Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



А судьи кто?.. В.В. Байда


 

 

 

14.07.2017

 

2 июля 2017 года на сайте «Живая Этика в мире» (ранее известного под названием «Живая Этика в Германии») появилась статья А. Люфта «Документальная история обнаружения и развития эпидемии грибка в Международном Центре Рерихов». Первое, что хочется сделать по прочтении статьи, – это подать в суд на автора и администрацию сайта за клевету. Однако всё не так просто, сайт-то иностранный, да и автор проживает в Германии. В любом случае статья Люфта позволяет сделать вывод о том, что внутренние служебные документы МЦР оказались в посторонних руках, причем за рубежом. А это значит, что миф Государственного музея Востока о том, что на территории усадьбы Лопухиных уже два месяца проводятся следственные действия (именно под этим предлогом на территорию и в помещения усадьбы не допускаются сотрудники МЦР), не соответствует действительности, так как принцип «тайны следствия» запрещает распространять информацию, ставшую известной в результате проведения следственных мероприятий. Таким образом, факт передачи документов неизвестными лицами ГМВ администрации немецкого сайта говорит о том, что руководство Музея Востока без всяких следственных органов копается в имуществе и документации МЦР и распоряжается ими по своему усмотрению.

 

Кто же несёт ответственность за эти действия? На пресс-конференции в ТАСС 12 мая с.г. генеральный директор ГМВ А.В.Седов на вопрос-замечание члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Засурского о том, что картины, находящиеся в МЦР, передавались на хранение ГМВ без всякого акта и описи, ответил встречным вопросом: «Как Вы думаете, каким образом наши следственные органы работают и передают что-то другим организациям для хранения без составления подробного списка (описи)? А как иначе? Откуда Вы знаете? Кто-то Вам сказал?» Так вот, я, как представитель МЦР, принимал участие в обысках, которые проводились Главным следственным управлением МВД РФ по Москве 29-30 апреля с.г. в МЦР, и могу ответственно заявить, что никаких актов передачи на хранение Музею Востока всего имущества МЦР с подробными списками и описями, в том числе всего наследия Рерихов, хранившегося в МЦР, не было.

Также за всё, что происходит на территории усадьбы Лопухиных со 2 мая с.г., несёт ответственность человек, который теперь подписывает свои письма не иначе как «Директор музея Рерихов Т.К.Мкртычев». Кстати, на упомянутом сайте А.Люфта в материале под названием «Ответы Т.Мкртычева на вопросы членов группы “Агни Йога и Рерихи” на фейсбуке» на вопрос О.Курохтиной от 20 мая, почему приказ об организации музея Рерихов был издан только 2 мая, а не раньше, Т.К.Мкртычев отвечает: «Приказ о создании музея не прослеживал, посмотрю». Странно слышать это от человека, который двумя неделями ранее показывал и давал сфотографировать этот приказ экипажу полиции, вызванному мною в связи со срабатыванием охранной сигнализации Флигеля усадьбы Лопухиных (где находится хранилище рукописного фонда семьи Рерихов). Также и в Постановлении ОМВД «Хамовники» об отказе в возбуждении уголовного дела от 12 мая 2017 г. сказано: «…было получено объяснение от гр. Мкртычева Т.К., который пояснил, что 02.05.2017 г. приказом ген. директора ФГБУК «Государственный музей искусств народов Востока» А.В.Седова назначен на должность директора филиала «Музей Рерихов» и на правах директора вызвал специалистов, чтобы заменить всю охранную сигнализацию. Помещения опечатанные СКР не вскрывались» (сохранена пунктуация оригинала). Похоже, что сотрудники полиции были введены в заблуждение, поскольку у нас не было СКР (Следственного комитета России), а Главное следственное управление МВД РФ по Москве не опечатывало никаких помещений.

 

Нельзя пройти мимо ещё одной фигуры из состава сотрудников ГМВ, а именно юрисконсульта ГМВ Ю.С.Избачкова. В своём заявлении на сайте Национального рериховского комитета от 12 мая 2017 года его исполнительный директор, а в прошлом сотрудник МЦР В.Э.Жигота рассказывает о том, как проводится «инвентаризация» имущества МЦР (в отсутствие сотрудников МЦР и представителей следственных органов): «Все действия, начиная с открытия опечатанных дверей и до повторного опечатывания дверей после окончания работы, записываются на камеру. От ГМВ составлением описи коллекций занимаются высококвалифицированные специалисты. Работают, ещё раз подчеркну, проявляя самое внимательное отношение как к рериховским полотнам, так и к другим предметам, находящимся в зданиях. Исключаю саму возможность исчезновения каких-либо ценностей в процессе этой работы. Юрист ГМВ Юрий Избачков жестко требует соблюдения всех формальностей, которые порой даже кажутся излишними». Следовательно, можно задать вопрос юрисконсульту ГМВ Ю.С.Избачкову, каким образом внутренняя документация МЦР (в том числе сканы оригинальных документов) оказалась в распоряжении администрации иностранного сайта.

 

Возвращаясь к непосредственному содержанию статьи А.Люфта, хочется отметить множество логических противоречий, нестыковок и натяжек автора (или группы авторов). Так, своё утверждение о том, что строительно-реставрационная компания ООО «РИК» означает «Р[одионов] и [Красавцева-Байда]», автор подкрепляет выпиской ЕГРЮЛ по ООО «РИК» (Приложение №14 к статье А.Люфта). Однако если внимательно посмотреть указанный документ, то в графе «Дата регистрации» можно прочитать, что данная организация была образована 5 марта 1992 года, то есть задолго до поступления на работу в МЦР Родионова В.А. (в 1994 году) и Красавцевой И.Р. (в 1995 году), где и произошло их знакомство. Также неубедительно выглядит и приведённая автором табличка, из которой следует, что максимальная чистая прибыль (то есть сумма выручки за вычетом расходов на покупку материалов, выплату зарплаты работникам, налоги и прочее) в ООО «РИК» была в 2010 году и составляла 559 тыс. рублей за год, то есть около 45 тысяч в месяц. В конце концов, без чистой прибыли любая организация не может развиваться, покупать новое оборудование и инструмент. Также и документы, прилагаемые к статье А.Люфта, говорят о том, что В.А.Родионов «первые десять лет работы в МЦР для экономии средств Центра принципиально отказывался от получения зарплаты», «сотрудники фирмы провели многочисленные благотворительные ремонты в служебных помещениях и залах Музея», «Владимир Анатольевич неоднократно оказывал помощь различным отделам и лично сотрудникам МЦР, в том числе безвозмездно» (Служебная записка от 14.12.2015 г., Приложение №11 к статье).

 

Автор утверждает, что начиная с 2002 года все работы на территории МЦР выполнялись ООО «РИК». Это очередная неправда, поскольку кроме ООО «РИК» строительные работы в указанный период проводили ООО «Брокус-СТРОЙ», ООО «Эко-Бау», ООО «Технопроект-ЮКС», ЗАО «Тегола», ООО «Люкс-Адепт», ООО «Электрон», ООО «Эхо-Тех» и другие. Чтобы увидеть названия этих фирм, достаточно посмотреть Акт Главного управления охраны памятников г.Москвы от 12.02.2004 г. по приёмке ремонтно-реставрационных работ по Флигелю (все работы были приняты с оценкой «отлично»), а также выданные позднее разрешения Мосгорнаследия на производство работ. Кстати, именно ООО «Технопроект-ЮКС», директором которого являлась профессор, доктор технических наук, а ныне – директор Института строительно-технической экспертизы и мониторинга технического состояния зданий Академии Минстроя России О.С.Вершинина, проводило работы по гидроизоляции фундаментов зданий усадьбы.

 

Необходимо понимать, что на момент передачи усадьбы МЦР от государства в лице одного из трестов Министерства тяжёлого машиностроения СССР здание Главного дома усадьбы находилось в аварийном состоянии, пребывание людей в котором было запрещено. По его фасаду от фундамента до карниза проходила сквозная вертикальная трещина, и северный ризалит как бы «оторвался» от основного объема здания (уклон по вертикали северного ризалита вследствие просадок грунта составлял больше 50 см на всю его высоту), а в помещениях второго этажа частично обрушились балки перекрытия. Служебные помещения треста находились во Флигеле, который также представлял собой жалкое зрелище. Не случайно реставрация, проведённая Международным Центром Рерихов, получила такую высокую оценку в профессиональных кругах, ведь здания усадьбы и историческая ограда были в буквальном смысле спасены от разрушения. Статьи об истории усадьбы Лопухиных и научной реставрации этого памятника были опубликованы в различных авторитетных изданиях (в том числе официальных изданиях Правительства Москвы):

 

«Дни исторического и культурного наследия Москвы – 2005» (издание Правительства Москвы);

 

«Архитектурно-парковые и городские ансамбли усадеб Москвы» (издание Правительства Москвы);

 

«Московское наследие» – № 3/2007 (издание Комитета по культурному наследию города Москвы);

 

«Московские торги» – № 10/2007 (официальное издание мэра и правительства Москвы);

 

«Искусство реставрации» – 2009 (издание Правительства Москвы);

 

«Московские реставраторы. Добрые художники своего времени». Каталог выставки «Denkmal 2010», Лейпциг (издание

Правительства Москвы);

«Дворцы и усадьбы» – № 67/2012 (издатель «Де Агостини», выпуск целиком посвящён усадьбе Лопухиных).

 

Здания усадьбы, которым более трёхсот лет, требуют постоянного к себе внимания. Применительно к таким объектам культурного наследия невозможно говорить об окончательной реставрации. Как сказал один авторитетный в кругу реставраторов специалист, такие здания – как старый человек, потому как никогда заранее неизвестно, что у него заболит завтра. В связи с этим проведение различных экспертиз, в том числе микологических, и обсуждение их результатов вполне естественно отражало заинтересованность Международного Центра Рерихов в выявлении проблемных участков и профессиональном поиске путей устранения возникающих угроз. Следует отметить, что все экспертные заключения, которые приводит господин А.Люфт в своей статье, были выполнены по заказу МЦР (автор почему-то об этом умалчивает) в целях устранения причин и последствий образования патогенной среды. Может ли похвастаться Музей Востока хоть одной подобной экспертизой своих зданий, как Главного дома усадьбы Луниных на Никитском бульваре, так и фондохранилища музея на улице Воронцово Поле, где среди прочего хранятся коллекции картин Рерихов, переданные С.Н.Рерихом и К.Кэмпбелл-Стиббе? Оба здания являются объектами культурного наследия федерального значения. О том, как выглядит фондохранилище ГМВ, было сказано в материале «Как МЦР и Музей Востока сохраняют исторические здания». Состояние Главного дома усадьбы Луниных, в котором располагается основная экспозиция ГМВ, можно оценить по фотографиям его внутреннего двора, где происходила передача Международному Центру Рерихов документации Отдела кадров, которую Музей Востока вывез из усадьбы Лопухиных. По-видимому, Музей Востока не нашёл для этой цели более достойного помещения, за которое не было бы стыдно. Ради справедливости стоит сказать, что главный фасад здания, который выходит на Никитский бульвар, в прошлом году был отремонтирован в рамках работ по благоустройству бульварного кольца.

 

 

 

В отношении Депозитария общественного Музея имени Н.К.Рериха можно сказать, что причину точечных дефектов красочного слоя специалисты МЦР связывают с аварией теплотрассы, проходящей вдоль фасада Главного дома. Эту аварию очень долго не могли выявить, так как не было очевидного прорыва, но горячая вода в нескольких местах понемногу сочилась из старой трубы, напитывая и грунт, и стену старого здания. В сентябре прошлого года МЦР целиком заменил уличный аварийный участок, так что нежелательные проявления должны пойти на убыль. Также необходимо отметить, что система вентиляции и кондиционирования помещений Депозитария имеет в своём составе ступень бактерицидной обработки, в которой воздух, постоянно циркулирующий в помещении, подвергается прямому ультрафиолетовому облучению, уничтожающему бактерии и вредоносные споры грибка, тем самым устраняя опасность заражения картин и других предметов культурного наследия. Неизвестно, как функционировала эта система в последние два месяца, когда МЦР не допускался в здание, и функционирует ли она вообще при отсутствии специалистов, которые её обслуживали. Кстати, на фотографиях дефектов в Депозитарии, приведённых в статье А.Люфта, показаны всего лишь два проблемных места. В одном месте видно небольшое пятно отслоения красочного слоя, из-под которого выступают обычные высолы (выход солевых кристаллов на поверхность стены вследствие её переувлажнения), а на другом – незначительное вздутие красочного слоя, вызванное той же причиной.

 

То же можно сказать и по центральным подвалам Главного дома, где ранее располагался магазин Международного Центра Рерихов. После вывода магазина из подвалов в августе 2014 года МЦР заказал микологическую экспертизу этих помещений в ООО «Микосфера» (Договор № 261-14-МЭ от 06.08.2014 г.) именно для того, чтобы получить профессиональные рекомендации по устранению проблемы. Была выбрана строительная компания, имеющая соответствующую реставрационную лицензию Министерства культуры РФ на проектирование и производство строительно-реставрационных работ (и это была не фирма ООО «РИК»), которая разработала «Проект реставрации и приспособления части белокаменных подвалов XVII в. к современному использованию», прошедший государственную историко-культурную экспертизу (Акт от 19.09.2016 г.) и получивший согласование Мосгорнаследия от 28.11.2016 № ДКН-2316523-2016 г. Эта компания должна была приступить к работам уже летом 2017 года. Следует сказать, что специалисты при проведении государственной историко-культурной экспертизы указанного проекта отметили следующее: «Стены и своды находятся в удовлетворительном техническом состоянии. Трещин и утрат кладки при визуальном обследовании не обнаружено. Ныне существующая отделка сохраняет целостность, но имеет дефекты в виде высолов на локальных участках кладки (в основном на внешних стенах) с отслоением и частичной утратой отделочных слоёв, трещин и фрагментарным осыпанием штукатурного покрытия кирпичных сводов. Высолы и дефекты отделочного слоя появились по причине отсутствия достаточной вентиляции, особенно по периметру стен, где вплотную к стенам стояла мебель. Необходимо отметить, что при проведении реставрационных работ в 1990-х годах было выявлено переувлажнение кладки стен подвала (предположительно произошедшего в результате многолетних техногенных протечек в процессе эксплуатации). Несмотря на устройство вертикальной и отсечной гидроизоляции в период ремонтно-реставрационных работ процесс обезвоживания кладки стен до полного её высыхания может происходить в течение многих лет (при условии обеспечения постоянной и достаточной вентиляции помещений). В начале 2000-х годов работы по гидроизоляции стен подвала были повторно проведены». Под источником техногенных протечек имелся в виду расположенный в центральном подвале тепловой ввод и теплопункт здания времён Минтяжмаша, от которого расходились трубы отопления и водоснабжения по Главному дому, в соседнее здание Флигеля, а также в гаражи Минтяжмаша, расположенные на заднем дворе, и в здание соседнего домовладения. Новым проектом, помимо дополнительной гидроизоляции стен и полов с использованием современных реставрационных материалов по технологии немецкой фирмы Remmers, также была предусмотрена система приточно-вытяжной вентиляции и кондиционирования помещений с расположением воздуховодов в подпольных каналах, а вентиляционного оборудования – в выносном техническом подвале, устроенном МЦР в 2012 году специально для размещения инженерных систем вентиляции и пожаротушения белокаменных подвалов Главного дома с целью сохранения исторических интерьеров XVII века.

 

Не соответствуют действительности и утверждения А.Люфта о том, что «грибковое заражение подвала главного здания было зафиксировано всеми проверяющими органами, и в том числе комиссией Мосгорнаследия» и что «данное нарушение стало одним из пунктов Постановления суда о расторжении договора с МЦР на пользование усадьбой Лопухиных со следующей формулировкой: “состояние подвалов строений 4 и 7 неудовлетворительное: стены поражены грибком, оказывающим разрушительное воздействие на кирпичную кладку”». В Акте внеплановой проверки МЦР от 26.08.2016 года, проведённой комиссией Мосгорнаследия по письму первого заместителя министра культуры РФ В.А.Аристархова, отсутствуют утверждения о грибковом заражении подвала Главного дома. Упоминание заключения фирмы «Микосфера» появляется в документах Мосгорнаследия гораздо позже, в Протоколе об административном правонарушении от 03 ноября 2016 года со ссылкой на то, что данное заключение было передано в Мосгорнаследие Музеем Востока только в октябре 2016 года. Остаётся открытым вопрос, каким образом ГМВ получил данное микологическое заключение, являющееся собственностью МЦР.

 

Что касается внеплановой проверки МЦР, проведённой комиссией ТУ Росимущества по г.Москве осенью 2016 года, то Международный Центр Рерихов направлял свои официальные «Возражения МЦР на Акт внеплановой проверки ТУ Росимущества по г.Москве от 06.12.2016 г.» (на которые так и не получил ответа от Росимущества). В этих Возражениях, в частности, было сказано следующее: «Утверждение о том, что “в помещениях подвала комиссией были зафиксированы признаки повреждения стен и потолков” не соответствуют действительности. В акте отсутствуют какие-либо доказательства о том, что на момент проверки комиссия Росимущества “зафиксировала признаки повреждения стен”. Ссылка на заключение специалиста ООО «Микросфера» от 11.08.2014 г. не может служить доказательством нарушения Международным Центром Рерихов условий содержания объекта культурного наследия.  По заказу Международный Центр Рерихов на основании Договора № 261-14-МЭ от 06.08.2014 г. ООО «Микосфера» действительно проводило микологическое исследование указанных помещений, однако заключение по результатам этого исследования комиссией ТУ Росимущества в городе Москве у нас не запрашивалось и, соответственно, не передавалось.  <…> Поэтому ссылка комиссии Росимущества на заключение микологического исследования, проведенного по заказу МЦР в 2014 г. с целью проведения реставрационных работ, не может вменяться в вину МЦР, как факт ненадлежащего использования им объекта культурного наследия».

 

Приведённая А.Люфтом цитата из Решения Арбитражного суда города Москвы от 07.04.2017 г. о том, что «состояние подвалов строений 4 и 7 неудовлетворительное: стены поражены гибком, оказывающим разрушительное воздействие на кирпичную кладку», не имеет подтверждения ни в одном из актов проверок МЦР уполномоченными органами, а на самом деле просто повторяет соответствующий абзац из искового заявления ГМВ от 28.07.2016 г., причём повторяется даже опечатка ГМВ (вместо слова «грибком» и в исковом заявлении ГМВ, и в Решении суда стоит слово «гибком»). В приведённом тексте Решения суда красным цветом выделены фрагменты, идентичные соответствующим фрагментам в исковом заявлении ГМВ, лиловым цветом – опечатки, повторяющиеся в обоих документах.

 

Следует отметить, что настоящие специалисты-профессионалы понимают сложность содержания такого старого исторического здания. Так архитектор-реставратор высшей категории, член Федерального научно-методического совета по культурному наследию при Министерстве культуры РФ (секция памятников архитектуры) С.В.Демидов, лично осмотрев усадьбу и ознакомившись с претензиями, предъявляемыми к МЦР, в своём «Заключении о состоянии объекта культурного наследия» от 15.12.2016 г. делает вывод: «В целом, ансамбль усадьбы Лопухиных, в настоящее время, по своей сохранности, благоустройству и режиму эксплуатации следует считать одним из достойных примеров содержания объектов культурного наследия в Москве».

 

Прошло уже более двух месяцев, как сотрудники Международного Центра Рерихов не могут войти на территорию усадьбы Лопухиных, и пора сделать первые выводы о том, как Музей Востока заботится о её содержании. Выводы эти неутешительны: территория выглядит заброшенной, газоны и клумбы заросли сорняками, что творится внутри – неизвестно. Одно только можно сказать однозначно, что такого бережного регулярного ухода за всем, начиная от чистоты территории и зелёными насаждениями до обслуживания инженерных систем Музея, как это было в Международном Центре Рерихов, не видно. Используя принцип, что «как в большом, так и в малом», можно предположить, в каких условиях оказалось наследие Рерихов.

 

Сотрудники общественного Музея имени Н.К.Рериха – это в большинстве своём неравнодушные люди, которые понимают завет Святослава Николаевича Рериха и стараются каждый день сделать что-то лучше, чем было вчера. При этом они не пугаются возникающих проблем, а стараются найти пути их решения, действуют и получают хороший результат. Также и с намеренно раздутой Музеем Востока проблемой грибка решение было найдено, и результат, несомненно, был бы достигнут. Сотрудникам Музея Востока и всяким другим «судьям» можно сказать словами из Евангелия от Матфея (гл. 7): «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?»

 

14.07.2017 16:00АВТОР: В.В. Байда | ПРОСМОТРОВ: 1176


ИСТОЧНИК: #SaveRoerichMuseum



КОММЕНТАРИИ (13)
  • Ксения14-07-2017 20:21:01

    Хочется посоветовать Люфту и К., чтобы грибок поискали в своей голове, а не в Общественном Музее Н.К.Рериха. Конечно очень хочется таким образом найти оправдание всему тому, что творится сейчас в Музее. Ведь ни один духовно здоровый человек, со здравым мышлением и развитым сердцем такими делами бы не стал заниматься. Будь у него хотя бы тысяча "крыш". Не удастся,"господа", белое представить чёрным, а чёрное белым. Всё это от того происходит, что крыть то вам нечем. Действуете по принципу, если ничего нет, то мы выдумаем. А русская пословица гласит, что всё тайное становится явным. Но вам всё равно, что будет с Россией.

  • Ирина14-07-2017 20:58:01

    Спасибо Виктору Валентиновичу за прекрасную, аргументированную статью. Все расставлено на свои места. Пусть знают ненавистники Музея Рериха, что все им с рук не сойдет и за все придется ответить. На воре, как говорят на Руси, и шапка горит.

  • Михаил Бакланов15-07-2017 09:53:01

    Для тех, кто привык к мифотворчеству А. Люфта, очередная его «страшная сказка от музея Востока» смотрится вполне закономерной. Всем давно понятно, что именно ГМВ питает его лично и его сайт информацией закрытого и рабочего содержания, включая теперь и внутренние документы, которые стали доступны оппонентам после захвата МЦР. А вот это уже забота юристов дать оценку таким противоправным действиям со стороны сотрудников ГМВ, любезно поставляющих служебную документацию чуждой им организации в другую страну. И использующих иностранные каналы публикации для реализации своих потребностей по разрушению общественного Музея России в целях создания нужного информационного, общественного и судебного фона при попытке организации государственного рериховского музея страны. Сходные материалы почти одновременно, с разницей в несколько дней (в пользу сайта ЖЭМ), выкладывались на сайте Рерихком В. Чернявским. Получается, что Владимир Евгеньевич использовал уже опубликованную информацию и формально «неподсуден». Ну, а кто же поставлял «жаренные» факты А. Люфту – разбираться уже следователям, если такая постановка вопроса возникнет. Вот так действуют наши оппоненты, имея свои информационные площадки и для гарантии личной безопасности сваливая всю вину на представителя другого государства. Очень подозреваю, что А. Люфт здесь работает не только за идею, но и за определенное вознаграждение, и явно не из личных карманов уважаемых высоких должностных оппонентов. Это что же получается – новый вид пятой колонны в нашей культуре, имеющей базу на территории другого государства?

    Теперь к сущности вопроса - о грибке, который стал не только новым героем дня, но и послужил главным обоснованием в притязаниях от ГМВ на расторжение договора безвозмездного пользования строениями Усадьбы. Действительно, такая проблема существует в реальности – это все же подвальные помещения, построенные задолго до изобретения технических и строительных достижений современности. Плюс сложность - здания как памятники истории не должны кардинально перестраиваться и менять свой архитектурный облик. Однако грибковая проблема после ее возникновения (нарушения гидроизоляции фундамента или переувлажнения почвенного слоя) стала заботой именно руководства МЦР, и никто не может упрекнуть арендаторов, что она не решалась или вообще игнорировалась. Оппоненты сами же в этом признаются, опубликовав служебные документы МЦР. Скорость решения проблемы здесь не являлась фатально критической – на это нужны квалифицированные выводы и рекомендации специалистов и затем деньги и время на ее устранение. Косметические варианты – это всего лишь превентивные меры, перед кардинальным решением вопроса. Что касается термина «грибковой эпидемии» в подвалах Центра, то тут слово «эпидемия», взятое из здравоохранительной практики, явно и больше тянет на психологическое давление на сознание читателя. Были точковые поражения стен, где условия вегетации гриба были наиболее благоприятными, но площадь поражения была мизерной. На сайтах оппонентов можно видеть десятки фотографий (иногда одного и того «злачного» места), где определяется три вида деструктивных повреждений стен. Первое - сухая отслойка штукатурки, возникающая в любых помещениях и связанная с плохой локальной агдезией при нанесении на базовое основание, неравномерной толщиной ее слоя и температурными и линейными колебаниями стен в помещении. Любой человек с такими проявлениями дефектов отделки стен в жизни сталкивается постоянно и прекрасно знаком.

    Второе – отслойка штукатурки из-за локального увлажнения определенных участков стен и иногда сопровождающиеся явлением высолов из базового основания оштукатуренной поверхности - обычное намокание стены. Третье – появление на увлажненных участках штукатурки бактериального и грибкового поражения с характерными видимыми признаками. К сожалению, таких фотографий представлено очень мало: или таких фактов практически нет, или фотографии сделаны неудачно, или сделаны так, чтобы невозможно было по ним рассмотреть реальную картину наличия биопоражения. В любом случае – это дело профессиональных анализов и выводов, а не любителей от оппонентов, заинтересованных усугубить ситуацию и представить всю проблему в мрачном виде. Само же грибковое поражение возникает не всегда, а только при определенных условиях, входящих в жизненный диапазон развития плесени. Это температура и влажность среды. В подвалах всегда холодно, и чем холоднее (ниже +10 - 15 градусов), тем меньше вероятность возникновения биологического поражения. В подвалах, где имеется прямой водный конденсат, поражений плесенью не встречается, как и в сухих подвалах с влажностью ниже 65 %. Следовательно, сухие и холодные подвалы – наиболее безопасны для хранения предметов с точки зрения биологической и физико-химической сохранности. В быту роль таких «подвалов» исполняют холодильники и морозильники, в природе – подземные пещеры и вечная мерзлота. Когда-то существовали инструкции Минкульта, запрещавшие хранить музейные экспонаты в подвальных помещениях из-за риска присутствия там повышенной влажности, поскольку подвалы не были оборудованы системами искусственной вентиляции воздуха и не имели автоматизированных устройств климат-контроля. Сейчас такой проблемы и запретов нет. Вопрос с осеменением и откуда берется грибок как такой – это вопрос к природе и как она устроена в вопросах утилизации «неживой» органики, почему сгнивают поваленные деревья и разрушаются минеральные образования, подготавливая тем самым условия для жизнедеятельности более высоких форм жизни. Именно сохранение жизненного принципа в виде спор обеспечивает широкую устойчивость бактериям и грибам к выживанию и легкому распространению в природе. Споры есть везде. Только в разных количествах, и они ждут своего благоприятного часа для проявления активности. Обеспечить подачу стерильного воздуха на больших объемных площадях – задача технически сложная и затратная. Мне по своей профессиональной практике научной работы все эти вопросы известны не понаслышке – работал в крупнейшем центре вирусологии и биотехнологии, оборудованном не только помещениями повышенной стерильности, локальными микробиологическими «стерильными боксами», но и условиями по высшему классу биологической защиты при работе с вирусами 1-2 групп патогенности. Для читателя же приведу такой пример. Покупая хлеб в герметичной пленочной оболочке и держа его летом в жару в хлебнице, рискуете через три дня получить уже воочию ту же самую плесень (в пределах Рода), которая обнаружена при обследование проб из Центра в 2014 году – стандартный пенициллиум. А еще через несколько дней - очаги поражения с характерными черными головками микроспор. А вот в той же пленке и в холодильнике хлеб может храниться с десяток (и более) дней без повреждения. В той же хлебнице, при наличии созревших спор плесени, сухари остаются неповрежденными, как и неорганика. Вкусно «кушать» любят все, в том числе и грибки. Поэтому в реальной практике и при оптимальных условиях биологическому поражению и деструкции в первую очередь подвергаются материалы органической природы или имеющие сходную субстратную приемлемую структуру. Так древесина полностью превращается в труху за несколько лет, а минеральные компоненты разрушаются десятилетиями и столетиями. Современные пластики – сотни лет. Понятно, что движимое имущество легко изолировать от неблагоприятных условий хранения, а недвижимое имущество не может иметь быстротечных критических факторов разрушения, которые можно поставить в вину руководству МЦР как злонамеренное отношение к памятнику культуры и из-за которого его нужно лишать прав пользования Усадьбой. Все вопросы с ремонтом подвальных помещений Центром решались и были бы успешно решены, если бы не события по захвату Центра представителями Минкульта. Что касается современного состояния проблемных помещений, то здесь при нарушениях условий их вентилирования (поддержание оптимального режима влажности как наиболее технически простого и достижимого элемента сдерживания биоактивности плесени) в течение недели – десяти дней и при наличии источников инфицирования, может гарантировать образование новых очагов плесневого поражения или разрастания старых – это вполне вероятностное событие.
    При наличии интереса со стороны читателя, можно более подробно прокомментировать изложенные здесь тезисы или ответить на другие затронутые вопросы «грибковой эпидемии» по Люфту. На вполне независимом и научном уровне, без «политической» компоненты ситуации.

  • Сергей Родник15-07-2017 16:47:01

    Михаил, благодарю за подробный комментарий. Он вполне потянет на отдельную статью и хотелось бы увидеть его продолжение на научном уровне. Давно пора аргументированно ответить на все домыслы Люфта, которые при ближайшем рассмотрении не выдерживают аргументированной критики.

  • Наталья Пермякова16-07-2017 07:36:01

    Без сомнения целью статьи А. Люфта является стремление дискредитировать Международный Центр Рерихов в общественном мнении. Однако Люфт не достиг своей цели, а получил обратный результат, разоблачающий его самого и сотрудников Государственного музея Востока.
    Во-первых, возникает вопрос о том, каким образом служебные документы МЦР оказались в распоряжении представителя иностранного государства? Этот вопрос задаёт в своей статье В.В. Байда. Сотрудники МЦР не допускаются в усадьбу Лопухиных якобы под предлогом следственных действий, а вместе с тем документы МЦР передаются для публикации на сайт А. Люфта. Ведь не следователи вручили их иностранному гражданину? Отсюда можно сделать вывод, что под видом следственных действий Т. Мкртычев и его подчинённые грабят общественный Музей имени Н.К. Рериха и роются в его документации.
    Во-вторых, экспертные документы, на которые ссылается Люфт, были выполнены по заказу Международного Центра Рерихов, о чём упоминает В.В. Байда, и связаны с работой МЦР по устранению проблемы с грибком в подвалах. Поэтому приводимые Люфтом материалы также не дискредитируют МЦР, а свидетельствуют в его пользу.
    В-третьих, обвинения со стороны ГМВ в адрес Международного Центра Рерихов в том, что МЦР довёл усадьбу Лопухиных якобы до аварийного состояния, заставляют обратить внимание на состояние зданий, которые находятся в распоряжении Государственного Музея Востока. Приводимые автором фотодокументы внутреннего двора усадьбы Луниных, где располагается основная экспозиция Музея Востока, свидетельствуют об аварийном состоянии здания, что видно невооружённым глазом без проведения экспертизы. А о заключениях экспертов по состоянию подвалов ГМВ его руководство умалчивает.
    Какой вывод напрашивается из статьи В.В. Байды? Доведя до аварийного состояния здания усадьбы Луниных на Никитском бульваре и фондохранилища музея на улице Воронцово Поле, Государственный музей Востока при поддержке Минкультуры произвёл рейдерский захват усадьбы Лопухиных, восстановленной общественностью. Таким образом при поддержке силовых структур Государственный Музей Востока решает возникшие у него проблемы с размещением экспозиции.
    Спасибо автору В.В. Байде за аргументированную своевременную статью.

  • Татьяна Бойкова16-07-2017 10:56:01

    Все что касается "грибков плесени" нам прекрасно пояснил Михаил Маратович, и добавит еще если в этом будет необходимость. Главное в том, что он действительно настоящий специалист в этой области, а не заказник типа Андрея Люфта, совершенно не разбирающийся в данных вопросах, но умеющий ловко подстроиться под заказчика. Пройдя по ссылке, заключенной в словах статьи автора: «…по фотографиям его внутреннего двора, где происходила передача Международному Центру Рерихов документации... Отдела кадров", можно увидеть множество фотографий (мы разместили только две) внутреннего двора основного здания ГМВ и его состояние. В свое время мы публиковали статью В.В. Байды с видами фондохранилища ГМВ, где и на видео, и на фото прекрасно видна основательная разруха, иначе это назвать невозможно.

    И вот эти люди говорят и пишут о каких-то неполадках в подвалах МЦР! Да они по идее и рта не смеют раскрывать на эту тему, потому что живут все время за счет подачек государства, да и то все к чему прикасаются разрушают. Станут они задумываться о том, как отремонтировать здание, в котором располагаются сами или фонды их музея, очень им это нужно, если даже в некоторых витринах пыль и грязь. Они лучше займут прекрасно отреставрированное здание, лживо вещая всем вокруг какие «страсти» творятся внутри, и которое до тех пор, пока они туда основательно въедут (допустим недопустимое) они угробят процентов на 30 как минимум.
    Ведь если отключены почти все системы, в подвалах воздух не циркулирует, и эти помещения не проветриваются, то там вырастут еще и не такие плесневые грибки, а самые настоящие грибы, особенно учитывая погодные условия этого лета. «Директор» Мкртычев вместе с компанией могли бы пока там поставить стеллажи и заняться выращиванием грибов вешенок, их хорошо принимают в магазины и рестораны даже от рядовых граждан, а уж ГМВ с их-то связями ничего не стоит договорится с перворазрядными ресторанами. Глядишь лишний доход будет, а затрат почти никаких, да и трудов не вагон.

    Читаешь подобные статьи и становится жаль таких людей как Люфт, Пузиков, последняя статья которого «Собачий инстинкт или травля по МЦР-овски» была выложена у него на сайте в этих числах, и других подобных им господ. Андрей в свое время уничтожил свой сайт, ну и хорошо, рассадник был еще тот... Ну, а теперь, как «подозревает» М. Бакланов, Люфт работает не просто так, а за определенное вознаграждение. А вот зачем все это – непонятно, но наверно это кому-то нужно и не только ГМВ с минкультом....
    Можно понять порывы газеты «Знамя Майтрейя», там всегда было полно навязчивых идей и искаженных ви`дений. Также можно понять и А.П. Пузикова, которого распирает море нереализованных амбиций и обид на то, что его личность не оценили по заслугам вышестоящие друзья, что особенно ярко демонстрируется в этой его статье. Описывая в своей статье всех по очереди, начиная с министра культуры Авдеева, Седова и Мкртычева, но с особой трепетностью он пишет о юристе ГМВ, господине Юрии Избачкове:

    «Меня поразил этот человек особой внутренней культурой. Я никогда не жалую юристов комплиментами, скорее наоборот. Не люблю я эту братию, так как много с ней сталкивался по жизни и общественной деятельности. В судах всегда обходился без адвоката. Именно поэтому меня особо контрастно удивил Юрий Сергеевич.»

    Заметим, что А. Пузиков пишет о Избачкове уже после всего, что нам о нем известно и заснято в видео, где вся его «особая внутренняя культура» (извините) так и прет наружу.
    Что уж тут говорить и нас тоже, говоря словами Андрея Павловича, «…особо контрастно удивил Юрий Сергеевич.»
    Он наотмашь бьёт женщину по лицу, о мужчине уже и не говорим, нецензурно выражается, угрожает, что всем «руки повыдергивает» (продолжать перлы его высказываний можно долго), а Пузиков нам расписывает о какой-то особо сказочной внутренней культуре этого господина. Если бы все хвалебные оды Избачкову А. Пузиков написал до того, как…, то можно было бы еще понять: кармические встречи, добрые связи в прошлых воплощениях, и с первого же взгляда, доброе расположение к этому человеку — свой какой-то…. Но после того, как Избачков себя уже показал принародно, расписывать в таких красках его внутреннюю культуру просто смешно и нелепо. Вполне естественно, что сразу возникает вопрос о полноте понимания культуры, как таковой, у самого Андрея Пузикова. Николай Константинович, вряд ли разделил такие его взгляды на область Культуры.

    Прошу прощения, что приобщила к обсуждению замечательной статьи В.В. Байды свои впечатления по статье Пузикова, но тематика и грязь льющаяся на МЦР, их сотрудников, волонтеров, дежурящих около здания музея круглые сутки и тех, кто солидарен с ними во взглядах - одинакова.

  • Светлана16-07-2017 11:52:01

    А.П.Пузикову теперь поневоле необходимо одаривать своих "работодателей"-единомышленников комплиментами, тем более он к этому разрушению сам приложил немало сил. Признать свою ошибку и раскаяться в содеянном ему не хватает смелости и духа, т.к. сознание его затуманено себялюбием и самовозвышением. Его крепко засосало в эту чёрную воронку, откуда не так то просто выбраться. Да, мне кажется, он и не пытается это сделать. А описание Избачкова - так это, на мой взгляд, вообще перевёрнутая с ног на голову характеристика, которая ни в какие адекватные разумные рамки не лезет. Их задача теперь - обелить себя, оправдать свои грязные преступления и выйти сухими из воды. Но, не получится по их, как бы ни старались. Неважно, что Люфт находится за границей, хоть на другой планете, он так же будет отвечать за свои публикации-перевёртыши, за весь вред, принесённый им в этот мир.

  • ЕЛЕНА16-07-2017 18:17:01

    "Спасибо" ВУЗу, подготовившему такого высококлассного юриста широкого профиля с "особой внутренней культурой"! За последние месяцы рейдерской практики господин Избачков побил все рекорды "культурной"
    щедрости, раздавая ее налево и направо!
    А очевидная грубая лесть Пузикова-вредителя рассчитана всего лишь на особую благосклонность "новых хоршей" в России...
    Невольно просятся слова:
    "Москва, зачем позором ты себя покрыла!"

  • Ксения16-07-2017 21:04:01

    Прочла по ссылке статью Пузикова. Сказать, что она возмутительна, это ещё ничего не сказать. Начиная с названия, в ней нет ни слова правды. Вот уж у кого - у кого, а у самого автора статьи собачий инстинкт развит. Кто-то произнёс "фасс", а он и старается изо всех сил, держит нос по ветру. Кощунственны его рассуждения об отношении Рерихов к культуре, когда такое безобразие происходит с Общественным Музеем Н.К.Рериха. А он, оправдывая всех, причастных к этому, фактически и сам в этом участвовал и участвует, обеспечивая этой статьёй поддержку в средствах массовой информации (интернет). Перевернул всё с ног на голову. Особенно "умилило" его нежное отношение к Избачкову. Возможно тот расчувствуется и пустит крокодилову слезу, прочитав такое о себе, а то всё ругают и ругают...Тяжело это при такой "внутренней культуре". Ну а Храм,"господин" Пузиков, не рухнул и не рухнет, не радуйтесь и не надейтесь, хотя и толпы безумных ходят сейчас туда. Потому что не на песке Он построен. Махатма С.Н.Рерих основал этот Храм и заложил основы деятельности, а Л.В.Шапошникова следовала Его указаниям. Не Пузикову и К. передал наследство С.Н.Рерих, не им и распоряжаться. Есть документы и есть свидетели.

  • Михаил Бакланов17-07-2017 07:05:01

    До появления этой статьи Виктора Валентиновича для меня оставалось загадкой сам факт переувлажнения подвальных помещений главного корпуса Усадьбы. Было только понятно, что в помещения поступает больше влаги, чем обычно. Что нетипично при многолетней устойчивой жизни здания, когда среднестатистические сезонные колебания влаги в земле не имели каких-либо критических выбросов. Как известно, фундамент здания выполнен из минерала известняка. По современным понятиям – отнюдь не лучший вариант во всех отношениях. Однако в 17 веке таких понятий как цемент и, соответственно, бетон, еще не существовало. Тем не менее, здание успешно простояло три сотни лет. Перед реконструкцией, проведенной МЦР в середине 90-х годов, стены здания имели явные вертикальные трещины по фронтону, что свидетельствовало о просадке или разрушении фундамента основания сооружения. Известняк как горная порода (относительно других минералов) имеет один главный недостаток – высокую гигроскопичность. При насыщении водой он становится рыхлым и теряет свою нагрузочную прочность. И, тем не менее, дом стоял, пока не попал в руки «Минтяжмаша». Вероятно, отсутствие современной гидроизоляции фундамента и нарушение многолетней устоявшейся нормы влажности почвы за счет техногенных протечек воды и привели к тому, что фундамент постепенно «поплыл». Известняк работает как губка – медленно впитывает воду из почвы и потом её также медленно отдает. Стабильность этих водообменных циклов была однажды нарушена. В результате здание пришло в аварийное состояние. Не по природным причинам, а по человеческим. Сделанная затем МЦР гидроизоляция по периметру (вертикальная и отсечная) фундамента прекратила процесс усадки здания, в том числе и нормализовалась влажность в подвалах. Произошла естественная стабилизация режима влажности фундамента и подвальных помещений. Однако выполнить донную гидроизоляцию основания строения технически нереально и контакт с грунтом остается, что в принципе предопределяет в таких случаях отсутствие полностью сухих подвалов. Излишки поступающей в основание фундамента влаги выделяются в единственно возможном прямом и самом «благоприятном» направлении – внутрь подвала. Этому также способствует перепад температур: внутри теплее, чем снаружи и когда проводятся попытки активного вентилирования подвала для снижения влажности, то здесь результат осушения зависит от устройства систем вентиляции. Не знаю, как она детально выполнена в Центре, поэтому описываю оба варианта.

    Самый простой – активное вентилирование «забортным» воздухом. Но зимой будет происходить выстуживание помещения и такие продувки частыми быть не могут. Летом будет происходить нагрев помещения, что приведет к более интенсивному извлечению влаги из стен. Кроме того, разница температур (пока не выровняется) будет способствовать увеличению влажности в помещении за счет конденсации влаги в более холодных температурных условиях (прежде всего на стенах) – работает т.н. параметр «Точки росы». После выравнивания температур вентилирование уже будет давать эффект, приближая влажность внутри к показателям параметров уличного воздуха. Как видно, такой способ вентилирования помещений имеет много недостатков и может не дать нужного эффекта, включая защиту от плесени.
    Второй вариант активного вентилирования уже базируется на принципах подачи в помещения кондиционированного воздуха с определенными температурно-влажностными параметрами. Зимой это подогретый воздух до заданного температурного климата в помещении, летом – охлажденный и осушенный воздух в обычном режиме или подогретый и осушенный в режиме просушки помещения. Дорого, но эффективно и без последующих проблем. Выбор системы активного вентилирования помещений зависит от того, что мы хотим иметь от подвальных помещений и его климатической среды. Хранилище предпочтительно иметь с низкой температурой и сухое. Если там предусмотрено постоянное пребывание людей, то нижняя планка допустимой комфортной температуры +18 градусов вполне приемлема как компромисс между пребыванием людей и подавлением микробиологической активности. Снижение влажности воздуха до 65 % уже гарантирует отсутствие грибка. Проблема застойных зон в циркуляции воздуха внутри помещений сложная – «вихрей» ведь нельзя устраивать. Застои воздуха возникают в самых опасных местах – около стен, являющихся источником выделения влаги, создавая очаги микроклимата в местах каналов поступления влаги. Здесь нужно просто оставлять между внутренним оборудованием помещений и стенами небольшое свободное пространство для циркуляции воздуха.

    Обеззараживание входящего воздуха – скорее излишняя роскошь. Её используют в случае большой контаминации микроорганизмами уличного воздуха, но это экзотика. В таких случаях не пользуются бактерицидными ультрафиолетовыми лампами (УФ-лампы). Есть фильтры тонкой очистки, в зависимости от задачи, задерживающие из воздуха частицы разного размера – от пыли до вирусов. УФ-лампы используют только в случаях обработки небольших помещений или площадей. Обеззараживание идет по двум механизмам: за счет прямого (!) облучения биообъекта коротковолновым излучением (260 нм), близким к пику поглощения ДНК, что приводит к её разрушению, и за счет «озонирования» кислорода воздуха ультрафиолетом. Озон разрушает структуру бактериальных клеток и вызывает их гибель. При обоих механизмах необходим прямой и длительный контакт (десятки минут) с этими агентами. Обеззараживание проводится в отсутствии людей - вредно(!) - в закрытом помещении, при исключении движения воздуха и с последующим проветриванием от озона. При наличии общей системы вентиляции с другими помещениями между ними должны располагаться фильтры тонкой очистки, предотвращающие распространение биоагентов из одного помещения в другие по системе вентиляции.

    Итак, Музей не испытывал особых проблем с подвалами, пока не был нарушен баланс сезонного влагопоглощения фундаментом воды из грунта. Как теперь стало понятно, источником излишнего его переувлажнения стала техногенная утечка из водоснабжающего коллектора из-за прохудившихся труб. Непредсказуемое и фатально совпавшее стечение обстоятельств. Попытки решить проблемы с излишним переувлажнением подвалов за счет вентиляции помогали мало. И сама гидроизоляция фундамента здесь или ни при чем, или не могла играть своей решающей роли при её исправности: излишнее увлажнение фундамента шло через его днище. После устранения (осень прошлого года) техногенной причины переувлажнения почвы ожидать нормализацию влажности подвалов придется два-три года за счет естественных механизмов стабилизации влажности фундамента. Попытки сейчас сушить подвал – лишние затраты с минимальным эффектом. Последствия переувлажнения стен должны сопровождаться снятием штукатурки во всем подвале, с проведением биосанации помещения. При выделении влаги из стен, она все равно будет намокать и отслаиваться. Чистая же кирпичная кладка быстрей будет просыхать и на ней при любых условиях грибок уже не появится, разве что высолы из кладочного раствора. Вот когда стены просохнут, можно думать об их оформлении как белокаменных. Грибок не живет на неорганике, как уже говорилось. А вот что за штукатурка использовалась на стенах – могу предполагать только в общем виде. Дело в том, что в большинстве шпаклевок используется органика в виде вяжущего из клеев животного происхождения. Выбор штукатурок на все случаи жизни сейчас обширен, дело за специалистами. Только не надо апеллировать к фунгицидным химическим добавкам в штукатурных смесях – век их короткий и в местах постоянного пребывания людей к использованию они не рекомендуются. Практика борьбы с биоразрушением любых видов конструктивных материалов показывает эффект только в случаях устранения условий для активного развития вредоносной флоры. Грибок при наличии оптимальных условий развития «ест» органику штукатурки, а не кирпичи. Заявления, что грибок глубоко проникает в структуру материалов – сказки. Растет, как и любой аэроб (требуется свободный кислород), только на поверхности, разрушая последовательно верхние слои. Его мицелий («корни») глубоко в материал не проникает.

    Вторая сказка в статье Люфта – о «жуткой» патогенности для человека обнаруженной микрофлоры. Правда, это не его личный миф, а взятый из заключения специалистов (которые в этом отношении всегда перестраховываются), приукрашенный Андреем и слегка раздутый для запугивания некомпетентного читателя. Тот вид гриба (один) обнаруженный при анализе, а также бактериальное осеменение (два банальных вида) конструкций в зале музея, не входят в перечень патогенных для человека даже самой низкой по опасности 4 группы возбудителей. Скорее - это типичные представители огромной «бытовой» природной армии малых форм земной жизни. Споры же обнаруженной плесени опасности для здорового человека не представляют (за исключением тех случаев, когда человека задумают специально «сунуть головой в банку» с ними и заставят дышать продолжительное время).

    Микозы возникают от других видов плесени, а аллергические реакции у склонных к такой реактивности людей могут возникнуть при контактах даже с единичными молекулами любых агентов-аллергенов. Аллергическая реакция возникает на активные, насыщенные энергией агенты (типа пыльцы, шерсти, и даже запахов), когда в организме есть энергетический перекос отдельных Центров и по сродству он еще более усиливается, транслируя всё на физическое тело. Споры – спящие зародыши будущей жизни и в ряде случаев (отдельные представители микрофлоры) опасны при прорастании в организме, давая затем микозные заболевания. Сам воздух не является местом существования микрофлоры – здесь нет условий для жизни. Это – среда для переноса микроорганизмов в благоприятное место. И когда анализы говорят об обсемененности воздуха с критерием превышения (от прописанных, а не контрольных рядом за пределами обследуемого помещения) на 10%, то это почти ничего не значит. Знаете, на бумажных купюрах чего только не находят - и не только из банальной бактериальной микрофлоры - вплоть до патогенов второй группы. Но, как я понимаю, от денежной грязи еще никто физически не заразился и не отказался от них из-за страха заболеть.

    Третья сказка более реальная – плодовые мушки из-под пола. Есть там для них условия развития – от факта не уйти. Влага, тепло и почва. А вот в условия самозарождения жизни верить со времен Луи Пастера уже не пристало: яйца мушек проносят с улицы на своей обуви сами люди. Ноги вытирать нужно лучше, или снимать уличную обувь как минимум!
    Всё описанное выше есть плод моего взгляда на рассматриваемые вопросы в рамках допустимого здесь околонаучного изложения. Если кто что вынес полезного – и на том спасибо. Только вот до сих пор встает вопрос: «А судьи кто и за что судят нас, сам Центр и его руководство?» Вопрос риторический и, всё же?

  • Лидия17-07-2017 14:14:01

    Проблема обеспечения сохранности музейных ценностей и исторических зданий существует во всем мире, не только в России, но и в той же Германии (см., например, http://www.temperierung.net/ku lturerbe-temperierung/gesundheit-durch-thermische-kondensatpr%C3%A4vention-temperierung или http://www.kunstforum.net/doc/ vdr1_2008.pdf). Поэтому «обеспокоенность» А.Люфта «наличием гибка» на стенах одного из российских, а не местных памятников архитектуры вызывает по меньшей мере удивление. Его статья, как всегда, нацелена против МЦР, но мало целиться – надо попасть, как говорится в немецкой поговорке «Zielen ist nicht genug, es gilt treffen». И тут герр Люфт явно промахнулся: обстоятельная статья Виктора Байды свидетельствует не о пренебрежительном отношении МЦР к состоянию зданий усадьбы Лопухиных, а именно о стремлении устранить проблемы, связанные с гидроизоляцией стен, неоднократном проведении реставрационных работ и новом, уже начатом, проекте устранения всех проблем с использованием технологии немецкой фирмы Remmers, что отнюдь не порадовало гражданина Германии. Вот уж действительно попал пальцем в небо!

  • Валентина Ключникова17-07-2017 16:03:01

    «А что делают эти люди? Заходим на территорию усадьбы Лопухиных или выходим из нее – толпа у забора выкрикивает в лицо: «Воры! … Не стыдно воровать!... Покажите сумки, что выносите?!».
    И это каждый день должен выслушивать человек, который просто выполняет свою работу! Человек, который не имеет никакого отношения к РД и его разборкам! Он совсем недавно принят на работу в ГМВ в качестве юриста. А эти устроили ему персональную травлю и физическую, вплоть до плевков в лицо, и в интернете! Какой человек это выдержит? И где совесть этих людей, когда они специально вырезают и размещают в интернете только кадры, где Юрий Сергеевич эмоционально отвечает им, но не показывают того, как они перед этим унижали и оскорбляли его! Моральное уродство этих людей доходит до обычного скотства. Но, все же, это люди, и мы не считаем их некими «темными», борющимися против света, как они нас. Но сектантская вера в непогрешимость своих кумиров, и откровенное манипулирование ими со стороны этих самых кумиров, доводит их до такого состояния, когда, объединенные стадной ненавистью, воспринимаемой ими самими как духовный порыв во имя справедливости, они превращаются в стаю маленьких, лающих собачек. Этих людей можно только пожалеть, ведь провоцируемый из глубины их существа собачий инстинкт, затмевает их разум и искажает образ божий, которым наделен каждый человек.
    Говоря словами Н. К. Рериха: «Не уподобимся!». И постараемся, по мере возможности, помочь и этим людям вернуть себе образ божий.» - Портал Культура . Форум «Держава Рерихов» Статья «Собачий инстинкт или травля по МЦР-овски». Андрей ПУЗИКОВ,13 июля 2017 г.

    Именно в этой оценке своих оппонентов очень убедительно и четко проявляется вся внутренняя сущность и «КУЛЬТУРНОСТЬ» написавшего вышеприведенные строки. Ни убавить, ни прибавить…. И именно таким «культурным» людям с молчаливого позволения и одобрения «власть имущих» позволено сегодня беззастенчиво и безнаказанно хозяйничать в усадьбе Лопухиных.
    Велика Россия. Много проживает в ней разного люда. Но где же истинные сотрудники культуры? Те, кто сделает нашу любимую Россию страной Великой Культуры, о которой мечтали все Рерихи…. Неужели их самоотверженный труд на благо Новой Страны, их мечты и чаяния напрасны? Неужели в России победит массовая культура и ее лозунг: «Хлеба и зрелищ»? Наша любимая Родина достойна лучшего будущего. И оно непременно настанет это лучшее будущее, вопреки всем потугам представителей старого мира.

  • Валентина17-07-2017 19:25:01

    Как представитель волонтеров, я сама не раз стояла на дозоре. И могу свидетельствовать, что юрист ГМВ "господин" Юрий Сергеевич Избачков действительно проявил себя во всей красе, показал всю свою внутреннюю культуру: и матерился, как извозчик, и руки распускал, и с машинами дежуривших у Музея воевал, и баннеры срывал. Словом - вел себя как настоящий представитель "культуры". Мои слова могут подтвердить сотрудники и волонтеры, да и все видео довольно красноречиво говорят о культурном поведении захватчиков МЦР.
    Посмотрела бы я на наших оппонентов, как бы они себя повели, если бы им принадлежащее имущество было вероломно захвачено и увезено в неизвестном направлении. И при всем при этом государственные структуры, обязанные защищать граждан своей страны, хранили бы упорное молчание, как в нашем случае.
    Но... честь и хвала защитникам МЦР. Они ведут себя достойно, зная, что защищают правое дело. И они обязательно победят, так как за ними ПРАВДА.
    Я верю в справедливость Высшего Суда. И верю в Святое Светлое Воинство под Знаменем Мира.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История РД »