Международный Центр Рерихов выпустил третий том Справочника по наследию Рерихов. 110 лет со дня рождения Сергея Павловича Королёва. Сергей Юферев Сообщение Международного Центра Рерихов. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Байки на привале. Заочный диалог с Т.К. Мкртычевым. Михаил Бакланов.


 

В.Г. Перов. Охотники на привале

 

 

На сайте Рерихком появился комментарий заместителя генерального директора ГМВ господина Т.К. Мкртычева по поводу пресс-релиза Министерства культуры РФ на тему: «Международный центр Рерихов распространяет информацию, не соответствующую действительности». Автор статьи излагает свою позицию и предлагает читателю свой комментарий на высказывания Мкртычева.

Поскольку лично мне несподручно давать на том сайте свою оценку высказываний господина Мкртычева, то попробую дать свой комментарий на его слова здесь. За основу возьму высказывания Т.К. и по ходу его слов попробую изложить свою позицию. Вроде как бы мы побеседуем заочно с Тиграном Константиновичем. Хотя не откажусь и от прямой встречи у нас на сайте, тем более, что такое желание им не так давно запрашивалось у редакции портала. Ждем, двери открыты. Прошу прощения у Т.К., но сегодня у меня слегка ироничное настроение. Итак.

 

Комментарий заместителя генерального директора по научной работе Государственного музея Востока Т.К.Мкртычева:

 

 

Т.К. По теме выселения МЦР из строений 4, 5 и 7 Усадьбы Лопухиных: первое - МЦР захватило строение 5, которое используется в хозяйственных целях, а также для проживания гастарбайтеров. На это строение у МЦР нет никаких прав. По этому строению Музей Востока подал исковое заявление в арбитражный суд, рассмотрение дела назначено на 12 июля.

 

М.Б. Строение №5 МЦР ну никак не захватывало, оно находится на территории Усадьбы и до момента передачи прав собственности в федеральное управление, находилось вместе со строениями № 4 и 7 в безвозмездном пользовании у МЦР. Действительно, с момента передачи недвижимости с баланса Москвы на баланс Росимущества, в документах передачи строений, этот комплекс хозяйственных построек не значится. Как такое могло произойти, разбираться ни мне, ни Вам, а суду, который ваша сторона инициировала и именно суд определит все нюансы этого вопроса. Он же и определит права на это строение. Не надо, Тигран Константинович, забегать вперед судебных решений, тем более, Вы здесь (в комментариях) в целом показываете себя ярым блюстителем законности.

 

 

Т.К. Второе, на что необходимо обратить внимание, - невыполнение условий договоров безвозмездного пользования строениями 4 и 7, которые были переданы МЦР Москвой и в которых МЦР до настоящего времени размещается. Это объекты культурного наследия: строение 4 – памятник федерального значения «Дом XVIII в. с палатами XVII в. «Главный дом» (Москва, Малый Знаменский переулок, д. 3/5, строение 4), строение 7 – объект культурного наследия регионального значения «Флигель усадьбы Лопухиных XIX в.» (Москва, Малый Знаменский переулок, д. 3/5, строение 7).

 

М.Б. Что Вы, Т.К., этим хотите сказать? Это всем известно (в отношении памятников)!

 

 

Т.К. В начале 1990-х годов у МЦР были охранно-арендные договоры на эти строения. Потом договоры аренды. Но после того, как у главного спонсора МЦР «Мастер-Банка» начались проблемы, они оказались не в состоянии оплачивать арендную плату. Были накоплены огромные долги (20 млн. рублей), которые Москва вынуждена была им списать. Но даже с учетом того, что вместо договоров аренды с ними заключили договоры безвозмездного пользования, и арендную плату МЦР не платит уже два года, у них большие финансовые проблемы – долги по заработной плате, выставочная деятельность сведена к минимуму.

 

М.Б. Ну, сама история развития имущественных отношений между собственником и арендатором нашей истории дана достаточно примитивно и в общем виде. В принципе, можно принять навскидку Ваши слова и взять за основу. Долгов к Вашей радости, смею сказать, было много больше. Вот цитата из Заявления МЦР:

 

«Почти одновременно с этим распоряжением (о передачи прав собственности – М.Б.) Правительства Москвы было подписано и распоряжение от 27 октября 2015 г. № 638-РП о списании с Международного Центра Рерихов долга по арендной плате за использование усадьбы Лопухиных в размере 33 968 000 руб.

Международный Центр Рерихов благодарит мэра Москвы С.С. Собянина и Правительство Москвы за списание с нас многомиллионного долга. Мы рассматриваем это решение московских властей не только как значительную материальную помощь МЦР, но и как признание многолетней деятельности Международного Центра Рерихов, а также российской и международной общественности по реставрации усадьбы Лопухиных.

К сожалению, в связи с потерей финансирования, МЦР был вынужден приостановить работы по воссозданию северной части флигеля и каретника, а также по регенерации хозяйственных построек усадьбы (строение № 5), которые были предусмотрены планом окончательного воссоздания усадьбы, утвержденным Правительством Москвы. Мы полагаем, что при передаче строений усадьбы в собственность Российской Федерации Правительство Москвы руководствовалось письменными обещаниями министра культуры В.Р. Мединского «воссоздать целостность комплекса усадьбы», и надеемся, что это обещание будет выполнено. (выделено мною, М.Б.)»

 

А вот в отношении арендной платы, которую МЦР не платит уже 2 года, позвольте мне усомниться: если бы такое было бы реальностью, то Вы, Т.К. давно бы уже сидели в стенах Усадьбы, разорвав арендные отношения с МЦР, воспользовавшись правами нового юридического управляющего собственностью. Однако что-то я Вас там не наблюдаю, а только слышу Ваши слова, что Вас на территории Усадьбы никуда не пускают. Что-то это как-то не вяжется с обликом нового хозяина Усадьбы. Зато хорошо вяжется с тем фактом, что сотрудники центра получают мизерную зарплату, а то и вообще работают «за идею». Да, там есть долги по заработной плате (более 9 млн. рублей). Но Трудовая инспекция, насколько я понимаю, не стала этот вопрос ставить на законодательную карающую основу. Пока этот факт волнует только Вас. Я не говорю, что работники Центра в восторге от того, что живут на грани выживания, нет! Однако Вам, обласканным государством, не понять, что такое трудиться ради идеи за гроши и не жаловаться в Трудовую инспекцию на условия оплаты своей работы. Плата за труд была бы намного достойней, если бы Центр не понуждали тратить свои ресурсы на борьбу с такими доброжелателями, как Вы и прочие. Деньги, на которые существует сейчас МЦР, собираются всем миром. И заметьте, это в том числе и мои деньги, и деньги тех, которые отрывают (тоже за идею) их от себя, поддерживая Центр. Аналогично и с выставочной деятельностью: её объем и наполнение зависит от «кармана» Музея. Но даже в этих условиях, Т.К., Вы возводите напраслину на МЦР: лучше присмотритесь к своей (ГМВ) выставочной деятельности, которая не жалует богатой выставочной статистикой, несмотря на стабильное государственное финансирование. И я что-то не слышал, чтобы ваш музей так поддерживала общественность. Или я ошибаюсь?

 

 

Т.К. Между тем, МЦР продолжает заявлять, что они вложили немало средств в восстановление усадьбы из разрушенного состояния. Во-первых, это деньги спонсоров. В их числе - Б.И. Булочник, который часто жертвовал их не напрямую, а через какие-то сомнительные организации. Тут есть все основания полагать, что таким образом выводились средства вкладчиков «Мастер-Банка».

Во-вторых, реставрировали усадьбу большей частью волонтеры-энтузиасты, почитатели Рериха, которые приезжали со всей страны. Роль руководства МЦР в этом вопросе сводилась к заключению договоров на выполнение работ со своей аффилированной структурой, учредитель которой - Владимир Анатольевич Родионов является руководителем отдела строительства и реставрации МЦР. Но активная реставрация и строительство - уже в прошлом. Сейчас на территории усадьбы стройка заморожена.

 

М.Б. А разве это не так? Вы, Т.К., ведь не можете привести данные, сколько вложило государство в воссоздание Усадьбы Лопухиных, по той простой причине, что таких фактов в природе не существует. Впрочем, и не отрицаете, что Усадьба была отреставрирована на общественные деньги и руками добровольных помощников. Никто не скрывает тот факт, что Б.И. Булочник финансировал Музей, включая и реставрационные работы. Не Вам (это прерогатива следствия и суда) судить о «сомнительных организациях и выводимых средствах вкладчиков Мастер-Банка». Не надо нагнетать старую истерию по этому вопросу, она уже в прошлом. А с Мастер–Банком, без Вашего и моего участия, есть кому разобраться. Только время идет, а результатов не видно, а может и их и не будет? Вы правы, стройка в МЦР сейчас заморожена. Нет денег. А у вас (ГМВ) они есть? Свои кровные, или опять Минкульт даст? Он, что – бездонная бочка снабжать только ваш музей? Вы даже своё почти прошлое хозяйство (церковь Илии Пророка) довели при государственном финансировании до безобразного состояния, а теперь выставляете себя новым благодетелем, этаким финансовым тузом перед отреставрированным народом общественным музеем, пользуясь правами сильного за спиной Минкульта. Насколько я припоминаю, ваш основной музейный комплекс (Усадьба Луниных) не реставрировался еще ни разу (c 1984 года) и сейчас готовится к этой процедуре, которая займет не один год (напомню читателю, что с момента передачи здания в распоряжение музею Востока реставрационные работы со стороны государства велись там с 1970 года по 1984). Сомневаюсь, что волонтеры у вас будут и будут трудиться на вашем объекте, как трудились на нашем.

 

 

Т.К. Комиссия Государственного музея Востока, после получения в оперативное управление зданий усадьбы Лопухиных, пройдя по этим объектам, поняла, что объект не ремонтируется. При этом очевидно, что состояние такого здания нужно постоянно контролировать. Уже сейчас заметны признаки разрушения. И чем дальше, тем больше они будут проявляться.

Позволю себе еще несколько слов о выполнении работ. Это, как уже отмечено, памятники - объекты культурного наследия. Их нельзя ремонтировать подручными средствами, на этот счет существуют строгие правила. В частности, необходимо сохранять колористические решения и интерьеры. МЦР их изменили, и это одна из претензий.

 

М.Б. Кто бы пустил хоть какую-то комиссию на ваши объекты, и она бы смогла донести до общественности их состояние. Тогда бы всем была понятна такая бесспорно умная мысль, что здания нужно постоянно ремонтировать и контролировать их состояние. Если это не так, то зачем же вы затеяли ремонт своего центрального здания? Или, их тоже в свое время ремонтировали ненадлежащими «подручными средствами» (типа того, как это выяснилось не так давно: см. т.н. «Дело реставраторов»)? По поводу изменения «колористических решений и интерьеров» молчу, так как не понимаю, что имелось в виду, где конкретно и что, и откуда взят эталон для таких претензий. То ли с цветных фотографий 19 века, то ли из Вашего представления в голове. Пока для меня это словесный сор в куче мелочей, в которой вы стараетесь утопить МЦР, доказывая общественности, какой он плохиш.

 

 

Т.К. Другая претензия. На территории усадьбы, опять-таки на деньги «Мастер-Банка», МЦР активно вел новое строительство. И хотя представители МЦР говорят, что у них есть все документы, они их не предъявляют, понимая, что сделать заявление и действительно иметь все необходимые согласования – вещи принципиально разные.

В МЦР понимают, что чем больше информации о том, как они ремонтировали здания будет известно, тем больше вопросов будет непосредственно к руководству МЦР. Поэтому представителей Музея Востока не пускают в некоторые помещения, не дают ознакомиться с документацией о зданиях.

 

М.Б. «Вел активное строительство» - я так понимаю, что это деяние Вами не осуждается. Хотя в моем понимании, лучше бы говорить о восстановлении музейного комплекса. А то Ваши слова звучат, чуть ли не как о строительстве самой Москвы на территории Усадьбы. Ну а в чужой кошелек с деньгами, думаю, не прилично заглядывать и, тем более, все время видеть там зловредное отражение лица коварного Мастер-Банка. Раз говорят, что есть документы, значит, отвечают за свои слова. И предъявлять их они Вам не обязаны. Нет у вас таких полномочий. И если сами не показывают добровольно, значит, особой любви и расположения к вам не питают. Вот я (помечтаем) смог бы добраться до Москвы, пришел бы к Вам на квартиру и потребовал бы мне ее показать и предъявить документы на собственность. Куда бы Вы меня послали? Правильно! Есть еще вопросы по этой Вашей претензии?

 

 

Т.К. Некоторые СМИ пишут о том, что проверки в отношении МЦР инициируются одна за другой. Почему это происходит? Проводится проверка - эксперты выявляют вопиющие факты нарушений. Следующая проверка находит еще более грубые нарушения, история продолжается, фактов становится еще больше.

Например, непосредственно возле главного здания усадьбы, в котором размещается музей, вырыт подвал глубиной восемь метров, в котором разместили опасное оборудование. На территории памятника! В центре Москвы! Были ли проведены ли археологические раскопки? У нас есть свидетельства очевидцев и фотографии, как это делалось. Грунт вывозили ночью в закрытых машинах. Согласований, строительства, естественно нет, иначе бы МЦР их давно представил.

 

М.Б. Ну, раз СМИ пишут, то им виднее, поскольку пишут о фактах, которые являются реальными.

Есть ведь временные нормы проверок учреждений со стороны контролирующих органов. И они исходят из того, что «кошмарить» даже тот же бизнес нельзя. Любая проверка выбивает организацию из рабочего ритма. Закон позволяет делать внеплановые проверки в особых случаях. Например, при поступлении сигналов от сторонних лиц. Вот я могу написать, что в каком-то учреждении не соблюдают правила пожарной безопасности. Будет ли проверка и реагирование на мой сигнал – еще вопрос. А вот когда Министерство пишет такие запросы в контролирующие органы – то, поверьте, будет! Чувствуете разницу в величине побуждающего сигнала? И почему-то все внимание Минкульта (больше других проблем у него якобы не существует) сходится на одной общественной организации. Причем такая избирательная любовь не связана только с одним направлением специфики проверок. Все что можно проверяется. Вплоть до подозрений на экстремизм. Что будет дальше еще в арсенале такой любви Министерства к общественной организации? Прошу прощения, но дальше по тексту напрашивается производное от слова «любовь». И мне не совсем понятно, зачем Минкульт сам себя подставляет и выдвигает себя посмешищем тех же СМИ? Т.К., о каких фактах «вопиющих нарушений» Вы упоминаете? Если бы они были, то Вы, как я говорил выше, давно бы уже сидели в стенах МЦР. И нет никаких «следующих проверок» - есть только проверки от разных целевых инспекций. Не надо так говорить в сторону проверяющих: получается, что Вы их обвиняете в профессиональной несостоятельности – вроде бы как с первого раза они что-то «не докопали». О «копании». Плоха та проверяющая комиссия, которая напишет в своем отчете только замечательный отзыв. Сам прошел эту школу лично и скажу, что всегда есть мелочи в любой работе любой организации. Разница только в том, потянут ли они и результаты проверки на простые рекомендации к их устранению, или на последующие процессуальные выводы и меры. Как мне понятно, потянули на первое, что вполне заслужено можно принять положительным результатом таких проверок. Ибо позволяют организации более сконцентрироваться на устранении выявленных недостатков. Не надо их пытаться и желать суммировать от разных инспекций до «кошмарной кучи», здесь законы алгебраического сложения не работают, поскольку слагаемые имеют различный вектор направленности. И совсем Вы меня рассмешили с выкопанным подвалом. Да, глубина в восемь метров, действительно, впечатляет и Вы правы, что именно в таких условиях должно располагаться «опасное оборудование». Это, наверное, оборудование для производства коктейлей Молотова, о котором писал некий доброжелатель в Министерство. И как комиссия по экстремизму просмотрела это дело?! Откройте общественности эти секретные данные по «опасному оборудованию», это же в ваших интересах. Ну и за одно — приведите те свидетельства и фотографии очевидцев, как проходило это «копание» подвала: конечно же, под покровом ночи, и конечно, все «тайные подкопы под Кремль именно таким образом и ведутся!» Где уж тут кому-то придет в голову заботиться о правилах археологических раскопок.

 

 

Т.К. Москва передала в федеральную собственность здания усадьбы Лопухиных – строения №4, 5 и 7. В свою очередь, они были переданы в оперативное управление Государственному музею Востока. Когда мы в ходе проверки обнаружили археологические предметы в одном из подвалов, работники МЦР помешали зафиксировать наличие у них этих предметов. Но мы лишь зафиксировали факт, что нам мешали сделать фотофиксацию нахождения в подвале МЦР в картонных коробках на полу археологических предметов. На основании каких документов, полевых описей, актов приёма-передачи от экспедиции МЦР эти предметы находятся в МЦР?

Нас не устраивает, что на территории усадьбы ведется незаконное строительство. За флигелем построен дом с полнопрофильным подвалом и мезонином - это самострой. Там у МЦР располагается отдел «космического мышления». Они утверждают, что воссоздали одну из хозяйственных построек усадьбы. Однако в этом можно усомниться хотя бы потому, что в прежние времена не перекрывали вход в подвал пластиковыми козырьками.

 

 

М.Б. Ну уж если Вам не удалось заглянуть в те картонные коробки с археологическими предметами, то я тут – «пас» и без комментариев. А по поводу видеофиксации скажу что, например, в нашем городском супермаркете висит табличка «Фото и видео съемка в магазине запрещена». А во втором такой таблички нет. Это право хозяина устанавливать свои внутренние правила, и Вы знаете законы на этот счет. С самостроем придется разбираться Вам самим, мне из Сибири как-то не сподручно. Но только через суд, поскольку такие разборки являются его прерогативой. А вот то, что в хозяйственной подвальной постройке располагается отдел «космического мышления», то и такое нам не в диковинку: ваш же музей хранит предметы восточного искусства и библиотеку в десятки тысяч томов в полуразрушенной церкви, что также не соизмеримо по своим ценностным характеристикам. Тигран Константинович, ради всех святых, оставьте бедному космическому отделу хоть что-то современное, пусть у них будет хотя бы пластиковый козырек. Ведь и вашему музею не чужды современные детали архитектуры: вспомните вид (см. фотографию в моей недавней работе «Пророк Илия против ГМВ» на «Адаманте») фасада вашего музея - там его название выполнено отнюдь не исторической клинописью, а современным неоновым оборудованием. Кстати, на церковном здании и историческом памятнике. И смотрится совсем не так красиво и оригинально, как бы хотелось ожидать от работников искусства.

 

Нажать для увеличения

 

Т.К. По поводу памятников членам семьи Рерихов. В Москве существует порядок установления мемориалов, он действует с 1990-х годов. Есть определенная процедура: проведение слушаний, обращение в комиссию Мосгордумы, распоряжение Мэра, проведение архитектурного конкурса (его проводят власти Москвы — он может быть открытым или закрытым, но его нужно проводить), нужно предоставить финансовые гарантии. Место установки тоже определяется не произвольно.

Просто так, даже при наличии финансовых средств поставить памятник даже самому выдающемуся деятелю нельзя. Потом этот объект должен быть подарен Москве, потому как если человек был выдающимся, за мемориалом нужно ухаживать.

МЦР установил памятник Елене Ивановне и Николаю Константиновичу Рерихам вплотную к зданию памятника архитектуры. Так делать нельзя. И если бы они попытались выполнить нормативные требования, им бы на это указали.

 

М.Б. Прекрасный нормативный порядок, я против него ничего не имею, раз уж так все повелось. Это вопрос к руководству МЦР. Может там в этих формальных делах не всё так мрачно, как Вы описываете. Может. Но к Вашему рвению быть таким докой в оформлении мемориалов, могу дать совет: попробуйте направить свою энергию на господина Жириновского, который недавно открыл мемориал самому себе. Подробности можете прочитать на сайте «Живая Этика в мире» у господина А. Люфта. Надеюсь, что этот адрес Вам известен. Ваше желание подловить МЦР хотя бы на чем-то, нужно реализовать с осторожностью. Все же Вы претендуете на определенную роль в работе с наследием Рерихов и то, что сделано не Вами, не стоит так усердно критиковать и сводить установку памятника Рерихам к проблеме чиновничьих правил.

 

 

Т.К. Речь о сносе памятников не идет! Еще предстоит долго думать, как решать проблему, которую породил МЦР. Одно из возможных решений - перенос памятника немного в сторону - например, на месте, где МЦР, опять-таки самовольно, пытался построить, т.е. как они выражаются «воссоздать» каретник с подземным гаражом.

Ясно, что этому проекту уже не суждено сбыться, так как на соседнем участке вплотную расположено реконструируемое здание ГМИИ им. А.С. Пушкина. Нахождение этих зданий одновременно невозможно. Есть и «перехлест» земельных участков, который делает невозможным строительство.

 

М.Б. А стоит ли долго думать (и сколько, и кому), чтобы немного подвинуть памятник (на пару-тройку метров?) в сторону? Или спрятать его подальше от глаз, тем самым принизив роль этих людей в мировой истории? Что это за такое ярое желание на Вас нашло? Или это свойственное многим начальникам начинать работу с ремонта своего кабинета? Так Вы еще, вроде и не при «должности». А с общей планировкой территории Усадьбы Вы уж сами разбирайтесь совместно с ГМИИ, МЦР и решайте вопрос или полюбовно, или в судебном порядке. Но никак не с помощью этого комментария, вводя в недоумение своих читателей.

 

 

Т.К. Относительно ступы. Руководство МЦР также не согласовывало строительство этого объекта. Но построили и построили. Но мало того, что строительство велось с нарушением градостроительных правил, так они, не будучи религиозной организацией, взялись решать, кого из буддистов к ней пускать, а кого не пускать!

И совсем переполнило чашу терпения, когда ситуацию вокруг Ступы Трёх Драгоценностей стали использовать в целях защиты своих экономических интересов. Тут же начали множиться слухи о том, что государство хочет уничтожить буддийскую святыню. Сплетни активно распространяются среди буддийской общественности и за рубежом.

Еще раз озвучу консолидированную твердую позицию: речь о сносе ступы не идет. Речь идет о том, как ее легализовать. Очевидно, что МЦР это сделать не может, поскольку в таком случае возникнет тема ответственности за допущенные градостроительные нарушения. Допускаем, что представители МЦР и впредь будут пытаться скрывать документы, уничтожать компрометирующие сведения. Но без документов легализация невозможна.

Органы власти Москвы не могут взять и легализовать постройку - надо хотя бы убедиться, что она более-менее безопасна для окружающих, не развалится или не провалится в подвал, который расположен под ней. Кстати, если посмотреть на основание ступы, легко заметить, что там по бетону идут характерные трещины.

Если Музей Востока получит полный контроль за территорией усадьбы, то, безусловно, будут проведены работы по инженерному исследованию основания ступы. Мы примем меры как к ее физической сохранности, так и будем прорабатывать вопрос о ее легализации в контакте с Правительством Москвы.

 

М.Б. Спасибо за нейтральную формулировку, что «построили и построили». Это уже шаг навстречу МЦР. Какие там нарушены градостроительные правила, опять же Вами не конкретизированы. Имеете в виду «самострой», так здесь вопрос решен Президентом, который недавно разрешил признать законным такие объекты религиозного назначения. Вроде бы Вы совсем не так давно в своем интервью очень упирали на то, что Ступу нельзя относить к религиозным объектам и требовали провести тщательное изучение этого вопроса с созданием экспертной комиссии. Как я понимаю, после высказываний высших буддийских чинов страны, вопрос о её сакральном значении автоматически снят с повестки дня. И Ваше замечание, «кого из буддистов пускать, а кого не пускать», думаю, Вы соотносите к себе лично. На мой взгляд, для таких буддистов, каким Вы себя числите по профессиональному научному статусу, это не должно быть так обидно, как Вы говорите. Вы можете предъявлять претензии к руководству МЦР, что оно подняло вопрос о сохранности Ступы в обществе – это Ваше право. Москва большая и трудно углядеть, что там в каждом уголке творится. Но когда все вникли в суть истории, то тут уж МЦР не причем, что последовала такая реакция буддийской общественности. И у руководителей буддистов страны есть своя голова на плечах, раз они посчитали своим долгом встать на защиту религиозной святыни. И вам спасибо, что высказали свою позицию и высказались против сноса Ступы. Теперь не надо дальше делать из мухи слона и просто все привести в так любимый вами документальный порядок. Только при этом не надо опять пытаться мыслить страхами и пугать всех безопасностью постройки, трещинами на фундаменте и прочими причинами в оттяжке узаконивания Ступы. У вашей команды есть административные возможности быстро оформить документы на легализацию Ступы, У МЦР – права собственности, так давайте хотя бы одно это простое дело сделаем в полном согласии и в духе взаимопонимания важности культурного строительства, а не бесконечных конфронтаций. Ведь Ступа от того что она будет легализована, не приобретет какой-то новый статус, разве только на бумаге. И не надо ставить условия, что если мы будем хозяевами, то все сразу по волшебству изменится, не надо всем рассказывать сказки, а надо просто решить вопрос по существу. Если вы не на словах, а на деле так озабочены судьбой этого сакрального сооружения.

 

 

Т.К. Проблема привлечения денег у МЦР заключается в том, что несмотря на массовость рериховского движения, люди не готовы дальше им жертвовать. А иных источников финансирования у МЦР нет.

Значительные суммы, которые поступали, пока у «Мастер-Банка» не была отозвана лицензия из-за сомнительных финансовых операций, сыграли с ними злую шутку. Не особо нуждаясь в пожертвованиях со стороны других лиц, они позволяли себе дорогостоящие кампании по дискредитации своих оппонентов. Достаточно вспомнить, как травилось издательство «Сфера», как издевались, когда В.А. Росов защищал свою диссертацию. А сколько денег потрачено на идеологическую борьбу МЦР с оппонентами? На закрытие выставок Восточного общества «Урусвати», например. Сколько денег они вложили в книги о том, как они борются со своими оппонентами? Это сомнительная «литература», надо сказать.

В результате они рассорились практически со всем рериховским миром. И теперь, когда им нужна финансовая помощь, никто не хочет иметь с ними дело.

Это, конечно, их внутреннее дело, но до той поры, пока это не отражается на выполнении обязательств перед государством. А обязательства такие, что памятники нужно содержать, страховать от заливов, пожаров и т.д. Музей просил у МЦР подтверждения, что они выполняют эту обязанность. Когда ситуация стала для них совсем критической, они представили договоры страхования. Страховой полис от обанкротившейся страховой компании – это, безусловно, показатель эффективности использования денег спонсоров. Лицензия у страховой компании отозвана в ноябре 2015 года - сейчас июль 2016 года. Все это время здания были не застрахованы.

 

М.Б. Здесь мы видим старые и известные слова, которые отражают позицию оппонентов МЦР. Не будем снова возобновлять давние споры. Замечу лишь только то, что позицию МЦР в отстаивании своих прав, поддерживают большинство рериховцев страны и зарубежья. А вот Вашу – только единицы, да еще Минкульт. По поводу финансовой помощи со стороны рериховской общественности и готовности и дальше ее осуществлять, не Вам судить, уважаемый Тигран Константинович. Вы ожидали краха МЦР после банкротства Мастер-Банка, но этого не случилось. Вместо того, чтобы государству оказать поддержку Центру, вы взялись за планомерное его удушение руками Министерства культуры в надежде прибрать богатое имущество в свои руки. И как же теперь (сейчас) Вы лично смотритесь в глазах рериховской общественности, как Вы планируете потом работать с такой репутацией в нашей среде? Или Вас это не волнует?

 

 

Т.К. Теперь непосредственно о претензиях к МЦР по невыполнению договоров безвозмездного пользованию зданиями:

1. Не осуществляется страхование;

2. Не приняты своевременно меры по заключению охранных обязательств и очевидная невозможность выполнить условия существующих охранных обязательств;

3. Не проводится текущий ремонт зданий;

4. Наличие несогласованных перепланировок;

5. Нарушения строительных норм при ремонте зданий;

6. Использование зданий не по назначению. Одно из нарушений – приспособление помещений во флигеле под гостиничные номера.

7. Нахождение на территории строения №4 посторонних организаций;

8. Проведение на территории памятника несогласованных публичных мероприятий;

9. Нарушения пожарной безопасности при эксплуатации зданий;

10. Невыполнение требований по световому оформлению зданий, размещению наружных конструкций и вывесок.

11. Ну и основное, конечно, же - разрушение зданий.

 

М.Б. Да, список солидный. Насколько он объективен – Вам видней, здесь спорить не буду: конкретика требует конкретного ответа, а это не моя компетенция.

 

 

Т.К. Основная претензия — подвал главного дома, там, где раньше у МЦР был магазин. Сейчас он в непригодном состоянии. Можно только догадываться, в результате чего на стенах подвальных помещений появились грибок и плесень. Это грозит разрушению камню и, следовательно, всему зданию. По нашей информации, с 2004 года в подвалах никаких работ не предпринималось.

Также известно, что в подвале флигеля хранятся вещи из квартиры Юрия Николаевича Рериха. Как они туда попали - отдельная тема. Этим должны интересоваться правоохранительные органы. Работники МЦР в своих мемуарах прямо пишут, что имела место скупка краденного, которое потом передавалось в дар МЦР. В этом подвале больше 20 минут находиться сложно - затхлый воздух, грибок на стенах...

Наша позиция такова. В лице МЦР памятники истории и культуры имеют нерадивых хозяев. Это очевидно. Что касается сотрудников центра - руководство Музея Востока настроено сохранить творческий потенциал этого общественного музея. И мы обращались к руководству МЦР с предложениями, как выйти из этой ситуации. Но в МЦР их отвергли и предпочли путь распространения недостоверной информации.

 

М.Б. Ну вот видите, список претензий большой, а основная – подвал главного дома (извините, но у Вас какая-то навязчивая идея громить МЦР на основе подвальных посылов).

 

Знаете, в подвалах всегда есть сырость и плесень. Это законы физики и биологии предопределяют. Но эти факторы не являются основными причинами разрушения всего здания. Да, это нежелательно, но здания со временем разрушаются в основном снаружи – это статистические данные. Наверно, в доказательство Ваших слов Вы привели здесь эти фотографии с сырыми подвалами. Что ж, впечатляет. Но очень напоминает времена холодной войны, когда папарацци фотографировали наши советские помойки, а потом за рубежом писали душераздирающие негативные статьи о Советском Союзе. Это так, к слову. Кстати, я бы на Вашем месте усилил бы восприятие читателями негатива на одной из фотографий: на стене видна электропроводка, выполненная без ГОСТов для помещений повышенной влажности. Отрадно что, по крайней мере, противопожарные требования выполнены правильно — рядом стоит углекислотный огнетушитель. Бедность, Т.К. – она везде бедность, даже в государственных учреждениях. У меня нет возможности пройтись по вашим музейным подвалам, но замечу, что случаи с прорывом теплотрасс и затоплений подвалов, увы, не только беда бедных общественников, но та же участь нынче не миновала тот же государственный музей МИСР в Санкт-Петербурге. Об этом широко писала пресса и это Вам должно быть известно. Ну а в сторону ГМВ сошлюсь только на упомянутую выше фотографию вашего музейного входа в здание на Воронцовом Поле. Там отчетливо видна электропроводка, тоже сделанная вне ГОСТовских правил, да еще и обрезанная, и болтающаяся в воздухе. Бедность и порожденные ей проблемы, Тигран Константинович, они свойственны всем без исключения, и в отношении государства к сохранности своих памятников – тоже. Что же еще тут можно пока поделать? Только набраться терпения. И ваше желание найти в бедном государстве деньги для таких планов, которые Вы тут предлагаете читателям, мягко говоря, несостоятельны. Давайте на этом сетовании о нашей общей бедности и закончим наш заочный диалог. Надеюсь, хоть здесь наши позиции, наконец, совпадут полностью.

 

И совсем последнее. Совсем негоже, Т.К., обвинять на основании каких-то мифических мемуаров работников МЦР (поделитесь, пожалуйста, этим секретом подробнее, мы в нетерпении) уважаемую общественную организацию в скупке краденного. Как-то это попахивает уголовным кодексом, включая ответственность за публичное распространение клеветнических измышлений. И Вам прекрасно известен действующий порядок приобретения и постановки на учет предметов коллекционной ценности для музеев всех форм собственности. Так что факты, о которых Вы тут рассказываете, направляйте по назначению – в прокуратуру, а не в уши читателей. А для плохого воздуха есть предмет, изобретенный еще во времена Первой мировой войны, называется он противогаз. При последующих посещениях подвалов МЦР рекомендую захватить, чтобы Вы смогли провести там побольше времени и получше рассмотреть, что там находится и поведать нам более точные сведения.

 

В заключение приношу извинения читателю, что мы оба засыпали его нашей словесной рудой, особенно в таком количестве с моей стороны. Но я простой старый пенсионер и моя речь не так строга и целенаправленна как у маститого доктора наук.

03.07.2016 10:45АВТОР: Михаил Бакланов. | ПРОСМОТРОВ: 1645




КОММЕНТАРИИ (16)
  • Татьяна Бойкова04-07-2016 12:42:01

    Заместитель директора Музея Востока, Т.К. Мкртычев, говоря обо всех недостатках и "злостных упущениях" МЦР словно бы оправдывается перед кем-то в своих действиях и насылаемых всевозможных проверках на Центр. И еще, во всем комментарии сквозит какая-то прямо-таки слезная обида, что, вот де, помогал Булочник во всем МЦР, а не ГМВ. Государство списало Центру долги и снова обида - везет же таким... И ничего-то МЦР сам не делал — «все делали волонтеры-энтузиасты, почитатели Рериха, которые приезжали со всей страны». И далее идет фраза, так ярко говорящая о все той же затаенности не дающей покоя, Т.К.: «Но активная реставрация и строительство — уже в прошлом».
    И вот эта затаенная и, надо отметить, злобная обида, словно лично ему, Т.К., чего-то не додали, сквозит во всем комментарии заместителя директора музея Востока.

    Общественный музей окружили со всех сторон, зажали в такие тески, в которых ни один государственный музей не выжил бы, а МЦР не просто выживает, он работает. Хотя даже и здесь последовал очередной плевок, что выставочная деятельность сведена к минимуму. Неправда Ваша! Это вам всем хочется, чтобы так было, как и то, что люди не хотят больше оказывать материальную помощь. Открываются новые выставки, работают запущенные проекты выставок "Пакт Рериха", проходят семинары, музыкальные, творческие вечера и многое другое. С 2012 года выставки «Пакт Рериха. История и современность» прошли в 17 странах мира и 115 городах России. ГМВ даже за последние 10 лет не смог бы провести столько.
    Даже съезд общественности собрался. И все это требует неимоверных усилий в тех тисках бесконечных нападок и надуманных проверок, устраиваемых со стороны Министерства культуры, а значит и лично с Вашей.

    Вы с таким рвением пытаетесь указать на каждую трещинку, появившуюся где-то там, на здании, на каждую плеснинку, выросшую на стене подвала, что в этом читается даже некое злорадство. Хотя оно прочитывается во всем, о каких бы "недочетах" МЦР, Вы ни говорили. Но подвалы МЦР, это вообще какая-то весьма близкая для Вас тема. Многие уже не раз имели возможность отметить насколько сильно волнуют Тиграна Константиновича эти помещения… Но, как помнится, ранее писали, что Вас ни в один подвал не пустили, ничего не показали... А тут оказывается, что Вы попали туда совершенно свободно и не только разглядеть все успели, но и сфотографировать Вам разрешили.
    Не буду повторять слова Михаила Бакланова, о том, в каком виде находятся приданные ГМВ, здания. Ну, а в ваши подвалы нас вообще никто не пустит. Вот уж во истину: «В чужом глазу соринку увижу, а в своем и бревна не замечу».
    Это так же, как и «…речь о сносе памятников не идет…», но только почему-то в Минкульте пишутся письма к руководству страны о самострое памятников Центра, которые надо снести. А Т.К., все старается показать именно руководство МЦР этакими злодеями, постоянно лгущими всем вокруг и никуда его с комиссиями не пускающими.

    И уж совсем не Вам, ничего самостоятельно, без помощи государства не построившему, ничего не сохранившему в таком объеме, как это сделал МЦР за четверть века — решать, что «В лице МЦР памятники истории и культуры имеют нерадивых хозяев».

    Вы пишете о том, что МЦР не платит арендную плату уже два года, попутно сообщая, при этом, о тяжелом положении с выплатой зарплаты и других тяжких обстоятельствах Общественного Музея, и делается совершенно непонятно: как же можно с такой жестокостью и равнодушием сердца говорить что-то о создании государственного Музея семьи Рерихов в котором Вы (и компания) уже видите себя директором? Неужели все может перевернуться, как в страшном сне, и в России может наступить такое время, когда в креслах директоров музеев имени Рерихов будут сидеть люди без пламени в сердце, не имеющие понятия о их беззаветном служении во благо мира и своей Родины, которой они пророчили Светлое, Ведущее будущее и ради которой, они трудились всю свою жизнь.

    Видимо, нам тоже приходится быть свидетелями предательствующей дикости, как это уже было в далеком 1935 в Америке, а теперь происходит в России. Последствия этого, полагаю, описывать не стоит. Но, уверены, что этого не допустят, но не без нашей общей помощи, ибо Помощь Высшая идет только к делам преданности.

  • Светлана04-07-2016 15:20:01

    Совершенно верно, Татьяна. Навряд ли Свыше ему будет что-то светить, особенно сейчас. Если у человека нет никакой морали, этики, нравственности, а главное - сострадания и понимания по отношению к людям, своей стране и всему, что его окружает, то по Законам Вселенной он никак не попадет в кресло руководителя и никак не сможет возглавлять (как бы он ни старался) такое значимое Учреждение Мира. Этого просто не допустят все обстоятельства, которые будут складываться вокруг него. Не могу найти хотя бы одного хорошего качества в этом человеке, анализируя все последние события вокруг него. Вся эта история - такая грязная и зря затеянная минкультом и ГМВ, что вызывает только боль за нашу страну - эти министры, чиновники... Они такие все одинаковые - скучные, однообразные, неинтересные, плоские. Хотя, есть у нас и хорошие управленцы, настоящие отцы народа, но их мало.
    Ну, а г.Мкртычеву хотелось бы сказать пару слов в отношении его фантастических планов насчет МЦР:
    Надежды рухнули, мечта покинула,
    И не дано здесь править и рулить,
    За что же так судьба тебя отринула? -
    Ты слишком сильно стал себя любить...

  • Людмила Матвеева04-07-2016 21:36:01

    Автор «баек» пощадил воображаемого собеседника, выдержав свой монолог в дипломатическом тоне. Но заслуживает ли нашего снисхождения «ученый», в облике и действиях которого уже давно и явно проступают отличительные признаки всем известного гоголевского персонажа из "Ночи перед Рождеством"?

    Тем, кто в этом всё еще сомневается, могу сказать, что именно Тигран Константинович Мкртычев был заказчиком так называемого «общественного мнения», дискредитирующего МЦР. Для его формирования было создано ОО ЖЭ и проведена интернет-конференция с вынесенной на ней не безизвестной резолюцией, ставшей в дальнейшем «весомым аргументом» против МЦР, - в дальнейшем на это заказное «общественное мнение» опирался Мединский, стряпая свой донос президенту.

    Кто следил за упомянутой конференцией, тот помнит, что численность ее участников была более, чем скромной, но весь парадокс в том, что это не смутило высокопоставленных чиновников, - главное, «чтобы костюмчик сидел»! Мнение горстки людей, (треть из которых - и я в их числе, - были дезинформированы тоннами лжи и ненависти, распространяемой, в том числе, сотрудниками ГМВ), как по мановению волшебной палочки, стало решающим, при этом десятки тысяч голосов в защиту МЦР продолжают игнорироваться и, как показала практика, до президента даже не доходят их обращения. Иными словами, продолжается системная подтасовка фактов и искажение действительности. В этом - львиная доля заслуг Т.К. Мкртычева.

    Думаю, будет не лишним сказать, что мне, как участнику и организатору упомянутой конференции, представлялось, что выразив свое пожелание, ГМВ и родственный ему по духу МИСР открыто примут в ней участие, так как конференция представляла возможность сказать свое слово специалистам музейного дела. Это придало бы ей определённый вес и расширило круг обсуждаемых вопросов. С этой целью в оба музея было направлено приглашение к участию, но ни один из них не удосужился ответить ни «да», ни «нет». Естественно, и участия никакого они не приняли, - предпочли отсидеться в засаде, что само по себе лучше всего другого отражает статус конференции, а точнее сказать – отсутствие такового; однако же, в дальнейшем это не помешало ни Мкртычеву, ни Бондаренко воспользоваться ожидаемым результатом. Так что не стоит сомневаться в том, что эти господа весьма горазды чужими руками жар загребать и поживиться чем можно за чужой счет.

    В целом, Тигран Константинович вызывает непреодолимое отвращение уже потому, что его нутро просто распирает от злорадства и неприкрытого желание злословить, но ни на что другое он не способен, потому что – бездарен. И такой вот фрукт претендует на внимание к своей персоне и признание... Впрочем, среди себе подобных - это вполне естественно.


  • элис05-07-2016 11:49:01

    Людмила Матвеева04-07-2016 21:36:01

    >"...Кто следил за упомянутой конференцией, тот помнит, что численность ее участников была более, чем скромной, но весь парадокс в том, что это не смутило высокопоставленных чиновников, - главное, «чтобы костюмчик сидел»! Мнение горстки людей, (треть из которых - и я в их числе, - были дезинформированы тоннами лжи и ненависти, распространяемой, в том числе, сотрудниками ГМВ), как по мановению волшебной палочки, стало решающим, при этом десятки тысяч голосов в защиту МЦР продолжают игнорироваться и, как показала практика, до президента даже не доходят их обращения. Иными словами, продолжается системная подтасовка фактов и искажение действительности. В этом - львиная доля заслуг Т.К. Мкртычева.

    Думаю, будет не лишним сказать, что мне, как участнику и организатору упомянутой конференции, представлялось, что выразив свое пожелание, ГМВ и родственный ему по духу МИСР открыто примут в ней участие, так как конференция представляла возможность сказать свое слово специалистам музейного дела. Это придало бы ей определённый вес и расширило круг обсуждаемых вопросов. С этой целью в оба музея было направлено приглашение к участию, но ни один из них не удосужился ответить ни «да», ни «нет». Естественно, и участия никакого они не приняли, - предпочли отсидеться в засаде, что само по себе лучше всего другого отражает статус конференции, а точнее сказать – отсутствие такового; однако же, в дальнейшем это не помешало ни Мкртычеву, ни Бондаренко воспользоваться ожидаемым результатом. Так что не стоит сомневаться в том, что эти господа весьма горазды чужими руками жар загребать и поживиться чем можно за чужой счет.
    В целом, Тигран Константинович вызывает непреодолимое отвращение уже потому, что его нутро просто распирает от злорадства и неприкрытого желание злословить, но ни на что другое он не способен, потому что – бездарен. И такой вот фрукт претендует на внимание к своей персоне и признание... Впрочем, среди себе подобных - это вполне естественно."

    Спасибо, Людмила!

    Это многое проясняет. Безусловно, "дело Мкртычева" в отношении МЦР держится на его прихвостнях из среды РД. Для этого нужно ориентироваться в Учении Живой Этики, поскольку очень многое в этой среде держится лишь на теоретизировании и сентиментах. До сих пор не могут разобраться в целях создания МЦР, считая, что этот Центр предназначен лишь рериховцам, а не человечеству в целом, как Общему Благу. А рериховцы, доросшие сознанием до служения Общему Благу , человечеству, должны стать ему опорой.
    Все, затеянное против МЦР, просто кричит этим непониманием, требуя себе и под себя. Поскольку помощь, она безусловна, и оказывается нуждающемуся.Это в духе настоящего русского. И не случайно Учение Новой Эпохи дано на русском и русскому духу. На этом "прокололись" даже некоторые ведущие общества.Что же - это хорошая проверка!

  • Татьяна Бойкова05-07-2016 12:44:01

    О работе заместителя Министра культуры Аристархова? в газете Коммерсантъ. Обратите внимания, как много схожего в этих действиях. И принцип работы один:

    -------------------------------------
    Как стало известно "Ъ", ведется доследственная проверка по факту возможного превышения должностных полномочий и распространения клеветы заместителем министра культуры Владимиром Аристарховым. К этому привел имущественный конфликт вокруг площадей Академии хорового искусства им. В. С. Попова. Министерство планировало перераспределить недвижимое имущество академии, часть которого на безвозмездной основе арендует музыкальный благотворительный фонд.

    Здания Академии хорового искусства им. В. С. Попова стали объектом конфликта сотрудников учреждения, благотворительного фонда, депутатов, следователей и заместителя министра культуры РФ. Здания расположены по адресу Большая Грузинская улица, д. 4-6, стр. 3, 4. С 2008 года по договору безвозмездной аренды более 1 тыс. кв. м здесь занимает Благотворительный фонд поддержки и развития музыкального образования. (...)


    Как пояснили "Ъ" в Министерстве культуры, сотрудники ведомства сочли, что академия нуждается в дополнительных площадях. С 2013 года в здании на Большой Грузинской различные комиссии с проверками, инициированными ведомством, побывали 17 раз, но нарушений не находили. Как говорится в запросе депутата Госдумы Александра Агеева (есть в распоряжении "Ъ") в Следственный комитет, проверяющие не скрывали, что заинтересованы в выселении арендаторов. В 2015 году в Минкульте решили, что здание академии должно перейти в управление Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры (АУИПИК). Новый управляющий зданием, считает депутат, сумел бы выселить фонд, который, по мнению чиновников, занимает площади академии необоснованно. Однако ученый совет музакадемии проголосовал против этой процедуры.

    В феврале 2016 года замминистра культуры Владимир Аристархов, курирующий вопрос с площадями на Большой Грузинской, созвал совещание с участием руководства академии. На нем в числе прочих присутствовал проректор по хозяйственной части Валентин Матвеенко, не согласный с передачей здания АУИПИК и выселением фонда. Как он сам заявил "Ъ", сотрудники академии опасались, что после процедуры перераспределения здание академии может уже не вернуться. Поэтому на встрече с господином Аристарховым он незаметно включил диктофон, а запись впоследствии была передана депутату Агееву. Позднее господин Матвеенко был уволен по сокращению штатов.

    На записи, как теперь утверждает депутат Агеев, заместитель министра сообщает собравшимся, что передачу площадей академии в безвозмездное пользование фонду "иначе как взятками объяснить нельзя". "Все сделано там очень хорошо, по закону",— признает говорящий, но "у государства есть масса способов сделать жизнь такому вот правообладателю (фонду.— "Ъ") невыносимой". И добавляет: "И мы это сделаем, пусть это займет несколько лет".

    Подробнее: http://kommersant.ru/doc/30302 44

  • Александр Терешкин05-07-2016 16:57:01

    Чем больше узнаю об этих "людях", тем больше хочется назвать их не лучшими словами! Какое потрясение и очищение необходимо в сфере Культуры, чтобы Минкульт стал организацией, продвигающей Культуру в массы.
    Но кто с мечом придёт, от меча и погибнет.

  • Юлия05-07-2016 19:30:01

    Такое впечатление, что господину Мкртычеву больше заняться нечем, кроме как поливать грязью МЦР. Но он, видимо, забывает, что всякая брошенная в другого грязь вернется обратно. А также не понимает и того, что ему уже никто из трезво мыслящих людей не верит, и особенно из-за обилия вылитой грязи. Будь Тигран Константинович поумнее, он бы понял, что чрезмерная критика всегда вызывает недоверие, поскольку даже человеку, близко не знакомому с ситуацией вокруг Наследия, становится понятно, что не может в работающей общественной организации быть ВСЕ плохо, должны быть и светлые моменты, иначе никак. А если человек усматривает только проблемы, причем зачастую, высосанные из пальца, это невольно наводит на мысль о предвзятости. Так что неудержимое желание Мкртычева побыстрее разделаться с МЦР, обвиняя его во всех смертных грехах, обернулось против него,высветив все темные и низкие стороны его натуры. Ну что ж, как говорится - каким судом судите, таким и сами будете Судимы. И нам, зная непреложное действие Закона, остается только ждать возвратного движения бумеранга, будучи твердо уверенными в нашей конечной победе!

  • Людмила Матвеева05-07-2016 20:57:01

    Дополню по существу высказываний Мкртычева:

    «…При этом очевидно, что состояние такого здания нужно постоянно контролировать. Уже сейчас заметны признаки разрушения. И чем дальше, тем больше они будут проявляться…»

    - Какая трогательная забота! А почему же ГМВ не волновался тогда, когда вся усадьба лежала в руинах? Да и музей Пушкина не торопился с личной инициативой воссоздания усадьбы, всем она была безразлична в том виде, в каком она оказалась под бдительным оком государства. А теперь и те, и другие и третьи просто покой потеряли в заботах о восстановленном из развалин здании!

    «…Это, как уже отмечено, памятники - объекты культурного наследия. Их нельзя ремонтировать подручными средствами, на этот счет существуют строгие правила. В частности, необходимо сохранять колористические решения и интерьеры. МЦР их изменили, и это одна из претензий.»

    - Вы, Тигран Константинович, напомните об этих правилах и предъявите претензии министру Культуры и его проворовавшимся коллегам, изуродовавшим архитектурный памятник в Изборске; также напомните о практически разрушенном храме в Талашкине. Вряд ли я ошибусь, сделав вывод о том, что лично Вам абсолютно безразлична судьба этих памятников, ведь они не в пределах Москвы находятся, и не представляют для Вас такого интереса, как усадьба Лопухиных и ее содержимое. Невероятно лицемерна, а потому омерзительна эта Ваша показная местечковая забота, вытекающая исключительно из корпоративных интересов.

    «Некоторые СМИ пишут о том, что проверки в отношении МЦР инициируются одна за другой. Почему это происходит? Проводится проверка - эксперты выявляют вопиющие факты нарушений. Следующая проверка находит еще более грубые нарушения, история продолжается, фактов становится еще больше…»

    - Лжете Вы, как всегда, Тигран Константинович. Ложь стала Вашим образом жизни. Если бы количеству проверок в МЦР соответствовало число нарушений, сумма выставленных штрафов за административные правонарушения его давно бы разорила, а в случае неустранения этих нарушений, Роспотребнадзором уже были бы применены более суровые меры. Вы бы хоть немного сопоставляли желаемое с действительностью, чтобы не так нелепо выглядеть, не все же вокруг наивные «ботаники», чтобы в качестве компромата свои беспочвенные фантазии выдвигать. Непрофессионально как-то, за что Вам только деньги платят? Наверное, скоро перестанут платить…

    «…Они утверждают, что воссоздали одну из хозяйственных построек усадьбы. Однако в этом можно усомниться хотя бы потому, что в прежние времена не перекрывали вход в подвал пластиковыми козырьками…»

    - О, - претензия к пластиковому козырьку поистине научный аргумент! Как раз в Вашем, Тигран Константинович, духе, - духе полуобразованного «ученого». По всей видимости, если этот злосчастный козырек во времена Петра I был покрыт щепой или соломой, то и в 21-ом веке в центре Москвы нужно сделать то же самое и регулярно (после каждого дождя и снегопада) его обновлять во избежание скопления сырости и связанного с этим образования грибков и плесени, которые Вас так не по-детски волнуют. А если серьезно, то Вы не «усомняться» в этом вопросе должны, а как подлинный ученый изучить исторические материалы и дать точный и внятный ответ на поставленный Вами же вопрос. Итак, чем должен быть покрыт козырек хозяйственной постройки в усадьбе Лопухиных?

    «…МЦР установил памятник Елене Ивановне и Николаю Константиновичу Рерихам…»

    - Главное, что установили его не Вы. Но может быть именно в этом и проблема? У Вас вообще прогрессирующая страсть разрушать всё, что сделано не Вами. Прямо фобия какая-то, Вы становитесь опасны для общества, не пора ли обратиться к врачу?

    «…Еще предстоит долго думать, как решать проблему, которую породил МЦР…»

    - Да уж…при таких интеллектуальных данных Вам, Тигран Константинович, думать придется в самом деле долго, очень долго… В одиночку точно не справитесь, пригласите единомышленников.

    «…А сколько денег потрачено на идеологическую борьбу МЦР с оппонентами?»

    - Задав этот вопрос, Вы тем самым дали нам право задать его и Вам. Итак: сколько денег потрачено Вами и не только Вами на идеологическую и экономическую борьбу с МЦР? Не туда ли ушли миллионы в проворовавшемся Минкульте? За своё усердие в разрушении общественного музея Вы из этого же министерского «кошелька» получаете вознаграждение?

  • Частные лица06-07-2016 09:37:01

    УВАЖАЕМЫЕ ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ!


    Хотим обратить Ваше внимание на насколько важных моментов в деятельности и высказываниях научного сотрудника Музея народов Востока Тиграна Мкртычева:

    1. В интервью с Андреем Люфтом, которое проходило в стенах ГМВ, на поставленный вопрос о расположении новой экспозиции из собрания Музея Востока в помещении Центра-Музея семьи Рерихов (МЦР), Мкртычев ответил, что экспозиция будет состоять из коллекции ГМВ.
    Вскользь было упомянуто, что картины Рерихов из собрания МЦР будут вывезены... Куда работы будут вывезены не было указано.

    2. В другом интервью Тигран Мкртычев сказал уже более определенно, что картины Рерихов, составляющие коллекцию Международного Центра Рерихов, будут перевезены в Музей Востока.

    3. Из этого следует, что произойдет бессмысленная рокировка: картины, хранящиеся в фондах Музея народов Востока, составят постоянную экспозицию Государственного музея Рерихов - филиала ГМВ, а картины Рерихов, составляющие экспозицию МЦР, переедут в фонды Музея народов Востока.

    4. Бессмысленной рокировка кажется на первый взгляд, если не предположить, что картины Рерихов из МЦР поступят через ряд последующих действий в распоряжение Музея-института семьи Рерихов в Санкт-Петербурге, у которого нет достаточного количества картин семьи Рерихов в наличии. Собственно, ради этой цели - получить работы семьи Рерихов в свой фонд - и занимался Музей-институт семьи Рерихов в СПб. на протяжении уже более 10 лет - разрушением сначала Мастер-Банка, спонсировавшего работу МЦР, а затем и самого Международного Центра Рерихов. Занимался и занимается не сам, но при мощной поддержке заинтересованных лиц, которым, что вполне возможно, нужна территория МЦР и получения какого-то количества работ Рерихов в свою частную коллекцию.

    5. Вполне возможно, что картины Рерихов из МЦР будут перемещены в поселок Тайцы Гатчинского района Ленинградской области, в котором восстанавливается дворцово-парковый ансамбль промышленника Демидова. Об открытии Художественного музея им. Н. К. Рериха в 2016 году заявил во всеуслышание губернатор Ленинградской области господин Дрозденко в декабре 2015 года.

    6. Созданием Художественного музея им. Н. К. Рериха в поселке Тайцы из фондов Центра-Музея семьи Рерихов, вдали от столицы, Министерство Культуры РФ в лице министра - хочет мотивировать данное обещание Юрию и Святославу Рерихам еще в 1950-60-е годы об открытии Государственного музея им. Н. К. Рериха.

    7. В связи с описанным, можно предположить, что создание Государственного Музея Рерихов в помещении Международного Центра Рерихов является одним из последовательных этапов захвата территории МЦР для других целей. Одна из них и лучшая - предоставление территории МЦР для Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Вторая - предоставление территории МЦР каким-то структурам. Отсюда и мотивировка о канонической буддийской ступе, как самостроя. Отсюда и желание демонтировки и перемещения скульптурного комплекса--памятника Николаю и Елене Рерихам. Отсюда и мотивировка Т. Мкртычева о том, что не были проведены археологические изыскания при установке памятников.

    8. Одно несомненно, что на глазах всего мира происходит разрушения всего общественного комплекса Международного Центра Рерихов, основанном Святославом Рерихов, при НЕПОСРЕДСТВЕННОМ МНОГОЛЕТНЕМ УЧАСТИИ МУЗЕЯ-ИНСТИТУТА СЕМЬИ РЕРИХОВ И ГОСУДАРСТВЕННОГО УЧРЕЖДЕНИЯ - МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ РФ.

  • Татьяна Бойкова06-07-2016 10:15:01

    К этим размышлениям «Частных лиц» можно только добавить справку: «Областной художественный музей имени Николая Рериха откроют в Тайцах. Как сообщает пресс-служба губернатора и правительства области, об этом заявил в рамках Культурного форума глава региона Александр Дрозденко».

    Опубликовано: 12:30 16.12.2015
    http://gatchina.allnw.ru/taits y/news/244070

    Трудно сказать, чем собираются наполнять этот будущий областной музей им. Рериха, но совсем нетрудно догадаться, что Русский музей не поделиться своими залежами картин, переданными им Ю.Н. Рерихом. Этот бесценный дар, около 400 картин, был передан (заметим) государственному музею с условием постоянной экспозиции, но вот уже около 60 лет воля дарителя не исполняется и картины Н.К. Рериха остаются почти намертво похороненным в хранилищах Русского музея.

    И еще один момент в этом комментарии: лично мне трудно понять, каким образом МИСР мог заниматься разрушением Мастер-Банка... Полагаю, не стоит из МИСРа делать этакого всесильного монстра. Ведь совсем несложно понять, что для разрушения банков существуют совсем другие команды.

  • Михаил Бакланов06-07-2016 10:57:01

    Удалось прояснить ситуацию с тем «опасным предметом», находящимся в подвале МЦР. Теперь мне понятно, почему Тигран Константинович постеснялся озвучить его имя! Держитесь и трепещите! Этим предметом оказался штатный баллон для тушения пожаров! По-простому – огнетушитель. Не тот ли, который приведен на фотографии? Или может быть, входящий в штатные углекислотные станции тушения возгораний? Да, это сосуды высокого давления, да они при нагреве могут взорваться. Но… Тогда такие претензии можно предъявить в любом учреждении по всему миру, где соблюдаются меры противопожарной безопасности. И вы не поверите (но придется!) тому факту, что на основании этого предмета, Минкульт инициирует новую проверку МЦР со стороны Ростехнадзора. Маразм крепчает, держитесь, ребята! Неплохо было бы прессе пройтись по этому поводу. Жаль, что старого «Крокодила» больше не существует. Все же раньше были свои плюсы в работе СМИ.

  • Михаил Бакланов06-07-2016 14:45:01

    Планов дележки богатого имущества, если оно попадет в руки нынешнего министерства, может существовать множество и сейчас трудно о них предполагать. Сперва нужно получить этого журавля в небе. Я соглашусь с Татьяной, что центр активности действий по разрушению МЦР нужно искать в другом месте. МИСР к этому, конечно же, имеет отношение, но работает на вторых ролях, а вот первую с самого начала противостояния уверенно и однозначно держит ГМВ. Есть внутренние предпосылки таких действий со стороны музея, и есть внешние. Внешние предпосылки имеют также влияние и на чиновников Минкульта, являющихся инструментом для реализации планов ГМВ и обладающих для этого административными полномочиями. Внутренние побуждающие факторы в ГМВ и их внешние стимуляторы остаются неизменными во времени. А вот инструмент их действий - чиновники Минкульта - являются наиболее изменчивыми в системе, и всё зависит от эффективности внешнего влияния тех же внешних факторов на самих чиновников и прежде всего Министра культуры, который формирует и управляет своей командой. Проще – хороший министр - и общая система снижает свою активность по противостоянию МЦР. Но оно не прекращается вовсе, поскольку мотивы конфликта не исчезают как таковые. Корень зла, таким образом, сидит именно в ГМВ. Когда суммарные силы и вектор их приложения совпадают, тогда мы имеем то, что сейчас имеем. Противостояние нового со старым было и будет всегда – это нормальный эволюционный процесс. В борьбе и куется новое сознание, и чем она сильнее, тем быстрей идет прогресс. Свое право на жизнь в обществе Учение должно доказать. Немаловажной здесь является помощь от верхних эшелонов власти, в целом заинтересованных не в стагнации развития культуры в стране, а в её расцвете и, соответственно, модернизации государственности в России. При этом нельзя приказным порядком насадить культуру нового типа – она должна сама пробить себе дорогу в жизнь. Задача центральной власти – не дать старому бюрократическому механизму задушить молодые и слабые ростки нового. А министры приходят и уходят – это тоже неизбежный процесс роста совершенствования механизма управления государством. Общественная формация структуры музеев типа МЦР меньше подвержена влиянию чиновничьих взглядов на свою деятельность, не позволяет от сиюминутных желаний руководства министерства менять направление деятельности и внутреннее управление музеев, не ставит в однозначную зависимость штатных работников быть проводником начальствующих планов. Вот такой яркий пример зависимости от работодателя мы сейчас наблюдаем в действиях Т.К. Мкртычева. Он вынужден публично позориться своими действиями в глазах рериховцев, иначе попросту лишится и нынешнего куска хлеба, и потеряет личные надежды на карьерный рост. Мне искренне жаль видеть Т.К. в этой его нынешней роли разрушителя МЦР, но тут уж каждый выбирает свой путь. Если будущие дивиденды его прельщают больше, чем те насмешки и унижения, которым он сейчас подвергается, то что тут еще можно сказать? Жить же призрачными иллюзиями никому не запрещено. У каждого своя голова на плечах. Только большие чиновники, отходя от текущих дел, имеют что-то за своими плечами, включая и новые кресла, а вот наемные доктора наук – не всегда. Когда в Новосибирске создавался Академгородок, то основной научный десант был из Москвы, люди ехали на голое место именно в надежде приобрести новые крылья на чистом во всех отношениях месте. И этот исход себя полностью оправдал. Вряд ли такое сейчас возможно. Но найти себе новое место Вам, Т.К., с такой репутацией, когда Вас чиновники выкинут как выжатый лимон, будет не просто не только в большой Москве, но и на просторах той же Сибири. Подумайте об этом! Если внутри еще что-то осталось человеческого…

  • Изольда06-07-2016 21:23:01

    Будь там хоть что-то человеческое, зам. директора ГМВ по науке изначально отказался бы от такого "карьерного роста" или поставил бы вопрос о выделении под создание госмузея другого здания. Что, доктор наук и заслуженный работник культуры не понимает, что ввязался в криминальный сюжет и пытается всеми правдами и неправдами осуществить захват чужого имущества? Понимает, просто жизненные приориететы и ценности у него другие. Судя по словам и делам, разум и сердце Мкртычева уже давно находятся, хм, в оперативном управлении.

  • Герман06-07-2016 21:33:01

    Минюст не нашел в музее Рериха экстремизма после проверки по требованию Минкульта

    Министерство юстиции России, проверив по требованию Министерства культуры деятельность Международного центра Рерихов (МЦР), отказалось признавать учреждение культуры иностранным агентом, ведомство также не нашло в его работе экстремизма. Об этом свидетельствует акт проверки, который есть в распоряжении «Новой газеты».


    Администратор

    Герман, эта информация с 5.07.16 была в бегущей строке. Поэтому нет смысла дублировать ее в комментарии.

  • Людмила Матвеева06-07-2016 22:23:01

    "Но найти себе новое место Вам, Т.К., с такой репутацией, когда Вас чиновники выкинут как выжатый лимон, будет не просто...."

    -Для профессионального интригана, специализирующегося на всякого рода подковёрных играх, безвыходных положений не бывает, стоит только поставить себе очередную цель и не гнушаться никакими методами.

    ...Господа, восседающие в министерских и прочих чиновничьих креслах, помните, - Фобии не излечимы! Вдруг Тигран Константинович надумает "спасти от нерадивых хозяев" что-нибудь ещё и заменить кого-то из вас на вашем месте?! Вот будет потеха!

  • Татьяна Бойкова07-07-2016 10:19:01

    Предлагаем тем, кто не в курсе или еще в чем-то сомневается, заглянуть в статью "Страшная сказка Музея Востока", чтобы понять какие метаморфозы происходили с картинами Рерихов в этом музее. Что же обнаружится, если проверить Музей Востока с полной основательностью, без учета высоких связей сейчас...?

    Ссылка на статью:
    http://www.lomonosov.org/artic le/strashnaya_skazka_vostoka.h tm

    А также в бегущей строке.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Михаил Бакланов »