Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«Сказы и байки Жигулей». Игорь Муханов


Рис. Н. Зайцевой-Брисовой

 

ДВА СОЛНЦА

 

Жили-были в Жигулях Корней да Прокопий, два друга неразлучных. Солнца восход встречать любили. За то, что до самой земли всегда ему кланялись, солнцепоклонниками в краю своем прозывались.
Раз пошли друзья на Каменное озеро рыбачить, на берегу девицу с ведерцем в руке повстречали. Взглянешь на ее лицо - покрыть жаркими поцелуями захочешь! Алиною та девица назвалась, воду к себе в избу без устали носила. Домой идет - смеется, обратно возвращается - плачет.

«Поведай нам свое горе, - друзья попросили, - авось и поможем!»

«Хочу солнце домой принести, - призналась Алина. - Несу - оно в ведерце так и сверкает, только за порог переступлю - тут же гаснет!»

Удивились друзья такому ее занятию, для них - беспричинному. А Алина отнесла в очередной раз воду и кричит им с пригорка:
«Наконец-то я солнце поймала!»

Вошли друзья в ее избу и карася желтобрюхого увидали. Показали они Алине настоящее солнце, в окошке сверкавшее. Та смотрит на него и не видит - как бы шоры на глаза опускаются. Встает перед ведерцем на колени и молится карасю.

Поняли тогда друзья, что Алина Озеровиком, на дне Каменного озера живущим, заворожена. Решили они вызволить ее из беды.

«Спущусь-ка я с Алиной на дно, а ты меня крючком за штанину зацепи да на берегу ожидай, - просит Прокопий Корнея. - Три раза за леску дерну - тащи скорей из воды!»

Сомкнулись над Алиной с Прокопием воды как двери стеклянные. Друг на дружку поглядели - один другому рыбою привиделся. Прокопий Алине - язьком, а она ему - плотвицей.

Заработали они плавниками что есть мочи, стали на дно озерное спускаться. Семь заборов из водорослей густых преодолели и розовую раковину увидали. Та раковина теремом оказалась. Нашли они Озеровика в зале двусветной, осетрами-камердинерами окруженного. Каждый осетр - бревно мореное, тонкой резьбою белеющее. Кресло Озеровика из угрей, как из толстых прутьев, сплетено. Борода подводным течением в окошко выносится, и конец ее за семь верст зеленеет. На голове Озеровика - венок из кувшинок. Сидит он в кресле и тело свое, в кольчугу из ракушек одетое, карасиным солнцем обогревает.

«Пошто, житель земного мира, посланницу нашу от родины отвращаешь?» - спрашивает Озеровик у Прокопия.

«Полюбил я Алину крепче крепкого, - признается Прокопий. - Хочу ее у тебя, твое мокрейшество, выкупить. Скажи, что желаешь за нее получить?»

«Подарил бы я тебе плотвицу эту, о сухом солнце возмечтавшую, - отвечает Озеровик, - да не могу: она Щуке на ужин обещана. Плыви, если хочешь, к ней: авось и сторгуетесь на чем-нибудь!»

Отправились Прокопий с Алиной к Щуке. Та выслушала их и только ртом своим утячьим защелкала:

«Хочешь плотвицу в свой мир заполучить, оставайся вместо нее у меня!»

Проверил Прокопий крючок, за штанину зацепленный, и согласился.

Но Щука - существо хитрое. Позвала она рака-слугу. Тот приполз и клешнею, как цирюльник ножницами, вокруг Прокопия заработал. Леску конечно, тут же и перерезал!

«Что, не передумал? - заблестела глазами-бородавками Щука. - В последний раз спрашиваю!»

Посмотрел Прокопий на Алину и белую лилию, в страхе трепещущую лепестками, увидал. Жалко ему стало ее.

«Пускай Алина вместо меня солнце небесное увидит!» - решил.

Щука раскрыла пасть и проглотила Прокопия. Только живот свой в сладкой истоме расслабила, в воде крючок с насадкой мелькнул. Метнулась Алина в отчаянии за тем крючком, Щука - по привычке - за ней, и вытащил их Корней обоих на берег.

Распорол он щучье брюхо - Алина с Прокопием живые и невредимые из него вылезли!

Взглянула Алина на небо - щеки ее бледные так и заснегирились. Принесла она из избы ведерце и выплеснула карася обратно в озеро…

«Знаю теперь солнце небесное!» – сказала на прощанье ему.

Расцвела красотой Алина пуще прежнего. Взглянешь на ее лицо - словно бы хрустальный шар, в котором столепестковая роза краснеет, увидишь!

Попутал друзей лукавый бес, захотели они на ней жениться. Подступились и требуют:

«Выбирай себе из нас друга сердечного!»

Глядит Алина на друзей, а у самой губы так и шепчут молитву. Видит не друзей, а восковые свечи саженные, в честь самого солнца ярко горящие. Всякому встречному тепло и свет дарить те свечи готовы. Возможно ли какой отдать предпочтение?

А друзья никак уняться не могут - делить Алину принялись. Дракою такое облако пыли подняли, что на небе среди бела дня ночь приключилась!

Испугались друзья такому затмению солнечному, для них - беспричинному. Схватили ведерце и давай им воду из озера черпать - карася уплывшего ловить.

«Хоть карась - солнце и не настоящее, - размышляли - а всё светит!»

Ловили-ловили, и вместо карася окунька красноперого поймали. Выпрыгнул тот из ведерца, о берег хвостом ударился и пареньком обернулся. Взгляд - колючий, голос - канючий, походка - вертлявая, а голова - дырявая. Прочихался паренек от пыли и заявляет:

«Я - Васек-окунек. Не стыдно ли вам чужую невесту делить? Алина еще с малькового возраста за меня посватана!»

Хотели было друзья Васька-окунька обратно в озеро скинуть, да Алина за него вступилась:

«Правду говорит полосатый. И негоже мне от судьбы своей горькой бежать!»

Поклонилась Алина Корнею и Прокопию до самой земли, взяла Васька-окунька за руку и в избу свою повела. Вскоре и пыль улеглась, солнца круг обозначился, старая сказка окончилась, а новая – началась.

 

«ЯБЛОНЯ»

 

Картины самарского художника NN своей пропиской мельчайших деталей сильно напоминали фотографии. Авторитеты в искусстве их не одобряли, и на различных художественных выставках NN получал далеко не лучшие места.

Особенно NN любил рисовать яблони. При этом яблоки у него получались всегда такие сладкие, с розоватой пыльцой на боках, что их так и хотелось сорвать с ветки и съесть.

Однажды NN в очередной раз рисовал яблони. В баночках с надписями «для ствола», «для листьев» и «для яблок» перед ним находились краски. В баночке «для ствола» находилась коричневая краска, «для листьев» - зеленая, в баночке «для яблок» находилась желтая краска. Впервые умело нарисованная картина NN не понравилась. Обессиленный внутренней сумятицей, он присел в кресло и уснул.

Во сне NN осознал себя летящим облаком. Где-то внизу синела Волга, напоминавшая ствол дерева с множеством веток-притоков. На ветках, таких же синих, как и сам ствол, висели яблоки-деревни... «Чистой воды импрессионизм!» - не рассердился почему-то NN, хотя прежде относился к этому направлению в искусстве «как волк к зайцу».

Хорошенько вглядевшись в «яблоню», NN заметил в ее ветвях мотыльками порхавших ангелов. На них были серые халаты садовников. С завидной мироулыбчивостью ангелы красили жидкой известкой ствол, обрезали захиревшую листву и опрыскивали жидкостью, отдаленно напоминавшей медный купорос, плоды. Видимо, от каких-то вредителей своего «небесного» сада!

В этом месте NN проснулся. Музыка, наполнявшая весь этот сон, перелилась в явь. Не медля ни минуты, он принялся наносить на уже готовую свою картину увиденную «яблоню»...

С тех самых пор NN стал лучше понимать детей и импрессионистов.

 

НОВЫЙ ТУЧЕПРОГОНИТЕЛЬ

 

Служащий самарской телеграфной станции Аристарх Сапогов долгие годы искал просветления. Перепробовал все известные ему средства - оно так и не приходило. Под конец перессорился со всем миром, обозвал его грешным и гадким и решил уйти в отшельники. Переправился через Волгу, вырыл на берегу, во влажном суглинке, землянку и зажил в полном одиночестве.

Прожил кое-как лето и зиму, а к весне почувствовал, что помирает. Смастерил себе просторный гроб и стал спать в нем прямо под открытым небом.

Весна в тот год выдалась студеная, с частыми северными ветрами. К утру крышка гроба успевала покрыться инеем, как серебром. Чтобы избежать запрещенного христианской верой самоубийства, Аристарху приходилось ложиться спать в валенках и овчинном тулупе.

Во время ледохода на Волге приснился Аристарху вещий сон. Слетели будто бы с неба два ангела-архейца, расстелили на бестравной еще земле синешелковые дорожки и гроб, в котором он спал, на те дорожки поставили. Дунули в свои дудки - пахнущий смолистой стружкой «дом» поднялся в небо и прямо в рай полетел!

Проснулся Аристарх на рассвете и песню радости запел. Ходит день-деньской по лесу, сушняком хрустит. Пичужек весенних слушает да ангелов-архейцев дожидается.

Однажды ночью услышал вокруг себя тихий шорох - будто рулоны шелка раскатывали. Гроб закачался, сорвался с места. Глянул Аристарх за боковину - ни зги не видно. Лишь яркие золотые искры меж деревьев мелькают - что если не дудки ангелов-архейцев?

Утром поглядел и удивился: как все-таки мир небесный на земной похож! То же солнце, та же Волга-река, только на пол-мира разлившаяся. И плывет он в своем гробу, как в лодке, прямо по ее середине!

Пароход колесный вдали показался - прошел, не заметил. Чайки - небесные пилигримы - над Аристархом проносятся, воду тенью своею крестят. Рыба-чехонь всякую падшую муху заметит и саблями длинными в воде заблестит...

И никакой тебе демагогии! Шикалка кислолицая, что в нем прежде жила, почить изволила. Душа простоте небесной уподобилась - голубая, во всем голубое замечает!

На другой день прибило погребальную лодку к берегу. На пригорке - село Винновка. «Сюда, так сюда, вот и славно!» - подумал Аристарх и улыбнулся.

Оказалось в том селе свободным место тучепрогонителя. Выучился Аристарх новому ремеслу и стал заведовать солнцем и дождем в местном масштабе.

Некоторые винновцы пытались впоследствии образумить Аристарха: ты, дескать, не в раю, а на земле грешной живешь! Куда там, Аристарх и слушать таких людей не захотел!

Живет новый тучепрогонитель в селе Винновка и по сию пору, если не умер.

12.08.2011 15:10АВТОР: Игорь Муханов | ПРОСМОТРОВ: 1340




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Проза разных авторов »