Выставка «Мы — дети Космоса» открылась в Берёзовском (Кузбасс). Выставка «Пакт Рериха. История и современность» в Волосовской школе искусств (Ленинградская область). Вышел в свет сборник «Пакт Рериха: вчера, сегодня, завтра. 115 годовщина экспедиции Рерихов “По старине”…». Вышел в свет научный сборник «Л.В.Шапошникова: ученый, мыслитель, общественный деятель...». Второе секционное заседание Международной междисциплинарной конференции «Россия-Восток: искусство, философия, культура» в Международном Мемориальном Тресте Рерихов (Индия). В Республике Беларусь проходит выставка изданий Международного Центра Рерихов. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Дополнение к ответу редакции сайта на письма СибРО.


 

Уже после публикации нашего ответа сотрудникам СибРО на их протесты, в редакцию поступили письма, которые мы не могли не опубликовать.

 

13.04. 2009г. Горно-Алтайск

Уважаемые коллеги по Рериховскому движению.

 

Недавно узнала о непростой ситуации в СибРО. Итак, нынешнее руководство общественной организации, именуемой СибРО, настойчиво приватизирует отделы

Сибирского Рериховского Общества. Получается, они спутали денежные и другие материальные  средства отдельных людей и организаций со своими?

А общественность молчит. А ведь всё это очень напоминает действия Хоршей по отношению к Нью-Йоркскому Музею Рериха.

В 2006-м году мне довелось встретиться с О.А.Ольховой, С.А. Деменко, В.А. Смолиной, Г.С. Николаиди и др. из этого окружения на Круглом и Квадратном столах СибРО в Новосибирске. Осталось удручающее впечатление от поведения руководителей общественной организации, коей называется СибРО. Ну никак оно не походило на поведение лидеров общественности. Его можно характеризовать как поведение группы лиц, охраняющих своё положение любыми средствами, как практически делают чиновники. Тогда всё это очень удивило, и не только меня.

Сегодня удивляют не они, а молчание народа, вложившегося трудом и деньгами в Сибирское Рериховское Общество. По всем невыясненным в 2006-м году вопросам, я писала электронное письмо О.А. Ольховой. Вопросы остались.

 

1. Что произошло у Н.Д. Спириной в октябре 2003 года (в
день инсульта) и кто там был?
2. Почему после того рокового инсульта медсестру Г.С.
Николаиди изгоняют, а потом возвращают и выводят даже на
трибуну Круглого стола?
3. Почему не обнародовано завещание Н.Д. Спириной?
4. Кто конкретно приватизирует землю усадьбы общественного
Алтайского Музея Н.К. Рериха и отделы Сибирского
Рериховского Общества?
5.Почему скрывается устав СибРО?

 

В прошлом, 2008-м году нынешний руководитель СибРО — О.А.Ольховая удивила ещё раз. И не меньше, чем в предыдущий. Дело в том, что летом в Усть-Коксу приезжали рериховцы из других городов. Перед своим приездом они просили местных (усть-коксинских) рериховцев (не членов СибРО) встретить их, помочь разместиться и пр. Сняв с сайта информацию об этом приезде, Ольховая, что называется, побежала в администрацию деревни и постаралась так представить дело о приезде гостей (собственно говоря, единомышленников), что всё вылилось, мягко говоря, в довольно серьёзную неприятность. Одному из местных рериховцев она не смутилась признаться, что "да, это она" доложила, т.к. испугалась за себя. Ничего себе причина доноса! Главное - как доложила! Гостей долго не хотели впускать на пропускном пункте, а нормальные отношения администрации села с группой рериховцев, встречавших гостей (эта группа не входит в СибРО), испорчены основательно.

 

Моё личное мнение следующее. Нынешнее руководство СибРО защищает не интересы движения за Этику и Культуру, а свои собственные. Причём не гнушаясь любыми средствами.

 

К этому письму (апрель 2009-го) добавляю письмо от ноября 2006-го. Тогда я его писала лично Ольховой, в надежде на осознание ею некоторых, так сказать, некорректностей поведения. Сегодня осознаю, что дело хуже, и потому делаю его открытым.

 

Вера Владимировна Балыкова (Мишурова).

 

Ольга Андреевна, здравствуйте.

 

Моё представление о справедливости требует написать именно Вам о своих впечатлениях о посещении СибРО в мае этого года. Очень надеюсь, что взгляд со стороны поможет Вам объективнее увидеть сложившуюся в СибРО ситуацию.

Причина моего приезда: оклеветана Н. Жукова. Её обвинили в преждевременном уходе Н.Д. Спириной. Она просила приехать, чтобы помочь разобраться и снять клевету. Зная её любовь к Н.Д., представляю, как тяжко нести такое обвинение.

Прошло уже несколько месяцев с этого посещения, и эмоции улеглись.

Кроме того, произошёл ряд событий. Основным, думаю, можно считать мирное соприкосновение СибРО и МЦР в Уймоне.

Вернусь к началу событий на том Круглом столе.

Следуя привычке регистрироваться на конференциях, здесь я тоже сочла необходимым представиться. Когда я сказала регистратору, что я из Горно-Алтайска и ещё представляю Усть-Коксу, то удивилась беспокойству регистратора. И её попытке выяснить подробности обо мне (не заметила, чтобы такие выяснения были и с другими участниками конференции). Ещё больше меня удивила аргументация этих вопросов: «от Горно-Алтайска и вообще от Алтая уже есть представители». Меня удивила сама постановка вопроса — регламентация числа участников от региона. Я сказала, что знакома с представителем от Горно-Алтайска В.А. Смолиной. (Попутно добавлю, что именно по нашей с А.А. Шпунтом рекомендации она стала представительствовать в СибРО. Мы в Горно-Алтайске поддерживали её деятельность, когда она приехала из Львова, и принимали её у себя дома. И ещё добавлю, что вскоре после того, как она стала представительствовать в СибРО и дружить с Л.И. Бориной, её доброжелательность к нам исчезла.) Повышенное любопытство регистратора в отношении меня было удивительным и непонятным. Я ведь не старалась пройти в СибРО инкогнито.

Ещё непонятнее стало, когда регистратор, едва ли не тотчас, спешно догнала двух членов общества (возможно, это были Вы, но я никого не знала в лицо) и указала на меня. Демонстрация моей персоны не осталась мной незамеченной.

В перерыве я подходила к своей давней знакомой В.А. Смолиной. Зная, что материалы по «усть-коксинским вопросам» (которые меня тоже просили прояснить) переданы ей, попросила поддержки.

Собственно о Круглом столе. Он оставил странное впечатление. Доклад читала Г.С. Николаиди. Непонятно решение СибРО выводить Г.С. на трибуну. Одно дело — ухаживать за больным человеком и совсем другое — читать доклад перед квалифицированной аудиторией. В Рериховском движении это не только моё мнение. Семья Рерихов, к примеру, не давала права своим домашним помощникам публично представляться с духовными речами.

После Круглого стола, уже в фойе Музея, мне задали вопрос, что меня интересует здесь. Это было ещё более странно, чем всё предыдущее, поскольку выделена была только я. Удивила и бесплатность кафе для сотрудников Музея, где Вы дали мне стакан компота. Полагала, что надо заплатить.

По коридорам Музея я ходила под опекой сотрудницы (другие граждане ходили без опеки). Поднялась на последний этаж, где должна была проходить встреча с приезжими, именуемая Квадратным столом.

Здесь меня тихо спросили, разрешено ли мне присутствовать на встрече с иногородними. Когда я вслух удивилась, что я иногородняя и неужели могут не разрешить, меня оставили. Но ненадолго. Подошла уже знакомая регистраторша и предложила пройти в кабинет директора.

Тут я с Вами и познакомилась. Среди остальных знакомыми были лишь Смолина и Николаиди. Перед Вами лежали известные мне документы, которые А.А. Шпунт через меня передавал в Горно-Алтайск В.Т. Самыку, а тот, в свою очередь, В.А. Смолиной. Я предполагала, что В.А. всё Вам так и разъяснила, и начнётся выяснение по существу возникшей с празднованием 80-летия пребывания Н.К. Рериха на Алтае проблемы. Но… и тут моему удивлению не было конца — началось выяснение: кто я такая. Мне даже сделалось непонятным, чего от меня хотят. Возникла пауза, которую допрашивающим тоном нарушила Смолина: «Что же Вы молчите? Все же знают, что Вы со Шпунтом». Прозвучало это достаточно грубо. Крамолы в моих отношениях с А.А. я не вижу. И если всем известно, что я его представляю, тогда зачем эти вопросы? Следом началось выяснение одной из фамилий в упомянутых документах. Оказалось, что человек сменил фамилию и здесь указана новая, а я знала его только по старой. И тут вновь непонятно к чему звучит обвинительная реплика Смолиной — «фамилии меняют». Возможно, это относилось и ко мне, так как у меня тоже сейчас другая фамилия. Прежнюю фамилию — Мишурова, — с которой я жила в Новосибирске и выступала в прессе как журналист по экологической тематике, я не так давно сменила. Сейчас ношу фамилию своего отца — Балыкова.

В общем, в разборках «кто кому кем приходится» прошло почти полчаса. На разговор по существу ушло не более пяти минут.

В конце Вы поблагодарили меня за беспокойство по заявленной в представленных документах проблеме и разрешили присутствовать на Квадратном столе. Смолина, теперь уже миролюбивым тоном и достаточно демонстративно, просила не поднимать своих вопросов на общем заседании Квадратного стола. Я понимала, что если не кивну утвердительно, то в зал не пустят. И мысленно попросив прощения у Всевышнего, выразила согласие.

Признаюсь, угрызений по этому поводу не испытываю. Может быть, на беседах в Вашем кабинете я бы и закончила свой визит в СибРО, разумеется, поговорив о клевете на Н. Жукову, но настораживало всё, к чему пришлось прикоснуться за эти полдня. Хотелось понять, что будет дальше.

Далее, в зале. На встрече с иногородними. Недалеко от меня сидит женщина, а кто-то из администрации настойчиво требует, чтобы она вышла. Поскольку мне пришлось только что пережить похожее, то решила поддержать изгоняемую. И достаточно громко спрашиваю — что же, здесь ещё и из зала выводят? После моей реплики женщину почему-то оставляют в покое.

Заседание открывается, присутствующих приглашают выступать. Пауза. Как здесь происходят обсуждения проблем — не знаю. Мне же много лет довелось участвовать в экологическом движении, привычка не ждать, а действовать сохранилась. Встаю, иду к микрофону и ставлю перед аудиторией свои вопросы о юбилее и Алтайском музее.

Пересказывать подробно ситуацию смысла не имеет, Вы там присутствовали. Нам было неясно, почему в январе Вы отказывались от участия в августовских мероприятиях на Алтае. Об этом я и сказала. Вы были этим очень недовольны. А ведь достаточно простого ответа: либо не будем участвовать потому-то и потому-то, либо будем участвовать.

По ситуации с собственно Алтайским музеем, на землю под которым администрация района не собиралась в тот момент продлевать договор аренды, а срок предыдущего договора скоро заканчивался. От продления срока аренды зависело сохранение Алтайского музея как общественной структуры. Ваша реакция по второму вопросу была такой же, как и по первому.

По существу поставленных вопросов ответ звучал так — СибРО принимает меры, о коих докладывать не будут. Это само по себе удивляет. Затем Вы просите выступить С.А. Деменко, который грубо и по-простому сказал нечто вроде того, что они и без меня знают, что им делать. Далее выступает алтайский представитель В. Лихачев, который говорит лишь о своей работе с детьми, которым «очень понравилось резать по дереву», и о том, что в Горном Алтае всё очень красиво. И ни слова по существу поднятых вопросов.

Вспоминается история, произошедшая со мной при жизни Н.Д. Спириной. На одном из экологических заседаний член общества «Память» В. Черкашин был груб. Н.Д., узнав об этом, предложила ему извиниться передо мной. Он это сделал и был искренен в своих извинениях.

Некому сегодня предлагать С.А. Деменко извиняться за грубость. И с ним это, оказывается, не впервой.

Та женщина, которую хотели вывести в самом начале из зала, задала вопрос о состоянии дел с Алтайским музеем. Что в этом вопросе не понравилось — неясно, но ей строго заметили, что разрешили присутствовать, но не выступать. Женщине стало плохо, и она вышла. Народ безмолвствовал.

Вскоре после моих вопросов и рассказов о состоянии дел в глубинке встреча единомышленников вошла, похоже, в привычное русло. Выступило несколько человек с рассказами о воспитательной работе с детьми. Шли комплименты и благодарности в адрес руководства СибРО. В общем, сплошные «орешки в сахаре». Никакого обмена соображениями по имеющимся проблемам. Последних словно и нет вовсе. Всё вокруг белое и пушистое.

Впрочем, в самом конце об одной из проблем, имеющихся в СибРО, всё же сказали. Ответственный за издательские дела обратилась с просьбой о деньгах. Ещё была просьба о помощи со стройкой Новосибирского музея.
Вопрос о клевете на Н. Жукову я на большую аудиторию не выносила, оставила для разговора непосредственно с Вами.

Собравшимся я прямо сказала, что Н. Жукову обвинили в гибели Н.Д., в инсульте, закончившимся её преждевременным уходом. Удар произошёл якобы после визита Жуковой. А мне известно, что всё было иначе. И что Жуковой даже советовали подать за клевету в суд.

На мой пересказ событий Вы отреагировали, на мой взгляд, опять странно. (Не говорю об отсутствии сочувствия оклеветанному человеку.)

Вы сказали, что никто из членов СибРО не обвинял Жукову, а вот «что говорится за этими стенами, за это мы не отвечаем». При этом Вы, обводя присутствующих взглядом, подкрепили его жестом — провели указательным пальцем по кругу присутствующих лиц, произнося: «и никто из присутствующих не скажет, что здесь обвиняли Жукову». Мне это показалось нарочитым.

Так кто же мог тогда сказать, что у Н.Д. случился инсульт после визита Н. Жуковой, когда при Н.Д. в тот чёрный день были члены СибРО? А сейчас СибРО не отвечает за то, что говорится «за этими стенами». Как же тогда мысль о вине Н. Жуковой вообще могла возникнуть? Хотя Вы столь решительно заявили, что в СибРО её не обвиняли?

Попробуем восстановить события.

Н. Жукова приходила к Н.Д. днём ранее — 21 октября 2003 года. Н.Д. пригласила её и в присутствии сотрудницы издательства И.И. Серебровой (которая всё подробно записывала) стала говорить о планах совместной работы с Н. Жуковой, о публикации её статей в журнале «Восход» и об издании их отдельной книгой. Н.Д. подчеркнула: «Ведь мы же – СибРО». На этой дружественной ноте Н.Д. при свидетелях утвердила своё положительное отношение и к Н. Жуковой, и к её творчеству, и к её работе в СибРО. Она также поделилась с Наташей и о том, что завтра будет очередная запись её Слова для Круглого стола.

И вот наступило это завтра, 22 октября 2003 г. Для записи Слова к Н.Д. приезжают С.А. Деменко и, вероятно, И.И. Сереброва (кто мог быть ещё, кроме Г.С. Николаиди, нам неизвестно). О чём мог быть разговор — для нас оставили в тайне. А не было ли там разборки по поводу беседы Н.Д. с Наташей? Почему до записи Слова дело даже не дошло? Накануне Н.Д. была достаточно бодра.

Итак, что произошло, нам не объясняли. Но почему после инсульта был экстренно собран Совет СибРО, где обсуждалось недопустимое поведение человека и УДАЛЕНИЕ этого человека от Н.Д. и из Общества. Почему?!

Кто же мог быть причиной инсульта – Деменко? Сереброва? Николаиди? Или все, нам известные, эти трое? Совет оставляет Г.С. Николаиди ухаживать за Н.Д. Может быть, потому, что в таком состоянии Н.Д. без медицинской помощи не обойтись?

Хотя многим, если не всем, известно, как вела себя Г.С. Николаиди в то время, когда Н.Д. ещё могла общаться с единомышленниками. (Известно также о неприязни Г.С. к Н. Жуковой.) Г.С. не стеснялась прослушивать телефонные разговоры, снимала трубку параллельного аппарата, когда Н.Д.с кем-то говорила, (с этим сталкивалась я лично) и даже прерывать их, а также бестактно вмешивалась в беседы Н.Д. с пришедшими. Более того, Г.С. позволяла себе более чем громко разговаривать при столь чувствительном человеке, как Н.Д. И подобные вспышки бывали у Г.С. часто. Есть свидетельства, что Г.С. позволяла себе даже раздражённо кричать в телефонную трубку.

Так, например, 2 декабря 2004 года (за десять дней до ухода Н.Д.) Л.И. Осинцева звонила Г.С. Николаиди и выясняла мнение Н.Д. о фильме «Агни Иога о законах Бытия». Г.С. начала раздражённо и грубо отчитывать Осинцеву и кричать в телефон. Когда Осинцева спросила: «Не потревожит ли это Н.Д.?» Г.С. ответила: «Да я стою рядом с кроватью Н.Д.». Осинцева испугалась и постаралась поскорее закончить разговор.

И хотя официально причину инсульта не разглашали, однако иногородние рериховцы, например Г.А. Каганович из Юрги, приезжая в СибРО, слышала в кулуарах: «Инсульт произошел по вине Н. Жуковой, после её прихода к Н.Д.». Эту же версию сообщал человек, который пожелал остаться неназванным. В его формулировке она звучит следующим образом: «В кулуарах СибРО такие разговоры идут».

Далее, что относится уже лично к Вам, Ольга Андреевна.

В октябре 2004 года (через год после инсульта Н.Д. и за два месяца до ее ухода) на рериховской конференции в Академгородке на вопрос Л.И. Осинцевой, почему в конференции не участвуют доклады Н. Жуковой и Н. Гребенниковой, Вы, Ольга Андреевна, ответили: «Эти люди рвутся на нашу трибуну и так поносят Общество. Захватчики! Они сокращают драгоценные минуты жизни Н.Д.». Каким образом, непонятно, поскольку их к Н.Д. не допускали. Конкретно эту фантазию оставим на Вашей совести, Ольга Андреевна. А как же тогда относиться к Вашим словам о том, что в стенах СибРО обвинений не было и ни от кого из вас они не исходили? Так Вы сказали мне лично. Какой действительности эти слова противоречат?

Что же в действительности послужило толчком к инсульту? Почему молчат свидетели произошедшего у Н.Д. в тот тёмный день 22 октября 2003 года?

Это журналистское расследование я проводила, естественно, позднее. В том «кабинетном» разговоре оставалось много белых (точнее бы сказать —  чёрных) пятен. А тогда… Когда Вы говорили, что никто не обвинял Наташу, и обводили присутствующих пальцем, а Г.С. вытирала платком вспотевшее лицо, присутствующие молчали. Странное это было молчание. И таким же странным было для меня продолжение разговора.

Вы мне заметили, что известно о дружбе А.А. Шпунта с мамой Н. Жуковой. Ну и что? Речь ведь велась не о том, кто с кем дружен, а прояснялась правда. И разве друзья не имеют право вступаться за друзей, тем более, если кого-то из них оболгали? Вслух я лишь сказала, что А.А. Шпунт всегда стремится к объективности.

В конце Вы сказали, что в Усть-Коксе у вас есть представитель — это А. Ланин. Меня это удивило, потому что знаю о категорической рекомендации Н.Д. не сотрудничать с ним. Полагала, что её авторитет, её рекомендации для СибРО имеют значение. Ведь именно Она вдохновительница этой организации, именно Она притянула те возможности (в том числе материальные), которые позволяют сегодня существовать СибРО.

На моё замечание, что Н.Д. ценила старых друзей, Вы заметили, что знаете, что именно Н.Д. говорила о каждом из нас (?!), но они (нынешнее руководство СибРО) «будут об этом молчать». На этот лёгкий шантаж слов у меня не нашлось. Сейчас замечу следующее. Н.Д., конечно же, могла (и имела право) осуждать слабости и недостатки каждого из нас. Она говорила, что все мы не ангелы. Но кроме этого, она ещё давала конкретные рекомендации, советовала — с кем можно и надо сотрудничать (например, накануне инсульта — о сотрудничестве с Жуковой), а с кем нельзя категорически. И вот что странно: именно такие конкретные рекомендации — например, рекомендацию не создавать при СибРО коммерческие структуры — нынешнее руководство не выполняет.

В заключение добавлю. После описываемых событий В.А. Смолина получила в СибРО работу. Моя знакомая (юрист по образованию) беседовала с ней как уже со штатным сотрудником СибРО. В беседе затрагивались те проблемы, которые я поднимала во время своего визита, и мы были упомянуты. На что Смолина в конце беседы указала ей: «Не с теми людьми Вы связались». Это про нас. И с этим всё ясно.

Неясным остаётся молчание свидетелей инсульта. Туманно и то, что грубый и бестактный в отношении к Н.Д. медработник поднят Вами на ту высоту, которую занимала только Н.Д. Спирина. Зачем дело её жизни опускают до уровня малограмотных?

Балыкова (Мишурова) Вера Владимировна.

Горно-Алтайск.

28 октября - 19 ноября 2006 г.

 

 

3 апреля 2009 г.

Размышления на тему писем Н.В. Жуковой

«Дорогие книги»

и «Духовная летопись Сибирского Рериховского Общества».

 

На Квадратном столе Сибирского Рериховского Общества 29 марта 2009 года, в закрытом режиме, зачитывалось письмо Н.В. Жуковой «Духовная летопись СибРО». (Возможно, зачитывалось и другое её письмо, но по укоренившемуся правилу Квадратные столы, начало которых объявляется на 16 часов, начинаются на полчаса раньше).

Как это принято современным составом СибРО, письмо зачитывалось так, чтобы максимально уменьшить его значимость. Чуть позже информация о письмах Н. Жуковой и ответ СибРО на него были размещены на сайте Общества.

Читая этот ответ и особенно гневные послания таинственных Татьян, Елен, Людмил, Маш, Даш и т.д., а также целых коллективов без подписей (видно, так удобнее ― спрятаться за коллективную ответственность, а, скорее всего ― безответственность), задаёшься вопросом ― а, собственно говоря, чего так перепугались члены Сибирского Рериховского Общества и сотрудничающие с ним?

То, что было поднято Н. Жуковой в своих письмах ― только маленькая часть всех накопившихся «проблем». В чём же руководство нынешнего СибРО увидело в этих письмах ложь, клевету, обман?

Может быть, вы будете отрицать тот факт, что Наталией Дмитриевной Спириной в 2003 году было написано Слово «Путь к Общине»?

Или вы осмелитесь обвинить Н.Д. Спирину в том, что она, вскрывая все недостатки и пороки лжеобщинников, оклеветала вас?

На Рериховских Чтениях, проведённых СибРО в 2001 году, зачитали послание Наталии Дмитриевны: «Кто к власти рвётся ― тот сорвётся! Кто Миру служит ― тот спасён». Много было толкований ― к кому же относятся эти слова Наталии Дмитриевны? Предлагались даже такие экзотические трактовки ― что это, мол, относится только к чиновникам гос.службы, но никак не к сибровцам.

Пришлось мне напрямую обратиться с вопросом к Наталии Дмитриевне ― кому же она адресовала это послание? И я получил ответ: «Всё, что я пишу и говорю в своих Словах, относится только к СибРО».

Следовательно, всё, что было сказано Наталией Дмитриевной в её Слове «Путь к Общине» и, особенно, сделанный ею акцент на такие пороки, как лицемерие, ложь, пьянство и т.д. ― всё относится к ситуации в СибРО!

Что касается обращения Н. Жуковой о продаже библиотечных книг, то тут и доказывать ничего не нужно ― вы сами очень хорошо это сделали. Спасибо вам за эти признания! Но, тем не менее, хочется вас спросить ― на каком основании вы занимаетесь продажей имущества Музея Н.К. Рериха? Это что ― ваше имущество? Не перепутали ли вы своё с чужим?!

Когда строился Музей Н.К. Рериха, Наталия Дмитриевна говорила, что строится Дом Владыки. Всё, что вы таким путём заполучили, не является вашей собственностью. Вы получили всё это лишь для хранения и приумножения. Вы можете с лёгкостью распоряжаться имуществом ваших квартир, но не имуществом Великого Владыки!

Коснёмся вашей фальсификации истории СибРО. Дошло до того, что вы начали её переписывать!!! В 2005 году вы выпустили свой первый CD-диск с вопросами по Учению к Н.Д. Спириной и её ответами ― «Ищущим сердцам» (надо отметить и то, что вы попросту украли чужую работу и выдали её за свою). И что очень характерно ― начали с 2000 года, то есть с того времени, когда появилось новое руководство Общества. Как будто и не существовало до этого никакого СибРО.

И что же вы сделали? Заменили голоса людей, задающих вопросы Наталии Дмитриевне ― своими!!! И это продолжается до сих пор! Как могли вы додуматься, решиться на это? Что же здесь удивляться тому, что появились такие гневные возмущения с вашей стороны по поводу  небольшой правды о вас.

В одном из писем поддержки «сибровцам» (так и хочется назвать ― «деодаровцам»)[1] от сотрудничающей с СибРО с 1992 года (очередное введение общественности в заблуждение ― никакая не сотрудничающая, а действующий член СибРО) прозвучало то, что Н.Д. Спирина доверила строить общину современному составу СибРО. Это, мягко говоря, подлог.

В 2003 году во всеуслышание было заявлено, что сибровцы уже построили общину. Узнав об этом, Наталия Дмитриевна возмущённо заявила: «Не общину они построили, а зверинец!» После этого как раз и появилось её Слово «Путь к Общине».

Так что же вы построили, уважаемые господа сибровцы? Почему же 30 марта, в понедельник, сразу после Круглого и Квадратного столов, вы начали лихорадочно обзванивать людей с единственным вопросом ― как это Н. Жукова смогла узнать о продаже книг? Искали виновных в утечке информации?

Давайте заострим внимание на главном вопросе ― как вы несёте Учение людям? Конечно, читая ваши годовые отчёты, хочется снять перед вами шапку, но что-то удерживает.

Помню, как после торжественного открытия Музея Н.К. Рериха (что с великим трудом удалось заставить вас сделать), на заседании Квадратного стола в октябре 2007 года, вы по неосторожности признали тот факт, что раньше у вас все силы были заняты строительством Музея (хотя по затянутому строительству есть вопросы), а вот теперь, после всего,  вы начнёте заниматься и Учением!

Спасибо вам за откровенность и данную многим надежду на лучшие времена. Но, как показало время, никаких изменений не произошло ― всё как катилось, так и катится ― размеренно, монотонно. Дело дошло до того, что на организованные вами Круглые столы, люди попросту перестают ходить, так как почерпнуть им там практически уже нечего!

Более 500-сот человек посещало Круглые столы с участием Наталии Дмитриевны. А что теперь? Все, допущенные к Круглым столам, размещаются в небольшом конференц-зале Музея! Вот настоящий показатель вашей работы.

В принципе, это легко объяснить ― чтобы к вам потянулись люди, надо убедить их в искренности своих намерений, показать свою любовь и преданность Великому Делу, нужно показать знание Учения и применять Его, прежде всего, самим!

А кто из вас это может сделать? Вы прекратили практику живого общения с залом на Круглых столах, как это было при Наталии Дмитриевне. Понятно, что если вы начнёте такую практику, абсолютно всем будет ясно ― король-то голый!

А что происходит с семинарами по Учению? Где они? А что с киосками по распространению книг Учения? А что вы сделали с киоском, да и с целой Рериховской группой в Кольцово? И ещё много и много вопросов накопилось к вам.

Я не буду обращаться к нынешнему составу СибРО ― пробовал уже не единожды. Всё, чего я добился, ожидая ответов от них, это ― изгнания меня с их глаз подальше.

Этим письмом я обращаюсь к тем людям, у кого ещё жива память о Наталии Дмитриевне! Ведь многие из вас клялись ей в любви и преданности, как на Квадратных столах, так и лично!

Очнитесь от дремоты!

Ведь Сказано в Учении: «Нам нужны не рабы, а сотрудники!»

 

Виктор Трофимович Харьковский,

член Сибирского Рериховского Общества с 1995 года.

Новосибирск

 

Примечание:

"Деодар"— коммерческое предприятие (багетная, издательская, книготорговая и выставочная деятельность), самовольно организованное в 1999 году на деньги СибРО без согласования с Н.Д. Спириной и сотрудниками Общества членами Совета СибРО:

Н.М.Кочергиной, С.А.Деменко, С.А.Горянским, в которое были вовлечены следующие сотрудники и друзья СибРО: И.И.Малая (Сереброва), С.Федораев, А.Литвинов, В.Бутурлакин, В.М.Ласкова, Л.Калиниченко, а также В.Гутов (который быстро во всём разобрался и вышел из "Деодара").

Н.Д.Спирина охарактеризовала создание "Деодара" как "предательство" и просила его закрыть. Когда же вышеперечисленные лица отказались это сделать - вся группа "деодаровцев" была исключена из СибРО общим собранием Общества в 1999 году. Об этом всему Рериховскому Движению было сообщено на Квадратном столе СибРО.

 

 

* * *

 

Уважаемые сотрудники редакции «Адамант»!

 

 

Прочитав на Вашем сайте письма собратьев по Учению, адресованные Вам по поводу обращений Н.В. Жуковой, я даже засмеялась, не ожидая такой злобности. Не может человек, изучающий Живую Этику, так «сотрясать Небеса».

В 1998 году я обратилась к Наталии Дмитриевне Спириной с планом-сценарием,  хотела сделать фильм о Законах Бытия для начинающих. И Наталия Дмитриевна направила меня к Н.В.Жуковой, как к человеку, давно изучающему Учение.

Более тесно сотрудничать с Наталией Владимировной я начала в 2001 году.

В это время мы с ней старались помочь, по возможности, строительству Музея Н.К. Рериха ― обзванивали предприятия, разносили письма…

Весной 2003 года мы с Н.В. Жуковой приехали к Наталии Дмитриевне (на пасху) ― и спросили её: «Можно ли её Сказы  включить в программу «Добрая сказка» киностудии «Золотой век?» Подумав, Наталия Дмитриевна ответила: «Почему бы и нет?» И обращаясь к Г.С. Николаиди (медсестре, помогавшей ей по дому), сказала: «Есть ли деньги для сказки из моей пенсии?» Галина Семёновна говорит: «Найдём». На что я заметила: «Если нужны будут деньги, мы сами найдём…»

Тогда же Наталия Дмитриевна сказала об одной нашей сотруднице, что её «гордыня сжигает». Но, тем не менее, она считала её полезной для Дела и была не против сотрудничества с ней… Наталия Дмитриевна говорила: «Мы все не ангелы. Ангелы ― на Небесах».

Позже нам удалось сделать видеофильм «Агни Йога о Законах Бытия» и на киностудии «Золотой век» я сделала  15 выпусков Сказов Н.Д. Спириной в программе «Добрая сказка». Мы предложили этот фильм и Сказы в СибРО, но нам вежливо отказали и попросили  вообще их больше не беспокоить.

В это время мы начали писать письма в СибРО (я подписывала их тоже). Они  касались ряда проблем, в частности, распространения через книжные киоски СибРО недостойных книг.

Да, вот уже почти семь лет Наталия Владимировна пишет письма в СибРО по поводу его ошибок, но на эти письма никакой реакции нет. Ни в одном её письме злобных выпадов не было, многие письма научно обоснованы. Например, «Алтайские «открытия»…» ― письмо о сборнике «Рерих и Алтай». Как можно не считаться с мнением искусствоведа?

Люди, которые сотрудничали с Наталией Дмитриевной по 20 и 30 лет, воспитанные ею в духе Учения, не могут не замечать «мелочей», которые потом как снежный ком обваливаются на Общество, пренебрегающее этими «мелочами».

Во всех этих критических, но конструктивных письмах напоминались Указания Наталии Дмитриевны по тому или иному поводу, которые нарушались.

Теперь по поводу обращения Н.В. Жуковой «Дорогие книги». Там изложены факты. В связи с болезнью, Наталия Владимировна попросила меня прийти в библиотеку СибРО и взять для неё книги по списку. Но библиотекарь сказала, что этих книг в библиотеке нет. Тогда я не знала, что книги эти были в своё время подарены СибРО Лилией Павловной Жуковой.

Не дождавшись ответа от СибРО, впервые письмо разместили в Интернете. Я, честно говоря, такой реакции от нашего Общества не ожидала.

 

Людмила Ивановна Осинцева,

ассистент режиссёра ГТРК, редактор киностудии «Золотой век», теперь на пенсии. Новосибирск.

* * *

ДОВОЛЬНО МОЛЧАТЬ!

 

«Когда вы пресекаете зло, вы
действуете не вследствие обиды,
но ради восстановления добра.»
(Надземное, 193)

 

Мы долго не решались разместить в интернете материалы, разоблачающие деятельность нынешнего состава СибРО. Не хотелось «выносить сор из избы». Ведь мы никогда не отрывались от Общества, чувствуя себя навсегда связанными с ним, тем более, что и Наталия Дмитриевна Спирина подтверждала это, говоря: «Вы все для меня СибРО». Формальное членство для нее никогда не имело значения, что многие могут подтвердить.

Конечно, мы не молчали. Не раз выражали свое мнение и в письменной и в устной форме; посылали письма, встречались с активом нынешнего состава СибРО, пытались обсуждать возникшие проблемы. Но всё это было безуспешно: нас не слышали и не хотели слышать. Но теперь, после того как письма Н.В.Жуковой, размещенные на сайте «Адаманта», приобрели такой широкий резонанс и вокруг них развернулась дискуссия, мы не можем и не должны молчать.

Уже целый ряд лет, наблюдая за работой нынешнего состава СибРО, мы с болью отмечаем, как разрушается дело Наталии Дмитриевны Спириной. Для чего создавалось Сибирское Рериховское Общество? Оно создавалось с единственной целью: нести идеи семьи Рерихов людям.

Однажды на «квадратном столе» СибРО в августе 2007 года прозвучала реплика О.А.Ольховой: «Виктор [Харьковский] написал нам письмо, в котором обвиняет нас в том, что мы не выполняем Заветы Наталии Дмитриевны. Какие там еще Заветы мы не выполняем?» Наше письмо является ответом на этот вопрос. Итак, какие Заветы Наталии Дмитриевны Спириной нынешний состав СибРО не выполняет?

Главная задача СибРО с самого начала его существования заключалась в несении Учения Живой Этики и наследия семьи Рерихов во всех доступных формах. Наталия Дмитриевна многократно это говорила, и именно эта задача была сформулирована ею в Уставе СибРО как основа деятельности Общества. Этой задаче были посвящены:

• «круглые» и «квадратные» столы, ежемесячно проводившиеся СибРО
Рериховские чтения и конференции
отмечавшиеся памятные дни
журнал «Перед Восходом» ( позднее «На Восходе» и «Восход» ) и все издания Общества
работа библиотеки
многочисленные семинары по изучению Живой Этики, которые моглипосещать все желающие ( а не только члены Общества)
выставки репродукций картин Н.К. и С.Н.Рерихов, сопровождавшиеся экскурсиями
• школа-семинар «Дети и Живая Этика» для педагогов; семинар «Живая Этика и наука»
•секции – педагогическая, музыковедческая, искусствоведческая
• работа киосков
• наконец, ради выполнения этой задачи было задумано и осуществлено строительство Музея Н.К.Рериха, так как деятельность Общества уже не вмещалась в две небольшие полуподвальные комнаты в здании Новосибирской картинной галереи.

Посмотрим, в каком состоянии каждая из этих форм деятельности СибРО в настоящее время.

«Круглые» и «квадратные столы» проводятся также ежемесячно. Но чем они заполнены? Кроме звучащих записей Слов Наталии Дмитриевны и коротеньких фрагментов её ответов на вопросы нет ни одного выступления на темы Учения Живой Этики. Предлагаются слайдкомпозиции на темы природы, художественно-исторические рефераты, но нет ни одного выступления по ЭТИЧЕСКИМ проблемам Учения, что всегда было самым главным для Наталии Дмитриевны и о чем она неоднократно говорила: «В наше роковое время, когда решается судьба всего человечества и каждого человека в отдельности на целую шестую расу, без этики не проживешь».

Также неудовлетворенность посетителей «круглых столов» вызывает отсутствие такой формы, как ответы на вопросы по Учению. Конечно, так, как отвечала Наталия Дмитриевна, никто не может отвечать. Но если трудно сразу отвечать на вопросы, заданные из зала, можно отвечать через месяц, после предварительной подготовки. Однако этот состав СибРО не в состоянии отвечать на вопросы по Учению вообще, в чем они и сами признавались и имеется подтверждение Наталии Дмитриевны (телефонный разговор В.Т.Харьковского с Г.С.Николаиди в присутствии Наталии Дмитриевны летом 2003 года).

Таким образом, люди приходят на «Круглые столы» за  духовным хлебом, а получают камень, то есть суррогат вместо Учения. Не удивительно, что количество посетителей очень значительно сократилось. (Обычно на «круглых столах» присутствовали 250-300 человек, а теперь — около 100.)

В последнее время организаторы делают стыдливые попытки обсуждения тем Учения Живой Этики на «квадратных столах», в «закрытом режиме», очевидно чувствуя свою несостоятельность в широком публичном выступлении. Стоит ли говорить о том, что работа многочисленных семинаров по Живой Этике для людей, занимающихся Учением, давно прекращена – некому вести. Уровень нынешнего состава не соответствует решению этой задачи.

Примерно те же явления мы наблюдаем на конференциях и Рериховских чтениях. Их содержание составляют доклады, посвященные, в лучшем случае, внешней деятельности, а в худшем – вообще не имеющие отношение к Рерихам и Учению Живой Этики. Вспомним достопамятное выступление В.А.Росова с широкой презентацией его скандально нашумевшей в последнее время книгой «Николай Рерих – Вестник Звенигорода», которую организаторы конференции (2002 г.) либо не удосужились прежде изучить, либо не смогли разобраться, а мнением Н.Д.Спириной об авторе и его книге они просто не поинтересовались. Также необъяснимо появление в программе конференции, посвященной Ю.Н.Рериху, выступление Р.П.Кучугановой о старообрядцах.

Знаменательно, что на конференции, посвященной 110-летию со дня рождения Б.Н.Абрамова, не было ни одного выступления, посвященного темам Учения и Граней Агни Йоги. Складывается такое впечатление, что организаторы старательно обходят эти темы. Объяснений здесь может быть два:

1)эта тематика их не интересует;
2)их искусно «уводят» от неё. Кто уводит от Учения и чья это тактика – мы все отлично знаем.

Знаменательно, что в тексте информационного сообщения о 8 Международных Рериховских Чтениях даже нет ни одного упоминания об Учении Живой Этики! Авторы сообщения «забыли» о самом главном, ради чего было создано Общество, ради чего был построен Музей Н.К.Рериха!

Что касается памятных дней, то Н.Д.Спирина четко указывала, какие памятные дни следует отмечать и как. При этом никогда не фигурировали в их числе День космонавтики 12 апреля, День Знания 1 сентября, Международный женский день 8 марта, которые стали отмечаться с некоторых пор в СибРО.

Какие памятные дни отмечались публично:

12 февраля – день рождения Е.И.Рерих
9 октября – день Культуры и день рождении Н.К.Рериха
16 августа – день рождения Ю.Н.Рериха
23 октября – день рождения С.Н.Рериха
8 октября – день преподобного Сергия Радонежского
12 августа – день рождения Е.П.Блаватской (круглые даты)
2 августа – день рождения Б.Н.Абрамова.

Теперь к этим датам добавились 4 мая (день рождения Н.Д.Спириной и День рериховской поэзии) и 10 декабря (день ухода Н.Д.Спириной). Остальные памятные дни либо отмечались «тесным кругом», либо упоминались на «круглых столах» (как, например, Рождество, Пасха, день Преподобного Сергия 18 июля, день Серафима Саровского 1 августа)

В Гранях Агни Йоги достаточно ясно сказано об особом значении памятных дней: «Дни памятные будем помнить всегда, их отмечая, ибо огненные токи усиливаются в такие дни и устанавливается ближайшая связь с теми, кому посвящается день» (Грани Агни Йоги,4 том,485) Из сказанного понятно, как важно отмечать такие дни именно в соответствующие даты, а не произвольно, когда захочется, что мы наблюдаем в СибРО в последнее время. Так, 110-летие Б.Н.Абрамова отмечалось 28-29 июля 2007 года, а дни рождения Н.К. и С.Н.Рерихов в 2006 году были отмечены «оптом» — 8 октября. На вопрос, почему так поступили организаторы, было отвечено : «потому что нам так удобно» ( это было воскресенье).

Продолжая тему важности тех или иных дат, вспомним и о дате открытия нашего Музея. Н.Д.Спирина указала 17 октября, и не случайно. В письме Е.И.Рерих от 1.11.49 мы читаем: «…Армагеддон окончился поражением Врага. Новая Эра началась 17 октября, когда Враг был изгнан из нашей Солнечной системы» (Письма Е.И.Рерих 8 том, с.280).

Члены СибРО знали об этом, в чем они признавались, но несмотря на многочисленные попытки с нашей стороны убедить их в необходимости открытия Музея в этот день, они почему-то назначили другую дату – 7 октября. Почему? Никакого вразумительного ответа на этот вопрос мы не получили. Чем же им не понравилась дата 17 октября?

Многое из сказанного о «круглых столах» и конференциях относится и к журналу «Восход», которому Н.Д.Спирина придавала чрезвычайно важное значение как печатному органу СибРО и к отбору материалов к которому подходила очень тщательно. Что мы видим в настоящее время? Да, материалы Н.Д.Спириной публикуются, но наряду с ними появляются такие сомнительные материалы, как заметка  И.М.Щербакова «Любовь святая выжить нам поможет» («Восход»,2008 г. №6) о какой-то забредшей в Музей страннице Людмиле, пишущей бездарные малограмотные стишки; или статья О.А.Ольховой «Друга сердце знает»  о десятилетнем мальчике по имени Семён из страны «Четвердии» («Восход», 2007 г. №6).  Все эти статьи свидетельствуют о неразборчивости членов редакционного совета, их неспособности понять, где истинные, а где ложные духовные достижения, о любви к так называемой «оккультной экзотике». И эти люди берутся учить других и заявляют о том, что СибРО – «ныне крупный центр рериховедения»!

О работе издательства можно было бы написать отдельное исследование с подробным анализом его «деятельности». В рамках этого письма упомянем только о «странных» изданиях, не связанных с тематикой, следующей из названия Музея, освященного именем Н.К.Рериха. Назовем книгу «Притчи, бывальщина Уймонских староверов» Р.П.Кучугановой, набор открыток с графикой Чорос-Гуркина, мини-альбом М.Чевалкова и.т.д. В то же время не публикуются комментарии к картинам Н.К. и С.Н.Рерихов, собранные Н.Д.Спириной при участии Д.Н.Попова еще в 80-е гг. и дополненные более поздними изданиями Граней Агни Йоги, писем Рерихов и т.д. Не  издаются «Собеседования», представляющие собой ответы Н.Д.Спириной на вопросы на «круглых столах». На это деньги не находятся! А чего стоило «раскачать» издательство СибРО на издание трудов Н.Д.Спириной.

Впрочем, часто думается, что лучше бы оно ничего не делало, чем делает так, как делает. Об этом достаточно подробно, с тщательным, скрупулёзным исследованием и сопоставлением текстов писал А.Н.Анненко. Со своей стороны могу добавить, что и я проводила подобную сверку текстов радиобесед о Живой Этике, опубликованных в «Трудах Н.Д.Спириной», с подлинными машинописными текстами, собственноручно напечатанными Наталией Дмитриевной. Результаты поражающи! Произвол редакторов не знает границ! Есть даже смысловые ошибки, уже не говоря о пунктуации, делении на абзацы, использовании прописных букв, сокращении цитат, изъятии целых фрагментов и т.д. Это свидетельствует не только о профессиональном бескультурье и безграмотности редакторов, но и об их самомнении! Править тексты Наталии Дмитриевны! Можно ли доверять таким редакторам и таким изданиям?!

Наконец, встает вопрос о том, откуда взялись новые название и логотип издательства. Название «Россазия» сообщено Е.И.Рерих в одном из писем как сокровенное название Новой Страны, не подлежащее разглашению. А знак Чинтамани с картины Н.К.Рериха «Конь счастья» был выбран и утвержден Н.Д.Спириной. Чем руководствовались «деятели» СибРО, изменив его после ухода Наталии Дмитриевны?

Продолжением вопроса об издательской деятельности СибРО является проблема работы киосков. Впрочем, говорить во множественном числе о них уже не приходится. Остался только один постоянно действующий киоск на площади Ленина. Остальные под тем или иным предлогом закрыты. Истинная же причина их закрытия заключается в желании избавиться от «неугодных» активу СибРО лиц.  Сколько усилий было приложено прежним составом Общества, чтобы расширить сеть киосков по продаже рериховской литературы! Ведь по сути киоск – это форпост Общества, это возможность для людей познакомиться с литературой по Учению Живой Этики, по творчеству Рерихов и,  может быть, тем найти свой духовный путь, спасительный в этот роковой момент! Но нынешнему составу СибРО это глубоко безразлично. Более  того, они превратили киоски в коммерческое предприятие, разместив в них чуждую основной тематике литературу сомнительного содержания, репродукции разных художников и даже различные поделки из дерева и сувениры и т.д. Как мы гордились чистотой СибРО, и как Наталия Дмитриевна поддерживала это стремление! Когда я ей рассказала о нынешнем состоянии киосков СибРО и задала вопрос, правильно ли это, она выдвинула лозунг «Продавать, но не продаваться!» (см. письмо Н.В.Жуковой «Продавать, но не продаваться»)

Еще одно направление деятельности Общества связано с выставками. И здесь, как и в других уже перечисленных направлениях, идет «размывание» и уход от творчества Рерихов и замена его картинами других самодеятельных художников – дилетантов  -  Б.А.Смирнова-Русецкого, В.Т.Черноволенко и пр. Наконец, сразу после ухода Н.Д.Спириной в декабре 2004 года, появились выставки петроглифов, камней и – апогей выставочной деятельности нынешнего состава СибРО - выставка вышивок клуба «Золотая канитель». Я полностью присоединяюсь к оценке выставочной деятельности Общества, сильно и полно выраженной в письме Н.В.Жуковой от 25 февраля 2006 года, адресованном В.Г.Герман. Можно только добавить: трудно представить , чтобы в музее Чюрлёниса в Каунасе или в музее Айвазовского в Феодосии происходили подобные вещи. Многие наивные посетители Музея Н.К.Рериха задают вопрос: «А почему здесь выставлены картины Смирнова-Русецкого [возможны варианты]? А где можно посмотреть работы С.Н.Рериха? Почему нет выставки акварелей Б.Н.Абрамова?»  И получают неясные, сбивчивые ответы на свои вопросы.

В список различных форм деятельности Общества, приведенный в начале письма, включена работа трех секций – педагогической, музыковедческой, искусствоведческой. Но об их работе в настоящее время говорить не приходится. Избавившись от «неугодных» лиц, которые вели эти секции, Общество так и не смогло наладить их систематическую работу. Те разовые акции, которые время от времени проводятся как «воспоминания» о работе секций, не отвечают задаче претворения идей Учения Живой Этики в этих разных сферах.

Школа-семинар «Дети и Живая Этика» и семинар «Живая Этика и наука» прекратили свое существование, к сожалению, уже давно.

Итак, подведем итоги. Из перечисленных направлений деятельности СибРО, утвержденных Н.Д.Спириной, примерно половина перестала существовать. Остальные постепенно «размываются» чужеродными явлениями, уводящими от Учения Живой Этики. Имя Н.К.Рериха нередко замалчивается или стыдливо и сбивчиво произносится, создавая впечатление, что  члены нынешнего состава общества стесняются имени Рериха и названия Учения Живой Этики. Показательна в этом отношении история с культурным центром в Кольцово, когда СибРО предложило отказаться от названия его именем Н.К.Рериха.

Есть еще множество фактов и множество вопросов к нынешнему составу СибРО, как, например:

- Почему «заморожен» вопрос со строительством часовни св.Сергия, в то время как стремительно строится гостиничный комплекс для членов СибРО в с.Верх-Уймон на Алтае?

-Почему отказались от проекта создания витража в Музее Н.К.Рериха в Новосибирске, одобренного и утвержденного Н.Д.Спириной?

-Где находится прах Н.Д.Спириной?

-Почему не опубликовано завещание Н.Д.Спириной?

И еще множество и множество других вопросов. Но, думается, и этого уже достаточно, чтобы стал ясен ответ на вопрос О.А.Ольховой о том, какие Заветы Н.Д.Спириной нынешний состав Общества не выполняет. Ведь он не выполняет главный её Завет – о несении Учения Живой Этики Сибирским Рериховским Обществом во всех доступных формах. Формы эти были указаны и практически утверждены Наталией Дмитриевной. Однако нынешний состав:

1)не желает следовать пути, указанному Руководителем, о чем они публично заявили (см. выступление исполнительного директора Музея О.А.Ольховой на «круглом столе» 28 августа 2005 года), назвав себя «самоходами» и тем объявив свой отход от Иерархии; 2) не может этого делать в силу своей неспособности: необразованности, низкой культуры и, главное, незнания Учения и нежелания его изучать и следовать ему.

Сам собой напрашивается вывод: нынешний состав Общества – не СибРО, потому что СибРО – это школа, основанная на принципах и традициях семьи Рерихов, переданных и утвержденных Н.Д.Спириной как Звеном Иерархической Цепи. И потому этот состав должен уйти.

 

5 апреля 2009

13.04.2009 23:57АВТОР: Без автора | ПРОСМОТРОВ: 2145




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Точка зрения »