выглядит, как дворовый футболист рядом с Пеле. Иногда они известны во многих кругах, иногда – всей стране. Они умеют себя отлично пиарить. Главное их «оружие» - они очень хорошо изучили мышление чиновников и бизнесменов и умеют себя выдавать за обиженных консерваторами истинных изобретателей. У них за спиной чаще всего есть действительно какая-то инновация, но они раздувают ее потенциал раз в 100 по сравнению с реальными возможностями, чтобы привлечь инвестиции. Чаще всего это умные и циничные (в глубине души) люди, которые воспринимают богатых чудаков и высокопоставленных чиновников как лохов, которых одурачить доставляет им одно удовольствие.

Авантюристы. Это, как правило, люди с высшим техническим образованием, вплоть до докторов наук, которые одержимы какой-то вполне реальной идеей, как улучшить мир. Это высшее образование и предыдущая длительная и успешная деятельность в системе науки и производства отличает их от предыдущей категории аферистов, которые, как правило имеют в лучшем случае какое-нибудь незаконченное систематическое образование. Выглядят они также вполне адекватно, как и должны выглядеть изобретатели, в меру воодушевленные, знают многих в научной среде лично (могут часами рассказывать о своем славном прошлом). Их идея может быть абсолютно верная, но при этом совершенно не проработанной. А может быть и ошибочной. Никто, даже сами ее авторы не знает, реальна она или нет. Такую идею можно только проверить, чтобы узнать ее потенциал. Но проверка требует времени и денег. И тут авантюристы начинают создавать вокруг своей идеи миф о ее нескончаемой гениальности, выдавая желаемое за действительное. Авантюризм в этом случае не так опасен для инновационного поля, как аферизм, т.к. иногда он оказывается вполне оправданным. И чаще всего он возникает тогда, когда общество не хочет тратить средства на проверку реальной идеи. Тогда изобретатель видит, насколько общество инертно и безграмотно, насколько трудно получить от него реальную поддержку. Чтобы спасти свой проект авантюрист начинает приукрашивать свою разработку, создает вокруг нее миф и по-своему прав. Он видит, как общество тратит бешеные деньги на всякую чепуху, как воруют и берут взятки, как прожигают огромные состояния и… не хотят помочь реальному прогрессу.

Реальные инноваторы. Львиная доля таких людей нашли свое место на Западе. Но остались в России те, кто создал нечто весьма далекое от наиболее актуальных проблем развития сегодняшней техники. Например, новый вид адсорбента (обходятся же пока старым) или новый вид покрытия взамен гальванического (что же старые цеха так просто выбросить?). Общество просто не хочет ничего менять в том направлении, в котором работали эти изобретатели. И поэтому они оказываются в условиях трудной борьбы за существование и развития своей идеи. Идея есть, она вполне реальна и полезна, но государству лень заниматься ее внедрением. Тем более что эти изобретатели не обещают вечной жизни или вечных двигателей. Они говорят: наш процесс на 30…70% улучшит технологию в конкретной области. Чиновникам и богатым любителям такие изобретатели скучны и неинтересны, им нужно чудо и как можно быстрее.

 Настоящие гении. Это люди, которые прорвались к пониманию совершенно новых представлений о мире. Они при этом прекрасно понимают, что общество еще не готово принять новые идеи. И они становятся, чаще всего, мучениками своего времени, типа К.Циолковского или А.Вегенера. Их не признают, над ними насмехаются, им никто не помогает, их никто не понимает. Они не ищут денег на проверку своих идей, ибо знают, что правы, и знают, что эти идеи намного опередили свое время. И знают, что только деньги здесь не помогут – нужно еще время и немалое.
Безусловно, приведенная классификация не претендует на исчерпаемость, она лишь намечает некие фокальные точки на этом поле. Существует множество переходных типов, возможно, есть еще некие ядра в этом пространстве возможности. Не суть.

 Спрашивается, как распознать «ху из ху»? Как отделить зерна от плевел? Как не выплеснуть вместе с водой ребенка.

Это целое искусство, которому невозможно научить и оно приходит лишь в процессе общения и после многих проб и ошибок. Но есть некоторые внешние «наводки».

Как, например, отличить настоящего гения с сумасшедшей идеей от просто сумасшедшего? Кроме внешних признаков, которые срабатывают не всегда, есть еще одно отличие. Настоящий гений, как правило, имеет какой-то остров реального дела, на котором он вполне успешен.

Приведем несколько исторических примеров. Циолковского все считали городским сумасшедшим. Но ведь у него были сделаны вполне реальные и адекватные модели дирижаблей. Он не опирался в своих мечтах только на фантазии, он приводил расчеты.
Коперника объявили дураком и никто не признал его новой модели Солнечной системы. За глаза его называли и сумасшедшим. Но Коперник был при этом успешным каноником, которые долгие годы вполне адекватно руководил своим приходом, вплоть до организации обороны монастыря от нападавших захватчиков. И Коперник также опирался на вполне прозрачные расчеты.

Задолго до Коперника идею о том, что земля вращается вокруг Солнца и вокруг своей оси высказал греческий философ Аристарх Самосский. Его не поняли, потом стали издеваться, за спиной обзывали сумасшедшим. Он решил доказать свою адекватность и занялся разведением быков. Со временем он стал очень успешным «предпринимателем», показывая обществу, что он не сдвинулся и поэтому стоит прислушаться к его идеям. Помогло ли ему это? Нет, даже спустя почти 500 лет знаменитый Птолемей продолжал обвинять его в безумии. И полная его реабилитация произошла вместе с реабилитацией Коперника лишь в 17 веке.

Это означало лишь то, что Аристарх опередил человечество на 2000 лет! Коперник – на 200 лет, Циолковский – на 70 лет.

История показывает, что революционные идеи входят в сознание большинства с трудом и большой задержкой. Изменит ли что-либо наше понимание этой закономерности? История – лучший учитель. Это, видимо, поняли прекрасно в первую очередь на Западе. Поэтому там очень бережно относятся к любой новой идее.

Еще в далекие 80-е я познакомился с уникальным физиком-теоретиком Георгием Рязановым. Работал он в институте теоретической физики АН СССР в Черноголовке, куда ездил один раз в месяц за зарплатой. Таких как он в этом институте было меньше 30 человек на весь СССР и отбирали туда лучшие теоретические умы страны. Но к 80-м Георгий давно уже «забил» на современную физику, поняв, что она себя изжила и мотался по разным второстепенным семинарам и конференциям в поисках совершенно «сумасшедших» идей. Таких он набрал несколько десятков и с гордостью показывал мне шкаф в своей однокомнатной квартире на окраинах Москвы, в котором стояли папки с этими теориями. Жил он обычной богемной жизнью теоретика. В его квартире невозможно было найти ни одной чистой чашки, чтобы попить чаю, по углам мохом произрастала пыль, и большую часть времени он валялся на диване, размышляя или болтая по телефону. Несмотря на его эксцентричность и то, что он забросил всякую теоретическую работу в физике, в институте его считали гением и все ему прощали.

В 90-е годы я потерял его след, но, кажется, он уехал в Израиль, а его сын уже в 80-е работал в США биологом.

Георгий каким-то чудом сочетал в себе трезвого физика с фантазером, который постоянно искал некий философский камень. Я в то время много выступал в Москве и Ленинграде, ездил вместе с Жорой по разным тусовкам, и мы с ним практически дружили. Часто я останавливался в Москве ночевать на его квартире на Тверской у его бывшей жены, которая терпела меня только потому, что квартира принадлежала не ей, а Жоре.

Однажды он рассказал мне, как живут всякие там сумасшедшие изобретатели новых картин мира в США. Оказывается, там к ним относились вполне серьезно. Раз в год их собирают на конференцию по новым картинам мира за счет государства и издают труды в несколько томов с их разработками. Я спросил, а зачем? Кто их читает? Он ответил, что читают их очень серьезные специалисты в области… создания новых моделей компьютерной логики. Оказывается, что в этих зачастую невероятных картинах всегда находится некая изюминка, которая позволяет посмотреть на привычный мир с совершенно новой стороны. И именно за счет этого инновационного импульса серьезные технологи создавали часто принципиально новые схемы логики.

Впоследствии, общаясь с нашими отечественными разработчиками новых картин мира, я понял, насколько были прагматичны американцы. Независимо от того, была ли эта картина сумасшедшей или нет, она всегда сбивала старые установки, показывала мир с совершенно неожиданной новой стороны.

Поэтому в хорошем инновационном хозяйстве нужны не только авантюристы, изобретатели и гении, но нужны и сумасшедшие «ученые». Их не так много на 140 миллионов России, не больше сотни, но они дают постоянный импульс и их активность нужно использовать.

Совершенно бесплодным кажутся из всех перечисленных выше категорий лишь откровенные аферисты от инноватики. Но и здесь не следует торопиться с выводами. Ведь аферисты всегда опираются на какую-то пусть и не проработанную до конца, но весьма интересную идею. А если эта идея, независимо от ее воплощения верна? И аферизм такого инноватора чаще всего идет от беспомощности перед глухой стеной, которая воздвигнута в России перед любым инновационным прорывом.

В «Золотом теленке» Остап создал липовую контору «Рога и копыта». А что с ней произошло после его бегства? Вот, вот, пришли настоящие заготовители и стали принимать рога и копыта вполне с пользой для общества. Идея не пропала… Поэтому за каждым аферистом есть свои «Рога и копыта»

ВЫВОД: ДЛЯ ИННОВАЦИОННОГО ПРОРЫВА СГОДЯТСЯ ЛЮБЫЕ РАЗНОВИДНОСТИ ИЗОБРЕТАТЕЛЕЙ И НОВАТОРОВ.

 

Источник: АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА

11.11.2010 03:00АВТОР: Павел Гусляр | ПРОСМОТРОВ: 1237




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Политика, Аналитика »