Вышла в свет книга Учения Живой Этики «Зов» с текстологическим комментарием 30.06.2019 состоится научный семинар «Формы взаимодействия Космоса и человека: от низшего к высшему»» Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Диверсия. А. В. Владимиров


 

«Не следует задумываться над путями
Руководителя. Такие пути могут быть весьма сложны.
Невозможно во время битвы начать рассуждать о мысли
Предводителя, можно лишь напрячь всё устремление,
чтобы сделать лучше. Так, на высших степенях сотрудничества нужно усвоить, что энергия может быть
использована гораздо шире, чем можно было думать».
(Агни Йога. Надземное, 471)

 

«…Всё сокровенное охраняется до времени.
Кто-то читает Нострадамуса и прилагает к себе
великие знаки, но может очень и очень ошибиться.
Великие посвящённые, оставляя свои записи, умели
охранить самое сокровенное. Без ключа никто не
прочтёт их начертаний. Но когда предуказанное
свершится, то и ключ будет найден».
(Письмо Е.И.Рерих 14.08.1936)

 

В связи с началом публикаций в 2002 году Бесед Е.И. Рерих с Учителем[1] стали известны новые сведения о походе Рерихов на Алтай и в Тибет, новые подробности Мирового Плана Махатм. Записи об этом носили необычный характер, изобиловали сокращениями и частностями, рассчитанными на участников диалога, а некоторые фразы по определённому замыслу Учителя становились ясны адресатам лишь по прошествии десятка лет.

Совершенно определённо можно утверждать, что часть записанного в тетрадях о планах и перспективах Рерихов имело несколько смысловых слоёв, и самый доступный и поверхностный слой был в определённый период времени ориентирован на дезориентацию противника, а для других – на создание временной иллюзии. Так, Учителем в Беседах в период развёртывания маньчжурской эпопеи говорилось:

«16.08.1933. Не нужно фыркать на предложение Брата Хиллариона, не для того он говорил, чтобы [вам] переезжать на Камчатку, но для диверсии. Вообще, Мы посылаем много неожиданных слухов. [Так] Мы сообщили в Москву, что король Карл и Александр готовят тайную армию. Также Наша весть, что Манерхайм заключил [против России] тайный договор [Финляндии] со Швецией. Также шах персидский усиливает силы на границе. Явление устрашающих монголов (пан-монгольский план) и мусульман (Восточный Туркестан) вам известно. Также [по слуху] тревожат подводные лодки Японии. Правда, на севере Китая (в Маньчжурии и Внутренней Монголии) ещё не восстали, но с трёх сторон [России] очень тревожно – так ползут слухи».

«25.09.1933. Можно удивляться, насколько теперь люди не понимают положения вещей. <...> Именно Наш План является диверсией всем тёмным силам».

Аналогичное звучало и перед Москвой, Алтаем и Тибетом. Касательно указаний предыдущего дня о построении Храма, носящих в действительности иносказательный характер, а также о принципах Общины, было сказано:

«31.01. – 03.02.1924. Радуюсь видеть, как вы понимаете детали Моих Указов. Готовлю событие, предусматривая все подробности. Так же поступите и вы – легче встретиться. Нельзя многое сужденное пускать по ветру, но догадливо можно не изменить [подлинную] тропу [Плана]. И когда смотрите также внимательно как сегодня, то не ошибётесь. Важно напряжённое внимание. Бодрствующий дух идёт впереди [обыденного] понимания. Луч Мой готов зарницу [правильной] мысли зажечь. Так и пройдём между всеми опасностями, и неудача обернётся в удачу. <...> Как сказать, когда которое старьё продать на базаре. Не покажем, когда новое оденем. Пусть думают – нечего одеть. Даже ключи от сундука не должны греметь. Занавески на окнах закроем».

«28.02.1925 …Не надо томиться записями. Можно схватить лишь сущность, которая иногда передаётся одним словом. Как часто сразу понимаешь степень сказанного. <…> Ведь лишь с вами Могу говорить, надеясь на понимание. Только вы можете понять красоту Пл[ана] и всю новость непреложности Нашего вмешательства в жизнь планеты».

 

Всегда оставался риск, что записи попадут в чужие руки. Поэтому использовались разнообразные приёмы для сокрытия истинных целей и подробностей Плана. Текст дезинформации давался вместе с реально актуальными задачами и для указания на диверсию применялись разные способы. Так пан-монгольская легенда (о завоеваниях Азии с помощью «орд монголов») некоторое время неизменно соседствовала с характерной фразой Учителя, обращённой к Юрию Рериху (Удрае) – «позовите Удраю», «пусть слушает Удрая», «пусть Удрая встанет», «позовите мальчиков» и т.п. Аллюзия на ближайшее строительство Храма и Звенигорода – с именем Святослава (Люмоу). Не обязательно все такие сообщения шли от Учителя М., но могли принадлежать другим Учителям или кому-то из сотрудников Учителей, которым передавался провод передачи текста после произнесения слов позовите Удраю, тогда как Учитель М. обеспечивал общее руководство и главную линию Плана: «Могут быть поучения и вдохновения [от разных Братьев], но действия идут из одного источника» (03.02.1923). Позднее, было сказано, что перед дезориентирующим текстом будет специальное предупреждение (24.06.1933). Иногда указание или намёк о дезинформационном характере сказанного давались в последующую Беседу. В иных случаях требовалась интуиция, зрелость сознания.

 

В Беседах неоднократно предупреждалось, что при приёме слов Учителя возможно подслушивание: «Помните, когда в [вашем] Круге Меня нет, они (враги) читают ваши мысли» (13.09.1922). «Почему не слышите подробностей пути, потому что у Нас несколько планов и было бы неразумно одним из них загромождать пространство. Когда его не будут знать враги, он будет лучше» (31.07.1924). «Уже замечаете, как события двигают План. Можно ждать новых потрясений, полезных для Плана. Никто не поймёт, почему деятельность Гитлера допущена лишь до известной степени. Никто не поймёт, что Херио (Herriot) облегчает [России] сношения будущие с Францией, и никто не допустит, что Рузвельт ждёт [русского] Ф[уяму] (Рериха). Так многое скрыто от Сатаны. Он думает, что знает всё, но из осколков он получит самое измышленное представление. Но иногда будем говорить так, чтобы и он слышал, о таком разговоре будем предупреждать вас» (24.06.1933). «Нужно помнить, что не всегда можно [для Беседы] установить пространственную трубу. Нужно помнить, что когти недалеко, и потому будем бережны ко всему <…>» (14.08.1933), а на следующий день, в контексте пан-монгольской диверсии прозвучит: «На Монгольском Алтае, на Хингаре, на Камчатке множества угля. Так можно образовать целые государства и пропитать их своим же продуктом. Сегодня один из Братьев советовал – не может ли Америка арендовать для вас и Камчатку…» (15.08.1933), а на следующий день будет дано разъяснение, что предложение о покупке Камчатки у большевиков это диверсия (16.08.1933). И, напротив, самые важные сообщения не записывались. Так, перед выездом Рериха в США для так называемой «Маньчжурской экспедиции» в окончании Беседы сделана запись: «Многое ещё было сказано [Учителем], но не записано» (26.11.1933).

Причины

Сопротивление враждебных сил миссии Рериха было колоссальным. Рерих был открытой, публичной фигурой, но не имел общепринятой при такой деятельности защиты. Желающих в преддверии войны остановить миротворческую деятельность Рериха, помешать распространению им на Западе и в Азии идей о значимости духовности, культуры, о величии России, о Знамени Мира – было предостаточно. Тем не менее, известность и авторитет Рериха на Западе и в Азии стремительно росли. При неизбежном противодействии росту подобных созидательных дел Рерих должен был защищаться. Главной защитой от врагов в такой ситуации стали многогранность, неожиданность и непонятность реализуемых им планов, сокрытие подлинного Плана.

Так, Учитель говорил о подобном запутывании врагов в период подготовки Маньчжурской экспедиции Рериха: «Обезьяны (англичане) совсем перепуганы идущими предсказаниями [от Нас] о гибели их страны[2] . Сейчас можно [спокойно] писать, ибо не интересуются (не подслушивают сейчас). Когда Ф[уяма] (Рерих) будет действовать, тогда нужно будет быть осторожными [чтобы не почуяли подлинный План]. Явление [Рериха] настолько запутано, что [враги] не знают [какое из дел является центром Плана] – выставка (картины Рериха) или травы (экспедиция в Маньчжурию), или Культурное общество (Всемирная Лига Культуры и Музей Рериха в Нью-Йорке). Майю набросили густую» (12.04.1934).

Самым опасным предприятием Рерихов стала Центрально-Азиатская экспедиция, включающая проход через Восточный Туркестан (Китай) и отрезанный от цивилизации Тибет, а также приезд Рерихов в Москву для вручения правительству Послания Махатм о сотрудничестве и кардинальных переменах. В прежних культурологических описаниях данной экспедиции упоминаются действительно опасные бандитские шайки, с которыми пришлось встретиться Рерихам, а в нескольких случаях даже открывать стрельбу и организовывать оборону. Вызов Рерихов на Лубянку с огромным риском быть арестованными, всевозможные провокации по ходу движения экспедиции, наконец, вынужденная остановка, фактически плен на высотах Чантанга – зимой в летних палатках, когда от холода, скудного питания и болезней гибли животные и люди, – реально угрожали их жизни. Знакомство с новыми документами: тетрадями Е.И. Рерих, материалами о деятельности английской разведки, материалами из ранее закрытых российских архивов показывают, что Рерихи находились в орбите внимания целого ряда соперничающих государств, стремящихся активно влиять на азиатском и дальневосточном направлениях. Так, например, было установлено, что задержание Рерихов в течение пяти месяцев на высотах Чантанга «было сделано по наущению английского резидента в Сиккиме Ф.М. Бейли, который сообщил тибетцам, что Н.К. Рерих является агентом “красных русских”»[3] . То, что Центрально-Азиатская экспедиция выполнила главные цели, а Рерихи вернулись живыми и невредимыми, оказалось возможным благодаря мастерски составленному плану, тактике регулярной смены акцентов о статусе и целях экспедиции.

Именно в преддверии и в период наиопаснейшей поездки в Москву и до начала похода на Тибет, то есть за период с 17 июня 1923 по 10 апреля 1927, в ряде Бесед с Учителем были озвучены самые невероятные «планы», вводящие сегодня в заблуждение исследователей и историков, изучающих деятельность Рериха.

Повторная активизация пан-монгольской легенды, смещённой теперь театром действия из Центральной Азии на Дальний Восток («купить Камчатку», «объединить все монголо-маньчжурские народы в одно государство» и т.п.) произошла через шесть лет, 24 июня 1933. При этом реально актуальные задачи Плана: выход на Президента Рузвельта, проведение нужного отношения США к России, движение к международному подписанию Пакта Рериха, – также начали проводиться в это же время, что и диверсия, обозначив открытие по Америке второго этапа Плана Махатм (см. Беседы 24.05, 16.06 и 20.06.1933). Но как только Рерих 03.02.1934 выехал из Наггара в Америку (с последующей отъездом на Дальний Восток), головокружительные «планы» азиатских завоеваний в Беседах исчезли и более в пространство не выбрасывались.

После подписания в Вашингтоне Пакта Рериха должен был наступить третий этап американского плана: более глубокое вовлечение Президента Рузвельта в План Махатм, замещение Лиги Наций Всемирной Лигой Культуры, международное избрание посланца Махатм Рериха – Президентом Лиги Культуры, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Впервые за историю человечества Незримое Мировое Правительство получало возможность начать прямым образом, на новом принципе – доминирования Культуры, руководить развитием и спасением планеты. Осуществление всех названных целей в полной мере до войны, о неизбежности которой было сказано ещё в Беседе 3 ноября 1934, было маловероятно. Но предвоенные, а особенно послевоенные перспективы для всего мира могли бы оказаться совсем другими. Осуществлению данных грандиозных планов помешало предательство.

Метод

В отношении дезориентации можно отметить, что метод заключался не столько в неправдоподобии деталей, сколько в смещении времени и акцентов, в создании кажущейся связи между совершенно разными событиями, в иносказательности. Все перечисляемые события могли действительно Учителями предполагаться, но только не объявлялось, в одно или разное они видятся время, на одном или нескольких планах бытия, с наличием или отсутствием связи друг с другому. Напротив, говорилось: «Считайте, все [пророческие] зеркала верны. Но не наклеивайте сроков»[4] . Искажённое восприятие реальности в восточной традиции называется – майей. Человеческое сознание способно из одного только намёка городить миражи. Если многое из «пророческих картин» или «указов» перенести на далёкое будущее, прозвучавшие названия воспринять в их образности, а действия мыслить исключительно в духовном смысле, – например, подобная метафоричность активно используется в буддизме, – то сказанное в Беседах в части «военных» и пр. завоеваний предстаёт в их истинном свете. Кроме того, вдумчивого и находящегося в теме читателя должна была бы насторожить необычность ряда таких фрагментов, часто их заведомая абсурдность и нереальность, если приложить их к ближайшему времени, либо воспринимать буквально (см. Приложение).

Получившиеся легенды часто несли в себе сразу несколько смысловых слоёв. Для врагов легенда использовалась для отвлечения их внимания, сбития с толку, для направления по ложному следу, и в таком качестве она становилась диверсией. Но уже в отношении участников проекта та же самая легенда нередко выступила в качестве стимулирующего мотива. Подобно тому, как невозможно первокласснику дать академическое знание, так и новая ступень духовности требует известного времени для изжития стереотипов и атавизмов, для закалки духа и расширения сознания. Даже касательно старших Рерихов по текстам Бесед хорошо видно, насколько по отношению к ним менялся стиль и содержание Бесед в первые три года. Наконец, та же самая легенда иногда перекликалась с подлинными целями Плана, с той лишь разницей, что названные цели Плана были стратегическими, высеваемые зёрна должны были принести урожай через длительное время, или после нескольких кругов посева, тогда как согласно фабулы легенды результаты должны были наступить с первого раза, что называется «здесь и теперь». Например, «объединение народов Азии» и «построение к Новой России», наступления результатов которых некоторые ожидали прямо завтра, тогда как Рерих этим занимался в течение всей своей жизни, всем своим творчеством и всей международной деятельностью. Или же «строительство Храма», который в действительности должен был быть возведён не в общепринятом земном смысле, а в душах последователей Нового Учения, должен был стать идейной основой нового духовного движения, что завершал после ухода родителей Святослав Рерих в течение сорока лет.

Наконец, «маньчжурская экспедиция» Рериха, которая в отличие от официально объявленной главной цели: сбора академиком Рерихом засухоустойчивых трав для спасения Америки от засухи (хотя и это было выполнено), в действительности закладывала долгосрочные позиции на построение Союза Востока и одновременно среднесрочные позиции по укреплению безопасности восточных границ России в преддверии назревающей войны. Но в главном своём значении, в качестве диверсии, эта поездка Рериха на Восток являла иллюзию подготовки и осуществления каких-то немыслимых политических планов, по поводу которых в прессе, в клеветнических статьях были озвучены самые невероятные версии. В таком качестве диверсии данная легенда служила для отвлечения внимания от главного дела, которое в это время совершалось без Рериха в Америке – приближение президента Рузвельта к прямому сотрудничеству с Махатмами и международное принятие в Вашингтоне Пакта Мира.

Таким образом, одна и та же легенда могла обнаружить в себе не менее трёх смысловых измерений: диверсии, вдохновения и сопутствующего долгосрочного или среднесрочного построения.

Молодёжь

Юрий Рерих, старший сын Рерихов, которому в начале появления пан-монгольской легенды, в 1923 было всего двадцать лет, по горячности молодости зажегся иллюзией азиатских завоеваний и земного храмостроительства. К этому времени он окончил Школу восточных языков индо-иранского отделения Лондонского университета, Гарвардский университет, Школу восточных языков при Сорбонне, где совершенствовал знания санскрита, иранских языков, а также китайского, монгольского, тибетского, ряда языков Индии, греческого и латыни. Для того, чтобы Юрия, единственного из Рерихов владевшего восточными языками, заинтересовать участием в Центрально-Азиатской экспедиции и в целом Планом Махатм, отвлечь от академических планов в это время на Европу и Америку, а также от планов в канун экспедиции по созданию семьи (1923), в Беседах стало регулярно упоминаться имя его прошлого воплощения – Тамерлан, в контексте ориентации Юрия на некое ближайшее пан-монгольское завоевание. О таких, повторяющихся как учебные гаммы, специфических внушениях для Юрия, который ещё не проснулся для своей миссии, в одной из Бесед было сказано: «Теперь покажем гамму У[драе]. Поручение сонного духа как на рояле гаммы» (21.06.1924).

Увлёкся ближайшим земным храмостроительством в заповеданном Звенигороде и тем самым был привлечён к Плану в то же самое время младший сын Рерихов – восемнадцатилетний Святослав. Святослав в Беседах был назван Хирамом – воплощением легендарного строителя Иерусалимского Храма, друга Соломона. В отношении Юрия и Святослава по поводу их полудетских представлений того времени было сказано родителям: «Дайте малым мыслить о Зве[нигороде] как могут, лишь бы мыслили» (05.05.1924).

Разрешение далеко не простой проблемы, как привлечь к Плану молодых тогда сыновей Рерихов и не дать врагам увлечь их мирской майей, – это отдельная история. Увлечение мишурой внешнего мира – явление для молодёжи распространённое, познание глубины приходит позже. О новой ступени плана в отношении сыновей было объявлено в городе Виши (Франция) 17 июня 1923 г.:

«Считаю, что сегодня начинаете особую главу: Харочай и Увучая[5] ведут их обратно [на Наш Путь]. Чую, Харочай полагает помочь [привлечению Юрия] военною молвою. Харочай полагает привлечь [Юрия] знаменем военного [дела]. Досматривайте, не перечьте [загоревшемуся устремлению Юрия на этом направлении]. Явление его (Харочая) [привлекающего] учения ляжет [для Юрия] до конца Моего Явления. Пусть [Юрий-Тамерлан] мечтает о военном строе орды. Удрая (Юрий) гореть будет [таким планом]. <...> Люмоу (Святослав) найдёт моду [западным людям] дать на Восток».

В следующие два дня указания в отношении сыновей были продолжены: «18.06.1923. Подождите писать [Юрию о пан-монгольском плане] в Париж. Уготован вам путь ко мне. По дороге не грязните колеса. У догончих собак смешайте следы. Удрая доволен [будет пан-монгольским планом]».

«19.06.1923. Урусвати, горят сердца детей (Юрия и Святослава) до лучших дней [их] духа. Дам им новые игрушки до последнего дня (до пробуждения их духа) ».

Ещё за два месяца до этого, в Америке, родители были предупреждены о том, что План перед Юрием и перед американскими сотрудниками будет выглядеть не вполне так, каков он будет на самом деле; причём Рерихи будут знать детали лишь на год вперёд, т.е. что вся генеральная картина Плана и им также заранее не будет известна:

«04.04.1923. Поручение вам: лучше ручному ворчуну (Юрию) не писать [в Париж] о пути, путь пойдёт иначе. <…> Путь укажу вам. Указ получите на год вперёд. Путь обезопасить надо, руки [врага] тянутся преградить. Если скажем [Удрае] подробно [План, то], Удрая передаст ей (Марсели Манциарли). <…> Пойми, Удрая, додам после. <…> Урусвати, как могу дать План, когда он (враг) пытается слушать? <…> Нужно Мои [прежние] указы читать (чтобы лучше понять План) ».

«25.02.1924. Ему (Юрию) надо помочь подойти [по-взрослому] к тайне – [по-]детски верит. Лучше ему надо Мою книгу понять. Учение, как по земле [верно] ходить, явлено [лишь] тем, кто небо живым почитает (т.е. людям, внемлющим духовному) ».

«21.03.1924. Он (Юрий) легко к концу года может знать свой [подлинный] путь. Но пусть не обременяет рук, его [от врагов] закрывающих. Приготовим для него путы, пусть пройдёт плавание [по волнам майи]. Если сумеет протянуть руку – дать можно».

 

Пан-Монголия и Российская Азия

Вокруг Рериха всегда вырастали разнообразные легенды, которые многие воспринимали за чистую монету. Например, что Рерих хочет захватить Чили, по поводу чего Учитель заметил: «…Скоро скажут, что задумываете завоевать Луну» (27.10.1932). Пускаемые слухи, дезинформация вызывали у врагов опасения в подготовке Рерихом по всему миру каких-то непонятных политических акций, заставляли врагов распылять силы и средства. Тем не менее, в самых ранних Беседах Культура была твёрдо определена, как новый путь к изменению мира, путь, который Рериху надлежало явить на примере своей жизни: «Я, Мориа решил через Рериха начать здесь путь к искусству. Чудо луча красоты в украшении жизни поднимет человечество» (04.07.1921); «Дело вне политики явлю» (28.12.1921), а на следующий день, когда Рерих спросил, не надо ли Юрию, когда он будет находиться в Европе, принять участие в белом (добровольческом) движении, был ответ: «У тебя будет более чистая задача». И затем уже для всех Рерихов: «Считаю, путь [освобождения] России не через пушку. <...> У Нас решено явить пути учения [для] свирепых сердец – смягчить [людей] единением Красоты» (29.12.1921).

 

Одним из главных направлений, по которому устремилось воображение ряда участников тех событий, читавших Беседы Е.И.Рерих с Учителем, был так называемый пан-монгольский план, ностальгирующий по имперским завоеваниям Чингисхана и Тамерлана. Сознание устроено таким образом, что при нехватке или противоречивости ключевых деталей оно само начинает строить основу исходя из наиболее ближайших и созвучных стереотипов. Например, мираж озера в пустыне у томимого жаждой путника. Или когда в зависимости от исходной установки человек на одной и той же картинке обнаруживает то одно изображение, то другое. Так произошло и с пан-монгольским планом. В майю завоевательного плана горячо уверовали все участники американского круга Рерихов.

Так, в течение многих ранних Бесед Учитель определённо говорил о том, что Россия принята Учителем в управление[6] , что Его земля – Россия[7] , что она – «страна Мории»[8] . Но потом в один из дней, когда Рерихи как раз познакомились со знаменитым сибирским писателем Г.Д. Гребенщиковым, знатоком и певцом русского Алтая, состоялась очередная Беседа с Учителем. В этой Беседе вновь прозвучало о Сибири и серебряных горах Алтая, в том числе: «Учитель друзей куёт вам. Учитель гору годную отвёл вам. Учитель может друга найти вотчине Своей» (08.10.1923). Под «другом» имелся ввиду Гребенщиков, которого планировалось привлечь к проекту «Белуха». Но на вопрос Елены Ивановны: «Какую страну М.М. наз[ывает] Своей вотчиной?», Учитель, вместо Алтая или Сибири, дал совершенно неожиданный ответ: «Монголия». Так возрастала пан-монгольская легенда.

Подобный тип легенд Учитель назовёт «степенью нелепости», которая «как громоотвод привлекает молнию [вражеского удара]»[9] . В чём же заключалась нелепость в случае с легендой о заповеданности «Монголии»?

Если принимать эту легенду буквально и из всех её поворотов на протяжении десятка лет выделить главное, то получится, что Махатмы и державник Рерих якобы мечтают, чтобы объединённые «монгольские орды» вновь захватили Азию, в том числе и Россию, и что именно в этом виделось исправление и спасение планеты. Для иностранцев, чуждых русскому вопросу, или же ещё не созревших жизненным опытом, подобная жертва России не вызывала сопротивления в душе. Но совсем иначе ордынская нота звучала для русского уха. Как и вообще любая агрессия против России. Многие иностранцы до сих пор с трудом понимают эту странную черту русского характера биться за Родину до последней капли крови. Карлу XII, Наполеону и Гитлеру об этом говорили, но они не поверили. Рерих в январе 1943 об этой черте писал: «Самые многочисленные враги Земли Русской бывали посрамлены несломимым духом воинства русского и жертвенным самоотвержением всего народа. Александр Невский, Сергий Радонежский и Дмитрий Донской, Минин и Пожарский, Суворов и Кутузов – сколько славнейших вех, сколько победных восхождений. <…> Знает русский народ священную радость любви к Родине. <…> Не найдётся более безумца, который бы дерзнул ополчиться на Русскую Землю, на союзную семью народов, дружно слившихся на священной, единой целине»[10] .

В том, что касается «монгольской орды», то у каждого русского человека, не лишённого исторической памяти, имеется глубокий шрам на душе в память о двухсотлетнем татаро-монгольском нашествии, которое в отечественной истории называется – игом. Иго – это не рабство времён древнегреческих полисов и не притеснения мавров в Испании, это во много раз хуже. Здесь сначала перебили всех русских воинов, а затем ставили к колесу мальчишек и резали всех, кто оказывался выше, дабы не случилось восстания. Проказа крепостного права на Руси пошла также отсюда. В памяти народа отпечаталось, что не было хуже и унизительнее времени в истории Отечества, чем это татаро-монгольское иго. Во всём мире со времён Петра Великого и до сих пор ругают русских за несносные имперские амбиции, за неисправимое великодержавие. Так же, как всем известно, что никогда Россия никакому чужестранному нашествию не покорялась; с точностью до наоборот, по некому загадочному попущению судьбы бесконечно расширялась и вбирала другие народы и территории. За одним исключением – при самом зарождении державы, при том самом, связанным с монголами и ордой. Поэтому величайшим и памятным событием для истории русского народа стала Куликовская битва. А Сергий Радонежский, вдохновивший в этой битве дружины на изгнание орды, в Русской православной церкви был причислен к лику святых и считается «величайшим подвижником земли Русской».

Рерих всю жизнь прославлял Россию и русскую державность и был ярчайшим почитателем Сергия Радонежского, так, что уголок св. Сергия был у Рерихов не только в их доме в Индии в Наггаре, но по настоянию Рериха была сооружена и освящена часовня преподобного Сергия даже в его небоскрёбе-музее в Нью-Йорке. Елена Ивановна Рерих написала книгу о Сергии Радонежском, показав его главным небесным защитником и вдохновителем русского народа и России.

Для молодых американцев Нью-Йорка подобные нюансы русской души, русской истории, русского патриотизма были, судя по всему, не вполне ощутимы[11] , или же слишком сильно на них действовала вера в невероятное. Будучи готовыми тогда поверить вообще в очень многое, они из множества разбросанных в Беседах фраз пан-монгольской и пан-азиатской окрашенности сложили картину грядущего нашествия орд Чингисхана и Тамерлана на Россию.

Вместе с тем, использование в Беседах в целях диверсии слов монголы и Монголия было неслучайно. Уже историки-евразийцы, писавшие в начале двадцатых в эмигрантском Париже, в татаро-монгольском нашествии для России усматривали не только негативные, но и позитивные черты.

Что означает на просторах Евразии упоминание о «Монголии»? Империя Чингисхана включала в себя самую большую в известной мировой истории территорию от Дуная до Японского моря и от Новгорода до Юго-Восточной Азии. Исторически в центрально-азиатском регионе только чингизид мог стать ханом. К чингизидам принадлежала даже династия Юань в Китае. В Беседах слово «Монголия» часто служит символом империи Чингисхана, как объединения разных народов Азии в единую мощь под одной волей. В этом символе это не столько территория, сколько идея – об азиатском монолите и единстве.

Русские не римляне, но Русская церковь прониклась пророчеством о том, что: «Москва – Третий Рим». Русские не евреи, но многие грезили будущей Россией как «Новым Иерусалимом». Почему же русским, занимающим почти ту же территорию и имеющим в крови долю тех же генов, не называться Империей Чингисхана? Или как сказано в Беседах – Российской Азией?

Утверждается, что русский народ, пережив и преодолев татаро-монгольское иго, хотя и был тем самым задержан в развитии цивилизации на несколько веков, приобрёл этой задержкой главное: закалил и выкристаллизовал в азиатском пламени национальный великодержавный дух, получил законное право – оявиться Российской Азией. Русский народ сроднился и искупился Азией, причём не только временами татаро-монгольского нашествия, но и в последующем собирании под своим началом народов Азии, включая защиту Азии от походов со стороны Запада. Наивысшей жертвой на алтаре Азии стал для России период СССР, включая подъём и строительство азиатских республик, включая защиту Азии от врага. Как сказано Учителем, что именно русское тело должно быть во главе Азии: «…ибо Р[оссия] Моя страна, ибо России выпал жребий, ибо Россия отдала больше всех – даже имя своё. Пусть кто-нибудь отдаст больше, он больше и получит» (14.12.1925).

Только подлинный хозяин столь любит, оберегает, защищает и строит свой дом. Русское великодержавие означает не собственность на земли и не колонизацию прочих народов, а ответственность за мирную и счастливую жизнь, за приращение общего блага. Морально и кровно, за восемь веков искупления Россия получила право стать сердцем Азии, стать наследницей империи Чингисхана.

Российская государственность, русский народ, как новая историческая и духовно-этническая мировая общность, ведёт своё начало от её духовного родоначальника и собирателя земли русской – Сергия Радонежского. Для появления русского народа он является тем же, что и Моисей для Израиля. Сергий Радонежский назван в Беседах как русское воплощение Учителя Мориа, предводителя и родоначальника новой Шестой Расы, новой Шестой Эпохи. Поэтому и сказано Учителем, касательно исторического пути, которым Учитель вёл Россию к решающему и переломному XX веку, что «не описать России будущей жатву Мории» (02.08.1923).

В подобном пан-русском, пан-азиатском духе нужно понимать в Беседах и сказанное об «ордах монголов». Ибо эти, условно названные «монголы», и есть сами мы: «Вы, русские, равны птицам перелётным. Родина скоро получит новое – орды монголов» (29.06.1921), и через два года: «Множество убиенных [в революцию] идёт в Россию. [Запись Е.И.Р. на противоположной стороне разворота тетради: На вопрос Юрия, сколько их идёт?] – Туча. <…> Позволено всем любящим Россию [ко сроку] вернуться. Не описать России будущей жатву Мории» (02.08.1923).

 

24 июня 1933 года Учителем был дан новый виток Плана, а вместе с ним и пан-монгольской легенды: «Припомним, что указано: “Возгласят пушки над Казанью начало Нового Века”. Так собираются знаки и нужно иметь уши и глаза, чтобы замечать пути Плана. Тучи не могут закрыть сужденное. Народы Азии помнят о царствах и ханствах»[12] . Если для врагов сказанное приобретало качество чистой диверсии, заставляя думать о подготовке Рерихом неких захватнических операций, если для американских сотрудников и привлечённых ими друзей сказанное о славе Казани, царствах и ханствах грезилось как невероятное чудо воскрешения победоносных орд монголов, которые завоюют Россию, изгонят большевиков и насадят повсеместно буддизм, то для Рерихов речь шла о пробуждении русского духа в терзаемой стране, о заповеданном подвиге русского Ивана. Ибо суждено было после двух веков татаро-монгольского ига русское взятие трёх ордынских ханств: Казани, Астрахани и Сибири, что запечатлелось тремя коронами над орлами российского герба. Суждено было претвориться в русском духе и русском теле, как в плавильном котле, силы всех народов Азии. Наконец, после всех измывательств и издевательств в XX веке над русским отечественным началом суждено было русскому Ивану расправить плечи и во Второй мировой войне именем Российской Азии, именем справедливости и общего блага спасти планету от разрушения. Таким образом, если для американцев сказанное о «Монголии» и «монголах» выглядело как завоевательная пан-монгольская идея, как новая золотая «Калифорния», то для Рерихов это была пан-русская идея, идея о Российской Азии, или как она много раз названа в Беседах – русское дело.

 

Объяснение, почему Россия и Российская Азия не назывались прямым текстом и были замещены другими наименованиями («Монголия», «Новая Страна» и пр.) было дано в одной из Бесед с Учителем. Елена Ивановна спросила: «В Тайной Доктрине в одном месте сказано, что Америк[анцы] являются 6-й и даже 7-й субрасой [нынешней Пятой Коренной Расы], в другой [работе] – что сердце [зарождающейся] Шестой расы, коренной, бьётся сейчас на Ам[ериканской] зоне. Но мне казалось, что для коренной расы нужна большая давность для типа, установившегося от смешения разных национальностей, нежели трехсотлетнее смешение Америки, потому я отношу коренн[ую] Шестую расу в будущую Рос[сийскую] Аз[ию] и понимаю, что нельзя было называть её как нечто сокровенное – так ли это?» На что был получен ответ: «Даже нельзя и не следует произносить будущую Р[оссийскую] Аз[ию] – разорвут» (05.03.1933).

Америка

Пан-монгольская легенда об «ордах монголов» и «военных захватах» по времени её начала стала зреть в связи с Юрием Рерихом, но не он, как оказалось, был её главной мишенью. Насколько теперь можно судить, данная специфическая легенда, излагавшаяся в Беседах фрагментами и вперемешку с древними сказаниями в течение длительного срока, связана была в первую очередь с американской частью Плана Махатм, с привлечением американского круга сотрудников к реализации целой цепи рериховских проектов.

 

Зинаида Лихтман, Н. К. Рерих,  Франсис Грант, Индия, 1928

Зинаида Лихтман, Н. К. Рерих,  Франсис Грант, Индия, 1928

 

Все пять участников американского круга (а также муж Зинаиды Лихтман – Морис Лихтман), были молоды и в здоровом смысле амбициозны, уже добились определённых жизненных успехов и искали новых свершений. Франсис Грант и Нэтти Хорш в конце 1920, когда Рерихи приехали в Америку, исполнилось всего 24 года, Зинаиде Лихтман и Луису Хоршу – 31. Если бы американским участникам сказали, что многое из того, что они будут делать по Плану сейчас, есть лишь закладка семян, которые взойдут не при этой их жизни, а лишь через пятьдесят, сто и более лет, то они бы таким Планом не загорелись. Либо если бы была обрисована вся грандиозность творимого, то такое бы они не переварили, в лучшем случае не поверили. Для костра энтузиазма нужны быстро воспламеняющиеся и лёгкие дрова. Из всего многообразия, содержащегося в Беседах, американским сотрудникам было предоставлено самим строить те представления и предположения, которые ближе их сердцу. Ещё в 1924 году Рерихам было сказано: «Надо уметь руководить – надо, надо, надо. Если бы вы знали, как часто Нам приходится хвалить песочные кучи, называя их замками. Конечно, Нам радостно, когда строитель пылает восторгом похвале и готов строить новые кучи. Помните об этом»[13] .

Фабула идеи, на которой держался энтузиазм американских сотрудников, была изложена летом 1922 года, когда на острове Монхиган (США), где отдыхали Рерихи, окончательно сложился американский рериховский круг. Из полученных Рерихами к этому времени Бесед, а также из посланий, которые во время монхиганских записей круга произвёл собственноручно каждый из участников, следовала следующая идея. Существуют Махатмы, возможности и способности которых многократно превышают обычные человеческие. Эволюция планеты направляется Махатмами. Махатмы определили для будущего ведущее положение России, и Главный Махатма принял на себя её водительство. Рерихи являются земными посланцами Махатм и их цель «венчать союз с Востоком»[14] . Культурные дела, начатые Рерихами в Америке, Учение Живой Этики являются новым средством для достижения поставленных мировых задач[15] . Рерих в качестве посла должен поехать в Россию, чтобы прочесть «обращение к народу»[16] , а затем ехать в духовное средоточие Востока – Тибет, и «оправданный, новый Союз процветёт Народов Востока»[17] . Сотрудники Рерихов, участвуя в данном Плане, вместе с Рерихами окажутся впереди исторического потока.

Всё это соответствовало действительности. Все участники знали о многозначности и иносказательности текстов Бесед, о зашифрованности деталей Плана. Все знали о наличии в записях ловушек для непрошенных читателей. Но насколько по-разному был усмотрен в текстах подлинный смысл, насколько по-разному были соотнесены с Планом личные амбиции.

Главными трудностями в работе с американскими сотрудниками были две. Первая, это уровень их сознания, их не готовность к конструктивному синтезу духовного и мирского. Одни из них продолжали оставаться целиком в заботах о материальных приобретениях, другие витали в облаках теологических догм и грёз. О неподготовленности коренных американцев – Франсис Грант и четы Хоршей, в Беседах прямо говорилось. Но по содержанию писем Е.И. Рерих к Зинаиде, Морису и Эстер Лихтманам – выходцам из России, по содержанию Бесед, дававшимся в их присутствии и заметно ориентированных на их уровень сознания, также хорошо видно, что уровень и этих участников круга не сильно отличался от остальных. Морис Лихтман, семья которого была из крупнейшего центра хасидизма – Каменец-Подольска (Западная Украина), все окружающие события воспринимал в свете мистицизма библейских пророчеств и легенд. Зинаида Лихтман (в девичестве Шафран), родом из Одессы, будучи, как и её муж Морис, талантливым музыкантом, оставалась до конца жизни неисправимым романтиком. Все американские сотрудники крайне упрощённо видели порученную им миссию: «В Ам[ерике] мало понимания, они знают тянуть [лишь] одну вожжу [тогда как] у возницы двенадцать вожжей. Не сетую, но говорю факт» (16.07.1925); «Вл[адыка] очень огорчается затуманенным сознанием наших сотрудников. <…> Сколько у них властолюбия…» (Е.И.Р. 12.03.1934).

Вторая трудность заключалась в привитии среди прагматичных Хоршей и Франсис Грант, среди их друзей-американцев стержневой идеи Плана Махатм о ключевой значимости для судеб мира и Америки – России. Об этом неоднократно говорилось в Беседах: «Явить нужно [американским сотрудникам] разумение русскому делу. Утвердиться можно и без Ам[ерики], но к чему уявлять лишения для Ам[ерики]. Только в союзе с Россией Америка может разделить задачу мира» (13.03.1925). « (Для передачи избранному в начале 1933 президенту Рузвельту). Махатмы гималайские говорят Америке. Уже приходит срок, когда Америка может стать Страною Великою. Уже приближается срок, когда народы Америки могут соединиться в прочное целое. Но счастье Америки придёт, когда она познает с кем судьба её. Америка была издавна связана с Азией. Нити древние окрепли при счастливых знаках Светил. Нужно, нужно делать, что говорят законы космические. Нужно не откладывать и не затруднять течение Светил. Так, нужно понять, что народы, занимающие большую часть Азии, суждены ответить дружбе Америки. Но пусть тот, кто уполномочен вести Америку по пути преуспеяния, тот, кто может выразить закон космический, пусть поймёт, где друзья сужденные. Пусть примет совет счастья. Пусть приложит силы к немедленному упрочению положения. Он, кому вверены судьбы Америки, пусть крепкою рукою направит народы свои к союзу, который даст силу Миру» (16.06.1933).

В одном из первых указов в отношении Хорша говорилось: «Скажи Хоршу не покидать [биржевого] дела – оно нужно для России, укажу время» (28.05.1922). Елене Ивановне Рерих было сказано писать Франсис Грант и Хоршу «о русском значении для мира, уму их станет задача союза с Россией близкою» (24.08.1924). При поездке Хоршей с Рерихами по Европе: «Фуяма (Рерих), яви Хоршу деяние вашего русского музея в школе Горы Мории. <...> [Даже] у диких народов искусство цветёт, как же среди Америки ему не быть» (04.09.1923). Отношение к России и русскому делу у Луиса Хорша, его супруги Нэтти и Эстер Лихтман стало библейским камнем преткновения их верности Учителю.

С Музеем Рериха в Нью-Йорке, к строительству 24-х этажного здания которого готовили Хорша с самого начала, Учителем связывались большие планы: «Хотел бы шепнуть кому-то о новом значении Музея, ибо это место будущих договоров Ам[ерики] с Р[оссией] – место Версаля» (05.03.1925). Версальским мирным договором 1919 года, заключённым между странами-победительницами, была образована Лига Наций (прообраз ООН) и установлен пробританский мировой порядок. Мировой План Махатм предполагал ещё более масштабный план – развитие на базе нью-йоркского Музея Рериха Всемирной Лиги Культуры и придание ей роли главного инструмента согласия и возрождения всего человечества.

Болезненного и узкого отношения Хорша к России и русскому народу изменить не удалось. Уже в первый год плотного сотрудничества с ним, когда только что был открыт первый Музей Рериха в трёхэтажном доме, купленном для этих целей Хоршем, Зинаида Лихтман возмущалась в своём дневнике о русофобстве Хорша, который, как она пишет, «заявил, что Америка будет удовлетворена, когда будет Американский Музей, а пока удовлетворены русские... Сказать это, когда Музей [Рериха] – дар Америке!!!»[18] , «Также Хорш должен понять, – писала она в другой отповеди Хоршу в 1923 году, – что Музей Рериха дан [Учителем] М. и что это не русский музей и нашу Школу не назовут русской, как этого боится Хорш, ибо ему кто-то из американцев что-то нашептал <...> И наша Школа, и наши идеалы – ин¬тернациональны, и нам американцев нечего бояться»[19] . Но позднее и она увидела, что Рерих всё же делал русский музей, и что именно в деятельности русского музея в деловой столице Америке – Нью-Йорке, заключался самый большой смысл. Так, Рерих в 1946 писал: «Хорш уничтожил Русский музей – ведь все преступное трио ненавидело все русское. Никто, кроме оголтелых шовинистов, не противился бы <…>. Но преступникам потребовалось уничтожить русское дело, и это не может быть забыто. А общественное мнение до русского дела было глухо»[20] .

Аналогичным образом о ключевом значении России для судеб мира говорилось в письмах Е.И. Рерих президенту Рузвельту и Генри Уоллесу за 1934 – 1935, причём с категорическим настаиванием воздерживаться от поддержки того большевистского засилья, разрушающего и культуру как таковую, и национальное русское основание. Но, как показало будущее, руководители Америки данного посыла не приняли. 17 ноября 1933 года, в день проведения международной Конференции Пакта Рериха в Вашингтоне с участием представителей 36 стран, США заявили об установлении дипломатических отношений с СССР (о признании СССР). Лёгкий план для США, как было сказано в Беседе, был разрушен[21] . Е.И. Рерих написала: «…Договор о признании [большевиков] подписан был в День Конвенции. Какой великий знак битвы Света и тьмы!»[22]

Грандиозные планы по ближайшим преобразованиям Азии и мира, воспринятые в Америке через смесь политизация и чудотворства, четырнадцать лет устремляли американских сотрудников и привлечённых ими заинтересованных лиц на активное деловое и финансовое участие. И хорошо видно, что достигнутое оказалось очень даже не малым, и если бы не помешало предательство, то можно было ожидать и свершения самых грандиозных надежд.

В 1929 в Америке разразилась Великая депрессия и финансовые дела Хорша покачнулись, а Эстер Лихтман потеряла все свои накопления в разорившемся банке[23] , Незадолго до этого правление Музея приняло решение передать всё его содержимое, включающее громадный объём картин известных художников и восточных уникальных ценностей в дар Америке. И когда у Хоршей и Эстер Лихтман появился доступ к президенту Рузвельту, они целиком потеряли к Рериху и его русскому делу интерес, их материальные устремления перевесили всё. Будучи доверенными Елены Ивановны Рерих в отношениях с Рузвельтом, вместо её посланий к президенту с Указаниями Махатм, которые начали передаваться с 10 октября 1934, они с 14 апреля 1935 устно, а с 15 апреля письменно стали подсовывать другие сочинения, включающие лично выгодные для Хорша и Уоллеса советы. Требования Е.И. Рерих прекратить это безобразие, прикрывающееся именем Махатм, приняты троицей не были. Всё это в итоге привело сначала к разрыву, а затем к захвату предателями в Америке всего созданного Рерихом и достигнутого здесь именем Рериха.

Трое предателей, по мере их падения, по мере погружения в контактёрские сообщения, принимаемые теперь Эстер Лихтман от нового «учителя», всё более ненавидели Рериха. В целях уничтожения Рериха они стали активно распространять клевету о якобы планах Рериха по расчленению России (захвату Сибири), по образованию там отдельного государства, что Рерих якобы хотел впутать в эти планы американское правительство, столкнув США с интересами целого ряда ведущих государств. И это при том, что Хоршу ещё в самом начале говорилось: «Учу Ло[гвана] (Хорша) понять, что не для развития промыслов [в России], но к развитию Мира призываю его» (03.08.1925); «Про с[оюз] В[остока] с Ам[ерикой] может сказать [в Америке] лишь Л[огван]» (03.07.1925); «…Горюю о судьбе [корпорации] Б[елуха] в представлении Лог[вана] (Хорша) . Нужно показать [ему], как слагались большие дела» (25.06.1926). Также и Е.И.Рерих в письме американским сотрудникам касательно работы с Уоллесом твёрдо заявляла, что «наша культурная деятельность была и есть поверх всякой политики» (Е.И.Р. 29.11.1933).

 

Очернительство Хорша, усугублённое клеветническими материалами на Рериха с Дальнего Востока, достигли своей цели, перепугав министра сельского хозяйства Генри Уоллеса, до этого два года считавшего Рериха своим духовным Учителем. Уоллес поверил Хоршу, что теперь передатчиком воли Махатм стала Эстер Лихтман, и что зарвавшиеся Рерихи Учителями теперь отставлены, чему доказательством служила серия скандалов, раздутых в харбинской прессе вокруг имени Рериха. Уоллес переметнулся в лагерь предателей, Рерих впоследствии будет неоднократно в своём дневнике за сороковые годы упоминать лживость и предательство этого «покровителя Хорша». О причастности к той же истории Рузвельта говорят дневники Хорша (если им можно верить), но в большей мере тот факт, что Рузвельт, при своём избрании на третий срок сделал Уоллеса вице-президентом (1941 – 1945), и, как утверждалось, видел в нём своего преемника.

В посланиях к Рузвельту от Е.И. Рерих предлагалась программа построения Нового Мира: создание на планете двух равновесных центров сил – объединения народов Азии при водительстве России и объединения народов двух Америк при водительстве США, и в таком балансе Запада и Востока, России и Америки – провозглашение на планете Союза Мира. Мировозренческой основой для Нового Мира должно было стать Учение Живой Этики (Агни Йога). В идеях, приносимых теперь Рузвельту от новоявленного «учителя», выразилась совершенно противоположная стратегия. Из дневника Хорша следует, что данная стратегия предполагала однополярное мировое доминирование США. В частности, предлагалось сначала в Китае, затем в Индии установить золото-серебряную валютную систему, подконтрольную США, а затем взяться за финансовые рынки Англии, перехватив у той финансовое доминирование в мире, и, таким образом, установить денежное, а за ним и политическое верховенство на планете США. Не Культура и пробуждение духа, а деньги и понуждение теперь выступали панацеей для исправления мира, для вхождения в новую Шестую Расу. Теперь не Рерих, а Рузвельт был выдвинут, как записал Хорш, «пророком Новой Эры». Когда под конец войны Рузвельт вроде бы разобрался в том, что происходит, бразды правления над созданным Американским Колоссом находились уже не у него.

При решающем участии Генри Уоллеса, при продолжающихся происках госдепартамента США (Карделл Хэлл), при попустительстве, или как утверждал Хорш, содействии Рузвельта, спустя менее чем через год после триумфального подписания в кабинете президента США Пакта Рериха 22-мя странами, в американских газетах и среди влиятельных лиц была развёрнута кампания по дискредитации Рериха, в том числе с обвинениями в шпионаже. Ещё до этого официальным лицам и послам латиноамериканских государств и практически всех европейских стран Генри Уоллес как протектор Конвенции разостлал серию писем о прекращении интереса Америки к рериховскому Пакту Мира, американским диппредставительствам отданы были указания отказывать в визах Рериху для воспрепятствования его приезда в США. В довершении ко всему против Рериха государство возбудило инспирированное Хоршем дело по якобы неуплате Рерихом во время Центрально-Азиатской экспедиции налогов (за уплату которых отвечал сам Хорш) и одновременно против него был возбуждён финансовый иск Хорша. Путём подделки документов и влияния на суд[24] Хорш присвоил всё имущество Музея Рериха (подаренного Америке[25] ) и само 29-этажное здание, разрушив тем самым средоточие рериховских дел. Посредством этой сорганизованной травли, Рериха сделали в общественном и культурном пространстве Америки персоной нон-грата, на тысячу его картин, которые находились в Музее, был наложен сначала арест, а затем они все перешли в собственность Хоршей и были упрятаны в подвалы. Совместными усилиями администрации США, предателей и стоящих за ними сил общественные инициативы величайшего человека XX века – Н.К.Рериха, перспективное культурное и миротворческое дело Рериха были обрушены. В 1943 Рерих подвёл итог этому злодеянию: «Какая скверная, какая мерзостная драма – глумление над всем миром! События подтверждают, насколько неотложны и своевременны были все наши начинания. Преступная банда все нарушила. И Лига Культуры имела широчайшую программу, а теперь всё тормозится, ограничивается, замедляется. Поистине, сказано, что один конь может задерживать целый караван»[26] .

 

Сказанное в Беседах о Хоршах, об их выборе между материальным и духовным, между «динарием» и «светом» – это в миниатюре то, что в общепланетарном масштабе случилось с выбором Америки. Плоды такого выбора сегодня пожинает вся планета. Ведь в конечном счёте, с точки зрения мировой истории, не личность и не предательство брокера Хорша соразмерны миссии и значению Рериха – посланца Махатм, точно так же, как не предательство Девадатты или Иуды были соразмерны миссии Будды и Христа. Глобальные последствия больших предательств далеко выходят за рамки деяний отдельно взятой личности. Такие предательства являются не причиной, а только последним камнем перед очередным поворотом мирового колеса.

В Беседах и письмах Е.И.Рерих многократно утверждалось, что тридцатые годы станут началом издревна ожидавшегося пророками Армагеддона – великого отбора и битвы сил Света и сил тьмы. Сегодня хорошо видно, что с XX века направление общеэволюционного и нравственного развития человечества определялось и определяется Россией и Америкой. «Россия и Америка будут теми странами, которые повернут руль всего Мира» (18.10.1934), сказано в Беседах. Во время Великой депрессии, то есть ещё до начала Второй мировой войны, когда в Америке старое было разрушено, и Рузвельт в тридцатые годы создавал новое, Америка и мир стояли перед великой и лучшей возможностью.

Однажды Е.И. Рерих задала вопрос, что «розенкр[ейцеры] ждут прихода М.М. в Америку[27] », и получила на него ответ, что «Мои дела в Америке и есть Мой приход в Америку» (25.05.1923). Что же сделала в лице её лидеров Америка? Если пользоваться известной аналогией, то она совершила – Распятие. Поэтому после разрушения всех культурных и миротворческих начинаний Рериха в Америке, разрушения дел Учителя, было столь категорично Учителем сказано: «…Америка запятнала себя предательством, убережём от этого Россию» (16.06.1936); «Вы правы, что для вас Америка совсем кончилась, и всякие там дела не имеют значения. И для Нас Америка кончена. Е.И.Р.: Вл., что означает мой сон о Рузв[ельте]? Его двуличность. Такому типу было всё дано, и он предал всё. Е.И.Р.: Может быть, мои послания Рузв[ельту] были не нужны и даже вредны? Нет, нужно было дать Америке последнюю возможность спасения. Ведь Америка была любимицей Раккотци, и нужно было ей оказать внимание. Е.И.Р.: Но неужели можно было спасать Ам[ерику] ценою всего Плана? Но План не затронут, наоборот, происходящее в Америке даже полезно для будущего» (28.06.1936). «Так Бр[ат] Рак[отци] отвернулся от Америки. Так единственная страна Р[оссия] – иначе нет решения. – Сейчас в Америке великий кризис» (03.04.1938).

Авторство

Начало пан-монгольской легенды ведёт свой отсчёт от поездки Хоршей с Рерихами по Европе в 1923, ровно через год их вхождения в круг. В Виши, 17 июня 1923, в тот же день, когда на иллюзию были устремлены сыновья Рерихов, для прочтения и перевода с русского на английский для жены Хорша (Нэтти) Учителем было сказано:

«17.06.1923. Родная птичка, можешь лететь без заботы о руках вражеских. Отдавая, получаем, презирая вещи, получаем небесное одеяние».

И далее уже для Е.И.Рерих: «Урусвати, походи с Порумой (Нэтти Хорш) и скажи ей, как в Vichy закладывается идея Величайшего союза. Скажи ей: народы будут помнить 17 июня. Праздник цветов перед поднятием знамени, под которым соберутся Мои русские города Чита и Урга» (17.06.1923). За три дня до вышеприведённой беседы Е.И. Рерих записала: « (На замечание Е.Р[ерих], что она не успеет и не сможет многое объяснить Хоршам). – Не беспокойся, нельзя дать им больше» (14.06.1923).

Первое сообщение в откровенно тамерлановском завоевательном духе прозвучало для Хоршей через неделю, 25.06.1923: «Удача поведёт вас через пустыни заснувшие лучам навстречу в око Моей земли. Уладится путь семи народов. Удумаю, удумаю, уже вижу вдали знамя, водимое Удурханов, Лулянхай встаёт, и те Имуразы подымаются, и луга полны коней. Большой подошёл к Волге, доходит до Казани. На Москву дорога пуста. Дуновение чуда устремляет толпы». Для брокера Хорша, далёкого от реалий России и Азии, подобные сообщения звучали ошеломляюще.

Хорши вернулись в Нью-Йорк 13 сентября, и на следующий день Зинаида Лихтман записала о новом плане, как его изобразили ей Хорши: «14.09.1923. Вчера приехали Хорши, полные энтузиазма к работе. <...> Они привезли [от Н.К. и Е.И.] следующие тайны о будущем: Е.И. и Н.К. будут жить на Алтайских горах, будет выстроен храм, план которого будет дан [через] Светика, и Сибирь будет центром России. Камень [Чинтамани], обладающий великой силой, будет дан Е.И. и Н.К. в октябре. Камень этот был в глубокой древности дан со звезды Орион. Им владел Акбар. Он как магнит притягивает людей. Целые нации могут подняться, если поднять его кверху. Враг может быть уничтожен, если три раза произнести его имя, смотря на Камень»[28] .

Переданное о Камне Хорши почерпнули из легенд-аллегорий, начатых диктоваться в Беседах ещё при Хоршах перед их отбытием в Америку. Впоследствии эти легенды составят книгу «Криптограммы Востока». Также из Беседы от 7 июля 1923, когда они находились с Рерихами в Европе, они узнали о битвах с помощью Камня, но только на астральном, а не на физическом плане. Хоршам обертоны русского языка, на котором излагались былины, как и известные пределы оккультного вмешательства были недоступны. Плюс их начальный, ученический период касания сверхреальности, неизбежно сопровождающийся «оккультной лихорадкой» – временной утратой адекватности. Как будет сказано Учителем о таких выводах: «У лёгкого ума суждение катится колесом» (07.10.1923). 6 октября 1923 в Париже Рерихи получили Камень Чинтамани и телеграфировали об этом в Америку. Пан-монгольская легенда облеклась в плоть.

 

Об особом характере некоторых Указов, содержащих диверсию и даваемых для передачи Хоршам и Эстер Лихтман, о том, что «читать с усмешкой явленные Указы», Рерихам было сказано уже в 1923, когда Хорши ездили с Рерихами по Европе. И когда произошло в 1935 предательство, Елена Ивановна вспомнила о предупреждении, прозвучавшем двенадцать лет назад. «Как интересно читать записи [Бесед] прошлых лет, – писала она, – и находить там намёки на всё происходящее теперь. Так, читаю день 10 июля 1923 г.: “Указываю, чтобы читать с усмешкой явленные Указы”, и добавлено: “Ур[усвати], cумей принять явление кармического сообщения”»[29] . В другом письме Елена Ивановна отмечает, что «ещё в двадцать третьем году (15.09.1923) в Париже, когда Ояна (Эстер Лихтман) собиралась возвращаться в Нью-Йорк, у нас была Беседа. И я так запомнила странное напутствие ей: “О мяч судьбы! Куда попадёшь и куда отскочишь? Свет тебе начертан – успей, мяч, долететь! Удержи лукавое вращение[30] !” Именно теперь это лукавое вращение так стало очевидным»[31] . «…Ещё в 27-м году было Сказано: “Ещё десять лет можно ожидать самых изысканных предательств”. Так всё было [Учителем] предусмотрено, всё было известно»[32] .

 

Важно отметить, что тексты, которые давались непосредственно Учителем М., разительно отличались от текстов военизированной пан-монгольской диверсии. Особенно это бросается в глаза, когда те и другие звучали в одной Беседе. Иногда даже стиль и построение этих разных по смыслу текстов заметно не совпадали. Генеральная линия Плана предполагала мирное объединение государств, причём, на духовном и культурном, т.е. на долгосрочном основании, тогда как диверсия несла смысл сугубо политического, то есть сиюминутного основания. По поводу конъюнктурности политики, непригодности её для исправления человечества, что он к ней не имеет никакого отношения, Рерих неоднократно указывал в своих статьях[33] . С точностью до наоборот, Рерих должен был на примере собственной жизни явить универсальность инструмента Культуры, запечатлеть в памяти будущих поколений именно такой, новый способ построения Нового Мира. Внешнее устремление пан-монгольской легенды говорило совсем о противоположном. Вместе с тем, как было показано выше, пан-монгольская мифологема помимо маскировки, внутри несла также идею о России, как наследнице и владычицы потока Азии. Вождём данного потока, Водителем России был назван Главный Махатма – Учитель Мориа. Именно Он давал тексты Учения. Вокруг российского стержня строилась вся деятельность Рерихов. Но кто же тогда стоял за маскировочной частью мифологемы, за всеми хитросплетениями и коридорами пан-монгольской диверсии? Трудно представить, что это был сам Великий Учитель. Если диверсия, как показало развитие событий, главным образом захватила американских сотрудников и была связана с Америкой – ибо главный центр рериховских дел был специально учреждён в Америке, то логично будет предположить, что и руководителем данной диверсии был один из Учителей, занимающийся непосредственно Америкой.

 

Связанность диверсии с американцами, в первую очередь с трио будущих предателей, оказывается достаточно очевидной. Так, после отъезда Хоршей и Эстер Лихтман от Рерихов из Парижа в Америку (8 и 22 сентября 1923) содержание Бесед с Учителем показательно меняется, указы с налётом пан-азиатских завоеваний резко заканчиваются. После отъезда Эстер Лихтман в тот же день Рерихам было сказано: «Явите понимание завершению настоящего периода вашей жизни. Дни окончания перед днями начала» (22.09.1923); и через неделю: «Урусвати отодвинет ручные игрушки (пан-монголии и пр. ). Корабль чистый охранён. Думы новой явится понимание» (01.10.1923).

Возобновление, можно сказать, обострение диверсии произошло спустя год, в июле 1924 года, перед отъездом Рериха из Индии в Нью-Йорк (см. Приложение). Поездка Рериха в Америку понадобилась для решения технических вопросов предстоящей Центрально-Азиатской экспедиции, но главное, для укрепления американского тыла на четыре года, пока Рерихи будут оторваны от цивилизации, и для обеспечения финансирования экспедиции. После этого отъезда Рериха в Америку легенда в её заведомо «тамерлановом» окрасе в течение трёх лет (до марта 1927) не объявлялась. Примечательно, что в период нахождения Рерихов в Москве и на Алтае, когда вместе с ними были Зинаида и Морис Лихтманы, военизированная легенда, кроме одного непоказательного случая, не звучала. Впоследствии именно они, особенно Зинаида Лихтман, окажутся наиболее преданными из американского круга. Данный факт указывает, что диверсия предназначалась для проведения не столько через них, сколько через других сотрудников американского круга, сыграющих впоследствии решающую роль в американских проектах. Потом Рерихи, уже без Лихтманов, отправились в Монголию (Ургу), прожив там полгода, – легенда в записываемых Беседах там также не звучала, и вновь она проявляется лишь перед самым приездом Лихтманов в Ургу, в марте 1927. Но, за три дня до расставания (10.04.1927), когда они должны были отправиться от Рерихов в Нью-Йорк с новыми Указами для Америки и с очередными легендами (сами Рерихи направятся в Тибет), звучание в Беседах вдохновляющих «завоевательных» планов резко прекращается, как будто их никогда не существовало и как будто в Тибете они больше не нужны. Даже когда спустя полгода экспедиция окажется на пять месяцев запертой на плато Чантанг, и ряд русских участников, на фоне гибели от холода и болезней людей, при тупиковости ситуации будут охвачены затяжным психическим кризисом, даже в этот критический момент к помощи пан-монгольской и аналогичных вдохновляющих идей Учитель более не возвратится.

Возобновление текстов, заведомо окрашенных в диверсию, произойдёт лишь через шесть лет, 24 июня 1933 (и пристрелка 11.10.1932), в преддверии отъезда Рериха в США и когда Генри Уоллес будет американскими сотрудниками посвящён в план Махатм (как они это понимали) и приступит к получению согласия Правительства США на организацию экспедиции в Маньчжурию и назначение руководителем этой экспедиции Рериха. При этом уже не требовалось особых внушений касательно «орд Тамерлана», ибо сказанное в двадцатые годы теперь после вхождения в Белый Дом свидетельствовало о материализации предначертанного. Тексты, изредка питающие диверсию, будут продолжаться до 03.02.1934 (отъезд Рериха в Америку и далее на Дальний Восток), и связаны они будут исключительно с деятельностью сотрудников в Америке и планов по Америке: привлечению к делам Г.Уоллеса и Ф.Рузвельта, и главному на этом этапе – подписанию в Вашингтоне Пакта Мира.

Руководителем всеми главными делами рериховской части Плана с момента отъезда Рериха становится Е.И. Рерих, объявленная Учителем Наместницей Нашей (20.03.1934). Именно ей принадлежит главная заслуга в привлечении к сотрудничеству президента Рузвельта, написание Посланий Рузвельту с изложением линий будущего мироустройства, координация в это время всех рериховских центров мира и продвижение ключевых требований по готовящемуся подписанию Пакта Рериха в Вашингтоне. Как сказано было Учителем о Елене Ивановне Рерих: «Ты можешь учить вождей огромных Государств» (09.10.1934). Почти ежедневно она получала указания Учителя, которые почти исключительно касались Америки, но не маньчжурской экспедиции Рериха. Другими словами, все основные дела творились теперь в Америке, и всеми этими делами в Америке, т.е. претворением главных задач Плана, руководила в этот период Елена Ивановна Рерих.

В свою очередь, Н.К. Рерих, находившийся в это время в маньчжурской экспедиции, осуществлял манёвр по отвлечению внимания данной поездкой от Америки на Дальний Восток, в чём и заключался смысл маньчжурской диверсии. Будучи здесь на удалении от Елены Ивановны, Николай Константинович, насколько можно судить, не получал детальных указаний от Учителя в её письмах, за единственным случаем коррекции Учителя: перестать погружаться в отсталые слои Харбина[34] . Иначе было во времена Центрально-Азиатской экспедиции – там детальные указания по продвижению экспедиции, по новым людям, по грозящим опасностям и многому другому шли от Учителя практически каждый день. В результате здесь в Маньчжурии (русском Харбине) поднялся на весь мир шум, девятый вал клеветы и нападок на Рериха. Именно эта маньчжурская экспедиция стала предлогом для совершения предателями обвала в Америке. Не случайно Учитель перед этой поездкой в течение полугода будет касаться темы подвига, а через несколько дней после отъезда Рериха в Америку и Маньчжурию произнесёт: «Наш Ф[уяма] пошёл на великий прекрасный подвиг» (07.02.1934). Во время Второй мировой войны такой манёвр у русских назывался: «вызываю огонь на себя».

 

В Беседах давались некоторые сведения о деятельности Великих Учителей, и в отношении Америки показательно выделялся один – Учитель Ракотци. Е.И.Рерих писала, что «Учитель Сен-Жермен главным образом работает над Америкой»[35] и что Сен-Жермен – это Учитель Ракотци[36] . В дневнике Зинаиды Лихтман также находим: «…Учитель Рако[т]ци – над Америкой»[37] . На фоне сказанного в Беседах о воплощениях Учителей, Ракотци характерно выделялся именно необычными приключениями в мире королей и политиков. В греческой мифологии среди главных героев Учителю Ракотци явно соответствует хитроумный Одиссей, а среди богов Олимпа – Гермес (Меркурий), бог торговли, ремёсел и письменности. В Беседах говорится, что у него в последнем воплощении была «славянская кровь со стороны матери» (25.10.1934), что он единственный из Братьев (кроме М.М.), кто побывал в России. Иными словами, есть некая логика, или карма в том, что Ракотци сопровождал деятельность американского круга, имеющего одновременно отношение и к России, и к Америке.

В Беседах сообщается, что Ракотци активно участвовал в бурных событиях Европы и Америки времён Наполеона и президента Вашингтона. Мадам д’Адемар, подруга французской королевы Марии-Антуанетты, рассказывая о лицах, пользовавшихся доверием Людовика XV, также писала: «…Благосклонностью со стороны монарха долго пользовался знаменитый и таинственный граф Сен-Жермен, мой не оценённый ещё по достоинству друг… С 1749 года король неоднократно поручал ему выполнение различного рода дипломатических миссий и оставался им весьма доволен». Это же подтверждает и госпожа Оссе (madame de Hausset) в своих мемуарах: «Король и госпожа Помпадур были очень внимательны к графу. Господин Кено однажды в Высочайшем присутствии заявил, что Сен-Жермен шарлатан, тогда король публично одёрнул его и посоветовал впредь воздерживаться от подобных замечаний. Его Величество, видимо, совсем ослеплён талантами Сен-Жермена и временами говорит о нём, словно о человеке высочайшего происхождения».

В Беседах о Ракотци говорится: «Вот план, основанный на Бонапарте. Так называемый Сен-Жермен руководил [французской] революцией, чтобы посредством её обновить умы, но и создать единение Европы. [Но] вы знаете, какое [дурное] направление приняла революция. Тогда создался план символизировать единение в одном человеке. Наполеон всецело найден Сен-Жерменом[38] . <…> План уже был разбит, когда Наполеон безумно устремился на Россию, ибо он не должен был затронуть Азию»[39] . «...Незнакомец, провозгласивший [за принятие Декларации независимости] свободу Америки и затем исчезнувший… Брат Ракотци»[40] . Сен-Жермен известен тем, что рассказывал громадное число историй из прошедших веков, которые сопровождал подробностями, словно сам там присутствовал. Он также прославился всевозможными выдумками и чудесами: «Однажды французский вельможа сказал графу Сен-Жермену: “Не приложу ума понять всю чепуху, которая около Вас происходит”» (Знаки Агни Йоги, 451; Беседа 10.12.1928).

Касательно связи Ракотци с Америкой в Беседах говорилось: «Ракотци, начинай игру, Ракотци одобряет время. <...> Ракотци одобрил для Америки» (18.01.1922). «Е.И.Р.: Я видела сегодня Master’a Rakotzy и слышала [Его] призывы к немедленной работе. – Да, Он нашёл обстоятельства [в Америке] удачными, если удержаться от сора [раздоров среди американских сотрудников]. <...> Повторю, Брат Ракотци указывает приложить все возможности Америки» (17.10.1928). Существуют и другие упоминания в Беседах о Ракотци в связи с Америкой[41] . Поэтому очевидно, что именно о Ракотци Учителем М. было сказано: «Предусмотрел путь ваш [в Америке] Наш Брат» (05.09.1922). Таким образом, в силу всего сказанного, нам представляется, что именно сознание Ракотци причастно к пан-азиатским завоевательным формулам диверсии.

***

Всё вышесказанное о диверсии свидетельствует о многослойности потоков информации и событий вокруг американской рериховской группы, о глубокой и долгосрочной связанности судеб Америки и России, о стратегической и тактической многогранности Плана Махатм. Нью-Йорк с самого начала был назван городом, куда переместилась земная цитадель вражеских сил[42] . Раздавались вопросы: почему в таком случае Рерихи сразу после Лондона были направлены именно в Нью-Йорк для организации здесь своего первого и главного общества? Почему почти то же самое в конце XIX века сделала Блаватская? Если присмотреться к мировой истории, то становится видно, что глубокое и продолжительное воздействие на мир материи, на земную жизнь достигалось Учителями в центре сосредоточения сил, господствующих над этим самым материальным аспектом планетарного бытия. Как сказано в Учении: «Утверждённые мосты врагом есть лучшее восхождение. Только когда все противники напряжены, можно провести в жизнь самый наибольший план»[43] .

 

Так, в том ключе, в котором каждому из американских участников это оказалось ближе, был придан импульс для больших дел: поддержка Центрально-Азиатской экспедиции, строительство музея-небоскрёба Рериха в Нью-Йорке, привлечение к делам Рерихов президента США Ф. Рузвельта, номинация Рериха на получение Нобелевской премии, организация международных конференций, завершившихся подписанием в 1935 в Вашингтоне Пакта Рериха двадцатью двумя странами, и, конечно, запись, публикация, переводы на иностранные языки и распространение книг Учения, заложение по всему миру основ будущего Храма – мирового рериховского движения. Как сегодня видно, оглядывая то время трезвым взглядом, все названные свершения оказались намного более реальны, логически связаны и в исторической перспективе – эволюционно востребованы, нежели сказочные «орды монголов», поднятые из небытия тенью Тамерлана.

Приложение. Пан-монгольская диверсия

Ниже приводятся фрагменты Бесед, включающие диверсию.

 

«04.07.1924. Позовите У[драю]. Дам ещё [«Указ»], ибо пыль [на зеркалах] очищена должна быть. Уже строю мост на Р[оссию]. Пусть другие зажмурят глаза перед скоком Моего коня. Пусть другие узнают мощь русского ума. Пусть другие падут в страхе перед рокотом Моего шествия. Пусть другие падут в смятении перед громом тысячи орудий, возвестивших над Волгою начало Моего века! Пусть другие бредят Монг[олией] на улицах Парижа. Пусть другие трясутся, слыша приближение Моих шагов. Уничтожим серый блуд на земле и поставим стражу на Северн[ом] море. Сам обнажу меч, за Мною блеснут все орды, аулы и станицы земли Моей и понесут копья молву о ... ... новом на гр. ... Зв[енигороде] ... сущем. Сегодня на [пророческом] зеркале прошли потоком дружины, и Мой друг радовался звукам духовного гимна. Указ Мой идти за знаменем боя, на котором чаша подвига. Вспомним видение знамён в зале Совета.

На следующий день, 5.07.1924. У Нас луч показал смуту среди Наших призванных. Указ Мой [за предыдущий день] остаётся непонятым. Хорошо указать – лучше читайте старые Указы.

 

[А.В.: т.е. читайте Указы о необходимости духовного понимания.]

 

«07.07.1924. Теперь пусть [слушает] У[драя]. Нужно устроить победу, ибо Монг[олия] хочет видеть силу натиска Ч[ахем] Б[улы] на перевале Налчу, затем подойдёт х[утухта] (здесь – Юрий Рерих). На перевале сам Гуру (Н.К.Рерих) поднимет Изображение Владыки Бесстрашия и благословит воинов Ударного полка. Т[ибетский] генерал доносит: “Не могу дождаться, солдаты сдаются, и кошуны[44] прошли на рысях в тыл. На рассвете р[усские] батальоны подошли к монастырю и утеснители открыли огонь по войску. Дан приказ очистить, дальше дорога открыта. Камень проснулся» (07.07.1924).

 

«20.07.1924. Позовите У[драю], потом посидим. Вижу путь на Мон[олию]: геологическая экспедиция везёт аэропланы. Учёный лама озабочен перевозкой тяжёлых орудий. Дело деликатное и требует внимание. Молодые ламы среди занятий метафизикой учатся ходить строем. Затем вижу, сельскохозяйственные тракторы несут пулемёты. Явление лам на границе Ал[тая] оказывается ротою монг[олов]. Созидание буддийского храма около Б[елухи] для калмыков Ал[тая]. Лама служитель явится в сопровождении членов ордена Будды Побеждающего. Каждый лама имеет под халатом форму полка, так бескровно и не возбуждая внимания Моё дело утвердится. <…>

Дух новый должен поднять вас. Дуновение его до явления осталось недолго. Чую, нужно полетать духом».

 

[А.В.: указание «нужно полетать духом» – здесь самое главное.]

 

«05.09.1924. Позов[ите] м[альчиков]. Луч Мой ждёт событий. Тихо начнём. Пусть участие родины будет значительно, но скрыто. Считаю, Герм[ания] может дать самолёты, родина остальное. Амер[иканские] моторы и лазареты для больных эпидемиями. Командование затем мобилизует лазареты ввиду военных действий на перевалах. Россия, тебе посылаем сотрудников по всему миру. Поднимаем старые шатры, по-новому ткём знамёна».

 

[А.В.: при этом только что, до слов «позовите мальчиков», говорилось о прямо обратном, о сугубо мирном характере экспедиции]:

 

«Р[усское] дело отсюда толчки получает. Учитель полагает, что [ваше культурно-религиозное] вторжение в Т[ибет для русского дела] полезно. Течение событий затронет религию, потому [вам] успеть можно [воспользоваться моментом], лишь ответив на обиды религиозные [как буддистское посольство]. Потому, не теряя времени, собирайте знаки, затронувшие священное чувство [веры тибетцев]. Ценно всякое указание. Ценно знать, какие монастыри возмущены. Ценно знать, сколько народа не принимает новых порядков. Оскорбителен чужой мундир на ступенях святынь. С Ярчуя покажется помощь. [Духовный] удар над пустынею прогремит. Лучше У[драе] мыслить о кафтане, только кафтан [учёного ламы] мундир [военного] победит. Новое время требует новую оболочку. Правильный путь приведёт к бескровной победе. Не Наш план [отныне] из пушек стрелять. Один выстрел [противников] в Будду равен [выигранного вами] целому бою».

 

Примечания

 

1. Публикация первоисточника осуществлена издательствами «Прологъ», «Сфера» и др. на основании дубликатов тетрадных записей Бесед с 24.03.1920 по 03.02.1935, выполненных Е.И.Рерих и переданных в США, которые ныне хранятся в библиотеке Amherst Centre for Russian Culture (Амхерст-Колледжа) в США, а также тетрадей Е.И.Рерих (копии) с 1935 по 1944, которые находятся в Нью-Йоркском Музее Рериха, куда они были переданы З.Фосдик (Лихтман). В современной литературе закрепилось название данных записей «дневники», хотя традиционно-личных записей там вообще нет. В настоящее время скан-копии всех этих тетрадей выложены в интернете. Первоначально записанные тетради Е.И.Рерих находятся в Международном Центре Рерихов в Москве и в полном виде на 2012 г. ещё не публиковались.
2. Указывалась предстоящая гибель Англии к сороковым годам XX-го века, что в контексте теософских сообщений о потопе Атлантиды наводило на мысль об аналогичном потоплении. История показала, что Британская Империя в середине века в результате деколонизации рухнула политически и экономически, в этом смысле Англия – «утонула», о чём будет впоследствии сказано: «Нужно понять в смысле полного разрушения и отделения [от Британии] всех колоний» (20.10.1934).
3. Кычанов Е.И., Мельниченко Б.Н. История Тибета с древнейших времён до наших дней. М., «Восточная литература», 2005. С.142.
4. Кычанов Е.И., Мельниченко Б.Н. История Тибета с древнейших времён до наших дней. М., «Восточная литература», 2005. С.142.
5. Харочай и Увучая – духовные Руководители, соответственно, Юрия и Святослава Рерихов (см. Беседу 14.06.1923).
6. Беседа 12.11.1921 и др.
7. Там же.
8. Беседа 28.01.1922.
9. Беседа 28.10.1932.
10. Николай Рерих. Листы дневника. В 3-х т., т.3. МЦР, М., 1996. С.92.
11. Это касалось даже русскоязычных Мориса и Зинаиды Лихтманов, о которых Е.И.Рерих писала, что «…знание ими русс[ого] яз[ыка] не безукоризненно, ибо ещё в ранней юности они уехали из России и посейчас М.М.Лихтман нам всегда пишет по-англ[ийски]» (Е.И.Р. – Р.Я.Рудзитису 08.06.1937).
12. Беседа 24.06.1933.
13. Беседа 11.11.1924; Озарение, 2.11.3.
14. Беседа 14.07.1922.
15. Беседы 26.07.1922; 05.08.1922 принято Грант.
16. Беседа 22.08.1922.
17. Там же.
18. Дневник З.Фосдик 24.11.1924 (Фосдик З.Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. (По страницам дневника: 1922-1934). М., «Сфера»).
19. Дневник З.Фосдик 30.03.1923.
20. Николай Рерих. Листы дневника. В 3-х т., т.3. МЦР, М., 1996. С.380.
21. Беседа 12.11.1933.
22. Письмо Е.И.Рерих американским сотрудникам 22.11.1933.
23. См. письмо Е.И.Рерих – Ф.Грант, З.Г. и М. Лихтманам 12.11.1935.
24. См.: Николай Рерих. Листы дневника. В 3-х т., т.3. МЦР, М., 1996. С.157.
25. При завершении строительства нового, 24-этажного здания (ставшего 29-этажным) Музей был объявлен даром американскому народу, и 24 июля 1929 его директора подписали об этом декларацию. Хоршу было поручено этот дар оформить юридически, но он это затянул и не сделал.
26. Николай Рерих. Листы дневника. В 3-х т., т.3. МЦР, М., 1996. С.157. С. 182-183.
27. В США в то время существовало несколько розенкрейцеровских орденов. Одним из авторитетных американских розенкрейцеров считается Макс Гендель, который в 1911 открыл в Оушенсайде, штат Калифорния, Всемирную Штаб-квартиру своего ордена. Гендель в своём главном труде (1909) утверждал, что с наступлением эры Водолея произойдёт кратковременный расцвет России, которая замкнёт развитие нынешней Пятой Расы, тогда как новая эпоха уготована торжеству Америки, куда и явится Мировой Владыка: «Христианское учение Нового Завета относится в особенности к пионерским Расам Западного Мира. Оно специально внедряется среди народа Соединённых Штатов, ибо поскольку целью новой Расы Шестой Эпохи будет объединение всех Рас, Соединённые Штаты превращаются в “плавильный котел”, где смешиваются все нации Земли; результатом этого смешения явится следующий “избранный народ”, его ядро» (Гендель М. Космоконцепция розенкрейцеров или мистическое христианство. М., «Литан», 2002. С.275). «В конце нашей нынешней Эпохи высочайший Посвящённый появится публично, когда достаточное количество рядовых представителей человечества того пожелают и добровольно подчинятся этому Водителю. Они-то и составят ядро последней Расы, которая появится в начале Шестой Эпохи [в Соединённых Штатах]. После этого расы и нации прекратят своё существование. <…> Когда через несколько сотен лет Солнце из-за прецессии равноденствия вступит в знак Водолея, русский народ и славянские народы в целом достигнут степени духовного развития, которая продвинет их намного дальше нынешнего состояния. <…> Однако достигнутое таким образом [одностороннее] развитие [русских] будет нестабильным <…> По этой причине существование Славянской цивилизации будет кратковременным <…> Из народа Соединённых Штатов составится последняя из всех Рас в теперешней схеме эволюции; это произойдёт в начале Шестой Эпохи» (там же, с.266). В Беседах с Учителем (см. 05.03.1933 и др.) и письмах Е.И.Рерих, напротив, утверждается, что, во-первых, никакое публичное явление Мирового Водителя при современном состоянии умов невозможно, что такой приход будет в ином смысле, а, во-вторых, страной, избранной Владыками быть первопроходцем восхождения человечества, является Россия, как средоточие более высокой, духовной ступени.
28. Дневник З.Фосдик 14.09.1923.
29. Письмо Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам 01.08.1935.
30. Раскрытие образа «мяча» или «юлы» дано в 1929 г.: «Участь юлы, являющей вращение вокруг своей оси, есть символ человека, разъединяющегося с вечным движением (Духовного Водительства)» (Беспредельность, 31). В сравнении с юлой и мячом в Учении далее называется открытый лотос сердца: «Открытый Лотос всё вмещает, светоделимость его пламенных лепестков обращается кругом, на все стороны» (там же).
31. Письмо Е.И.Рерих – Н.К. и Ю.Н. Рерихам 13.06.1935.
32. Письмо Е.И.Рерих – Ф.Грант, З.Г. и М. Лихтманам 22.11.1935.
33. Статьи Н.К. Рериха: «Щит» (1920); «Переселение Искусства» (04.01.1935); «Пример» (06.04.1935); «Videbimus» (16.05.1935); «Культура» (без даты); «Культура» (30.09.1941).
34. Беседа 29.12.1934; 15.01.1935.
35. Письмо Е.И.Рерих – Н.П.Серафининой 24.09.1935.
36. Письмо Е.И.Рерих – Е.П.Инге 10.10.1954.
37. Дневник З.Фосдик 06.09.1928.
38. План Термидора – низвержение режима массового террора, установленного во время французской революции Робеспьером и Маратом, и замена его новациями Наполеона, заложившими в Европе прогрессивные на ту эпоху основы буржуазного строя. Высшей задачей Наполеона было объединение европейских стран в Штаты Европы, в том числе для противодействия Англии. Поход на Россию разрушил данный План.
39. Беседа 02.05.1924.
40. Беседа 23.08.1931.
41. О курировании Учителем Ракотци дел в Америке см.: Беседы 18.01.1922, 16.10.1922 (письмо Ракотци относительно развития проекта «Корона Мунди»); 17.10.1928, 19.03.1929 (план Ракотци о нью-йоркском Музее); 28.06.1936 (о любви Ракотци к Америке), письмо Е.И.Рерих – К.Кэмпбелл 15.05.1950 (о наблюдении Ракотци за Катрин Кэмпбелл). «…Сен-Жермен, или Уч. Раккоцци, находится сейчас в твердыне [Белого Братства]» (Письмо Е.И.Рерих 11.08.1937). Некоторые сведения о миссии Учителей Братства содержатся в записи Дневника З.Г.Фосдик от 27.10.28, что соответствует сказанному в Беседах. О влиянии другого Учителя – Учителя Иллариона, на так называемую Красную Америку будет сказано в главе о Латинской Америке.
42. Беседы 24 и 29.11.1922, 27.01 и 13.04.1924, 01.09.1928.
43. Беспредельность, 772.
44. Кошун (монг.) – отряд войска.

 

(Глава из книги: Владимиров А.В. Зачем Рерих ходил в Азию (Мировой План Махатм). Опубликована в журнале «Дельфис» № 4 (72), 2012 г., с.35 – 49. Авторская редакция).

 

Декабрь 2012
www.vav.ru

 

27.06.2015 17:58АВТОР: А. В. Владимиров | ПРОСМОТРОВ: 2504




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Александр Владимиров »