М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Достойный Облик. Наталия Спирина


 

Н.К.Рерих. О Грядущем. 1933

Н.К.Рерих. О Грядущем. 1933

 

 

В этом слове, названном «Достойный облик», обращается внимание на понятие достоинства духа; понятие, которому в Учении Живой Этики придаётся очень большое значение; и на некоторые из тех малых обиходных действий, которые эти достоинства нарушают.

«Когда даётся великое служение на Благо человечества, то нужно соответственно нести ответственность. Когда в руках Несущего Наш сосуд, значит явить нужно достоинство, чтобы сосуд чудесный остался при крыльях» [1].

«Постороннее не должно закрывать основное. Потому не засорять должно человечество путь к восхождению. Не много пыли нужно допустить, чтоб самая звонкая труба охрипла. Именно эта малая щепоть пыли опаснее всех мечей и ножей. То же нужно сказать о колебаниях духа, они происходят не от великих дел, но от той же пылинки. Так преуспевающий в большом имеет взгляд на малое. Так сердце, предназначенное к великому, чует даже малейшее. Ошибочно думать, что великое слепо на малое. Наоборот, малейшее видимо великому глазу и шорох неслышимый чует сердце пламенное» [2].

«К кому же следует отнестись особо сурово? Конечно, к самому себе… Не ряды свидетелей, но лишь сам судья! Каждый чтит своё достоинство… Нужно уметь создать мир личной ответственности за своё сознание» [3].

Учение призывает к воспитанию достоинства и к сохранению его в самых различных положениях и состояниях. Оно говорит: «В школах следует ставить ученика перед лицом самых неожиданных обстоятельств. Преподаватель должен следить, насколько сознательно принимаются впечатления. Это не будет суровая спартанская школа физической выносливости и находчивости, но это будет почерпание из сердечной энергии, чтобы понять вещи с достоинством. Не многие сохраняют память о самообладании; как только они выходят за пределы обихода, они начинают производить ряд странных движений, произносить ненужные слова и вообще являют ложный вид духа и тела. Можно представить, насколько такие люди потеряют достоинство при переходе через великие границы. Такое путеводное совершенство нужно приобрести в телесном состоянии. Нужно помнить, что приближаясь к Свету, нужно и свою лампаду нести нерасплёсканной» [4].

Учение спрашивает: «Почему нужно быть неуклюжими? Почему нужно производить впечатление невежд? Почему наши должны быть небрежными? Почему, когда идёт спор, наши должны быть крикливыми? Почему наши должны болтать без меры? Обходите ненужную грязь. Видите, как каждую подробность надо подчеркнуть, иначе обычай Нашей Общины не укоренится в вас.

Дисциплина свободы отличает Наши Общины. Не только дух дисциплинирован, но и качества внешних действий. Слишком печалиться не Наш обычай. Слишком порицать не наш обычай. Слишком широко считать людей не Наш обычай. Слишком ждать не Наш обычай. Нужно мочь заменять сложный план более простым, никогда наоборот, ибо противники Наши действуют от простого к сложному. Думайте укрепить друзей ваших» [5].

Говоря о качестве внешних действий, Учение обращает внимание на суету. «Побеседуем о движении. Около этого понятия продолжают нагромождаться непонимания. Люди, слыша о движении и подвижности, делаются суетливыми бегунами. Но разве суета может быть прилична для высших проявлений? Люди также не различают движение внешнее от движения внутреннего, но такое различие весьма существенно, оно спасёт от суетливости, которая неминуемо доведёт до лжи. Также понимание движения внутреннего даст и достоинство движений . Жесты и само движение не легко усваиваются людьми. Часто они не знают, как поступить с собственными руками, ногами и даже головой. Голова трясётся, руки махают, ноги заплетаются, неужели придётся учить и ходить? Но все эти промахи зависят от непорядка сознания. Суетливость есть выражение неприспособленности к жизни. Не годится паяц на пути к Братству. Так научимся различать движение внутреннее от внешнего» [6].

«…Суета есть лишь мнимое движение. …Суета есть диссонанс, и может он лишь раздражать и раздроблять накопления. Только расширенное сознание понимает, где граница между устремлением и суетливостью» [7].

«Будем торжественны. Не приложим смятения к напряжению пространства. Не будем проявлять суетливости, когда можно предчувствовать действия» [8].

Достойные действия также исключают ссоры. «Ссориться даже собаки умеют, так не подражайте животным», — говорит Агни Йога. «Сознание обязывает к пониманию следствий ссоры. Как чёрные смерчи, подымаются слова неразумия. Опасно засорять пространство. Опасно навлекать обратный удар на себя и на близких.

Говорят, что обезьяна очень обидчива — что же нам из того? Пантера очень раздражительна, что же нам из того? Говорят, курица клокочет без причины. Говорят — коршун долго таит злобу — что же нам из того? Попугай твердит поношение — что же нам из того? Говорят, утка не владеет нервами — что же нам из того? Не уподобимся» [9].

Но и притворство улыбки, лицемерие, несовместимы с достоинством человека. Об одной из разновидностей этого свойства говорится в книге «Братство»: «Много масок человеческих, но одна из самых отвратительных будет личина единения. Нужно потонуть в грязи, чтобы посметь на такую ложь, чтобы показать улыбку единения, а в глубине сердца таить гримасу злобы. Нужно представить себе весь надлом духа, чтобы понять, насколько такой человек нарушает человеческое достоинство» [10].

«Мы никогда не советуем притворство улыбки. Как противно каждое несправедливое суждение, так же и лицемерная личина будет показателем притворства и болезни ауры. Но просим быть добрее в сердце — это самый лучший бальзам» [11].

Человек не может сложить свой достойный облик, если он не понимает значения слова. «Отвественность должна быть за каждое произнесённое слово», — говорится в книге «Иерархия» [12]. «Печально, что люди до того сделались безответственны, что забыли о значении слов» [13]. «В школах должно быть преподаваемо уважение к произносимому понятию. Ведь попугаи могут бессмысленно устремлять в пространство понятия, часто великого значения, но люди должны понять, что каждое слово, как стрела громоносная, и слово, как педаль мысли. Утрата истинных значений понятий много способствовала современному одичанию» [14] . «Мыслитель заботился, чтобы ученики могли поручиться за каждое слово, ими сказанное. Он постоянно поучал учеников, чтобы ни единое слово не срывалось необдуманно» [15]. «Непроизносимы многие понятия и положения. Лишь неуважение к звуку слова позволяет нам, людям, часто щебетать, как птицы, но если бы изучили язык птиц, то изумились бы торжественности» [16].

Подобный безответственный щебет приводит к многословию. «Не захлебнитесь многословием. В многословии теряется гибкость и находчивость. …Община без гибкости и находчивости превращается в очень скучное времяпрепровождение. …Вот пришёл ребёнок, вот женщина, вот воин, вот старик — нельзя дать всем один совет, иначе разбегутся ваши гости. …Необходимо научиться говорить короче и содержательнее, иначе община будет отменена по скуке» [17].

И не только в общении с людьми, но, как указывает Христос, и в обращении к Богу надо избегать многословия: «А молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своём будут услышаны. Не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чём вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» [18]. Также предупреждает Христос и против празднословия: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда. Ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» [19].

И в молитве, которая читается на богослужениях в дни великого поста, говорится: «Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми [не дай мне]».

В книге «Община» указывается, что «Учение должно окрашивать каждый поступок и каждую речь. Окраска, как прекрасная ткань, украсит следствие речи. (...) Привыкайте вкладывать значение в каждую речь, изгоняя ненужный лепет. (...) Трудно преодолеть лепетание» [20].

Также Учение говорит и о том, что «Прав восстающий против грубых и двусмысленных выражений, ибо источник их невежество. Речь должна быть прекрасна, ясна и глубока значением» [21]. «Истинно, речь человеческую следует беречь от различных уродств, некрасивых и невыразительных» [22].

Мы уделяем так много внимания речи, потому что она в большой степени слагает достойный или недостойный облик человека. Наиболее частой разновидностью многословия и празднословия является болтливость. Это свойство — от самости, так как самоотверженные люди не болтливы. Ведь отвергнуться от себя — значит оставить все свои личные склонности и интересы и сосредоточиться на том, что интересно другим, что им нужно ¬и полезно услышать. Под самоотвержением предполагаются какие-то особо героические поступки, но выявление этого высокого качества может иметь место и в жизни каждого дня. Поступиться хотя бы малым удовольствием, ради другого уже будет победой над собой, на которую далеко не каждый способен. Болтливость исходит из желания высказываться о том, что представляет интерес для себя лично. Это доставляет удовольствие, доходящее до упоения и является, проще говоря, самоуслаждением или самоублажением. Пользуясь тем, что, как это часто бывает, его не прерывают и выслушивают из вежливости, болтун радостно барахтается в мутных водах своего красноречия, в то время как его слушатели устают и теряют попусту время. Это свойство никак не соответствует понятию достойного облика. Люди, страдающие болтливостью, не вызывают уважение к себе; и те, кто сами не склонны к этому недостатку, стараются уклоняться от общения с болтливыми людьми.

Говоря о речи в связи с достойным обликом человека, хочется отметить, что в нашем обиходе укоренилась привычка произносить имя Божие всуе. Среди десяти заповедей великого пророка древности Моисея, о котором Е.И. Рерих пишет, что эти заповеди «навсегда останутся в ряду Величайших Заветов, данных и даваемых человечеству», третья заповедь гласит: «Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно [всуе]». Мы на это не обращаем внимания, но в нашей обиходной речи имя Божие употребляется в качестве междометия: «Боже мой!», «Ах Ты, Господи!» и т.д. И в голову не приходит, что мы нарушаем при этом одну из заповедей Моисея, наряду с которой стоят такие, как «не убей», «не прелюбодействуй», «не кради». Кроме того, у некоторых есть привычка «божиться», то есть, клясться именем Божиим. Если такие клятвы не произносятся с подобающим почитанием и благоговением, а просто ради «красного словца», то такие произнесения имени Божьего также могут быть отнесены к разряду нарушений третьей заповеди Моисея. А Христос призывал: не клясться вовсе. «Но да будет слово ваше «да, да», «нет, нет»; а что сверх этого, то от лукавого» [23].

Такое понятие, как человеческое достоинство охватывает все сферы внутренней жизни человека. В этом слове отмечена часть малых обиходных свойств, нарушающих достоинство духа. Важно заронить это понятие в самосознание, и тогда оно будет играть как бы роль предостерегающего фактора при появлении подобных черт характера. Люди часто просто не задумываются над такими вещами, те ускользают от их внимания и тем наносится немалый урон самосовершенствованию, к которому мы призваны.

Живая Этика говорит: «Необходимо, чтобы основы Учения применялись в жизни не как прихоть одного дня, но как длительное упражнение без всякого раздражения и огорчения» [24]. «Нужно понять, для чего необходимы честь, достоинство и все прочие качества человечности» [25].

«Достоинство духа есть огонь сердца, есть крылья к солнцу» [26].

 

II

 

В предыдущем слове говорилось о достоинстве духа и тех малых действиях, которые его нарушают. Обратим теперь внимание на некоторые из положительных качеств, которые утверждают достойный облик, сопутствуют ему.

С кого же в этом случае мы будем брать пример, у кого учиться «чести, достоинству и всем прочим качествам человечности», как об этом сказано в книге «Мир Огненный» [27]. Конечно, у наших Старших Братьев, Светочей Мира, о которых сказано: «Великие огненные сподвижники — краса и радость планеты. Должно человечество оказать благодарность этим помощникам» [28]. И не только благодарить их, но и в своей малой мере подражать им, брать с них пример, памятуя, что они жили на земле, в человеческих телах и земных условиях. Подражать им очень трудно, но, как сказано: «Победа в духе уже предрешает исход. Потому так важно в основе найти правильный подход» [29]. Постараемся этот подход наметить.

То, что содержится внутри человека, отражается и на его внешнем облике. Поэт Уолт Уитмен пишет, что ему приснился город Друзей, который не могли бы одолеть все страны Вселенной, потому что между жителями его царила любовь, которая проявлялась в каждом их поступке, «во всех их словах и взорах». Из этого высочайшего Божественного качества, о котором сказано, что «Бог есть любовь», проистекают и те качества, которые слагают достойный облик человека, как, например, человечность, доброжелательность, дружелюбие. Без них невозможно утвердить сотрудничество, которое ведёт к Общине, «без которой земля жить не может». Поговорим немного об этих качествах.

Может ли слагаться достойный облик без наличия человечности? Живая Этика говорит: «Каждое Учение Света есть, прежде всего, развитие человечности. Запомните это прочно, ибо никогда мир не нуждался в этом качестве. Человечность есть врата ко всем прочим мирам. …Облечёмся в человечность и познаем её, как броню от сил тёмных. …Мы тоже признаём друг друга по человечности. Так будем трудиться для самого нужного в этот час опасности» [30].

«Никакие отдельные приказы не могут вернуть чувство достоинства, если оно стёрто. Необходимо начать посев его образованием, признанием широкого познавания и точных научных изучений. Только так люди могут опять вспомнить о человечности. Через ступень человечности восстановится понимание Братства» [31]. Она включает доброжелательность, к которой нас призывает Учитель. «Не может быть оправдания там, где есть ненависть. Зову к доброжелательству, но не к слабости» [32]. «Нужно именно углублять путь доброжелательности. Утверждена она, как бы сущность нашего бытия. Не забудем этот талисман ни на час» [33]. «Нужно приветствовать всё, что имеет жизнеспособность. Нужно приветствовать каждую искру, ибо из неё растёт Огонь. Так будьте доброжелательны» [34].

В Учении также звучит «повелительный зов о дружелюбии и взаимопонимании...» [35] «От всего явленного ужаса обратимся к дружелюбию. Хотя Мы и не устанем твердить о дружелюбии, но пора последняя для многих познать дружелюбие. Обратите внимание на слово п о с л е д н я я » [36]. «В последний раз обратимся к дружелюбию, как основе жизни. (...) Нужно понять дружелюбие, как нелицимерное сердечное чувство. …Не следует считать, что дружелюбие какое-то достижение. Нельзя хвалить за качество дружелюбия, ибо оно нераздельно от расширения сознания» [37]. «Нужно понять, какое напряжение в мире, потому говорю о хранении дружелюбия, как основания здоровья. Можно понять, как настоятельно сердце требует дружелюбия» [38]. «Одним отталкиванием (при изуверстве) не приобрести качество магнита, потому так забочусь, чтобы вы не упускали ни одного показания дружелюбия. Нужно соблюдать лучшее топливо для огня сердца. Запас дружелюбия рождает истинное сострадание…» [39]

«Утвердимся и в том, что ко всем людям установим дружелюбное отношение. Одно из условий Бытия искренность, иначе говоря, сердечность. Если это основание недостаточно развито, можно его усилить, обратившись к сердцу» [40]. «Мы с вами посылаем мысли дружелюбия и уже многое неполезное предотвращено. Так складывается гора дружелюбия, с вершины которой видно вдаль. Можно многим советовать панацею дружелюбия. Не устанем повторять об этом лекарстве духа и тела. Когда-нибудь и врачи пропишут дружелюбие, как сильнейшее противоядие. Не забудем, что злоба притягивает действие ядов, тогда как дружелюбие противостоит им» [41]. «Если спросят — что больше всего мешает всем добрым начинаниям? Скажите — именно, отсутствие дружелюбия. Никакое творческое достижение, никакое сотрудничество и, конечно, уже не община ¬невозможны без дружелюбия. Можно наблюдать, как при дружелюбии в десять раз облегчается работа, и, казалось бы, чего проще при устремлённом труде только желать добра и успеха ближнему!» [42]

Создавая новую достойную «оболочку духу», необходимо удерживаться от раздражения. Предостерегая против раздражения, Учение призывает к «великому дару терпения», наличие которого так отражается на облике человека. «Утешительно, что терпение покрывает любое раздражение. При напряжении терпения вырабатывается особая субстанция, которая, как сильное противоядие, обезвреживает даже империл. Но, конечно, терпение не есть бесчувственность. При преступном безразличии не проявляются благодетельные реакции. Терпение есть сознательное напряжение и противостояние тьме» [43].

«Творческое терпение знает ключи Нового Мира, потому терпение творит мощь и с каждым часом действительности напрягается» [44]. «Умение дать уважение даже малому, поможет приобрести и терпение. Какое терпение нужно перед Беспредельностью, особенно, когда знаем её неизбежность. И знаем, насколько каждый ропот затрудняет путь. Ту тягость неуважения к малым нужно заменить радостью наблюдения над разнообразием творений. Так в самых простых словах можем помочь друг другу» [45]. «Нужно дать каждому своё слово сказать и найти терпение» [46]. «Терпение есть дар неба — так говорили древние. …У Нас чтут это качество, около него и терпимость и вмещение, иначе говоря открытие Врат. Если нам нечто неблизко, но если оно открывает сердце соседа, то неужели мы не претерпим, лишь бы зажечь чьё-то сердце? Неужели предпочтём насладиться — но ожесточить сердце близкого? При этом разве не будет прекрасным испытанием зорко наблюсти, что, именно, открывает сердце ко Благу? … Испытание терпением есть одно из высоких испытаний» [47]. «Терпение есть сознательное, планомерное понимание происходящего» [48]. «Терпение есть камень Венца. Оно свидетельствует о приближении к Беспредельности» [49]. «Терпение, терпение, терпение — пусть оно будет не пустым звуком, пусть оно защитит на всех путях» [50].

Рядом с терпением стоит и качество терпимости. Достойный облик исключает явление нетерпимости. «Можно сказать, что нетерпимость есть невежество, но такое определение будет слишком мягко. Нетерпимость есть зло. Не может быть доброй нетерпимости» [51]. О терпимости говорится, то она «есть одно из условий наблюдательности. Истинная наблюдательность есть основа познания. Человек нетерпимый не может составить справедливого представления о вещах. Он лишает себя наблюдательности и теряет прозорливость. Какое же познавание может родиться из самости, отвергающей действительность? Много примеров, когда великие Истины подвергались искажению вследствие нетерпимости» [52]. Нам дан канон «Господом твоим», основанный на веротерпимости. Часто требуется терпимость к чужому мнению, чужим вкусам и склонностям. «Каждая птица имеет свою песнь», — сказано в книге «Надземное». В стихотворении «Вмещение» говорится на эту тему:

 

Каждая птица поёт свою песнь.
Слушай её, не нарушив мотива
И не спугнув голосистое диво...
Каждая птица поёт свою ¬песнь!

Каждое сердце имеет струну,
Неповторимой звучащую нотой,
Слушая чутко, откликнись с охотой...
Каждое сердце имеет струну!

Каждый посланец несёт свою весть.
Слушай его, не чураясь наречий
И не взирая на лик человечий...
Каждый посланец несёт свою весть! [53]

 

Мы знаем о великой терпимости к нам со стороны Иерархии Света. В чем её причина? В книге «Агни Йога» говорится: «…Неизменное зерно заложено в каждом существе. Даже отталкивающие действия не мешают помнить о равноподобии сущности, и это сознание делает Нас терпимыми». Также и «двое, сидящие за одним столом, против друг друга, не могут быть противниками, если принадлежат одному Учителю. Вмещение или терпимость одно и то же. Лишь предательство не может быть терпимо» [54].

Понятно, что достойный облик вмещает в себе все лучшие качества в той или иной мере. Каждое качество можно развивать, утончать и совершенствовать бесконечно. Главное — начать. В заключение хотелось бы сказать немного об «одеянии достойном», в которое облекается достойный дух. Это — радость. Она может не выражаться явно, в каких-то внешних действиях, но она горит внутри и озаряет путь жизни. В Живой Этике уделено немало внимания радости, её обоснованию и значению. В настоящее время проявляется особая необходимость в утверждении этого чувства, чтобы достойно пройти период «великого мрака перед Восходом». В Учении настоятельно и неоднократно указывается, что «радость есть особая мудрость» и тем подчёркивается необывательский подход к ней. «Считаю — увёл вас на радость Духа Небесную» [55]. На радость Высшему Миру, Иерархии Света, Учению, данному Ею. «Будем Учение держать как великую радость бытия!» [56] «Должна быть особая радость претворения прочитанного. Каждый человек в течение дня может претворить что-либо из Учения — тогда придёт радость единения» [57]. Эта радость никогда не кончается и не может иссякнуть. Неотъемлема и радость о будущем, которой, кроме человека, не знают никакие другие существа на земле. «Радость! (…) Живите часом счастья будущего. Радость!» [58] Радость дальним мирам, зовущим и прекрасным.

 

Обрадуйся дальним мирам,
И радость стрелой золотой
Помчится к далёким друзьям
И свяжет их сердце с тобой.

 

«Учитель с вами радуется счастью действия в жизни, когда оно направлено ко благу» [59]. «Какая радость отдать себя общему благу, не отвлечённому, но сознательному продвижению!» [60] «…Люби и твори, и вся радость придёт» [61]. «Можно ли чем-либо заменить радость роста сознания?» [62] «Рост мышления уже будет неизмеримой радостью» [63].

Человек достойный не только умеет радоваться сам, но и стремится радовать других по завету Учителя: «Любите, храните и радуйте друг друга» [64]. Умение сорадоваться, то есть радоваться радостью другого, тоже есть признак высокой культуры сердца. И эта черта характера не так уж часто встречается. «Как прекрасно уметь радоваться добру... И мы радуемся каждому проявлению такой радости. Ведь чиста радость о добре» [65]. В книге «Иерархия»[66] сказано, что радость йога не в раскатистом смехе, но в наполнении сердца. «Именно, радость есть особая мудрость, не только по существу, но и по внешности». «Радость есть здоровье духа». [67]

Много ещё есть поводов для радости. Вы найдёте их сами и в книгах Учения, и в жизни. Ищущий находит; важно осознание необходимости того, что ищешь.

Учитель призывает нас к Великому Служению и указывает на достойное для этого одеяние — радость. «В этой одежде и взойдёте на ступени. (...)

 

И когда вы будете строить Храм Красоты
и на подходах к нему раскинете сад Радости,
то назовите сад этот Моим Именем, ибо Я сказал вам:

Радуйтесь, дети!» [68]

 

 

 

Слово на Круглых столах СибРО.
Апрель−май 1995 г. Новосибирск.

 

Примечания:

Опубликовано в другой редакции: «Перед Восходом», 1995, №№ 6, 7.

1. Иерархия, 341.
2. Сердце, 262.
3. Община, 130.
4. Мир Огненный I, 634.
5. Община, 91.
6. Братство, 499.
7. Аум, 494.
8. Там же, 590.
9. Агни Йога, 367.
10. Братство, 460.
11. Там же, 247.
12. Иерархия, 218.
13. Мир Огненный I, 658.
14. Община, 47.
15. Надземное, 218.
16. Сердце, 462.
17. Община, 132.
18. Мф. 6, 7−8.
19. Там же, 12, 36−37.
20. Община, 100.
21. Агни Йога, 106.
22. Братство, 286.
23. Мф. 5, 34, 37.
24. Сердце, 108.
25. Мир Огненный II, 188.
26. Сердце, 262.
27. Мир Огненный II, 188.
28. Мир Огненный III, 428.
29. Там же, 427.
30. Мир Огненный I, 75.
31. Братство, 57.
32. Мир Огненный I, 101.
33. Там же, 118.
34. Там же, 112.
35. Братство, 478.
36. Мир Огненный I, 121.
37. Там же, 138.
38. Там же, 173.
39. Там же, 661.
40. Сердце, 595.
41. Мир Огненный II, 240.
42. Мир Огненный III, 424.
43. Сердце, 478.
44. Община, 162.
45. Сердце, 178.
46. Община, 78.
47. Сердце, 212.
48. Аум, 344.
49. Сердце, 239.
50. Братство, 56.
51. Там же, 409.
52. Там же.
53. Спирина Н.Д. Перед Восходом: Сборник стихов. Новосибирск, 2013.
54. Агни Йога, 311.
55. Листы Сада Мории. Зов. 15 июня 1921.
56. Агни Йога, 403.
57. Братство, 222.
58. Листы Сада Мории. Зов. 1 августа 1922.
59. Там же. 3 ноября 1921.
60. Аум, 297.
61. Листы Сада Мории. Зов. 6 ноября 1921.
62. Община, 216.
63. Аум, 127.
64. Письма Е.И.Рерих. Т. 1. Рига, 1940. 13.10.1929.
65. Мир Огненный II, 143.
66. Иерархия, 216.
67. Мир Огненный I, 298.
68. Листы Сада Мории. Зов. 30 сентября 1922.
69. Каталог картин Н.К. и С.Н.Рерихов / http://gallery.facets.ru/

24.09.2015 10:21АВТОР: Наталия Спирина | ПРОСМОТРОВ: 373




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Наталия Дмитриевна Спирина »