Гимны Духа. Наталия Жукова. Баллада о короле Артуре. Часть III. Ирина Богдановская. Бог Отец и Иисус Христос в трудах Е. П. Блаватской. Сергей Целух. Легенда о Бобырхане в пересказе В.Г.Кушнаренко-Суртаевой.. Памятники старины. Алексей Селищев. Вкус барбариса. М.М. Бакланов. Этот удивительный Владимир Маяковский! Александр Херсонов. МЦР как непрерывный скандал. Алексей Анненко.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты Старая версия

Реклама



Однокоренные слова. Олег Карпович


Есть такая наука — лингвистическая компаративистика. С ее помощью ученые, сравнив схожие по звучанию слова из разных языков, могут определить, какой из них древнее, и даже реконструировать давно забытые диалекты. Благодаря этой науке удается заполнить пробелы в истории, связанные с исчезнувшими государствами, и проследить пути расселения народов по планете Земля. Как правило, находки археологов и исследования генетиков подтверждают открытия лингвистов...

Вы обращали внимание на то, как похожи элементы древнейших белорусских орнаментов на рисунки ковров и вышивок американских индейцев? А на сходство томагавков с бронзовыми топориками, частенько обнаруживаемыми нашими археологами при раскопках курганов? Лично меня просто поражает идентичность конструкции и назначения (ловить плохие сны) белорусской соломенной игрушки «паук» точно такой же (и с тем же названием!) у североамериканских аборигенов. Ну не может быть, чтобы эти совпадения были случайными! Возможно, генеалогическое древо индоевропейской языковой семьи, недавно составленное россиянами (см. рисунок), поможет найти нить, связывающую нас, жителей Европы, с коренным населением Америки?

Итак, начинаем спускаться со своей белорусской веточки этого древа вниз, к самым его корням. Не пропуская ни одной развилки... Спустившись лет на 500 — 600, оказываемся на ближайшем от нас языковом перекрестке — тогда от единого древнерусского ствола отпочковались белорусский, русский и чуть раньше украинский языки. Участники самого знаменательного для нас события тех времен, Грюнвальдской битвы (1410 г.), в переводчиках не нуждались: и смоленские, и гродненские, и киевские хоругви — все воины, за исключением татар и поляков, говорили на одном языке. Да и польскую речь наши предшественники понимали в те времена гораздо легче, чем современники. Кстати, спустя даже столетие Франциск Скорина, задумав издавать книги для простого люда, печатал свою Библию на языке «русском», понятном как в Великом Литовском, так и в Московском княжестве...

Спускаемся еще на 500 лет — к развилке, на которой закончилось деление единого общеславянского языка на древнерусский, южно- и западнославянские. Как раз в те времена киевский князь Олег войной на Царьград ходил. Помните? Нестор — летописец в «Повести временных лет» записал: «В год 6415 (907-й — по современному летоисчислению) пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве. Взял же с собой множество варягов и славян (здесь: новгородцев. — Авт.), и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи (переводчики. — Авт.). И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях, и было кораблей числом 2000... В каждом по 40 мужей». Как, впечатляет войско? Только на кораблях плыли 80 тысяч человек! Из всех племен, объединявшихся тогда в единый народ, князь набирал армию. Славянское большинство в ней, естественно, говорило на одном языке. А толмачи–тиверцы, славяне с берегов Днестра, нужны были для общения с византийцами. Дело в том, что они неплохо знали язык «греческий» еще со времен первой половины первого тысячелетия нашей эры, когда все славяне жили компактной группой между Днестром и Дунаем, а походы на Византию и Рим были для них делом обычным. Об одном из таких походов вспоминает византийский летописец Прокопий Кесарийский — это когда славяне вместе с гуннами, готами, антами и прочими «варварами» осаждали столицу Великой Римской империи в 536-537 годах. Тот же Прокопий, кстати, в своих летописях замечает, что язык антов был понятен славянам.

Однако пора спуститься еще на полторы-две тысячи лет ниже — к 1500 году до нашей эры, когда разошлись пути балтийских народов и славян, до того составлявших единую балтославянскую общность, пользовавшуюся, естественно, одним языком. С тех пор, вероятно, у белорусов и литовцев с латышами остались схожими пантеон языческих богов, многие элементы народной одежды и довольно внушительный словарь общеупотребляемых слов: «дойлiд, жвiр, адлiга, бразгаць, бурбалка, дылда, кумпяк, лайдак, свiран, талака, твань, трушчыць» — все эти слова из того, общего когда–то у праславян и будущих балтов языка.

3000-2000 лет до нашей эры, придя в Центральную Европу с востока, разделился на две части народ, говоривший на едином балтославяногерманском языке. А еще раньше, 5000-4000 лет до нашей эры в результате расселения по всей Европе, распался на несколько ветвей единый индоевропейский праязык, понятный тогда практически всем жителям современной Европы и части Азии.

О том, что у европейских языков одни корни с санскритом, на котором говорят современные индусы, догадались в XVIII веке английские колонизаторы. Один из них, лингвист-любитель по призванию и судья по профессии, Вильям Джонс, выдвинул гипотезу о существовании в прошлом народа, говорившего на общеиндоевропейском языке. Этот Джонс настолько увлекся коллекционированием общих для англичан и индусов слов, что с их помощью смог даже описать местность, где некогда этот народ обитал. Страна, по его мнению, располагалась на морском побережье. В ней было много рек, полных лосося, в лесах росли тисовые деревья и березы. Современные ученые смогли доказать верность догадки английского колонизатора насчет общего у европейцев и индусов праязыка, а вот насчет места, где жили его носители, до сих пор спорят — на Дальнем Востоке, в Поволжье, где-то в Средиземноморье или в Англии?

Немецкий лингвист Август Шлейхер, первым давший теоретическое обоснование модели индоевропейского праязыка, смог на нем даже басню написать:

Лишенная шерсти овца увидела
Лошадей, везущих тяжело груженый воз,
И сказала: «Сердце сжимается, когда я вижу
Людей, погоняющих лошадь».
Но лошади ответили:
«Сердце сжимается, когда видишь, что люди
Сделали теплую одежду из шерсти овец,
А овцы ходят стрижеными.
Овцам приходится труднее, чем лошади».
Услышав это, овца отправилась в поле.

Не такими уж и первобытными, оказывается, были наши предки 7 тысяч лет назад, если уже тогда занимались овцеводством и умели мастерить телеги!..

Владислав Иллич-Свитыч, гениальный российский языковед, развивший теорию Шлейхера, написал стихотворение на еще более древнем языке, на котором предположительно общались все жители Евразии 11 тысяч лет назад — до того, как реконструированный им праязык распался на индоевропейскую, уральскую, алтайскую, афразийскую и картвельскую семьи языков. Хотите послушать, как он звучал?

Келхэ ветей хакун кэлха,
Калан палха–ки на ветэ.
Ся да а–ка ейа элэ,
Йа–ко пеле туба вете.

(Язык — это брод через реку времени,
Он ведет нас к жилищу ушедших;
Но туда не сможет прийти тот,
Кто боится глубокой воды.)

Кстати, на этом языке могли уже, наверное, говорить американские индейцы, переселенцы из Старого Света так называемой второй волны, и люди культуры Кунда, появившиеся на территории современной Беларуси вслед за отступившим ледником. Они, кстати, не были европеоидами. То, что языки индейцев сиу и дакота близки к тюрко-татарской группе, лингвистами уже доказано. Кроме того, доказана даже генетическая связь этих жителей Америки с коренным населением Урала и Алтая! Почему не предположить, что «наши» люди Кунда, эти охотники на мамонтов и северных оленей, пожив на землях Белоруссии, Прибалтики и Поморья, не пошли дальше? Через Урал на Алтай, например? А потом через Берингов пролив — в Америку? Не берусь утверждать, но сравнение элементов древнейшей символики, доставшейся нам в наследство от предков, подталкивает к этой мысли. К тому же у всех коренных жителей Нового Света одна группа крови, встречающаяся и у белорусов, — третья. Так что, может быть, мы с далекими краснокожими братьями не только одной крови, но и «мовы». Прислушайтесь, как похоже на восстановленный праязык всех евразийцев звучит приветствие индейцев навахо:

Йата–хе! — что значит: «Вiтаю вас!», или иначе «Здравствуйте!»

P.S. Уже при подготовке материала у предлагаемой версии нашлись как сторонники, так и те, кто частично с ней не согласен. В ближайших «Мгновениях» — мнения историков и лингвистов.

22.08.2011 03:00АВТОР: Олег Карпович | ПРОСМОТРОВ: 180


ИСТОЧНИК: Портал Беларусь сегодня



КОММЕНТАРИИ (0)

Оставить комментарий

Изображение Обновить
<< Вернуться к «Культура »