Антон Надточеев. Всего лишь ширма? // Версия. Вышла в свет книга Учения Живой Этики «Община» на финском языке. СОЗЫВ II МЕЖДУНАРОДНОГО СЪЕЗДА РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ «ЕДИНЕНИЕ И СОТРУДНИЧЕСТВО РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ – ПУТЬ К СОХРАНЕНИЮ НАСЛЕДИЯ РЕРИХОВ». Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Шапошникова Л.В. Магический мост синтеза // Культура и время, 2002, № 1–2. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Доктор Яловенко. История личного врача Рерихов. Петр Крылов


Публикуемая в этом номере статья П. Крылова знакомит читателей журнала с неизвестными страницами жизни семьи Рерихов и тех, кто был рядом с ними в последние годы их жизни. Письменные свидетельства, переписка, слова очевидцев воссоздают эпизоды из жизни середины пятидесятых годов в имении Кулу, управляющим которого был домашний доктор семьи Рерихов А. Ф. Яловенко.

 

"26 февраля. Поехали. Утром пришли проститься консул Гиллан с женою. Секретарь консульства Чжу. Директор банка А. Т. Фотография доктора А. Ф. Яловенко (1884-1956), личного врача Рерихов, в Наггаре у поместья ХоллАнохин. Доктор Яловенко. Семья Крыжковых. Простились. Посидели. Опять вопрос: где встретимся?". Так Николай Константинович Рерих описывал отъезд из Кашгара в 1926 году [1]. Центрально-Азиатская экспедиция отправлялась дальше на север. Фотография доктора, личного врача Рерихов, в Наггаре у поместья Холл

  Теперь мы знаем, что с одним из провожавших экспедицию Рерихам довелось встретиться вновь. Знаем где — в Наггаре, в долине Кулу, в северной Индии. Знаем когда — в 1936 году. В этом году Антон Фёдорович Яловенко поселился в Наггаре и стал домашним врачом семьи Рерихов.

 

... В мае 1995 года я впервые приехал в Кулу. Бродя вокруг двух зданий, где некогда помещался институт гималайских исследований "Урусвати", я обратил внимание на две могилы, отмеченные небольшими каменными памятниками. Не обнаружив каких-либо надписей, спросил о них сестру Урсулу — управляющую имением и галереей Рериха. Она рассказала, что в одной были похоронены супруги Тайк, в прошлом — владельцы этих двух домов, а вторая принадлежала русскому доктору Яловенко. По её словам, Яловенко был семейным врачом Рерихов, а позже — управляющим поместьем. Но никаких подробностей она не знала.

 

Впервые услышав от Урсулы эту фамилию, я заинтересовался личностью таинственного доктора. Мне захотелось хоть что-то узнать об этом человеке, жившем, судя по всему, бок о бок с Рерихами достаточно длительное время. Вернувшись в Петербург, я безрезультатно расспрашивал о нём всех, кто мог хоть что-то знать, пока не задал этот вопрос своему другу Сергею Ивановичу Мартынову, ветерану "рериховского подполья" 80-х годов. "Как, — удивился Сергей. — Ты ничего не слышал о Яловенко? И не знаешь, что его племянница живёт в Петербурге, а её дочь, внучатая племянница Антона Фёдоровича, работает с тобой в одном институте?"

 

Так, благодаря счастливому случаю, я познакомился с Полиной Ивановной Сапоненко, дочерью Анны Фёдоровны — сестры доктора Яловенко. Полина Ивановна показала мне три письма, написанных Антоном Фёдоровичем в Наггаре в 1949-1955 гг. и адресованных родственникам в России. По этим письмам, а также немногим сохранившимся устным и письменным свидетельствам удалось в самых общих чертах проследить удивительную судьбу этого человека.

 

Антон Фёдорович Яловенко родился в 1884 г. в селе Зимовенька Курской губернии (теперь — в Белгородской области). Получив медицинское образование в Харькове, в 1911 г., в возрасте 27 лет, он был направлен на работу в госпиталь Генерального Консульства России в Кашгаре (Китайский Туркестан). В книге "Алтай-Гималаи" Н. К. Рерих приводит дневниковую запись: "19 февраля. <...> У доктора Яловенко нашлись все лекарства, нужные нам. Его маленький госпиталь гораздо более оборудован, нежели в шведской миссии" [2].

 

Через три года, получив отпуск, Яловенко побывал у себя дома. Это было его последнее свидание с Россией. В Китайском Туркестане Антон Фёдорович проработал двадцать два года. Там в 1926 г. он познакомился с Рерихами, экспедиция которых прибыла в Кашгар 12 февраля. А через пять лет, в сентябре 1931 года Яловенко встретил в Кашгаре ещё одного соотечественника — путешественника, художника Александра Евгеньевича Яковлева. Яковлев был участником африканской и центрально-азиатской экспедиций, организованных автомобильной фирмой "Ситроен" (одним из научных руководителей центрально-азиатской экспедиции был знаменитый палеонтолог, антрополог и философ Пьер Тейяр де Шарден) [3]. В очерке памяти А. Е. Яковлева Н. К. Рерих вспоминал: "Кашгарский врач Яловенко, которого судьба забросила в наши горы, услыхав нашу похвалу искусству Яковлева, рассказывал о последнем посещении Туркестана художником. Приятно было слышать сердечные воmedicine/medicine126споминания о высокодаровитом мастере" [4].

 

Свою дальнейшую судьбу Антон Федорович описывает в одном из писем: "В Кашгаре я прожил до 33-го года, когда тамКарточка, извещающая об открытии аптеки А. Ф. Яловенко в Калимпонге вспыхнуло мусульманское восстание против китайского правительства. Эти беспорядки заставили меня покинуть этот благословенный край и переселиться в Индию, где на первых порах я остановился в одной из красивейших местностей <...>.

В Кашмире я прожил три года, выжидая исхода туркестанских волнений, но там заварилась такая каша, что и теперь ещё не все улеглось [письмо написано в ноябре 1949 г. — П. К.]" [5].

 

Судя по всему, оказавшись в северной Индии, Яловенко много путешествовал. В том же письме он описывает свои неудавшиеся попытки попасть в запретные тогда районы Гималаев: "Мечтал пробраться в Лхасу, но в те времена властители Индии, т. е. англичане, мне не дали разрешения. Была попытка пробраться в Непал, <но> тоже благодаря этим мореплавателям потерпела фиаско".

 

А через три года Антон Фёдорович перебирается в Наггар: "В 36-м году узнал, что мой хороший знакомый и всему свету известный, наш славный художник Ник<олай> Конс<тантинович> Рерих проживает в прекрасной долине Кулу; я переселился к нему и занял должность домашнего врача".

 

А. Ф. Яловенко оставался врачом семьи Рерихов в течение одиннадцати лет. После кончины Николая Константиновича, Антон Фёдорович вместе с Еленой Ивановной и Юрием Николаевичем уехал в Дели. Ему казалось, что после завоевания Индией независимости и заключения дипломатических отношений с СССР давняя мечта о возвращении на родину может сбыться. "1-го января [1948 г. — П. К.] в Индию прибыл наш представитель, и мы все в марте <...> зарегистрировались и теперь ждём исхода нашей просьбы, надеемся, что она будет удовлетворена, благо, что мы все покинули пределы Родины далеко до 17-го года" [6].

 

Однако время шло, а ответа не было. "Прошло более года, как я подал через наше Посольство в Индии просьбу о восстановлении меня в гражданстве и возвращении моём на дорогую Родину. Всё выжидаю, когда же придёт эта "весточка, верю, что мне не откажут в этой просьбе, ведь я не эмигрант, я не покидал свою Родину, а выехал из России в 1911 году на службу Русского Консульства в Кашгаре. <...> Давно уже стремился зарегистрироваться, но, к великому сожалению, в Индии не было нашего представительства <...>" [7].

 

Для тех, кто помнит обстановку в СССР в те годы и представляет специфику политических отношений между СССР и Индией в конце сороковых - начале пятидесятых годов, отсутствие реакции на просьбы о возвращении не кажется столь уж удивительным. Скорее, кажутся наивными надежды Яловенко на быстрое решение вопроса. Но в далёких Гималаях понять, почувствовать это было, наверное, не так просто.

 

Пока же, в ожидании решения, Елена Ивановна с сыном переехали в Калимпонг, а Антон Фёдорович отправился в Бомбей, как бы мы теперь сказали, "на стажировку". Восемь месяцев он работал в бомбейских госпиталях под руководством ведущих индийских врачей. "Многое мне дала эта практика, в особенности хирургия. Там же [в Бомбее — П. К.] я познакомился с прекрасной работой на моей Родине, особенно по хирургии, за которой весь мир следит с большим вниманием. <...> Горжусь, что я русский". И хотя он считал Бомбей одним из красивейших городов не только Индии, но и всего мира, тоска по родной земле не оставляла его. В том же письме он писал: "В бытность мою в Бомбее побывал на русских пароходах, которые привозили в Индию пшеницу. Провёл несколько вечеров на родных судах. Видел прекрасные картины из жизни Родины. Все были ко мне очень приветливы и отзывчивы. Угощали хорошими обедами, а особенно русскими блюдами, как-то борщ с прекрасным русским хлебом, которого я не ел с 11-го года. Приятно было побываmedicine/medicine126ть среди родного народа и от души поговорить на родном языке. Замечательно то, что русский человек не переменился, несмотря на всё пережитое за последние годы. Он всё такой же сердечный, приветливый и гостеприимный" [8].

 

Из Бомбея Яловенко приехал в Калимпонг, где поселился в поместье "Крукети" вместе с Еленой Ивановной и Юрием Николаевичем, оставаясь их лечащим врачом [9]. Но одно это, по-видимому, не могло удовлетворить его деятельную натуру; хотелось найти дополнительное применение своим знаниям и способностям. Об этом свидетельствует хранящаяся у меня в архиве карточка с типографским текстом на английском языке: "Объявление. Рад сообщить жителям Калимпонга, что я открыл современную аптеку [10] неподалёку от банка, в здании "Ли Кап". Мне приятно известить всех, что эта аптека будет открыта круглосуточно. Д-р. А. Ф. Яловенко (Харьков, Россия)".

 

А в это время события в наггарском имении, покинутом его обитателями, развивались не лучшим образом. Управляющим был назначен некто мистер Камнатх Кондил, уделявший своим обязанностям весьма мало внимания, но зато быстро приспособивший все комнаты двухэтажного поместья "Холл" под собственное жильё. Услышав о беспорядках, С. Н. Рерих направил в Наггар Вишну Шарана, преданного слугу семьи Рерихов. Сообщения Вишну подтвердили худшие опасения. Тогда Елена Ивановна и Юрий Николаевич обратились с просьбой к Яловенко вернуться в Наггар и взять всё хозяйство под свою опеку. Камнатх Кондил был уволен, а Антон Фёдорович, вернувшийся в Кулу в конце 1948 года, стал управляющим имением [11]. "Живу на том же месте, где был и раньше. Жалею лишь о том, что потерял большого своего покровителя, Николая Константиновича Рериха. Это гордость России, великий художник. Он умер в 1947 году в декабре, и мы все осиротели...".

 

Долину Кулу Яловенко очень любил, считая одним из прекраснейших мест в Гималаях. "Я исколесил почти все горы Гималаев, но красивейшего <места> не нашёл. Правда, вид из Даржилинга на Киченджунгу потрясающий, но растительность кулинскую не превзойти" [12].

 

Забот с имением, с двумя расположенными выше по склону зданиями закрытого института "Урусвати", с большим садом и огородом хватало. Кроме того, у доктора Яловенко было два увлечения, которым он отдавал всё свободное время — пчеловодство и охота. На склоне холма чуть ниже того места, где стоят здания "Урусвати", сохранилась небольшая ровная площадка, на которой стояли ульи "русского доктора". Мёда хватало не только для себя, но и на продажу. Что же касается охоты, то теперь, когда медицинских забот поубавилось, Антон Фёдорович отводил ей всё больше времени. "Моя страсть — охота, особенно на водяную птицу, хотя тут пришлось охотиться больше по лесам. Месяц назад убил прекрасного чёрного гималайского медведя. Это довольно опасное животное, если только его сразу не положить. Часто неопытные охотники платятся хотя и не жизнью, но довольно-таки большими поранениями" [13].

 

Шли годы. По последнему письму, написанному в июне 1955 года, чувствуется, что Антон Фёдорович всё ещё верил в то, что вот-вот придёт разрешение на выезд в СССР. В письме брату он писал: "Особенно появилась надежда после посещения моей Родины нашим дорогим и всеми уважаемым г. Неру. Должен тебе сказать, что я с ним и его дочерью Индирой знаком. В 42-м году, когда он ещё не был министром, но все считали его вождём индийского народа, он посетил нашу прекрасную долину и гостил у нас десять дней со своей дочерью, тогда ещё барышней <...> Речь г. Неру на митинге в Москве мною прослушана с начала до конца у своего радиоприёмника, даже оглушительные аплодисменты моих дорогих соотечественников. Верю, что дружеские отношения завязались и теперь будут развиваться на благо всего мира..." [14]. Но, несмотря ни на какое улучшение отношений, разрешение так и не пришло.

 

Могила А. Ф. Яловенко в Наггаре... Осенью 1997 года, в очередной раз приехав в Наггар, я долго разговаривал с Церинг Дордже, сыном Вишну, ныне — помощником менеджера имения. Когда их семья в 1948 году вернулась в Наггар, Дордже было девять лет. Так что многие из его воспоминаний имеют своеобразную "мальчишескую" окраску. Например, он хорошо помнит граммофон доктора и его радиоприёмник (тот самый, по которому Антон Фёдорович слушал выступления Неру в Москве). По словам Дордже, это был чуть ли не первый радиоприёмник в долине Кулу. Яловенко никогда не заказывал дистиллированную воду, всегда готовил её сам, а Дордже с интересом наблюдал за работой дистиллятора. Вообще, по его словам, Антон Фёдорович готовил самостоятельно большинство лекарств и был, по его мнению, "аюрведическим доктором". Наверное, по крайней мере отчасти, он прав — Яловенко не мог не интересоваться медицинской деятельностью "Урусвати" по изучению традиционных — тибетской и индийской (аюрведической) медицинских систем и не извлечь из них полезного для себя [15].

 

Антон Фёдорович не курил, не употреблял спиртного и, вообще, вёл очень здоровый образ жизни. Но годы давали знать о себе. С осени 1955 года у него стали случаться сердечные приступы. Зимой он так ослаб, что уже не вставал с постели. Дордже вспомнил, как Антон Фёдорович был вынужден кидать мелкие камушки из окна своей комнаты, чтобы позвать Вишну — их домик был расположен прямо под окнами спальни доктора. Весной 1956 года его не стало.

 

По индийскому обычаю тело русского доктора было предано огню на том же месте, где уже восемь с половиной лет покоился прах Н. К. Рериха. Там же был установлен небольшой каменный памятник. Позже, по просьбе С. Н. Рериха, памятник перенесли наверх, ближе к тому месту, где стояли любимые ульи доктора. Он был установлен рядом с могилой супругов Тайк. И в этом месте есть свой смысл — ведь книга полковника Тайка "Руководство по спортивной охоте в Кулу, Лахуле и Ладаке" была одной из любимых настольных книг Антона Фёдоровича...

 

Примечания

 

1. Н.К. Рерих. "Алтай — Гималаи", М., 1974, с. 156.

 

2. Там же. С. 152.<

 

3. См.: G.de Roerich. Chronicle of Central Asiatic exploration for 1931.- Journal of Urusvati Research Institute, vol.2, p.175-178; N.de Roerich. Citroen Central-Asiatic Expedition. — Ibid, vol. 3, p.194-196; Б.А.Старостин. От феномена человека к человеческой сущности. В кн.: П. Тейяр де Шарден. Феномен человека. М., 1987. С.3-36.

 

4. Н.К. Рерих. Из литературного наследия. М., 1974, с. 125. В тексте очерка опечатка (Яковенко вместо Яловенко).

 

5. Письмо А. Ф. Яловенко от 23 ноября 1949 г. Архив П. И. Сапоненко.

 

6. Там же.

 

7. Письмо А. Ф. Яловенко, без даты [1949]. Архив П. И. Сапоненко.

 

8. Там же

 

9. A.Adamkova. Story about the ancient stone images of Guga Chohan and his family in Kulu (Retold by Tshering Dorjee, Assistant manager of the International Roerich Memorial Trust, Hall Estate, Naggar, Kullu, India). Рукопись.

 

10. Возможно, не аптеку, а амбулаторию — английское слово "dispensary" можно перевести двояко.

 

11. A.Adamkova. Op. Cit., p.2.

 

12. Письмо А. Ф. Яловенко от 23 ноября 1949.

 

13. Там же.

 

14. Письмо А. Ф. Яловенко от 28 июня 1955 г. Архив П. И. Сапоненко.

 

15. Подробнее о медицинской деятельности в "Урусвати" см., например: С. Н. Рерих. Медицинские исследования в институте "Урусвати". — "Ариаварта", начальный вып., СПб. С. 122-127.

 

*   *   *

 

Публикуется по копии текста, подаренного центру "Адамант" автором с дарственной надписью. Первоначальная публикация в журнале "Новая Эпоха".

 

 

 

17.08.2006 18:33АВТОР: Петр Крылов | ПРОСМОТРОВ: 2008




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Люди науки »