М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



125 лет со дня рождения Елены Ивановны Рерих


Есть семь ключей к познанию разных предметов окружающего мира. И познавание наше событий и смысла жизни Елены Ивановны, происходящее спирально и планомерно, имеет не менее ключей. Наивно предполагать, что мы знаем сейчас достаточно о ней. С каждой, выходящей в свет, книгой, с каждым публикуемым воспоминанием нам открываются удивительные грани этого великого Человека, женщины, жизнь которой, положенная в основу книг Живой Этики, насытила собою на долгий период существования человечества наши духовные устремления и искания.

Понять человека может лишь равный сознанием. Обретая понимание великого Примера, мы возвышаемся и соприкасаемся со Сферами, где Он пребывает. Попытаемся осмотреть ближайшую эволюцию наших представлений о Елене Ивановне Рерих.

В конце 1980-х в сознании рядового рериховца существовал образ Елены Ивановны, созданный ситуацией того времени, сложившейся из, с одной стороны, необходимости постепенного раскрытия фактических данных знающими во избежание профанации, причем факты эти носили печать эпохи позднего социализма и рисовали Е. Рерих с позиции обычного биографического рассказа; с другой стороны, образ складывался из особенности человеческого сознания представлять героя по себе и превращать свои фантазии в догму. Положительными чертами представлений тех времен были строгость и возвышенность, определенная недоступность для профанов той ступени, на которую была поставлена Елена Ивановна. Из отрицательных стоит отметить излишнюю оторванность созданного образа от жизни, в силу чего попытки подражания Е. Рерих выливались в высокомерное поведение и некоторое удаление от реальности неплохих людей. Такое представление о Е. Рерих просуществовало до середины 1990-х и базировалось на данных из биографии Н. К. Рериха, книгах В. Сидорова и Ю. Ключникова. С середины 1990-х широкодоступными сделались книги из архива МЦР ("У порога Нового мира"), а затем и Музея Н. Рериха в Нью-Йорке (письма Е. Рерих, история сотрудничества с М. Асеевым), глубже раскрывающие внутренний мир Елены Ивановны, особенности некоторых переживаний, связанных с, т. н., огненным опытом. Эта новая волна фактической информации явилась первой в ряду и была инициирована как сроками, так и реакцией на ошибочную информационную политику руководства СибРО и МЦР. Во главе просветительского движения видится ведущая роль Музея Рериха в Нью-Йорке. Лёд, а вернее сусальное золото на лике Елены Ивановны было сломлено, под наплывом фактов начался неумолимый процесс реакции "очеловечивания" Е. Рерих; над сознанием рядового рериховца перестает довлеть авторитет ряда старых членов Рериховского Движения, постепенно возникает почва для публикаций иного рода.

Появляются "Дневник З. Г. Фосдик", а затем выдержки из не опубликованных доселе дневников Елены Ивановны — "Высокий Путь". Их выход в свет ознаменовал третий, качественно новый уровень понимания жизни Елены Ивановны. И, чтобы осознать всё, нам данное, придется приложить много труда. Всё пережитое должно научить нас непредубежденно и доброжелательно подходить к тем вопросам и белым пятнам, которые, несомненно, существуют.

Хочу высказать еще одно соображение. Правильное и полное представление о внутреннем мире Елены Рерих невозможно без внимательного изучения книг Агни Йоги. Быть может, наша беда в том, что пока мы не сядем прилежно изучать книги Живой Этики, мы не сможем и приблизиться к великому Облику Елены Ивановны.

В заключение приведу цитату из письма П. Ф. Беликова, относящуюся к Н. К. Рериху, которую можно вполне приложить и к жизни Е. Рерих: "Когда мне было лет тридцать, я думал, что я могу много сказать о Рерихе, и стремился к этому. Жизнь сложилась так, что вышел я на профессиональную арену с чувством, что теперь-то я могу сказать о Рерихе так, как надо, когда был на исходе пятый десяток лет. А теперь, когда мне на исходе шестой десяток, я гадаю — сумею ли я до конца жизни вообще сказать о Рерихе то, что нужно, и так, как нужно"...

 

Февраль 2004

11.11.2006 03:00АВТОР: Роман Усов | ПРОСМОТРОВ: 1071




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Елена Ивановна Рерих. Биография. Статьи. Книги. »